А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1275 posts
    • 4 comments
    • 33 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Мемориальный ансамбль на холме Сыямяги был торжественно заложен восемьдесят пять лет тому назад – и открыт спустя семь десятилетий.

Таллинн – город неспешный в целом. А по темпам возведения мемориалов – особенно.

Макет довоенного мемориала на Сыямяги. Открытка конца тридцатых годов.

Сто лет отделяют момент закладки памятника Петру I от момента открытия оказавшегося, увы, недолговечным монумента.

Восемь десятилетий потребовалось на возведение памятника Свободы – причем выстроен он в конце концов был не совсем там, где планировалось. И точно – не таким, как замышлялся изначально

Мемориальный комплекс на Сыямяги логично вписывается в этот ряд. Хотя и составляет счастливое исключение: на реализацию задуманного потребовалось «всего» семьдесят лет. Причем существующий ансамбль напоминает первоначальный замысел хотя бы в общих чертах.

Война и свиньи

Топоним «Сыямяги» — очень древний. И одновременно – относительно молодой.

На картах и планах города «официальную прописку» он получил лишь в начале двадцатых годов прошлого столетия.

До того, как Таллинн стал столицей независимого государства, в ходу было иное название – «Сеамяги»: так местность на въезде в Ревель со стороны Нарвы именовали, например, в делопроизводстве городской думы.

Созвучие тут чисто фонетическое, смысл же – диаметрально противоположный. «Сыямяги» в переводе с эстонского означает «Гора войны». «Сеамяги» же — «Гора свиней».

Говорят, бароны намеренно внедряли второй вариант названия: очень уж не хотелось, чтобы народ хранил память о восстании Юрьевой ночи, вспыхнувшем в далеком 1343 году.

И хотя изгнать захватчиков со своей земли древним эстам и не удалось, остзейские немцы воспринимали события многовековой давности достаточно болезненно.

Особенно – после революционной смуты 1905 года, когда по Эстляндии и Лифляндии, словно в XIV столетии, вновь запылали мызы.

Моральная поддержка

О том, что на восточной окраине Таллинна лежит никакая не Сеамяги, а Сыямяги, где полегло в жестокой сечи готовившееся к осаде Ревеля крестьянское ополчение, вспомнили в начале двадцатых годов.

Инициатором увековечивания памяти крупнейшего антифеодального восстания на территории Средневековой Ливонии – и одновременно крупнейшего национального, антинемецкого выступления стало Эстонское культурно-историческое общество.

С соответствующим предложением ревнители эстонской старины обратились к городским властям Таллинна летом 1926 года. Идея получила самый теплый отклик – но исключительно на уровне моральной поддержки. Денег на возведение мемориала в городской казне, увы, не было.

Это, однако, не остановило членов Эстонского культурно-исторического общества: спустя год после обращения к отцам города, они решили переходить от слов к делу.

С небес

Воскресным утром 19 июня 1927 года у дверей Реальной школы на бульваре Эстонии было непривычно многолюдно.

В половине первого по улице Кентманни двинулось шествие. Под звуки школьного духового оркестра старались шагать в ногу скауты, инвалиды Освободительной войны, активисты Культурно-исторического общества.

Торжественную церемонию закладки памятника почтили своим присутствием директор управления государственным школами Оллик, генерал Уньт, советник горуправы Вейдерман. Последний сообщил о решении городских властей преобразовать местность в народный парк.

Закладка мемориала была произведена более чем эффектно: венок на место будущего монумента в буквальном смысле «упал с небес». Точнее – был сброшен с военного аэроплана точно на гранитный валун, избранный на роль символического краеугольного камня.

«После посадки семи дубов участвовавшие в акте, один за другим», прошли перед памятником, высекая молотом на пьедестале число «1343» — год гибели первых жертв», – писали на следующий день «Вести дня».

Выше Олевисте

Марши на Сыямяги патриотически настроенные таллиннцы продолжали совершать и в последующие годы, однако на том дело и застопорилось.

Лишь в 1933 году было создано общество благоустройства Сыямяги, которое взялось за организацию конкурса проектов будущего мемориального ансамбля.

На следующий год были подведены его итоги. Победителем стал проект архитектора Йохана Острата. Подкорректированный к марту 1936-го, он и по сей день завораживает масштабностью своего замысла.
На пяти гектарах должна была быть разбита площадь, способная принять до восемнадцати тысяч участников памятных церемоний. Портик с колоннами, под сенью которого должны были быть установлены урны с прахом национальных героев, огибал ее подковой.

Композиционным центром ансамбля становился вечный огонь. Точнее, целых два огня. Один – горящий у могилы Неизвестного солдата. Второй – вознесенный на высоту стотридцатиметровой башни: в ясную погоду различим он должен был быть даже с финского берега.

На вершине башни планировалось создать также снабженную лифтом смотровую площадку. Газеты писали, что речь идет о самом высоком здании во всей Эстонии – на семь метров выше колокольни Олевисте!

На реализацию амбициозных планов требовались не только средства, но и время. Потому открытие памятника решили запланировать на 1943 год – пятисотую годовщину Восстания Юрьевой ночи и битвы на Сыямяги.

Забвение

Казалось бы, все идет своим чередом: уже в 1937 году город провел на Сыямяги первую очередь работ по озеленению, задействовав от тридцати до сорока работников.

Еще в мае предшествующего года была заложена традиция посадки в будущей «Дубраве памяти» «именных» дубов: деревца тут успели посадить президент Константин Пятс, главнокомандующий Йохан Лайдонер, политик Яан Тыниссон.

Тревожным предзнаменованием стала зима 1939-40 годов: небывалые морозы погубили большую часть молодых саженцев. То, что пощадила природа, не сберегли люди: в ходе наступления на Таллинн частей вермахта в августе сорок первого дубрава сгорела почти полностью…

Отмечать пятисотлетие восстания Юрьевой ночи в оккупированной нацисткой Германии Эстонии было делом немыслимым. Но и после восстановления советской власти о строительстве «буржуазного» монумента на Сыямяги было приказано забыть.

Территория будущего мемориального ансамбля начала застраиваться гаражами и хозяйственными постройками. Незастроенное пространство покрылось безликим кустарником.

О былом замысле, кажется, напоминали лишь пылящиеся у коллекционеров открытки с проектом нереализованного монумента: выпущены они были для сбора средств еще до войны.

Второе дыхание

Мало кто догадывался, что сохранились еще два напоминания: один из посаженых в 1927 году дубов и установленный тогда же камень с датой начала восстания.

Память о них сохранил член краеведческого кружка при Таллиннском городском музее, работник треста по озеленению Карл Лаане. И не просто сохранил, но опубликовал осенью 1960 года заметку в газете Õhtuleht.

Минуло еще три года – и на Сыямяги возобновилась традиция высадки молодых дубков. Приурочивали ее к предпоследним выходным апреля: вроде, как и в рамках «коммунистических субботников», а с другой стороны – поближе к дате начала восстания.

О Сыямяги – пускай и бегло, в разделе, посвященном средневековому прошлому города – начали упоминать путеводители по Таллинну. Но вопрос о строительстве памятника не поднимался: о событиях Юрьевой ночи «по умолчанию» вспоминали в Пайде, где рыцарями были предательски убиты четыре крестьянских предводителя.

Карл Лане скончался на закате советской власти – в 1986 году. Через пять лет идея возобновления строительства заложенного во времена независимости мемориального ансамбля обрела второе дыхание.

Дуга и башня

Вновь вдохнул его в проект, о котором в начале девяностых помнили, похоже, разве что старожилы и специалисты по истории города, владелец расположенной на Сыямяги гостиницы «Susi» Юри Уппин.

Вначале появился меч: огромный, кованый, вонзенный острием в землю, он появился на Сыямяги 24 апреля 1997 года. В последний день 1999-го к нему добавилась высеченная в граните мужская голова в стилизованном солдатском шлеме – памятник всем эстонцам, павшим в войнах уходящего ХХ столетия.

Основная часть мемориала была открыта в начале февраля 2007 года: пятнадцатиколонный портик изгибается дугой не хуже, чем на довоенном проекте, а над ней возвышается башня с мемориальным огнем. Назвать его вечным, увы, невозможно: зажигается он с заходом солнца и гаснет на восходе.

Правда вышка, спроектированная архитекторами Фердинандом Мяллом и Аларом Орувеэ, оказалась на сто метров ниже своей так и нереализованной довоенной предшественницы: свет ее не различить не только из Финляндии, но и даже из центра города…

На роль «главного памятника страны», как мечтали инициаторы его сооружения восемьдесят пять лет тому назад, нынешний парк Юрьевой ночи не претендует. Хотя мог бы: замысел мемориала оригинальнее, чем приснопамятного Креста Свободы.

* * *

Оказавшись ненароком на Сыямяги, не поленитесь подойти к вонзенному в землю мечу. Камень у его основания помнит торжества 19 июня далекого 1927 года.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Всё хорошо, Таллин 1992 / Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992

Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Всё хорошо, Таллин, 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992. Vennaskond "Kõik on hea". ...

Читать дальше...

Таллинская весна 1960 года. Столица Эстонии ровно 60 лет назад.

В том году, то есть ровно 60 лет назад, кардинально изменился облик таллиннского Певческого поля вследствие того, что было построено ...

Читать дальше...

Таксофоны.

ФОТО: Lembit Soonpere, Eesti Filmiarhiiv

Эстония в советские годы: вещи, о которых многие из нас уже не помнят

В то время, когда люди старшего поколения ищут свои трудовые книжки, молодым людям стоит напомнить о вещах и явлениях, которые ...

Читать дальше...

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

От казематов к музейным залам: вчера и сегодня бастионных ходов Таллина

Десять лет назад одним белым пятном на карте Таллинна стало меньше: для посетителей открылись подземные ходы, скрытые в недрах бывшего ...

Читать дальше...

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

Восемь столетий Таллинна: век пятнадцатый, каменный

Век пятнадцатый – от основания же города третий – применительно к таллиннской истории по праву можно именовать «каменным». Не в том, ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Эстония - страна интеллигентная и культурная. Причём это не "культур-мультур" Питера, и не московская показуха вечерних нарядов. Например, гастроли какой-нибудь театральной труппы или премьера собственного спектакля - общегородское событие. И собираются на него и стар, и млад, и беден, и олигарх. Серьёзно. Таллинн, кстати - эдакий "российский голливуд", точнее, его натурная съёмочная площадка. Потрясающие задники для любых исторических и не очень киноэпосов. Каких только фильмов здесь не снималось... А ещё Таллинн очень популярен у фотографов. Здесь можно поймать миллионы "вкусных" моментов. И поэтому в книжных магазинах наряду с "открыточно-достопримечательными" книгами по Таллинну продаются авторские фотоальбомы многих известных фотохудожников. Эстония - ещё в советские годы была "не от соцмира сего". Эдакий налёт отстранённости присутствовал. А сейчас - и подавно совсем европейская страна стала.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!