А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1111 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Победитель Наполеона останавливался в скромном бюргерском домике на окраине Ревеля двухсотлетней давности.

Адрес Большая Розенкранцская, 8 современному таллиннцу не говорит практически ничего.

Не многим больше скажет и современный вариант его прочтения: дом под восьмым номером по улице Роозикрантси примечателен разве что оружейным магазином. 

Дома номер 6-8 по улице Роозикрантси в первой трети ХХ века.

Стоявший на его месте сто лет тому назад предшественник был еще менее примечательным. С точки зрения архитектуры – но не истории: недаром он, одним из первых в Ревеле, обзавелся мемориальной доской в честь царственного постояльца.

Муза странствий 

Император Александр I умер в дороге.

В дороге он провел и большую часть своей жизни: современники уверяли, что за 25 лет своего правления он проехал не мене 250 тысяч верст.

Цифра, вероятно, относится к разряду легендарных, но в том, что сын Павла I имел с музой дальних странствий страстный роман, сомневаться не приходится: путешественником император был заядлым.

В почти туристском любопытстве отказать самодержцу трудно: ладно лежащий на почтовом тракте международного значения университетский Дерпт, ладно важный со стратегической точки зрения Балтийский порт, но Александр умудрился посетить с официальным визитом даже Аренсбург – нынешний Курессааре.

Не мог остаться в стороне от императорских маршрутов и главный город Эстляндской губернии – Ревель. Впервые царь посетил его в 1804 году, а вторично – незадолго до кончины: по пути из Варшавы летом 1825-го.

Именно последний визит самодержца увековечивала некогда мемориальная доска на улице Роозикрантси.

Ревельское пристанище

Открытие мемориальной доски на стене бывшего дома Аккерманов.

У каждого из русских монархов были в Ревеле собственные излюбленные места проживания.

Петр, наряду с «малым дворцом» в Екатеринентале — будущим кадриоргским домиком-музеем – останавливался в несохранившемся до наших дней «городском дворце» на улице Толли.

Императрицы Елизавета и Екатерина предпочитали Екатеринентальский дворец, а Александр II однажды даже провел одну ночь в номере самой роскошной на тот момент ревельской гостинице «Золотой лев».

В организации путешествий Александр I явно ориентировался на первого российского императора: он неоднократно подчеркивал, что предпочитает совершать поездки без пышной свиты и просит не готовить ему специальных апартаментов.

Монаршее положение, впрочем, обязывало. Во время первого своего визита в Ревель царь расположился в губернаторском дворце – перестроенном крыле замка Тоомпеа. Намереваясь посетить город вновь, он наказал служащим двора подыскать ему в Ревеле «пристанище, более соответствующее самому характеру краткого визита».

Зная о «демократизме» монарха, они начали поиск не среди дворянских резиденций Тоомпеа и даже не среди купеческих жилищ Нижнего города: сановники отправились за городскую стену – в предместье.

Здесь они нашли то, что искали – дом канцеляриста Аккермана.

Подарок на века

10 июня 1825 года, в четыре часа пополудни, над нынешним Пярнуским шоссе поднялось облако пыли.

Полосатый шлагбаум взмыл перед каретой с императорским вензелем на дверце. В сопровождении немногочисленной конной свиты экипаж подкатил к дому на Большой Розенкранцской улице.

Утомленный неблизкой дорогой – от Пернова ехали без остановок – самодержец перво-наперво поспешил принять ванну. А потом отведал чашку ароматного кофе, поднесенную ему хозяйкой – госпожой Аккерман.

Вслед за угощением последовала непринужденная беседа. Жена канцеляриста Аккермана, в жизни не видавшая у себя в гостях не то что монарха, но даже и губернатора, до того растрогалась, что обронила платочек. Александр, с присущей галантностью, поднял его и возвратил владелице.

Он был уже осведомлен, что канцелярист Аккерман согласился предоставить свою квартиру для приема императора совершенно безвозмездно. И потому спросил хозяйку, какое вознаграждение она хотела бы получить от царственного постояльца.

«Мне не нужно ничего, – сказала, якобы, она. – Прошу не ради себя, но для своего супруга: не будет ли угодно вашему императорскому величеству произвести его в титулярные советники?».

Подобная просьба поразила Александра своей скромностью. Он не только незамедлительно исполнил ее, но и подарил супруге канцеляриста брошь с аметистом.

Разделенная на две части племянницами хозяйки, брошь эта сохранялась в семействе Аккерманов и сто лет спустя.

Высший свет 

В российской «Табели о рангах» чин титулярного советника был, скажем прямо, не слишком престижным. Достаточно вспомнить воспетый городским романсом мезальянс: «Он был титулярный советник, она – генеральская дочь».

Но провинциальный Ревель жил в первой половине XIX столетия иным масштабом. Параллельно с общегосударственной, здесь существовала собственная, доставшаяся чуть ли не в наследие от средневековья общественная иерархия.

Канцелярист Аккерман служил либо в магистрате, либо при рыцарстве. Стать чиновником даже пятого с конца из четырнадцати предусмотренных «Табелью о рангах» класса означало для него подняться над окружением, приобщиться «высшего света» — не только в переносном, но и в самом буквальном смысле.

Дело в том, что уличное освещение в Ревеле двухсотлетней давности уже имелось – но оставляло желать лучшего. Подвешенные на натянутых над улицами канатах масляные фонари лишь едва рассеивали ночную мглу. Горожане почитали за лучшее отправляться в путь с ручным светильником.

При этом мелкие чиновники, купцы и мещане малой гильдии имели право зажигать в своих фонарях лишь одну сальную свечу. Чиновникам же, начиная с титулярного советника до надворного советника, членам магистрата и гильдейским старейшинам уже полагалось по две свечи.

Строгий этикет разрешал, в зависимости от положения, постепенное увеличение числа свечей – до пяти. С шестью свечами в фонаре полагалось перемещаться лишь военному и гражданскому губернаторам.

Вечер 10 июня 1825 года был светлым, как и положено в пору белых летних ночей. Но, несмотря на это, госпожа Аккерман немедленно отправилась в город в сопровождении служанки с фонарем.

Две свечи горели в нем – оповещая всякого встречного о монаршей милости.

Подтверждение легенды

Справедливости ради стоит отметить: в доме Аккерманов император только принял ванну и сменил перед посещением Домского собора платье. Ночевал он все же в губернаторском дворце.

Память о посещении правителем необъятной державы скромного жилища мелкого служащего даже не была зафиксирована в официальных бумагах. Но среди горожан разговоры об этом необыкновенном случае бытовали и десятилетия спустя.

После смерти Аккерманов дом их в 1845 году был продан Понтусу Магнусовичу фон Бреверну, от которого, тремя годами позже, перешел к Карлу Федоровичу Брандту. В 1867 году дом этот купил Константин Александровчи фон Риттер. В его владении дом оставался более полувека.

По совершению купчей Брандт сообщил новому владельцу, что Александр I посещал этот дом, однако подробности ему были неизвестны. Риттер принялся расспрашивать старожилов, но те лишь ограничивались самыми общими фразами.

На помощь ему пришел один из первых ревельских краеведов – городской архивариус Хансен, который помнил визит императора во всех подробностях. Он посоветовал Риттеру обратиться к старым газетам.

Совет оказался кстати: в одном из номеров газеты Revalsche Wöchentliche Nachrichten за 1825 год обнаружилась соответствующая заметка. Легенда о посещении царем дома «скромнейшего из подданных» подтвердилась.

Плод усилий 

На поиск документального подтверждения городских преданий Риттер потратил – страшно подумать – тридцать шесть лет.

Удостоверившись, что он владеет не просто деревянным домом, а историческим памятником, Риттер задумал увековечить визит Александра I. Благо, до начала ХХ века постройка дошла практически в первозданном виде.

«В комнате, где государь принимал ванну, находится прежняя внутренняя стена, которая разделяет комнату на две равные части и имеет в середине широкую выемку, – писали «Ревельские известия». – Также сохранилась без больших изменений печь из больших изразцов на деревянной подставке и деревянных ножках».

С идеей украсить фасад дома мемориальной доской с именем Александра I Риттер обратился к эстляндскому губернатору Алексею Бельгарду. И нашел в его лице самого горячего сторонника этого начинания.

Губернатор направил соответствующее ходатайство в Министерство иностранных дел, оттуда проект был передан на рассмотрение царю, и Николай II дал свое добро. 16 октября 1904 года мемориальная доска была открыта.

В список обязательных городских достопримечательностей «домик Александра», в отличие от «домика Петра», не попал, но празднование столетия Бородинской битвы началось от здания на Большой Розенкранцской.

«От стен старого, но вполне еще крепкого дома под номером восемь», – уточняли «Ревельские известия».

* * *

Скромное жилище Аккерманов простояло на улице Роозикрантси до второй половины тридцатых годов прошлого столетия: четырехэтажный жилой дом на его месте был выстроен в 1939 году.

В фототеке Таллиннского городского музея чудом сохранились два снимка с церемонии открытии памятной доски на Большой Розенкранцской улице. Кто знает, не хранится ли в его запасниках и сама доска?

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Необычный Таллин. Январь 2018

За несколько часов до этого момента, увезли последний разобранный домик с Рождественского рынка, который царствовал тут почти два месяца. И ...

Читать дальше...

Перед отправкой на фронт бойцов I Ревельского русского партизанского отряда приветствовал на главной площади столицы генерал Йохан Лайдонер.

Бело-сине-красный шеврон над сине-черно-белым щитком: русский вклад в Освободительную войну Эстонии

Участие русского населения Эстонской Республики в вооруженной борьбе за независимость — не столь отдаленная, но до сих пор малоизвестная страница ...

Читать дальше...

Ревельский стражник — туристам: встретим Вас в объятиях — сердечно, с теплом

Ревельский стражник, котрый несёт свою службу круглый год в сердце Старого Таллина на Ратушной площади, обратился к гостям столицы Эстонии:  — Городской стражник Ревеля ...

Читать дальше...

Первая встреча героев Ханса Кристиана Андерсена в интерьерах таллиннских улиц состоялась благодаря книжным иллюстрациям работы Валерия Алфеевского.

Три сказочных визита: Снежная королева в Таллинне

Полвека назад для десятков миллионов человек Таллинн стал однозначным синонимом зимней сказки — на экраны вышел художественный фильм «Снежная королева». Город, ...

Читать дальше...

Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Есть в Таллинне городской район с названием Сибулакюла (Луковичная деревня). Однако, если покопаться в истории этого района, станет ясно, что это не случайное наименование. В 1839 году в Санкт-Петербурге был издан "Путеводитель по Ревелю и его окрестностям". В книге подробный рассказ не только об исторических и архитектурных достопримечательностях города, но и не менее полное описание всех сторон жизни Ревеля в первой половине XIX столетия. Среди прочего путеводитель сообщает о торговле овощами: "За городом огороды, которые возделывают и содержат наши Ярославские Ростовцы. Это очень выгодно для города. Прежде русские огородники приезжали в Ревель и нанимали под огороды места, отчего овощи продавались очень дешево, осенью же огородники возвращались домой, чтобы весной приехать снова. Но по времени некоторые нашли удобнее совсем переселиться в Ревель". По-видимому, одно из поселений русских огородников было в районе современных улиц Маакри, Леннуки, А.Лаутера, Каупмехе, Лембиту и Кентманна. Судя по названию, выращивали они на здешней сухой земле хороший лук.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!