А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Хроники Таллина
Говорят так:
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Выучить двадцать шесть букв латиницы в Таллинне можно даже не раскрывая обложки букваря.

Когда именно далекие предки нынешних таллиннских школьников впервые познакомились с букварями сказать точно едва ли возможно.
Одна из предполагаемых дат – 1575 год, когда среди пособий, приобретенных за счет магистрата для учеников городской школы, впервые упоминается и «алфавитная книжица».

До того ревельские школяры учились азам алфавита по богослужебным изданиям. А может быть – по буквам, сталкиваться с которыми им приходилось буквально на каждом шагу – на фасадах, камнях предпорожий, флюгерах…

Католическое наследие

Буквы, с которыми житель современного Таллинна сталкивается на улицах чаще всего, имеют чисто утилитарное предназначение. Точнее – транспортное: перечеркнута или же неперечеркнутая латинская буква «Р» запрещает или же разрешает парковку.

Лет десять тому назад конкуренцию ей могла составить «А»: белая, вытянутая, она обозначала на проезжей части полосы, выделенные для общественного транспорта – прежде всего, для автобусов. Даже досадно как-то, что последние годы ей пришлось уступить свое место англоязычному слову «BUS».

Полос для общественного транспорта – собственно, как и его самого, пускай даже и в «безмоторном», гужевом обличии, средневековый Ревель, разумеется, не знал. Потому и буквы, сталкиваться с которыми бюргеру и пришедшему в город крестьянину приходилось чаще всего, были иными: «IHS».

Статистических подсчетов, конечно, никто не вел. Но в популярности монограммы, составленной из первых букв латинского выражения «Иисус, спаситель человечество» среди населения средневековой Европы не приходится.

Католическое формально, полуязыческое – по сути, оно видело в нем ни столько религиозный символ, нежели нечто вроде «талисмана» или «оберега», способного сохранить дом и его обитателей от различного рода бед.

Поблекшим золотом на черном фоне тускло сияют буквы «IHS» над порталом дома Хопнера в переулке Ванатуру каэл. Часть резной плиты предпорожья с теми же инициалами закреплена на фасаде здания, расположенного во дворе дома по адресу Пикк, 31.

Недавняя реставрация вскрыла их на фасаде дома номер 8 по улице Суур-Карья. Кто знает, сколько еще скрывается их под штукатуркой зданий Старого города?

Инициалы в небе 

Культурологи уверены: полностью осознавать уникальность собственного «я» европеец стал лишь в эпоху Возрождения.

И не только осознавать, но и пытаться увековечить память о себе. В идеале – прижизненным портретом. Но чаще – первыми буквами собственного имени, которыми хозяин «маркировал» свое владение.

Традиция украшать флюгера собственными инициалами зародилась в Ревеле на где-то рубеже XVI-XVII столетий, угасла вскоре после Северной войны, но вновь возродилась в третьей четверти XIX века: флюгер над нынешним кафе «Майасмокк», например, с 1876 года несет буквы «GS» — монограмму кондитера Георга Студе.

Правда, большинство букв «флюгерной азбуки» сокрыты в наши дни от праздных взоров в музейных фондах. Так, Исторический музей хранит в запасниках флюгер с буквами «HVL»: монограммой ратмана Хинриха ван Лоэна, старейшины Братства черноголовых, владевшего домом номер 10 по улице Сауна.

Флюгарка с буквами «IH» из того же собрания хранит память о купце Иоханне Хакесе Ее оформление позволяет «вычитать» в развевающемся флажке и букву «S». Не попытался ли хозяин «зашифровать» таким образом, сразу две монограммы – свою и Христову?

Едва ли не классический – и наиболее доступный для обозрения пример – флюгер с монограммой Хермана цур Молена: инициалами «HZM». Некогда он скрипел над крышей домовладения на улице Вене, а с конца XIX века украшает собой двор дома по адресу Кохту, 6.

Буквы и знаки 

Собственными инициалами ревельские домовладельцы украшали не только флюгера, но и камни предпорожья.

Жаль, правда, что с доступностью высеченных на доломите букв дела обстоят едва ли не хуже, чем с их собратьями, прорезанными на жести флюгеров.

Так, только отправившись в расположившийся в бывшем Доминиканском монастыре музей, можно прочесть высеченные на предпорожьях инициалы «НТ» и «НF» — монограммы домовладельцев Ханса Тюра и Хельмиха Фика.

Буквы «HK» и «ES» еще можно различить на каменных плитах, украшающих вход в дом под номером 26 на улице Пикк. Означают они купцов Ханса Козера и Эверта Шредера – никогда, собственно, в указанном здании не живших и не владевших им.

Инициалы – своего рода «реклама спонсоров», украсивших портал дома Братства Черноголовых в 1575 году новым, ренессансным предпорожьем – единственным, сохранившимся в Таллинне на своем изначальном месте.

Иным повезло меньше: в лучшем случае на их месте стоят копии различной степени достоверности. Так, например, оригинальное предпорожье дома на углу Ратушной площади и улицы Аптеэги несло монограмму «HR»: инициалы давнишнего домовладельца Ханса Ремера.

Повторяющая силуэт резная плита, стоящая у входа в здание ныне, украшена сочетанием совсем иных букв – «T», «A», «M», «K», «I». Расшифровываются они как «Tallinna arhitektuuri mälestuste kaitseinspektsioon»ja «Таллиннская инспекция охраны архитектурных памятников».

Примечательно, что монограмма выполнена в духе замысловатого вензеля: «семейного знака» средневековых домовладельцев Северной Европы. Что не может не радовать: установленный в 1985 году декоративный элемент хранит давнюю традицию.

Дыхание моря

Если провести частотный анализ использования букв в городском пространстве исторического центра Таллинна, то буквы «N», «S», «O», «W» наверняка окажутся в числе фаворитов.

Оно и неудивительно. Своим возникновением и процветанием выросший на берегах Таллиннской бухты город всегда был обязан морю. Где же еще красоваться знакомым всякому моряку обозначающим стороны света буквам, как не в Таллинне?

Дополненная указывающими на север, юг, восток и запад роза ветров служит основанием целому семейству появившихся во второй половине XIX века флюгеров. Одно перечисление их адресов могло бы занять целый абзац: Пикк, 37, Виру, 23, Пыхья, 21, Сальме, 44….

Мало кто помнит при этом, что буквы, позаимствованные с корабельных компасов, можно встретить в Таллинне не только над головой, но и, в буквальном смысле, под ногами.

Прежде всего – на брусчатке площадки у памятника броненосцу «Русалка». Или же – на мощении Компасной площади, возникшей несколько лет тому на пересечении улиц Гонсиори и Манеэжи.

Новые веяния 

Мода на всякого рода аббревиатуры, захлестнувшая, пожалуй, все европейские языки в на рубеже XIX-ХХ столетий не оставила в стороне и Таллинн.

Различные буквосочетания стали с той поры неотъемлемым элементом уличной рекламы, век которой, оказался короче, чем у инициалов и монограмм предшествующих эпох.

Разве что старожилы помнят, что здание нынешней мэрии первые лет десять его существования горожане называли «дом EKA»: аббревиатура над его фасадом означала «Eesti Kindlustuse Aktsiaselts» — «Эстонское акционерное общество страхования».

Жители Мустамяэ нет-нет, да и назовут ближайший супермаркет его давнишним названием «АВС» . Даже не подозревая, что три этих буквы – аббревиатура шведского словосочетания «Всеобщая потребительская компания»: концепция универсамов, вместе с названием, была позаимствована в Стокгольме.

Завершилась полная реконструкция конторского здания в начале Нарвского шоссе – и стерлись последние воспоминания о некогда красовавшихся над ним неоновым буквах «ETKVL», означавшими «Эстонский республиканский союз производственных кооперативов».

Единственный пример возрождения давным-давно забытой аббревиатуры связано с реставрации главного здания Таллиннской центральной библиотеки на бульваре Эстония: буквы «Р.Р.О.С.» вновь читаются на его фасаде.

Многие ли угадывают в них не латиницу, а кириллицу и догадываются, что перед ними – сокращение от слов «Ревельское русское общественное собрание»?

* * *

Спасибо реставраторам! Благодаря их усилиям спасены от забвения монограммы домовладельцев на фасаде дома на углу улиц Харью и Вана-Пости. Или литера «Е» на козырьке дома Епинатьевых на пересечении Нарвского шоссе и улицы Крейцвальди.

Но – не только им. Традиция насыщения городского пространства буквами алфавита, похоже, близка и нынешним таллиннским архитекторам. Чем же еще, как не ей, можно объяснить желание придать дверным ручкам новостроек в квартале Роттеримана вид буквы «R»?

Выучить алфавит по инициалам домовладельцев или рекламным аббревиатурам удастся едва ли. Но чтение «уличной азбуки» Таллинна от того – занятие не менее увлекательное.

Йосеф Кац
«Столица»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!