А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Говорят так:
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1306 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

«Целый Ревель» в данном случае – не преувеличение: столетний юбилей Бородинской битвы был отмечен в Таллинне столетней давности с подобающим размахом.

Одно досадно: сфотографировать торжества горожане «позабыли».Но даже свидетельства, уцелевшие на страницах газетной хроники, позволяют почувствовать себя участником давнишнего празднества.
Народная инициатива Войн в XIX веке Российская империя вела немало, но именно война 1812 года была удостоена звания Отечественной.Не только в официальной историографии, но и в народе: столетие ее отмечалось не только в городах и весях, опаленных огнем наполеоновского нашествия, но, буквально, по всей стране.

Ревель, губернский город с почти стотысячным населением, остаться в стороне от торжеств никак не мог. Причем инициатива в данном вопросе была не «спущена сверху», а исходила от самих горожан.

Первыми проявить ее решили немцы: уже в конце января издание Revalische Beobachter сообщило, что на предстоящую Масленицу члены Общества черноголовых постановили устроить исторический костюмированный вечер в память войны с Наполеоном.

Подобной расторопностью местные русские, вероятно, почувствовали себя несколько ущемленными. Желая «наверстать упущенное», подготовку к столетнему юбилею Бородина решил взять на себя Эстляндский русский национальный клуб (ЭРНК) – организация достаточно правая по своим политическим симпатиям.

К середине лета на ее призыв в содействии откликнулось музыкально-драматическое общество «Гусли», Купеческое благотворительное общество, Русское литературное общество, Ревельское русское общественное собрание, дирекция Ревельского немецкого театра.

А вот эстонские организации, с которыми руководство ЭРНК вдрызг разругалось накануне предстоящих выборов в городскую думу, остались в стороне от торжеств. Потому и отражение их на страницах эстонской прессы тех лет, увы, – минимальное.

Что, впрочем, не помешало горожанам-эстонцам принять в торжествах и народных гуляниях самое активное участие.

Ожившая история

Ощущение приближающегося юбилея было царило в Ревеле задолго до даты основных торжеств. Начиная с весны в книжном магазине «Клуге и Штрем» появились в продаже гравированные портреты генералов 1812 года, а в табачных лавках – папиросы «Наполеон».

Героев Бородина ревельцы могли полюбоваться не только на репринтных гравюрах, но и на…киноэкране. Кинематограф «Star» на Выставочном плацу – нынешней площади Торниде – предлагал зрителям «историческую картину с костюмами «1812 год».

«Картина-шарж с участием артиста-комика Нирова», которую с 20 по 23 августа показывали в кино «the Royal-Bio», по свидетельству «Ревельских известий», «остроумно и живо воспроизводила нашествие Великой армии и его последствия».

«В числе новых картин дирекция озаботилась и приобретением новейшей – «Юбилейные торжества на Бородинском поле» — продолжала газета. – Публика ясно увидит государя и его семью, парад, подношение императору хлеба-соли».

Юбилейная милость 

Официальное празднование юбилея в Ревеле началось день в день с торжествами на Бородинском поле.

В субботу, 25 августа в соборе Александра Невского была отслужена заупокойная литургия и торжественная панихида по Александру I и павшим при Бородино воинам.

После окончания богослужения его участники крестным ходом двинулись к неприметному домику на Большой Розенкранцской улице – здесь в 1825 году останавливался император Александр.

Павших в «годину нашествия двунадесяти языков» поминали в тот день также в эстонских и немецких лютеранских церквах, католическом костеле на Никольской улице, в ревельской хоральной синагоге.

Назавтра в полдень в главном православном храме города вновь состоялась праздничная служба. «Народу было так много, что храм не вмещал в себя всех желающих, – свидетельствовал «Ревельский вестник». – Огромные толпы стояли около него, буквально запрудив все подходы».

Утром того же дня губернатор Корстовец объявил о высочайшей милости: по поводу славного юбилея из тюрьмы Вышгородского замка были отпущены четверо узников, отбывавших административное наказание.

Еще двум лицам губернатор личным распоряжением сократил срок заключения ровно вполовину.

Веер огней

Участие флота в войне 1812 года, по понятным причинам, было минимальным.

Что не помешало, однако, военным морякам принять самое активное участие в праздновании Ревелем ее столетнего юбилея.

«С раннего утра весь флот был разукрашен флагами, – писал «Ревельский вестник». – А вечером мы наблюдали прекрасную иллюминацию, обрисовывающую на темном фоне горизонта огромные силуэта наших кораблей.

Там внутри, в уютно обставленных кают-компаниях, в тесном домашнем кругу со своими семьями весело проводили вечер наши моряки, посылая в город громадные лучи электрического света прожекторов. Тысячная толпа народа со всего побережья и Екатериненталя любовалась этой величественная картиной гигантского огненного веера».

Не осталась в стороне от торжеств и пехота: вернувшиеся на зимние квартиры части ревельского гарнизона были выстроены торжественным строем на площади перед собором Александра Невского.

На Русском рынке – нынешней площади Виру – в праздничный день состоялся парад пожарных: не столько в память о пожаре Москвы, сколько в силу популярной лет сто тому назад традиции.

Подъем чувств 

Центром торжественных мероприятий стал 26 августа 1912 года Ревельский немецкий театр.

«К полудню сюда стали стекаться все, кто имел приглашения, — писал «Ревельский вестник». – Здесь собрались чины местных учреждений, военных и морских сил, губернатор, вице-адмирал, дворяне, купцы, сельские и волостные старейшины. В ложах и партере – дамы в белых, по преимуществу, туалетах».

После того, как трижды отзвучал государственный гимн, инспектор городского училища для бедных Юшко прочел реферат о ходе Бородинской битвы, а председатель ЭРНК Попов выступил с речью, в которой постарался разъяснить важность победы над Наполеоном для всего последующего развития России.

«Отечественная война вызвала подъем большого национального чувства, – подчеркнул оратор. – Она родила сперва своих героев – боевых людей, генералов, а после явились и гении литературы, искусства, и науки. Великий акт освобождения крестьян от крепостной зависимости был результатом такого подъема национального самосознания».

Далее последовал ряд музыкально-песенных номеров и танцевальная часть, которая продлилась до четырех часов утра. «Разумеется – с обильным угощением», – уточняли «Ревельские известия».

Квас и шампанское

Угощали в тот праздничный день не только в Немецком театре.

«Избранные из избранных», например, направились из театрального зала на банкет в Ревельское русское общественное собрание.

«Оживление, говор, утопающие в цветах портреты государей Александра и Николая, традиционное радушие хозяев…Борщок, рыба, дичь, мороженное, шампанское, тосты…», – передавала атмосферу обеда газета.

Первый тост был произнесен за государя-императора, второй – за организаторов юбилейных торжеств, третий – за местное дворянство и лишь после этого его предводитель, барон Деллинсгаузен «изволил поднять бокал за крестьянство, на своих плечах вынесших всю тяжесть войны с неприятелем».

Простой люд поднимал в тот день тосты, преимущественно, квасом – оплаченные городом бочки с ним стояли на местах народных гуляний у Белого маяка, в окрестностях современного автовокзала и на месте нынешнего центра культуры «Сальме».

В качестве бесплатной закуски предлагались яблоки, а вот желающим полакомиться сластями пришлось раскошеливаться из собственного кармана. За жирным окороком храбрецы могли слазить на шест: архаичное это ярмарочное развлечение практиковалось в Ревеле едва ли не в последний раз…

Для публики «почище» народное гуляние было устроено на Петровской площади – без дармового, правда, угощения, но в сопровождении музыкантов орекстра рабочих мебельной фабрики Лютера.

В девять часов вечера в разных концах города вспыхнули фейерверочным огнем вензеля Александра I и Николая II. Праздник завершился.

* * *

….«Придет час, и войны наши положат живот свой за Родину, как герои Бородина», — зачитывал стоящим в почетном построении у стен губернаторского дворца слова «юбилейного» манифеста императора командующий Балтийским флотом Николай фон Эссен.

Ни он, ни кто-либо другой из участников торжеств не мог, пожалуй, предположить, что подтвердить эти слова участникам парада выпадет менее чем через два года.

Настанет август 1914-го: грянет война, которую современники нарекут Отечественной, а потомки – Первой мировой.

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!