А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1105 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

«Младший брат» Кадриоргского дворца празднует юбилей: резиденции главы эстонского государства исполняется семьдесят пять лет.


По сравнению с приближающимся трехсотлетием Кадриорга, три четверти века – срок невеликий. Он завораживает не величественностью – а соразмерностью с человеческой жизнью. Собственно, как и сам дворец на улице Вейценберги – вероятно, самая «домашняя» из президентских резиденций стран Балтии.

Наследие монархов 

Eesti kunsti ajalugu (с)

Административное здание на улице Вейценберги (бывшая Государственная канцелярия, ныне – резиденция президента ЭР) три четверти века тому назад.

Первое десятилетие своего существования Эстонская Республика была государством подчеркнуто демократичным: пост президента в ней отсутствовал.

Отсутствовала и необходимость в президентской резиденции как таковой: премьер-министр, исполняющий функции главы Республики, обходился служебной квартирой в одном из особняков на вышгородской площади Лосси.

Ситуация начала меняться в конце двадцатых. В 1929 году ЭР посетил шведский король Густав V. Под место ночлега монарху отвели дворец в Кадриорге: разметавшемуся в ней семью годами ранее Художественному музею пришлось потесниться.

К визиту коронованного гостя помещения екатерининского дворца модернизировали. В частности – провели отсутствующие в нем до того центральные водопровод и канализацию, а свечные бра и люстры переоборудовали под электрическое освещение.

Сочетание исторических интерьеров с последним словом комфорта, вероятно, пришлось по нраву тогдашнему государственному старейшине Аугусту Рейю: царская резиденция была официально объявлена резиденцией главы эстонского государства.

Этот статус Кадриоргский дворец сохранял до аннексии Эстонии Советским союзом: музейная экспозиция вновь вернулась в его стены лишь в 1946 году.

Строитель Пятс

По образованию государственный старейшина Константин Пятс был юристом, но в душе, наверное, мечтал стать архитектором.

Мемуарных свидетельств этой мечты не сохранилось, но его повышенный интерес к архитектуре и градостроительству, особо усилившийся после государственного переворота 1933 года, служит тому явным подтверждением.

Пятс, сосредоточивший в своих руках всю полноту государственной власти, похоже, всерьез считал себя не только правителем, но и строителем «Новой Эстонии». По крайне мере – ее столицы: именно во времена правления Пятса стал складываться «парадный» облик площади Вабадузе и ее окрестностей.

В 1937 году, по инициативе главы государства, был изменен Закон о строительстве: в Эстонии создавался особый Национальный строительный комитет, возглавляемый, как нетрудно догадаться, Пятсом. Именно этот орган должен был отныне утверждать фасады зданий «государственной важности».

Ходившие по Таллинну разговоры, мол, глава независимой республики «квартирует» в изначально царском дворце, служившем совсем недавно «дачей» эстляндского губернатора, вероятно, доходили до Пятса и кололи его самолюбие.

И если в кругу семьи он мог уединиться на хуторе Клоостриметса, выкупленном в конце двадцатых годов, то исполнять служебные обязанности приходилось в декорациях петровского барокко.

В свете приближающегося двадцатилетия независимости мириться с этим было невозможно: под кронами Кадриорга закипела работа. Руководить ею было поручено архитектору Алару Котли.

Дух времени 

Проектировщик был моложе своего заказчика на тридцать лет: Пятс появился на свет в 1874 году, Котли – в 1904-м. Но разница в возрасте вовсе не означала разницу во вкусах и, что еще важнее, не мешала понимать цели и задача архитектуры одинаково.

Правление Пятса называют «консервативной демократией». В духе умеренно «демократического» консерватизма творил Котли: поменьше новомодного конструктивизма, побольше – обращения к классике.

Зарекомендовал себя Котли и как талантливый стилизатор. Только знаток таллиннской старины сможет определить, что южный фасад замка Тоомпеа моложе соприкасающегося с ним восточного на полтора столетия. А ведь его нынешний облик – работа Котли, датируемая 1935-36 годами.

О том, что с реконструкцией вышгородской цитадели Котли справился блестяще, писал даже Александр Владовский – критик, не слишком-то жаловавший своих младших коллег по архитектурному цеху.

Не он ли, лично знакомый с Пятсом со времен реконструкции Кадриоргского дворца, рекомендовал Котли для строительства новой резиденции?

Отражение былого

Задача перед Аларом Котли стояла непростая: соседство, как говорится, обязывало!

По сути, архитектору нужно было одновременно решить две задачи: спроектировать здание, служащее «лицом» современного государства, не нарушив при этом сложившегося исторического ансамбля.

Архитектурное образование Котли получил в Данцигском политехникуме и с архитектурой петровского барокко был знаком, фактически, по единственному представленному на территории современной Эстонии памятнику – Кадриоргскому дворцу.

Дворец стал отправной точкой его изысканий. Сейчас, после того, как здание Музея зарубежного искусства было подвержено научной реставрации и во многом вернуло себе изначальный, зафиксированный на планах Микетти и Земцова, облик, это не столь очевидно. Но довоенные фото служат тому подтверждением.

Внешний вид здания нынешней резиденции президента ЭР – своего рода «зеркальное отражение» того облика, который имел Кадриоргский дворец в середине ХХ столетия. Розовые стены, крашеная зеленой краской крыша, белые элементы декора: все это делало два стоящих на одной композиционной оси здания почти «близнецами».

При этом интерьеры ни в коей мере не пытались копировать художественный язык барокко Петровской эпохи. Напротив: здесь царил дух ар-деко, роднивший административное здание с внутренними помещениями Рийгикогу.

«Национальный подход»

Официально здание, получившее позднее адрес А. Вейценберги, 39, называли на момент закладки «Государственной канцелярией».

Тем самым подчеркивалось: строится не дворец для проживания, а место, где будут вершиться дела государственной важности – проводиться рабочие встречи с главами министерств и ведомств.

Проходить они должны были в главном зале – он получил название Зала государственного совета. Само его сооружение – отголосок первоначальной Конституции ЭР, по которой премьер-министр одновременно был и главой государства.

Оформление Зала государственного совета было поручено признанным мастерам эстонского дизайна. Обивка стен была изготовлена по рисункам Адамсона-Эрика. Инкрустацию над дверями создал график Гюнтер Рейндорф. Рабочий кабинет главы государства архитектор Олев Сийнмаа оформил в «эстонском стиле» по личным указаниям Пятса.

Правда, в мебели «национальный подход» дал слабину: стулья и стол спроектировал остзеец Рихард Вундерлих. А новейшую систему вентиляции, оказавшуюся вскоре причиной бесконечных простуд будущего президента, доставили прямиком из Берлина.

«Охранять» резиденцию по обеим сторонам от входа поставили двух бронзовых леопардов работы Вольдемара Меллика: едва ли не единственное воплощение геральдических символов ЭР в монументальной пластике.

Воля судьбы

«Сегодня мы закладываем не обыкновенный дом, а важное здание, где будут вершиться государственные дела и приниматься акты, важные для всего государства», – обратился 12 августа 1937 года Константин Пятс к присутствующим на торжественной церемонии в Кадриорге.

«Кадриорг создан российскими властителями, – продолжил он. – Он был местом пребывания Петра Великого. Теперь, по воле судьбы, в Кадриорге местопребывание имеет правитель Эстонского государства. Во дворце – его квартира, в новом же здании будут его рабочие помещения. Оно должно стоять так долго, как стоит Эстонское государство, и та власть, которая здесь сосредоточена, на основании Основного закона должна быть вечной».

Реальность, увы, оказалась совсем не такой, как представлялось участникам закладки краеугольного камня будущей президентской резиденции. Поработать в ней заказчику строительства выпало совсем недолго. В помещения на улице Вейценберги Государственная канцелярия въехала 19 сентября 1938 года. А менее чем через два года – в июле 1940-го – Пятс с семьей был арестован и выслан из Эстонии.

Впрочем, произошло это не в помещении официальной резиденции, а на президентском хуторе Клоостриметса.

* * *

Резиденция главы государства выглядит в наши дни точно так же, как и при первом президенте ЭР. Разве что охранявшие ее леопарды сгинули куда-то в военное лихолетье.

Но может оно и лучше – без леопардов? В соразмерность масштабу простого человека они вносили бы лишний пафос и неуместный диссонанс.

 

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!