А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Ровно сто лет тому назад началась реализация одного из самых масштабных фортификационных проектов ХХ века на Балтике – строительство Морской крепости имени императора Петра Великого.

В половине десятого утра 29 июня 1912 года стекла в окнах домов обывателей губернского города Ревеля содрогнулись и задребезжали.

Двадцать один залп корабельных орудий ознаменовал закладку краеугольного камня будущей твердыни военно-морского флота Российской империи.

И одновременно – начало новой страницы в истории города.

Башенная батарея №15 Морской крепости Петра Великого на острове Вульф (ныне Aegna). 1916 год.

Стать оплотом 

Стать «ногою твердой» на берегах Таллиннской бухты Россия попыталась едва ли не сразу же после капитуляции города перед войсками Петра I.

И первый российский император, и его наследники с разной степенью успешности модернизировали фортификационные сооружения ревельской гавани вплоть до середины XIX века.

Крымская война, вопреки своему названию гремевшая от Камчатки до Балтики, показала тщетность этих усилий. Укрепления Ревеля – что сухопутные, что морские – к тому времени безнадежно устарели: из списка городов-крепостей нынешняя столица ЭР была вычеркнута.

«Кажется, не так давно исключено из учебников географии выражение «Ревель -сильная крепость», – писали в 1909 году «Ревельские известия». – Это была какая-то насмешка, ибо в Ревеле не было, да и до сих пор нет ни одной батареи, даже ни одной пушки, чтобы произвести салют в царский день».

Между тем, как считал автор заметки, все предпосылки для превращения города в базу ВМФ имелись. Ведь располагается Ревель почти точь-в-точь напротив Гельсингфорса. Точнее – напротив укреплений Свеаборга. И совместно с ними мог бы «запереть» Финский залив для неприятельского флота.

«Понадеемся, что Ревель, рано или поздно, исполнит свое назначение – будет преобразован в крепость на Балтийском побережье и сделается оплотом, защищающим всякий подступ врага к Петербургу не только с моря, но и по линии железной дороги», – писало издание.

55 000 000 золотом 

Подобные планы летом 1909 года тревожили не только редакцию единственной в городе русской газеты.

Уже в июне военно-морское ведомство империи изыскало средства для начала исследований береговой линии, отмелей и островов у побережья Эстляндии.

Из-за недостатка финансирования работы эти то и дело пришлось приостанавливать. Не всегда помогало и прямое вмешательство премьера Столыпина, считавшего укрепление района Ревель-Поркалауд вопросом государственной важности.

Лишь в бюджете 1912 года Государственная дума Российской Империи утвердила выделение необходимых средств для начала широкомасштабного строительства. 5 июня того же года военный министр Сухомлинов утвердил окончательный проект линии береговых укреплений.

Сооружение одних только приморских батарей было оценено в 55 миллионов золотых рублей. Вторая – сухопутная – очередь строительства была отложена на следующие годы.

Орлиным взором

«Великие дела вершатся, а мы, представители местной прессы, сидим по своим кабинетам и только слушаем салюты!» — сокрушались «Ревельские известия» 30 июня (13 июля) 1912 года.

Досаду журналистов понять несложно. Из всех печатных изданий огромной страны на торжественную церемонию закладки краеугольного камня будущей базы ВМФ была, почему-то, допущена единственная газета – петербургское «Новое время».

Там, на далекой по тем временам окраине – пустынном острове Карлос, которому вскоре предстояло превратиться в полуостров Пальяссааре – был воздвигнут импровизированный павильон. Под его сенью установили бюст первого российского императора.

«Утопающий в цветах, задрапированный белой материей, он как бы орлиным взором обозревал будущую грандиозную базу Балтийского флота», – свидетельствовал очевидец – столичный репортер.

Учебный корабль «Петр Великий» застыл на рейде. К девяти утра с ним прогонялись две императорские яхты – «Полярная звезда» и «Штандарт». На борту последней находился самодержец всероссийский с наследником престола.

В тот момент он наверняка чувствовал себя продолжателем славных петровских дел. Недаром же церемония была приурочена к именинам царя-реформатора – 29 июня церковь отмечает день Петра и Павла.

Долг и дух 

«Как бы ни был искусно сооружен новый оплот наших вооруженных сил, неприступность его будет покоиться первейшим образом на крепости духа тех чинов флота, на долю коих, в годину грозных испытаний, выпадет задача, в сознании священного долга пред Родиной, противопоставить нападению врага непоколебимую воинскую доблесть».

Слова, произнесенные Николаем II во время закладки первого камня в фундамент Морской крепости Петра Великого, в известной степени оказалась пророческими. Хотя и не в том смысле, который вкладывал он в них. Ведь ни сам монарх, ни кто-либо иной из присутствовавших на торжественной церемонии не могли и представить, каков будет конец их начинаний.

«В темной ночи над городом глухо гремели взрывы: уходящие взрывали прибрежные укрепления, – описывал последний день крепости Петра Великого путеводитель по Таллинну, изданный в самом начале двадцатых годов. – Словно гигантский паровой молот заколачивал последние гвозди в крышку гроба империи».

Самой империи к тому моменту не существовало без малого год: в ночь на 24 февраля 1918 года отступавшие из Ревеля под натиском войск кайзеровской Германии красногвардейцы и революционные матросы выводили готовый к обороне укрепрайон из строя. Крепость сдалась без единого выстрела…

* * *

Развалины циклопических сооружений, и по сей день высящиеся на полуострове Какумяэ и Виймси, близ обрыва в Суурупи, на островах Аэгна и Найссаар, невольно напоминают прозвучавшие ровно век тому назад слова: залог неприступности любой крепости – крепость духа ее гарнизона.

Впрочем, принцип этот применим не только в фортификационном деле.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!