А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1135 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

«Целый Ревель» в данном случае – не преувеличение: столетний юбилей Бородинской битвы был отмечен в Таллинне столетней давности с подобающим размахом.

Одно досадно: сфотографировать торжества горожане «позабыли».Но даже свидетельства, уцелевшие на страницах газетной хроники, позволяют почувствовать себя участником давнишнего празднества.
Народная инициатива Войн в XIX веке Российская империя вела немало, но именно война 1812 года была удостоена звания Отечественной.Не только в официальной историографии, но и в народе: столетие ее отмечалось не только в городах и весях, опаленных огнем наполеоновского нашествия, но, буквально, по всей стране.

Ревель, губернский город с почти стотысячным населением, остаться в стороне от торжеств никак не мог. Причем инициатива в данном вопросе была не «спущена сверху», а исходила от самих горожан.

Первыми проявить ее решили немцы: уже в конце января издание Revalische Beobachter сообщило, что на предстоящую Масленицу члены Общества черноголовых постановили устроить исторический костюмированный вечер в память войны с Наполеоном.

Подобной расторопностью местные русские, вероятно, почувствовали себя несколько ущемленными. Желая «наверстать упущенное», подготовку к столетнему юбилею Бородина решил взять на себя Эстляндский русский национальный клуб (ЭРНК) – организация достаточно правая по своим политическим симпатиям.

К середине лета на ее призыв в содействии откликнулось музыкально-драматическое общество «Гусли», Купеческое благотворительное общество, Русское литературное общество, Ревельское русское общественное собрание, дирекция Ревельского немецкого театра.

А вот эстонские организации, с которыми руководство ЭРНК вдрызг разругалось накануне предстоящих выборов в городскую думу, остались в стороне от торжеств. Потому и отражение их на страницах эстонской прессы тех лет, увы, – минимальное.

Что, впрочем, не помешало горожанам-эстонцам принять в торжествах и народных гуляниях самое активное участие.

Ожившая история

Ощущение приближающегося юбилея было царило в Ревеле задолго до даты основных торжеств. Начиная с весны в книжном магазине «Клуге и Штрем» появились в продаже гравированные портреты генералов 1812 года, а в табачных лавках – папиросы «Наполеон».

Героев Бородина ревельцы могли полюбоваться не только на репринтных гравюрах, но и на…киноэкране. Кинематограф «Star» на Выставочном плацу – нынешней площади Торниде – предлагал зрителям «историческую картину с костюмами «1812 год».

«Картина-шарж с участием артиста-комика Нирова», которую с 20 по 23 августа показывали в кино «the Royal-Bio», по свидетельству «Ревельских известий», «остроумно и живо воспроизводила нашествие Великой армии и его последствия».

«В числе новых картин дирекция озаботилась и приобретением новейшей – «Юбилейные торжества на Бородинском поле» — продолжала газета. – Публика ясно увидит государя и его семью, парад, подношение императору хлеба-соли».

Юбилейная милость 

Официальное празднование юбилея в Ревеле началось день в день с торжествами на Бородинском поле.

В субботу, 25 августа в соборе Александра Невского была отслужена заупокойная литургия и торжественная панихида по Александру I и павшим при Бородино воинам.

После окончания богослужения его участники крестным ходом двинулись к неприметному домику на Большой Розенкранцской улице – здесь в 1825 году останавливался император Александр.

Павших в «годину нашествия двунадесяти языков» поминали в тот день также в эстонских и немецких лютеранских церквах, католическом костеле на Никольской улице, в ревельской хоральной синагоге.

Назавтра в полдень в главном православном храме города вновь состоялась праздничная служба. «Народу было так много, что храм не вмещал в себя всех желающих, – свидетельствовал «Ревельский вестник». – Огромные толпы стояли около него, буквально запрудив все подходы».

Утром того же дня губернатор Корстовец объявил о высочайшей милости: по поводу славного юбилея из тюрьмы Вышгородского замка были отпущены четверо узников, отбывавших административное наказание.

Еще двум лицам губернатор личным распоряжением сократил срок заключения ровно вполовину.

Веер огней

Участие флота в войне 1812 года, по понятным причинам, было минимальным.

Что не помешало, однако, военным морякам принять самое активное участие в праздновании Ревелем ее столетнего юбилея.

«С раннего утра весь флот был разукрашен флагами, – писал «Ревельский вестник». – А вечером мы наблюдали прекрасную иллюминацию, обрисовывающую на темном фоне горизонта огромные силуэта наших кораблей.

Там внутри, в уютно обставленных кают-компаниях, в тесном домашнем кругу со своими семьями весело проводили вечер наши моряки, посылая в город громадные лучи электрического света прожекторов. Тысячная толпа народа со всего побережья и Екатериненталя любовалась этой величественная картиной гигантского огненного веера».

Не осталась в стороне от торжеств и пехота: вернувшиеся на зимние квартиры части ревельского гарнизона были выстроены торжественным строем на площади перед собором Александра Невского.

На Русском рынке – нынешней площади Виру – в праздничный день состоялся парад пожарных: не столько в память о пожаре Москвы, сколько в силу популярной лет сто тому назад традиции.

Подъем чувств 

Центром торжественных мероприятий стал 26 августа 1912 года Ревельский немецкий театр.

«К полудню сюда стали стекаться все, кто имел приглашения, — писал «Ревельский вестник». – Здесь собрались чины местных учреждений, военных и морских сил, губернатор, вице-адмирал, дворяне, купцы, сельские и волостные старейшины. В ложах и партере – дамы в белых, по преимуществу, туалетах».

После того, как трижды отзвучал государственный гимн, инспектор городского училища для бедных Юшко прочел реферат о ходе Бородинской битвы, а председатель ЭРНК Попов выступил с речью, в которой постарался разъяснить важность победы над Наполеоном для всего последующего развития России.

«Отечественная война вызвала подъем большого национального чувства, – подчеркнул оратор. – Она родила сперва своих героев – боевых людей, генералов, а после явились и гении литературы, искусства, и науки. Великий акт освобождения крестьян от крепостной зависимости был результатом такого подъема национального самосознания».

Далее последовал ряд музыкально-песенных номеров и танцевальная часть, которая продлилась до четырех часов утра. «Разумеется – с обильным угощением», – уточняли «Ревельские известия».

Квас и шампанское

Угощали в тот праздничный день не только в Немецком театре.

«Избранные из избранных», например, направились из театрального зала на банкет в Ревельское русское общественное собрание.

«Оживление, говор, утопающие в цветах портреты государей Александра и Николая, традиционное радушие хозяев…Борщок, рыба, дичь, мороженное, шампанское, тосты…», – передавала атмосферу обеда газета.

Первый тост был произнесен за государя-императора, второй – за организаторов юбилейных торжеств, третий – за местное дворянство и лишь после этого его предводитель, барон Деллинсгаузен «изволил поднять бокал за крестьянство, на своих плечах вынесших всю тяжесть войны с неприятелем».

Простой люд поднимал в тот день тосты, преимущественно, квасом – оплаченные городом бочки с ним стояли на местах народных гуляний у Белого маяка, в окрестностях современного автовокзала и на месте нынешнего центра культуры «Сальме».

В качестве бесплатной закуски предлагались яблоки, а вот желающим полакомиться сластями пришлось раскошеливаться из собственного кармана. За жирным окороком храбрецы могли слазить на шест: архаичное это ярмарочное развлечение практиковалось в Ревеле едва ли не в последний раз…

Для публики «почище» народное гуляние было устроено на Петровской площади – без дармового, правда, угощения, но в сопровождении музыкантов орекстра рабочих мебельной фабрики Лютера.

В девять часов вечера в разных концах города вспыхнули фейерверочным огнем вензеля Александра I и Николая II. Праздник завершился.

* * *

….«Придет час, и войны наши положат живот свой за Родину, как герои Бородина», — зачитывал стоящим в почетном построении у стен губернаторского дворца слова «юбилейного» манифеста императора командующий Балтийским флотом Николай фон Эссен.

Ни он, ни кто-либо другой из участников торжеств не мог, пожалуй, предположить, что подтвердить эти слова участникам парада выпадет менее чем через два года.

Настанет август 1914-го: грянет война, которую современники нарекут Отечественной, а потомки – Первой мировой.

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь.

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь. Чайки, любовь и голуби в Средневековом Таллине. Март 2018 года. Мужик обеспечивает ...

Читать дальше...

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом!

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом! Март 2018 года. Сторона Тепла, и Сторона Холода.    

Читать дальше...

Ратман Якоб Иоганн фон Гонзиор и его супруга Амалия Констанция. Снимок шестидесятых годов позапрошлого столетия.

Наследие ратмана Якоба Гонзиора: фонд, улица, социальное жилье в Ревеле

Начало очередного ремонта одной из основных магистралей центра столицы заставляет вновь вспомнить человека, которого величали «таллиннским Рокфеллером». Корреспондент издания "Esmaspäev", присвоивший ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!