А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Ровно сто лет тому назад началась реализация одного из самых масштабных фортификационных проектов ХХ века на Балтике – строительство Морской крепости имени императора Петра Великого.

В половине десятого утра 29 июня 1912 года стекла в окнах домов обывателей губернского города Ревеля содрогнулись и задребезжали.

Двадцать один залп корабельных орудий ознаменовал закладку краеугольного камня будущей твердыни военно-морского флота Российской империи.

И одновременно – начало новой страницы в истории города.

Башенная батарея №15 Морской крепости Петра Великого на острове Вульф (ныне Aegna). 1916 год.

Стать оплотом 

Стать «ногою твердой» на берегах Таллиннской бухты Россия попыталась едва ли не сразу же после капитуляции города перед войсками Петра I.

И первый российский император, и его наследники с разной степенью успешности модернизировали фортификационные сооружения ревельской гавани вплоть до середины XIX века.

Крымская война, вопреки своему названию гремевшая от Камчатки до Балтики, показала тщетность этих усилий. Укрепления Ревеля – что сухопутные, что морские – к тому времени безнадежно устарели: из списка городов-крепостей нынешняя столица ЭР была вычеркнута.

«Кажется, не так давно исключено из учебников географии выражение «Ревель -сильная крепость», – писали в 1909 году «Ревельские известия». – Это была какая-то насмешка, ибо в Ревеле не было, да и до сих пор нет ни одной батареи, даже ни одной пушки, чтобы произвести салют в царский день».

Между тем, как считал автор заметки, все предпосылки для превращения города в базу ВМФ имелись. Ведь располагается Ревель почти точь-в-точь напротив Гельсингфорса. Точнее – напротив укреплений Свеаборга. И совместно с ними мог бы «запереть» Финский залив для неприятельского флота.

«Понадеемся, что Ревель, рано или поздно, исполнит свое назначение – будет преобразован в крепость на Балтийском побережье и сделается оплотом, защищающим всякий подступ врага к Петербургу не только с моря, но и по линии железной дороги», – писало издание.

55 000 000 золотом 

Подобные планы летом 1909 года тревожили не только редакцию единственной в городе русской газеты.

Уже в июне военно-морское ведомство империи изыскало средства для начала исследований береговой линии, отмелей и островов у побережья Эстляндии.

Из-за недостатка финансирования работы эти то и дело пришлось приостанавливать. Не всегда помогало и прямое вмешательство премьера Столыпина, считавшего укрепление района Ревель-Поркалауд вопросом государственной важности.

Лишь в бюджете 1912 года Государственная дума Российской Империи утвердила выделение необходимых средств для начала широкомасштабного строительства. 5 июня того же года военный министр Сухомлинов утвердил окончательный проект линии береговых укреплений.

Сооружение одних только приморских батарей было оценено в 55 миллионов золотых рублей. Вторая – сухопутная – очередь строительства была отложена на следующие годы.

Орлиным взором

«Великие дела вершатся, а мы, представители местной прессы, сидим по своим кабинетам и только слушаем салюты!» — сокрушались «Ревельские известия» 30 июня (13 июля) 1912 года.

Досаду журналистов понять несложно. Из всех печатных изданий огромной страны на торжественную церемонию закладки краеугольного камня будущей базы ВМФ была, почему-то, допущена единственная газета – петербургское «Новое время».

Там, на далекой по тем временам окраине – пустынном острове Карлос, которому вскоре предстояло превратиться в полуостров Пальяссааре – был воздвигнут импровизированный павильон. Под его сенью установили бюст первого российского императора.

«Утопающий в цветах, задрапированный белой материей, он как бы орлиным взором обозревал будущую грандиозную базу Балтийского флота», – свидетельствовал очевидец – столичный репортер.

Учебный корабль «Петр Великий» застыл на рейде. К девяти утра с ним прогонялись две императорские яхты – «Полярная звезда» и «Штандарт». На борту последней находился самодержец всероссийский с наследником престола.

В тот момент он наверняка чувствовал себя продолжателем славных петровских дел. Недаром же церемония была приурочена к именинам царя-реформатора – 29 июня церковь отмечает день Петра и Павла.

Долг и дух 

«Как бы ни был искусно сооружен новый оплот наших вооруженных сил, неприступность его будет покоиться первейшим образом на крепости духа тех чинов флота, на долю коих, в годину грозных испытаний, выпадет задача, в сознании священного долга пред Родиной, противопоставить нападению врага непоколебимую воинскую доблесть».

Слова, произнесенные Николаем II во время закладки первого камня в фундамент Морской крепости Петра Великого, в известной степени оказалась пророческими. Хотя и не в том смысле, который вкладывал он в них. Ведь ни сам монарх, ни кто-либо иной из присутствовавших на торжественной церемонии не могли и представить, каков будет конец их начинаний.

«В темной ночи над городом глухо гремели взрывы: уходящие взрывали прибрежные укрепления, – описывал последний день крепости Петра Великого путеводитель по Таллинну, изданный в самом начале двадцатых годов. – Словно гигантский паровой молот заколачивал последние гвозди в крышку гроба империи».

Самой империи к тому моменту не существовало без малого год: в ночь на 24 февраля 1918 года отступавшие из Ревеля под натиском войск кайзеровской Германии красногвардейцы и революционные матросы выводили готовый к обороне укрепрайон из строя. Крепость сдалась без единого выстрела…

* * *

Развалины циклопических сооружений, и по сей день высящиеся на полуострове Какумяэ и Виймси, близ обрыва в Суурупи, на островах Аэгна и Найссаар, невольно напоминают прозвучавшие ровно век тому назад слова: залог неприступности любой крепости – крепость духа ее гарнизона.

Впрочем, принцип этот применим не только в фортификационном деле.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!