Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.6 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Мемориальный ансамбль на холме Сыямяги был торжественно заложен восемьдесят пять лет тому назад – и открыт спустя семь десятилетий.

Таллинн – город неспешный в целом. А по темпам возведения мемориалов – особенно.

Макет довоенного мемориала на Сыямяги. Открытка конца тридцатых годов.

Сто лет отделяют момент закладки памятника Петру I от момента открытия оказавшегося, увы, недолговечным монумента.

Восемь десятилетий потребовалось на возведение памятника Свободы – причем выстроен он в конце концов был не совсем там, где планировалось. И точно – не таким, как замышлялся изначально

Мемориальный комплекс на Сыямяги логично вписывается в этот ряд. Хотя и составляет счастливое исключение: на реализацию задуманного потребовалось «всего» семьдесят лет. Причем существующий ансамбль напоминает первоначальный замысел хотя бы в общих чертах.

Война и свиньи

Топоним «Сыямяги» — очень древний. И одновременно – относительно молодой.

На картах и планах города «официальную прописку» он получил лишь в начале двадцатых годов прошлого столетия.

До того, как Таллинн стал столицей независимого государства, в ходу было иное название – «Сеамяги»: так местность на въезде в Ревель со стороны Нарвы именовали, например, в делопроизводстве городской думы.

Созвучие тут чисто фонетическое, смысл же – диаметрально противоположный. «Сыямяги» в переводе с эстонского означает «Гора войны». «Сеамяги» же — «Гора свиней».

Говорят, бароны намеренно внедряли второй вариант названия: очень уж не хотелось, чтобы народ хранил память о восстании Юрьевой ночи, вспыхнувшем в далеком 1343 году.

И хотя изгнать захватчиков со своей земли древним эстам и не удалось, остзейские немцы воспринимали события многовековой давности достаточно болезненно.

Особенно – после революционной смуты 1905 года, когда по Эстляндии и Лифляндии, словно в XIV столетии, вновь запылали мызы.

Моральная поддержка

О том, что на восточной окраине Таллинна лежит никакая не Сеамяги, а Сыямяги, где полегло в жестокой сечи готовившееся к осаде Ревеля крестьянское ополчение, вспомнили в начале двадцатых годов.

Инициатором увековечивания памяти крупнейшего антифеодального восстания на территории Средневековой Ливонии – и одновременно крупнейшего национального, антинемецкого выступления стало Эстонское культурно-историческое общество.

С соответствующим предложением ревнители эстонской старины обратились к городским властям Таллинна летом 1926 года. Идея получила самый теплый отклик – но исключительно на уровне моральной поддержки. Денег на возведение мемориала в городской казне, увы, не было.

Это, однако, не остановило членов Эстонского культурно-исторического общества: спустя год после обращения к отцам города, они решили переходить от слов к делу.

С небес

Воскресным утром 19 июня 1927 года у дверей Реальной школы на бульваре Эстонии было непривычно многолюдно.

В половине первого по улице Кентманни двинулось шествие. Под звуки школьного духового оркестра старались шагать в ногу скауты, инвалиды Освободительной войны, активисты Культурно-исторического общества.

Торжественную церемонию закладки памятника почтили своим присутствием директор управления государственным школами Оллик, генерал Уньт, советник горуправы Вейдерман. Последний сообщил о решении городских властей преобразовать местность в народный парк.

Закладка мемориала была произведена более чем эффектно: венок на место будущего монумента в буквальном смысле «упал с небес». Точнее – был сброшен с военного аэроплана точно на гранитный валун, избранный на роль символического краеугольного камня.

«После посадки семи дубов участвовавшие в акте, один за другим», прошли перед памятником, высекая молотом на пьедестале число «1343» — год гибели первых жертв», – писали на следующий день «Вести дня».

Выше Олевисте

Марши на Сыямяги патриотически настроенные таллиннцы продолжали совершать и в последующие годы, однако на том дело и застопорилось.

Лишь в 1933 году было создано общество благоустройства Сыямяги, которое взялось за организацию конкурса проектов будущего мемориального ансамбля.

На следующий год были подведены его итоги. Победителем стал проект архитектора Йохана Острата. Подкорректированный к марту 1936-го, он и по сей день завораживает масштабностью своего замысла.
На пяти гектарах должна была быть разбита площадь, способная принять до восемнадцати тысяч участников памятных церемоний. Портик с колоннами, под сенью которого должны были быть установлены урны с прахом национальных героев, огибал ее подковой.

Композиционным центром ансамбля становился вечный огонь. Точнее, целых два огня. Один – горящий у могилы Неизвестного солдата. Второй – вознесенный на высоту стотридцатиметровой башни: в ясную погоду различим он должен был быть даже с финского берега.

На вершине башни планировалось создать также снабженную лифтом смотровую площадку. Газеты писали, что речь идет о самом высоком здании во всей Эстонии – на семь метров выше колокольни Олевисте!

На реализацию амбициозных планов требовались не только средства, но и время. Потому открытие памятника решили запланировать на 1943 год – пятисотую годовщину Восстания Юрьевой ночи и битвы на Сыямяги.

Забвение

Казалось бы, все идет своим чередом: уже в 1937 году город провел на Сыямяги первую очередь работ по озеленению, задействовав от тридцати до сорока работников.

Еще в мае предшествующего года была заложена традиция посадки в будущей «Дубраве памяти» «именных» дубов: деревца тут успели посадить президент Константин Пятс, главнокомандующий Йохан Лайдонер, политик Яан Тыниссон.

Тревожным предзнаменованием стала зима 1939-40 годов: небывалые морозы погубили большую часть молодых саженцев. То, что пощадила природа, не сберегли люди: в ходе наступления на Таллинн частей вермахта в августе сорок первого дубрава сгорела почти полностью…

Отмечать пятисотлетие восстания Юрьевой ночи в оккупированной нацисткой Германии Эстонии было делом немыслимым. Но и после восстановления советской власти о строительстве «буржуазного» монумента на Сыямяги было приказано забыть.

Территория будущего мемориального ансамбля начала застраиваться гаражами и хозяйственными постройками. Незастроенное пространство покрылось безликим кустарником.

О былом замысле, кажется, напоминали лишь пылящиеся у коллекционеров открытки с проектом нереализованного монумента: выпущены они были для сбора средств еще до войны.

Второе дыхание

Мало кто догадывался, что сохранились еще два напоминания: один из посаженых в 1927 году дубов и установленный тогда же камень с датой начала восстания.

Память о них сохранил член краеведческого кружка при Таллиннском городском музее, работник треста по озеленению Карл Лаане. И не просто сохранил, но опубликовал осенью 1960 года заметку в газете Õhtuleht.

Минуло еще три года – и на Сыямяги возобновилась традиция высадки молодых дубков. Приурочивали ее к предпоследним выходным апреля: вроде, как и в рамках «коммунистических субботников», а с другой стороны – поближе к дате начала восстания.

О Сыямяги – пускай и бегло, в разделе, посвященном средневековому прошлому города – начали упоминать путеводители по Таллинну. Но вопрос о строительстве памятника не поднимался: о событиях Юрьевой ночи «по умолчанию» вспоминали в Пайде, где рыцарями были предательски убиты четыре крестьянских предводителя.

Карл Лане скончался на закате советской власти – в 1986 году. Через пять лет идея возобновления строительства заложенного во времена независимости мемориального ансамбля обрела второе дыхание.

Дуга и башня

Вновь вдохнул его в проект, о котором в начале девяностых помнили, похоже, разве что старожилы и специалисты по истории города, владелец расположенной на Сыямяги гостиницы «Susi» Юри Уппин.

Вначале появился меч: огромный, кованый, вонзенный острием в землю, он появился на Сыямяги 24 апреля 1997 года. В последний день 1999-го к нему добавилась высеченная в граните мужская голова в стилизованном солдатском шлеме – памятник всем эстонцам, павшим в войнах уходящего ХХ столетия.

Основная часть мемориала была открыта в начале февраля 2007 года: пятнадцатиколонный портик изгибается дугой не хуже, чем на довоенном проекте, а над ней возвышается башня с мемориальным огнем. Назвать его вечным, увы, невозможно: зажигается он с заходом солнца и гаснет на восходе.

Правда вышка, спроектированная архитекторами Фердинандом Мяллом и Аларом Орувеэ, оказалась на сто метров ниже своей так и нереализованной довоенной предшественницы: свет ее не различить не только из Финляндии, но и даже из центра города…

На роль «главного памятника страны», как мечтали инициаторы его сооружения восемьдесят пять лет тому назад, нынешний парк Юрьевой ночи не претендует. Хотя мог бы: замысел мемориала оригинальнее, чем приснопамятного Креста Свободы.

* * *

Оказавшись ненароком на Сыямяги, не поленитесь подойти к вонзенному в землю мечу. Камень у его основания помнит торжества 19 июня далекого 1927 года.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!