А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Говорят так:
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1306 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Победитель Наполеона останавливался в скромном бюргерском домике на окраине Ревеля двухсотлетней давности.

Адрес Большая Розенкранцская, 8 современному таллиннцу не говорит практически ничего.

Не многим больше скажет и современный вариант его прочтения: дом под восьмым номером по улице Роозикрантси примечателен разве что оружейным магазином. 

Дома номер 6-8 по улице Роозикрантси в первой трети ХХ века.

Стоявший на его месте сто лет тому назад предшественник был еще менее примечательным. С точки зрения архитектуры – но не истории: недаром он, одним из первых в Ревеле, обзавелся мемориальной доской в честь царственного постояльца.

Муза странствий 

Император Александр I умер в дороге.

В дороге он провел и большую часть своей жизни: современники уверяли, что за 25 лет своего правления он проехал не мене 250 тысяч верст.

Цифра, вероятно, относится к разряду легендарных, но в том, что сын Павла I имел с музой дальних странствий страстный роман, сомневаться не приходится: путешественником император был заядлым.

В почти туристском любопытстве отказать самодержцу трудно: ладно лежащий на почтовом тракте международного значения университетский Дерпт, ладно важный со стратегической точки зрения Балтийский порт, но Александр умудрился посетить с официальным визитом даже Аренсбург – нынешний Курессааре.

Не мог остаться в стороне от императорских маршрутов и главный город Эстляндской губернии – Ревель. Впервые царь посетил его в 1804 году, а вторично – незадолго до кончины: по пути из Варшавы летом 1825-го.

Именно последний визит самодержца увековечивала некогда мемориальная доска на улице Роозикрантси.

Ревельское пристанище

Открытие мемориальной доски на стене бывшего дома Аккерманов.

У каждого из русских монархов были в Ревеле собственные излюбленные места проживания.

Петр, наряду с «малым дворцом» в Екатеринентале — будущим кадриоргским домиком-музеем – останавливался в несохранившемся до наших дней «городском дворце» на улице Толли.

Императрицы Елизавета и Екатерина предпочитали Екатеринентальский дворец, а Александр II однажды даже провел одну ночь в номере самой роскошной на тот момент ревельской гостинице «Золотой лев».

В организации путешествий Александр I явно ориентировался на первого российского императора: он неоднократно подчеркивал, что предпочитает совершать поездки без пышной свиты и просит не готовить ему специальных апартаментов.

Монаршее положение, впрочем, обязывало. Во время первого своего визита в Ревель царь расположился в губернаторском дворце – перестроенном крыле замка Тоомпеа. Намереваясь посетить город вновь, он наказал служащим двора подыскать ему в Ревеле «пристанище, более соответствующее самому характеру краткого визита».

Зная о «демократизме» монарха, они начали поиск не среди дворянских резиденций Тоомпеа и даже не среди купеческих жилищ Нижнего города: сановники отправились за городскую стену – в предместье.

Здесь они нашли то, что искали – дом канцеляриста Аккермана.

Подарок на века

10 июня 1825 года, в четыре часа пополудни, над нынешним Пярнуским шоссе поднялось облако пыли.

Полосатый шлагбаум взмыл перед каретой с императорским вензелем на дверце. В сопровождении немногочисленной конной свиты экипаж подкатил к дому на Большой Розенкранцской улице.

Утомленный неблизкой дорогой – от Пернова ехали без остановок – самодержец перво-наперво поспешил принять ванну. А потом отведал чашку ароматного кофе, поднесенную ему хозяйкой – госпожой Аккерман.

Вслед за угощением последовала непринужденная беседа. Жена канцеляриста Аккермана, в жизни не видавшая у себя в гостях не то что монарха, но даже и губернатора, до того растрогалась, что обронила платочек. Александр, с присущей галантностью, поднял его и возвратил владелице.

Он был уже осведомлен, что канцелярист Аккерман согласился предоставить свою квартиру для приема императора совершенно безвозмездно. И потому спросил хозяйку, какое вознаграждение она хотела бы получить от царственного постояльца.

«Мне не нужно ничего, – сказала, якобы, она. – Прошу не ради себя, но для своего супруга: не будет ли угодно вашему императорскому величеству произвести его в титулярные советники?».

Подобная просьба поразила Александра своей скромностью. Он не только незамедлительно исполнил ее, но и подарил супруге канцеляриста брошь с аметистом.

Разделенная на две части племянницами хозяйки, брошь эта сохранялась в семействе Аккерманов и сто лет спустя.

Высший свет 

В российской «Табели о рангах» чин титулярного советника был, скажем прямо, не слишком престижным. Достаточно вспомнить воспетый городским романсом мезальянс: «Он был титулярный советник, она – генеральская дочь».

Но провинциальный Ревель жил в первой половине XIX столетия иным масштабом. Параллельно с общегосударственной, здесь существовала собственная, доставшаяся чуть ли не в наследие от средневековья общественная иерархия.

Канцелярист Аккерман служил либо в магистрате, либо при рыцарстве. Стать чиновником даже пятого с конца из четырнадцати предусмотренных «Табелью о рангах» класса означало для него подняться над окружением, приобщиться «высшего света» — не только в переносном, но и в самом буквальном смысле.

Дело в том, что уличное освещение в Ревеле двухсотлетней давности уже имелось – но оставляло желать лучшего. Подвешенные на натянутых над улицами канатах масляные фонари лишь едва рассеивали ночную мглу. Горожане почитали за лучшее отправляться в путь с ручным светильником.

При этом мелкие чиновники, купцы и мещане малой гильдии имели право зажигать в своих фонарях лишь одну сальную свечу. Чиновникам же, начиная с титулярного советника до надворного советника, членам магистрата и гильдейским старейшинам уже полагалось по две свечи.

Строгий этикет разрешал, в зависимости от положения, постепенное увеличение числа свечей – до пяти. С шестью свечами в фонаре полагалось перемещаться лишь военному и гражданскому губернаторам.

Вечер 10 июня 1825 года был светлым, как и положено в пору белых летних ночей. Но, несмотря на это, госпожа Аккерман немедленно отправилась в город в сопровождении служанки с фонарем.

Две свечи горели в нем – оповещая всякого встречного о монаршей милости.

Подтверждение легенды

Справедливости ради стоит отметить: в доме Аккерманов император только принял ванну и сменил перед посещением Домского собора платье. Ночевал он все же в губернаторском дворце.

Память о посещении правителем необъятной державы скромного жилища мелкого служащего даже не была зафиксирована в официальных бумагах. Но среди горожан разговоры об этом необыкновенном случае бытовали и десятилетия спустя.

После смерти Аккерманов дом их в 1845 году был продан Понтусу Магнусовичу фон Бреверну, от которого, тремя годами позже, перешел к Карлу Федоровичу Брандту. В 1867 году дом этот купил Константин Александровчи фон Риттер. В его владении дом оставался более полувека.

По совершению купчей Брандт сообщил новому владельцу, что Александр I посещал этот дом, однако подробности ему были неизвестны. Риттер принялся расспрашивать старожилов, но те лишь ограничивались самыми общими фразами.

На помощь ему пришел один из первых ревельских краеведов – городской архивариус Хансен, который помнил визит императора во всех подробностях. Он посоветовал Риттеру обратиться к старым газетам.

Совет оказался кстати: в одном из номеров газеты Revalsche Wöchentliche Nachrichten за 1825 год обнаружилась соответствующая заметка. Легенда о посещении царем дома «скромнейшего из подданных» подтвердилась.

Плод усилий 

На поиск документального подтверждения городских преданий Риттер потратил – страшно подумать – тридцать шесть лет.

Удостоверившись, что он владеет не просто деревянным домом, а историческим памятником, Риттер задумал увековечить визит Александра I. Благо, до начала ХХ века постройка дошла практически в первозданном виде.

«В комнате, где государь принимал ванну, находится прежняя внутренняя стена, которая разделяет комнату на две равные части и имеет в середине широкую выемку, – писали «Ревельские известия». – Также сохранилась без больших изменений печь из больших изразцов на деревянной подставке и деревянных ножках».

С идеей украсить фасад дома мемориальной доской с именем Александра I Риттер обратился к эстляндскому губернатору Алексею Бельгарду. И нашел в его лице самого горячего сторонника этого начинания.

Губернатор направил соответствующее ходатайство в Министерство иностранных дел, оттуда проект был передан на рассмотрение царю, и Николай II дал свое добро. 16 октября 1904 года мемориальная доска была открыта.

В список обязательных городских достопримечательностей «домик Александра», в отличие от «домика Петра», не попал, но празднование столетия Бородинской битвы началось от здания на Большой Розенкранцской.

«От стен старого, но вполне еще крепкого дома под номером восемь», – уточняли «Ревельские известия».

* * *

Скромное жилище Аккерманов простояло на улице Роозикрантси до второй половины тридцатых годов прошлого столетия: четырехэтажный жилой дом на его месте был выстроен в 1939 году.

В фототеке Таллиннского городского музея чудом сохранились два снимка с церемонии открытии памятной доски на Большой Розенкранцской улице. Кто знает, не хранится ли в его запасниках и сама доска?

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!