А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1149 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Победитель Наполеона останавливался в скромном бюргерском домике на окраине Ревеля двухсотлетней давности.

Адрес Большая Розенкранцская, 8 современному таллиннцу не говорит практически ничего.

Не многим больше скажет и современный вариант его прочтения: дом под восьмым номером по улице Роозикрантси примечателен разве что оружейным магазином. 

Дома номер 6-8 по улице Роозикрантси в первой трети ХХ века.

Стоявший на его месте сто лет тому назад предшественник был еще менее примечательным. С точки зрения архитектуры – но не истории: недаром он, одним из первых в Ревеле, обзавелся мемориальной доской в честь царственного постояльца.

Муза странствий 

Император Александр I умер в дороге.

В дороге он провел и большую часть своей жизни: современники уверяли, что за 25 лет своего правления он проехал не мене 250 тысяч верст.

Цифра, вероятно, относится к разряду легендарных, но в том, что сын Павла I имел с музой дальних странствий страстный роман, сомневаться не приходится: путешественником император был заядлым.

В почти туристском любопытстве отказать самодержцу трудно: ладно лежащий на почтовом тракте международного значения университетский Дерпт, ладно важный со стратегической точки зрения Балтийский порт, но Александр умудрился посетить с официальным визитом даже Аренсбург – нынешний Курессааре.

Не мог остаться в стороне от императорских маршрутов и главный город Эстляндской губернии – Ревель. Впервые царь посетил его в 1804 году, а вторично – незадолго до кончины: по пути из Варшавы летом 1825-го.

Именно последний визит самодержца увековечивала некогда мемориальная доска на улице Роозикрантси.

Ревельское пристанище

Открытие мемориальной доски на стене бывшего дома Аккерманов.

У каждого из русских монархов были в Ревеле собственные излюбленные места проживания.

Петр, наряду с «малым дворцом» в Екатеринентале — будущим кадриоргским домиком-музеем – останавливался в несохранившемся до наших дней «городском дворце» на улице Толли.

Императрицы Елизавета и Екатерина предпочитали Екатеринентальский дворец, а Александр II однажды даже провел одну ночь в номере самой роскошной на тот момент ревельской гостинице «Золотой лев».

В организации путешествий Александр I явно ориентировался на первого российского императора: он неоднократно подчеркивал, что предпочитает совершать поездки без пышной свиты и просит не готовить ему специальных апартаментов.

Монаршее положение, впрочем, обязывало. Во время первого своего визита в Ревель царь расположился в губернаторском дворце – перестроенном крыле замка Тоомпеа. Намереваясь посетить город вновь, он наказал служащим двора подыскать ему в Ревеле «пристанище, более соответствующее самому характеру краткого визита».

Зная о «демократизме» монарха, они начали поиск не среди дворянских резиденций Тоомпеа и даже не среди купеческих жилищ Нижнего города: сановники отправились за городскую стену – в предместье.

Здесь они нашли то, что искали – дом канцеляриста Аккермана.

Подарок на века

10 июня 1825 года, в четыре часа пополудни, над нынешним Пярнуским шоссе поднялось облако пыли.

Полосатый шлагбаум взмыл перед каретой с императорским вензелем на дверце. В сопровождении немногочисленной конной свиты экипаж подкатил к дому на Большой Розенкранцской улице.

Утомленный неблизкой дорогой – от Пернова ехали без остановок – самодержец перво-наперво поспешил принять ванну. А потом отведал чашку ароматного кофе, поднесенную ему хозяйкой – госпожой Аккерман.

Вслед за угощением последовала непринужденная беседа. Жена канцеляриста Аккермана, в жизни не видавшая у себя в гостях не то что монарха, но даже и губернатора, до того растрогалась, что обронила платочек. Александр, с присущей галантностью, поднял его и возвратил владелице.

Он был уже осведомлен, что канцелярист Аккерман согласился предоставить свою квартиру для приема императора совершенно безвозмездно. И потому спросил хозяйку, какое вознаграждение она хотела бы получить от царственного постояльца.

«Мне не нужно ничего, – сказала, якобы, она. – Прошу не ради себя, но для своего супруга: не будет ли угодно вашему императорскому величеству произвести его в титулярные советники?».

Подобная просьба поразила Александра своей скромностью. Он не только незамедлительно исполнил ее, но и подарил супруге канцеляриста брошь с аметистом.

Разделенная на две части племянницами хозяйки, брошь эта сохранялась в семействе Аккерманов и сто лет спустя.

Высший свет 

В российской «Табели о рангах» чин титулярного советника был, скажем прямо, не слишком престижным. Достаточно вспомнить воспетый городским романсом мезальянс: «Он был титулярный советник, она – генеральская дочь».

Но провинциальный Ревель жил в первой половине XIX столетия иным масштабом. Параллельно с общегосударственной, здесь существовала собственная, доставшаяся чуть ли не в наследие от средневековья общественная иерархия.

Канцелярист Аккерман служил либо в магистрате, либо при рыцарстве. Стать чиновником даже пятого с конца из четырнадцати предусмотренных «Табелью о рангах» класса означало для него подняться над окружением, приобщиться «высшего света» — не только в переносном, но и в самом буквальном смысле.

Дело в том, что уличное освещение в Ревеле двухсотлетней давности уже имелось – но оставляло желать лучшего. Подвешенные на натянутых над улицами канатах масляные фонари лишь едва рассеивали ночную мглу. Горожане почитали за лучшее отправляться в путь с ручным светильником.

При этом мелкие чиновники, купцы и мещане малой гильдии имели право зажигать в своих фонарях лишь одну сальную свечу. Чиновникам же, начиная с титулярного советника до надворного советника, членам магистрата и гильдейским старейшинам уже полагалось по две свечи.

Строгий этикет разрешал, в зависимости от положения, постепенное увеличение числа свечей – до пяти. С шестью свечами в фонаре полагалось перемещаться лишь военному и гражданскому губернаторам.

Вечер 10 июня 1825 года был светлым, как и положено в пору белых летних ночей. Но, несмотря на это, госпожа Аккерман немедленно отправилась в город в сопровождении служанки с фонарем.

Две свечи горели в нем – оповещая всякого встречного о монаршей милости.

Подтверждение легенды

Справедливости ради стоит отметить: в доме Аккерманов император только принял ванну и сменил перед посещением Домского собора платье. Ночевал он все же в губернаторском дворце.

Память о посещении правителем необъятной державы скромного жилища мелкого служащего даже не была зафиксирована в официальных бумагах. Но среди горожан разговоры об этом необыкновенном случае бытовали и десятилетия спустя.

После смерти Аккерманов дом их в 1845 году был продан Понтусу Магнусовичу фон Бреверну, от которого, тремя годами позже, перешел к Карлу Федоровичу Брандту. В 1867 году дом этот купил Константин Александровчи фон Риттер. В его владении дом оставался более полувека.

По совершению купчей Брандт сообщил новому владельцу, что Александр I посещал этот дом, однако подробности ему были неизвестны. Риттер принялся расспрашивать старожилов, но те лишь ограничивались самыми общими фразами.

На помощь ему пришел один из первых ревельских краеведов – городской архивариус Хансен, который помнил визит императора во всех подробностях. Он посоветовал Риттеру обратиться к старым газетам.

Совет оказался кстати: в одном из номеров газеты Revalsche Wöchentliche Nachrichten за 1825 год обнаружилась соответствующая заметка. Легенда о посещении царем дома «скромнейшего из подданных» подтвердилась.

Плод усилий 

На поиск документального подтверждения городских преданий Риттер потратил – страшно подумать – тридцать шесть лет.

Удостоверившись, что он владеет не просто деревянным домом, а историческим памятником, Риттер задумал увековечить визит Александра I. Благо, до начала ХХ века постройка дошла практически в первозданном виде.

«В комнате, где государь принимал ванну, находится прежняя внутренняя стена, которая разделяет комнату на две равные части и имеет в середине широкую выемку, – писали «Ревельские известия». – Также сохранилась без больших изменений печь из больших изразцов на деревянной подставке и деревянных ножках».

С идеей украсить фасад дома мемориальной доской с именем Александра I Риттер обратился к эстляндскому губернатору Алексею Бельгарду. И нашел в его лице самого горячего сторонника этого начинания.

Губернатор направил соответствующее ходатайство в Министерство иностранных дел, оттуда проект был передан на рассмотрение царю, и Николай II дал свое добро. 16 октября 1904 года мемориальная доска была открыта.

В список обязательных городских достопримечательностей «домик Александра», в отличие от «домика Петра», не попал, но празднование столетия Бородинской битвы началось от здания на Большой Розенкранцской.

«От стен старого, но вполне еще крепкого дома под номером восемь», – уточняли «Ревельские известия».

* * *

Скромное жилище Аккерманов простояло на улице Роозикрантси до второй половины тридцатых годов прошлого столетия: четырехэтажный жилой дом на его месте был выстроен в 1939 году.

В фототеке Таллиннского городского музея чудом сохранились два снимка с церемонии открытии памятной доски на Большой Розенкранцской улице. Кто знает, не хранится ли в его запасниках и сама доска?

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

Электрический трамвай, Тартуское шоссе, 1928 год.

130 лет: от конки на деревянных рельсах до современных трамваев в Таллине

Регулярное движение конного трамвая в Таллинне началось 130 лет назад, 24 августа. Первая одноколейная трамвайная линия шла от Русского рынка ...

Читать дальше...

Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.

Монумент на площади Свободы в Таллине: мечты, идеи, проекты и авторы

Таллиннский «памятник номер один» мог быть многофигурной композицией, вознесенным в небо мечом и даже... церковью. Идея увековечить образование Эстонской Республики ЯЗЫКОМ ...

Читать дальше...

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!