А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Аппарат тяжелее воздуха впервые оторвался от таллиннской земли ровно сто лет тому назад – 2 (15) июня 1912 года.

За штурвалом аэроплана находился легендарный Сергей Уточкин, один из пионеров новоявленного «чуда ХХ века» — авиации.
Как и большинство современников, рождение эры авиации жители губернского города Ревеля не заметили.

За гранью сфер

 

Местные газеты в конце 1903 года писали о чем угодно – от предстоящего столетия Фридриха Рейнхольда Крейцвальда до одолевшей римского папу бессонницы – но только не о полете братьев Райт.

Первую демонстрацию аэроплана в Российской Империи – полеты французского летчика Жоржа Леганье над варшавским ипподромом 3-5 сентября 1909 года – ревельские издания тоже оставили без особого внимания.

Но уже через полтора года явно одумались: и русские, и эстонские, и немецкие газеты сокрушались – жителей соседних Петербурга и Риги аэропланом в небе не удивишь, а нас, дескать, все только «кормят обещаниями». Оставалось только завидовать – да ждать, когда технический прогресс обратит свое внимание на Ревель.

«Воздухоплаванье теперь
Надолго будет модно,
Ему уже открыта дверь
В Европе где угодно,

Летает немец Цеппелин,
Француз Фарман летает,
Летал писатель наш Куприн,
Что «Ямы» сочиняет.

Летает Уточкин, Жильбер
По воздуху свободно.
Они за грани наших сфер
Уйдут, когда угодно»,

— писали «Ревельские известия».

На слуху

Фамилия Уточкина в зарифмованной рекламе Шустовского коньяка появилась не только стихотворного размера ради.

Уроженец Одессы был в обществе на слуху: один из первых российских футболистов, боксер, конькобежец, вело- и автогонщик в культовую фигуру окончательно превратился после того, как сел за штурвал самолета.

Впервые это произошло в марте 1910 года – причем машину он поднял в воздух на свой страх и риск, без какой-либо подготовки. Летом последовали первые демонстрационные полеты в Центральной России, в следующем году – на Украине.

Лето 1911-го могло оказаться для летчика роковым – он едва не погиб во время перелета из Санкт-Петербурга в Москву. Но уже следующей весной объявил о начале большего общероссийского турне.

Города нынешней Эстонии были включены в его программу – к вящей радости местных поклонников авиации.

Юрьевский успех 

Первым на пути прославленного авиатора лежал Юрьев – нынешний Тарту: 27 апреля 1912 года пилотируемый Уточкиным аэроплан взмыл над крышами поместья Раади.

Два дня полетов принесли свыше трех тысяч рублей прибыли. С учетом стоимости билета на летное поле — от 40 копеек до рубля, можно подсчитать: подивиться зрелищу пришел едва ли не каждый десятый горожанин.

Организаторов тартуский успех воодушевлял, а вот ревельским властям явно добавлял беспокойства и головной боли. Городской полицмейстер даже опубликовал распоряжение, согласно которому движения каких-либо транспортных средств, за исключением конки, в районе будущих полетов должно быть запрещено.

Меры предосторожности на случай возможной давки оказались преждевременными: 19 мая, как было объявлено заранее, Уточкин в Ревель не прибыл. Но отнюдь не по вине местных организаторов, как уверяли поползшие по городу слухи. Предполагаемая жадность импресарио была совершенно ни при чем.

Летчика постигла очередная авария: во время демонстрационного полета на гидросамолете в окрестностях столицы он чуть было не «приводнился» на лодку со зрителями. Резко взяв вправо, он зацепил крылом аэроплана за буй, «что имело для аппарата печальные последствия».

Добраться до Ревеля Уточкин смог с недельным опозданием – не раньше пятницы, 1 июня.

Погода подвела

«Стояла ясная погода,
Рябило солнце на волнах,
В аэроплане с Ласнамяги
Я птицей в небо взмыл во снах», —
делился сокровенными мечтами анонимный автор на первой полосе газеты Päevaleht накануне ожидаемого полета Уточкина.

Реальность, увы, оказалась не столь радужной. «К несчастью, погода совершенно не благоприятствовала полетам, – сокрушались «Ревельские известия». – Ветер дул очень сильный и день был пасмурным. Хотя ко времени полетов прояснилось, ветер дул с прежней силой».

Вероятно, ненастье заставило большинство «чистой публики» остаться в тот день дома: места на скамьях импровизированного «аэродрома», устроенного в саду на отрезке дороги за дачей Глой в Екатеринентале, пустовали. Зато не было недостатка в тех, кто пытался разглядеть хоть что-то сквозь щели наспех выстроенного забора.

Увидеть посчастливилось не много. «Уточкин два раза пробовал подниматься и ограничился только перелетом с одного конца аэродрома на другой, что продолжалось едва ли больше полутора-двух минут в оба раза», – продолжали «Ревельские известия».

Попытка пролететь над морем успехом не увенчалась: порыв ветра завалил аэроплан на крыло, и, чуть отделившись от земли, он рухнул в воду. Под хохот и свист зрителей незадачливого пилота вытащили на берег.

С помощью веревок вытянули с мелководья и его самолет. И хотя Уточкин заверил, что фиаско никак не повлияет на завтрашнюю программу, неудачи преследовали его. Полеты в воскресенье 3 июня не состоялись: погода подвела.

Придти и увидеть 

…Новая рабочая неделя для приказчика магазина печатных и швейных машинок Фридриха Николаи начиналась непросто: разочарованные горожане потянулись сдавать приобретенные накануне билеты «на Уточкина».

Авиатору не осталось ничего иного, как пообещать повтор полетов ровно через неделю и гарантировать, что за забор «аэродрома» будут пускать по билетам, приобретенным накануне. Кроме того, всем желающим предлагалось придти и посмотреть на аэроплан, стоящий на летном поле.

Последнее, надо сказать, было рискованным шагом. «Фарман» Уточкина представлял собой «летающую этажерку» в буквальном смысле – обтянутый материей деревянный каркас. Проковырять в обшивке дыру было для тогдашних хулиганов делом чести: «штопать» аэроплан пилоту приходилось порой непосредственно перед взлетом.

Добровольцы Пожарного общества и культурно-спортивного общества «Лоотус» взялись поддерживать порядок у самолета. Оставалось ждать выходных – и надеяться на летную погоду.

Три или десять 

«Первый опыт полетов и последующие «объяснения» Уточкина с публикой вселили в горожан недоверие и вызвали в конце недели разговоры: покажет Уточкин полет или «попытку полета»?» — беспокоился Päevaleht.

Любопытство, впрочем, победило недоверие. К 7 часам вечера в субботу 9 июня в Екатериненталь устремилась публика. Вагоны конки брали штурмом, а около памятника «Русалке» образовался затор из частных экипажей и пролеток извозчиков.

«На аэродроме собралась около тысячи человек, но большинство толпилось за оградой, лезло на деревья и заборы, карабкалось на крыши и башенки домов, – продолжало издание. – Море потемнело от лодок, парусников и прочих плавсредств, словно программа строительства Балтийского флота исполнилась за ночь».

Погода благоволила авиатору: ветер улегся полностью, и в половине восьмого Уточкин взобрался в кресло пилота. «И вот – винт сзади него раскручивают и – с сильным ревом «Фарман» катится на колесах по земле, вдруг поднимается вершков на двадцать, чуть сбавляет высоту, делая первый круг», – восторженно свидетельствовал корреспондент.

Описав круг над садом, биплан устремился в сторону набережной, под аплодисменты сидящей в лодках публики качнул крыльями и вернулся на аэродром. «Перелет» занял от двух до трех минут – засечь точное время старта очарованные зрители не удосужились. Брат пилота доказывал, что в воздухе аппарат пробыл все восемь минут…

В тот вечер Уточкин поднимался в небо трижды. Во время последнего полета у авиатора стал развязываться ремень на ботинке – и он, к восторгу зрителей, взялся затянуть пряжку прямо в воздухе. А вот аттракцион «письма с неба» почему-то так и остался невыполненным.

«Всю заявленную программу Уточкин не отлетал, но ведь летал же, – рассуждал двумя днями позже Päevaleht. – И какая разница, три полета или десять? С этой мыслью публика стала покидать сад, пробиваясь сквозь толпы зевак и прокладывая путь домой».

* * *

«Мы полагаем, что Ревель представляет много удобств для полетов, так как здесь нет сильных и неожиданных воздушных течений с резкими переменами, которые так тормозят полеты в Петербурге и Гатчине. Авиационной школе подобало бы быть в Ревеле…»

Со столь оптимистичным прогнозом «Ревельские известия» выступили 17 июля 1912 – через неделю после демонстрационных полетов, устроенных нидерландским авиатором Хильгерсом на моноплане «Фоккер».

Дело, по мнению газеты, оставалось за малым: стоит только выкорчевать пни на Ныммеском ипподроме да утрамбовать песок. Никаких иных препятствий развитию авиации в Таллинне столетней давности, вероятно, не имелось.

Центром обучения пилотов Ревель под властью российских монархов стать не успел. Как не удосужился, впрочем, за минувшее столетие увековечить память того, кто впервые поднялся в таллиннское небо – Сергея Уточкина.

Подождем следующей круглой даты?

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!