А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Победитель Наполеона останавливался в скромном бюргерском домике на окраине Ревеля двухсотлетней давности.

Адрес Большая Розенкранцская, 8 современному таллиннцу не говорит практически ничего.

Не многим больше скажет и современный вариант его прочтения: дом под восьмым номером по улице Роозикрантси примечателен разве что оружейным магазином. 

Дома номер 6-8 по улице Роозикрантси в первой трети ХХ века.

Стоявший на его месте сто лет тому назад предшественник был еще менее примечательным. С точки зрения архитектуры – но не истории: недаром он, одним из первых в Ревеле, обзавелся мемориальной доской в честь царственного постояльца.

Муза странствий 

Император Александр I умер в дороге.

В дороге он провел и большую часть своей жизни: современники уверяли, что за 25 лет своего правления он проехал не мене 250 тысяч верст.

Цифра, вероятно, относится к разряду легендарных, но в том, что сын Павла I имел с музой дальних странствий страстный роман, сомневаться не приходится: путешественником император был заядлым.

В почти туристском любопытстве отказать самодержцу трудно: ладно лежащий на почтовом тракте международного значения университетский Дерпт, ладно важный со стратегической точки зрения Балтийский порт, но Александр умудрился посетить с официальным визитом даже Аренсбург – нынешний Курессааре.

Не мог остаться в стороне от императорских маршрутов и главный город Эстляндской губернии – Ревель. Впервые царь посетил его в 1804 году, а вторично – незадолго до кончины: по пути из Варшавы летом 1825-го.

Именно последний визит самодержца увековечивала некогда мемориальная доска на улице Роозикрантси.

Ревельское пристанище

Открытие мемориальной доски на стене бывшего дома Аккерманов.

У каждого из русских монархов были в Ревеле собственные излюбленные места проживания.

Петр, наряду с «малым дворцом» в Екатеринентале — будущим кадриоргским домиком-музеем – останавливался в несохранившемся до наших дней «городском дворце» на улице Толли.

Императрицы Елизавета и Екатерина предпочитали Екатеринентальский дворец, а Александр II однажды даже провел одну ночь в номере самой роскошной на тот момент ревельской гостинице «Золотой лев».

В организации путешествий Александр I явно ориентировался на первого российского императора: он неоднократно подчеркивал, что предпочитает совершать поездки без пышной свиты и просит не готовить ему специальных апартаментов.

Монаршее положение, впрочем, обязывало. Во время первого своего визита в Ревель царь расположился в губернаторском дворце – перестроенном крыле замка Тоомпеа. Намереваясь посетить город вновь, он наказал служащим двора подыскать ему в Ревеле «пристанище, более соответствующее самому характеру краткого визита».

Зная о «демократизме» монарха, они начали поиск не среди дворянских резиденций Тоомпеа и даже не среди купеческих жилищ Нижнего города: сановники отправились за городскую стену – в предместье.

Здесь они нашли то, что искали – дом канцеляриста Аккермана.

Подарок на века

10 июня 1825 года, в четыре часа пополудни, над нынешним Пярнуским шоссе поднялось облако пыли.

Полосатый шлагбаум взмыл перед каретой с императорским вензелем на дверце. В сопровождении немногочисленной конной свиты экипаж подкатил к дому на Большой Розенкранцской улице.

Утомленный неблизкой дорогой – от Пернова ехали без остановок – самодержец перво-наперво поспешил принять ванну. А потом отведал чашку ароматного кофе, поднесенную ему хозяйкой – госпожой Аккерман.

Вслед за угощением последовала непринужденная беседа. Жена канцеляриста Аккермана, в жизни не видавшая у себя в гостях не то что монарха, но даже и губернатора, до того растрогалась, что обронила платочек. Александр, с присущей галантностью, поднял его и возвратил владелице.

Он был уже осведомлен, что канцелярист Аккерман согласился предоставить свою квартиру для приема императора совершенно безвозмездно. И потому спросил хозяйку, какое вознаграждение она хотела бы получить от царственного постояльца.

«Мне не нужно ничего, – сказала, якобы, она. – Прошу не ради себя, но для своего супруга: не будет ли угодно вашему императорскому величеству произвести его в титулярные советники?».

Подобная просьба поразила Александра своей скромностью. Он не только незамедлительно исполнил ее, но и подарил супруге канцеляриста брошь с аметистом.

Разделенная на две части племянницами хозяйки, брошь эта сохранялась в семействе Аккерманов и сто лет спустя.

Высший свет 

В российской «Табели о рангах» чин титулярного советника был, скажем прямо, не слишком престижным. Достаточно вспомнить воспетый городским романсом мезальянс: «Он был титулярный советник, она – генеральская дочь».

Но провинциальный Ревель жил в первой половине XIX столетия иным масштабом. Параллельно с общегосударственной, здесь существовала собственная, доставшаяся чуть ли не в наследие от средневековья общественная иерархия.

Канцелярист Аккерман служил либо в магистрате, либо при рыцарстве. Стать чиновником даже пятого с конца из четырнадцати предусмотренных «Табелью о рангах» класса означало для него подняться над окружением, приобщиться «высшего света» — не только в переносном, но и в самом буквальном смысле.

Дело в том, что уличное освещение в Ревеле двухсотлетней давности уже имелось – но оставляло желать лучшего. Подвешенные на натянутых над улицами канатах масляные фонари лишь едва рассеивали ночную мглу. Горожане почитали за лучшее отправляться в путь с ручным светильником.

При этом мелкие чиновники, купцы и мещане малой гильдии имели право зажигать в своих фонарях лишь одну сальную свечу. Чиновникам же, начиная с титулярного советника до надворного советника, членам магистрата и гильдейским старейшинам уже полагалось по две свечи.

Строгий этикет разрешал, в зависимости от положения, постепенное увеличение числа свечей – до пяти. С шестью свечами в фонаре полагалось перемещаться лишь военному и гражданскому губернаторам.

Вечер 10 июня 1825 года был светлым, как и положено в пору белых летних ночей. Но, несмотря на это, госпожа Аккерман немедленно отправилась в город в сопровождении служанки с фонарем.

Две свечи горели в нем – оповещая всякого встречного о монаршей милости.

Подтверждение легенды

Справедливости ради стоит отметить: в доме Аккерманов император только принял ванну и сменил перед посещением Домского собора платье. Ночевал он все же в губернаторском дворце.

Память о посещении правителем необъятной державы скромного жилища мелкого служащего даже не была зафиксирована в официальных бумагах. Но среди горожан разговоры об этом необыкновенном случае бытовали и десятилетия спустя.

После смерти Аккерманов дом их в 1845 году был продан Понтусу Магнусовичу фон Бреверну, от которого, тремя годами позже, перешел к Карлу Федоровичу Брандту. В 1867 году дом этот купил Константин Александровчи фон Риттер. В его владении дом оставался более полувека.

По совершению купчей Брандт сообщил новому владельцу, что Александр I посещал этот дом, однако подробности ему были неизвестны. Риттер принялся расспрашивать старожилов, но те лишь ограничивались самыми общими фразами.

На помощь ему пришел один из первых ревельских краеведов – городской архивариус Хансен, который помнил визит императора во всех подробностях. Он посоветовал Риттеру обратиться к старым газетам.

Совет оказался кстати: в одном из номеров газеты Revalsche Wöchentliche Nachrichten за 1825 год обнаружилась соответствующая заметка. Легенда о посещении царем дома «скромнейшего из подданных» подтвердилась.

Плод усилий 

На поиск документального подтверждения городских преданий Риттер потратил – страшно подумать – тридцать шесть лет.

Удостоверившись, что он владеет не просто деревянным домом, а историческим памятником, Риттер задумал увековечить визит Александра I. Благо, до начала ХХ века постройка дошла практически в первозданном виде.

«В комнате, где государь принимал ванну, находится прежняя внутренняя стена, которая разделяет комнату на две равные части и имеет в середине широкую выемку, – писали «Ревельские известия». – Также сохранилась без больших изменений печь из больших изразцов на деревянной подставке и деревянных ножках».

С идеей украсить фасад дома мемориальной доской с именем Александра I Риттер обратился к эстляндскому губернатору Алексею Бельгарду. И нашел в его лице самого горячего сторонника этого начинания.

Губернатор направил соответствующее ходатайство в Министерство иностранных дел, оттуда проект был передан на рассмотрение царю, и Николай II дал свое добро. 16 октября 1904 года мемориальная доска была открыта.

В список обязательных городских достопримечательностей «домик Александра», в отличие от «домика Петра», не попал, но празднование столетия Бородинской битвы началось от здания на Большой Розенкранцской.

«От стен старого, но вполне еще крепкого дома под номером восемь», – уточняли «Ревельские известия».

* * *

Скромное жилище Аккерманов простояло на улице Роозикрантси до второй половины тридцатых годов прошлого столетия: четырехэтажный жилой дом на его месте был выстроен в 1939 году.

В фототеке Таллиннского городского музея чудом сохранились два снимка с церемонии открытии памятной доски на Большой Розенкранцской улице. Кто знает, не хранится ли в его запасниках и сама доска?

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!