А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллинн - всегда был и остается одним из старейших ганзейских городов, справедливо величая себя одним из «прекрасно сохранившихся средневековых европейских городов», прекрасно сочетая средневековые церкви и дома в готическом стиле с современной инфраструктурой.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1191 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Аппарат тяжелее воздуха впервые оторвался от таллиннской земли ровно сто лет тому назад – 2 (15) июня 1912 года.

За штурвалом аэроплана находился легендарный Сергей Уточкин, один из пионеров новоявленного «чуда ХХ века» — авиации.
Как и большинство современников, рождение эры авиации жители губернского города Ревеля не заметили.

За гранью сфер

 

Местные газеты в конце 1903 года писали о чем угодно – от предстоящего столетия Фридриха Рейнхольда Крейцвальда до одолевшей римского папу бессонницы – но только не о полете братьев Райт.

Первую демонстрацию аэроплана в Российской Империи – полеты французского летчика Жоржа Леганье над варшавским ипподромом 3-5 сентября 1909 года – ревельские издания тоже оставили без особого внимания.

Но уже через полтора года явно одумались: и русские, и эстонские, и немецкие газеты сокрушались – жителей соседних Петербурга и Риги аэропланом в небе не удивишь, а нас, дескать, все только «кормят обещаниями». Оставалось только завидовать – да ждать, когда технический прогресс обратит свое внимание на Ревель.

«Воздухоплаванье теперь
Надолго будет модно,
Ему уже открыта дверь
В Европе где угодно,

Летает немец Цеппелин,
Француз Фарман летает,
Летал писатель наш Куприн,
Что «Ямы» сочиняет.

Летает Уточкин, Жильбер
По воздуху свободно.
Они за грани наших сфер
Уйдут, когда угодно»,

— писали «Ревельские известия».

На слуху

Фамилия Уточкина в зарифмованной рекламе Шустовского коньяка появилась не только стихотворного размера ради.

Уроженец Одессы был в обществе на слуху: один из первых российских футболистов, боксер, конькобежец, вело- и автогонщик в культовую фигуру окончательно превратился после того, как сел за штурвал самолета.

Впервые это произошло в марте 1910 года – причем машину он поднял в воздух на свой страх и риск, без какой-либо подготовки. Летом последовали первые демонстрационные полеты в Центральной России, в следующем году – на Украине.

Лето 1911-го могло оказаться для летчика роковым – он едва не погиб во время перелета из Санкт-Петербурга в Москву. Но уже следующей весной объявил о начале большего общероссийского турне.

Города нынешней Эстонии были включены в его программу – к вящей радости местных поклонников авиации.

Юрьевский успех 

Первым на пути прославленного авиатора лежал Юрьев – нынешний Тарту: 27 апреля 1912 года пилотируемый Уточкиным аэроплан взмыл над крышами поместья Раади.

Два дня полетов принесли свыше трех тысяч рублей прибыли. С учетом стоимости билета на летное поле — от 40 копеек до рубля, можно подсчитать: подивиться зрелищу пришел едва ли не каждый десятый горожанин.

Организаторов тартуский успех воодушевлял, а вот ревельским властям явно добавлял беспокойства и головной боли. Городской полицмейстер даже опубликовал распоряжение, согласно которому движения каких-либо транспортных средств, за исключением конки, в районе будущих полетов должно быть запрещено.

Меры предосторожности на случай возможной давки оказались преждевременными: 19 мая, как было объявлено заранее, Уточкин в Ревель не прибыл. Но отнюдь не по вине местных организаторов, как уверяли поползшие по городу слухи. Предполагаемая жадность импресарио была совершенно ни при чем.

Летчика постигла очередная авария: во время демонстрационного полета на гидросамолете в окрестностях столицы он чуть было не «приводнился» на лодку со зрителями. Резко взяв вправо, он зацепил крылом аэроплана за буй, «что имело для аппарата печальные последствия».

Добраться до Ревеля Уточкин смог с недельным опозданием – не раньше пятницы, 1 июня.

Погода подвела

«Стояла ясная погода,
Рябило солнце на волнах,
В аэроплане с Ласнамяги
Я птицей в небо взмыл во снах», —
делился сокровенными мечтами анонимный автор на первой полосе газеты Päevaleht накануне ожидаемого полета Уточкина.

Реальность, увы, оказалась не столь радужной. «К несчастью, погода совершенно не благоприятствовала полетам, – сокрушались «Ревельские известия». – Ветер дул очень сильный и день был пасмурным. Хотя ко времени полетов прояснилось, ветер дул с прежней силой».

Вероятно, ненастье заставило большинство «чистой публики» остаться в тот день дома: места на скамьях импровизированного «аэродрома», устроенного в саду на отрезке дороги за дачей Глой в Екатеринентале, пустовали. Зато не было недостатка в тех, кто пытался разглядеть хоть что-то сквозь щели наспех выстроенного забора.

Увидеть посчастливилось не много. «Уточкин два раза пробовал подниматься и ограничился только перелетом с одного конца аэродрома на другой, что продолжалось едва ли больше полутора-двух минут в оба раза», – продолжали «Ревельские известия».

Попытка пролететь над морем успехом не увенчалась: порыв ветра завалил аэроплан на крыло, и, чуть отделившись от земли, он рухнул в воду. Под хохот и свист зрителей незадачливого пилота вытащили на берег.

С помощью веревок вытянули с мелководья и его самолет. И хотя Уточкин заверил, что фиаско никак не повлияет на завтрашнюю программу, неудачи преследовали его. Полеты в воскресенье 3 июня не состоялись: погода подвела.

Придти и увидеть 

…Новая рабочая неделя для приказчика магазина печатных и швейных машинок Фридриха Николаи начиналась непросто: разочарованные горожане потянулись сдавать приобретенные накануне билеты «на Уточкина».

Авиатору не осталось ничего иного, как пообещать повтор полетов ровно через неделю и гарантировать, что за забор «аэродрома» будут пускать по билетам, приобретенным накануне. Кроме того, всем желающим предлагалось придти и посмотреть на аэроплан, стоящий на летном поле.

Последнее, надо сказать, было рискованным шагом. «Фарман» Уточкина представлял собой «летающую этажерку» в буквальном смысле – обтянутый материей деревянный каркас. Проковырять в обшивке дыру было для тогдашних хулиганов делом чести: «штопать» аэроплан пилоту приходилось порой непосредственно перед взлетом.

Добровольцы Пожарного общества и культурно-спортивного общества «Лоотус» взялись поддерживать порядок у самолета. Оставалось ждать выходных – и надеяться на летную погоду.

Три или десять 

«Первый опыт полетов и последующие «объяснения» Уточкина с публикой вселили в горожан недоверие и вызвали в конце недели разговоры: покажет Уточкин полет или «попытку полета»?» — беспокоился Päevaleht.

Любопытство, впрочем, победило недоверие. К 7 часам вечера в субботу 9 июня в Екатериненталь устремилась публика. Вагоны конки брали штурмом, а около памятника «Русалке» образовался затор из частных экипажей и пролеток извозчиков.

«На аэродроме собралась около тысячи человек, но большинство толпилось за оградой, лезло на деревья и заборы, карабкалось на крыши и башенки домов, – продолжало издание. – Море потемнело от лодок, парусников и прочих плавсредств, словно программа строительства Балтийского флота исполнилась за ночь».

Погода благоволила авиатору: ветер улегся полностью, и в половине восьмого Уточкин взобрался в кресло пилота. «И вот – винт сзади него раскручивают и – с сильным ревом «Фарман» катится на колесах по земле, вдруг поднимается вершков на двадцать, чуть сбавляет высоту, делая первый круг», – восторженно свидетельствовал корреспондент.

Описав круг над садом, биплан устремился в сторону набережной, под аплодисменты сидящей в лодках публики качнул крыльями и вернулся на аэродром. «Перелет» занял от двух до трех минут – засечь точное время старта очарованные зрители не удосужились. Брат пилота доказывал, что в воздухе аппарат пробыл все восемь минут…

В тот вечер Уточкин поднимался в небо трижды. Во время последнего полета у авиатора стал развязываться ремень на ботинке – и он, к восторгу зрителей, взялся затянуть пряжку прямо в воздухе. А вот аттракцион «письма с неба» почему-то так и остался невыполненным.

«Всю заявленную программу Уточкин не отлетал, но ведь летал же, – рассуждал двумя днями позже Päevaleht. – И какая разница, три полета или десять? С этой мыслью публика стала покидать сад, пробиваясь сквозь толпы зевак и прокладывая путь домой».

* * *

«Мы полагаем, что Ревель представляет много удобств для полетов, так как здесь нет сильных и неожиданных воздушных течений с резкими переменами, которые так тормозят полеты в Петербурге и Гатчине. Авиационной школе подобало бы быть в Ревеле…»

Со столь оптимистичным прогнозом «Ревельские известия» выступили 17 июля 1912 – через неделю после демонстрационных полетов, устроенных нидерландским авиатором Хильгерсом на моноплане «Фоккер».

Дело, по мнению газеты, оставалось за малым: стоит только выкорчевать пни на Ныммеском ипподроме да утрамбовать песок. Никаких иных препятствий развитию авиации в Таллинне столетней давности, вероятно, не имелось.

Центром обучения пилотов Ревель под властью российских монархов стать не успел. Как не удосужился, впрочем, за минувшее столетие увековечить память того, кто впервые поднялся в таллиннское небо – Сергея Уточкина.

Подождем следующей круглой даты?

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

Ходы, фундаменты, пороховой погреб бастион Сконе в Таллине, раскрывает секреты.

Что скрывает внутри себя самый большой из пояса былых таллиннских бастионов и какой была его биография на протяжении последних трех ...

Читать дальше...

Барон Николай фон Глен сам спроектировал замок и принимал активное участие в его строительстве. Фото: Вадим Анцупов

Таллиннский район Нымме — город, который построил Глен

Один из самых зелёных районов Таллинна — Нымме — когда-то был самостоятельным городом и престижным местом отдыха. Город Нымме был ...

Читать дальше...

Как Петр I в Ревеле мызы покупал

В начале 18 века, после первого посещения Ревеля, Петр I полюбил этот город и вместе с супругой и светлейшим князем ...

Читать дальше...

В конце года в Кадриоргском дворце состоялась презентация весьма объемного труда Игоря Коробова «Эстляндское имматрикулированное дворянство».

Разоблачение Михельсона, в новой книге Эстляндское имматрикулированное дворянство

В конце декабря в Таллинне состоялось событие, которого многие – по вполне понятным причинам – не заметили. Предпраздничная пора – ...

Читать дальше...

Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.

Уникальное, без преувеличения, издание на русском языке посвященное истории Эстляндского рыцарства, увидело свет в Таллинне.

От самого слова «гербовник» веет почтенностью, седой стариной и сладковатым запахом пыли. Ему бы стоять в архивном зале Национальной библиотеки, рядом ...

Читать дальше...

«Вилсанди», «Стенсо» и «Ханси»: эстонские суда на Дороге Жизни

Три четверти века назад — 19 ноября 1944 года — завершился один из самых трагических эпизодов Второй мировой войны: была ...

Читать дальше...

Замок Ангерн - малый замок Ливонского Ордена

   В средневековой Ливонии было не так уж и мало замков. На территории современной Латвии их было 152, на территории нынешней ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Таллина в преддверии 1968 года

Если главной площадью страны считается площадь некогда именовавшаяся Петровской, то главной площадью города без всякого сомнения мы воспринимаем, Ратушную, а ...

Читать дальше...

Как выглядел рабоче-крестьянский костюм в 13-14 святых веках?

     Разнообразия для люда служивого и деревенского особо не было. Во второй половине 14 века, можем выделить особую моду у горожан. ...

Читать дальше...

Легенды Таллина: ул. Ратаскаэву 16. Хуго, домовладелец, у которого справлял свадьбу Дьявол.

     Легенды древнего города Таллина. История седьмая: Улица Ратаскаэву 16 (Колодезная). Хуго, домовладелец, у которого справлял свадьбу Дьявол... Каждую неделю, по средам, ...

Читать дальше...

Самая первая елка на Ратушной площади Таллинна глазами популярного в довоенной Эстонии карикатуриста Гори (Велло Агори). Первая полоса номера газеты "Rahvaleht" за 18 декабря 1928 года.

«Это ель господ-коммерсантов...»: девяносто лет елочной премьеры в Таллине

У елки на Ратушной площади Таллинна — достойный юбилей: ровно девяносто лет назад она была установлена здесь впервые. Современному таллиннцу, не ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!