А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Победитель Наполеона останавливался в скромном бюргерском домике на окраине Ревеля двухсотлетней давности.

Адрес Большая Розенкранцская, 8 современному таллиннцу не говорит практически ничего.

Не многим больше скажет и современный вариант его прочтения: дом под восьмым номером по улице Роозикрантси примечателен разве что оружейным магазином. 

Дома номер 6-8 по улице Роозикрантси в первой трети ХХ века.

Стоявший на его месте сто лет тому назад предшественник был еще менее примечательным. С точки зрения архитектуры – но не истории: недаром он, одним из первых в Ревеле, обзавелся мемориальной доской в честь царственного постояльца.

Муза странствий 

Император Александр I умер в дороге.

В дороге он провел и большую часть своей жизни: современники уверяли, что за 25 лет своего правления он проехал не мене 250 тысяч верст.

Цифра, вероятно, относится к разряду легендарных, но в том, что сын Павла I имел с музой дальних странствий страстный роман, сомневаться не приходится: путешественником император был заядлым.

В почти туристском любопытстве отказать самодержцу трудно: ладно лежащий на почтовом тракте международного значения университетский Дерпт, ладно важный со стратегической точки зрения Балтийский порт, но Александр умудрился посетить с официальным визитом даже Аренсбург – нынешний Курессааре.

Не мог остаться в стороне от императорских маршрутов и главный город Эстляндской губернии – Ревель. Впервые царь посетил его в 1804 году, а вторично – незадолго до кончины: по пути из Варшавы летом 1825-го.

Именно последний визит самодержца увековечивала некогда мемориальная доска на улице Роозикрантси.

Ревельское пристанище

Открытие мемориальной доски на стене бывшего дома Аккерманов.

У каждого из русских монархов были в Ревеле собственные излюбленные места проживания.

Петр, наряду с «малым дворцом» в Екатеринентале — будущим кадриоргским домиком-музеем – останавливался в несохранившемся до наших дней «городском дворце» на улице Толли.

Императрицы Елизавета и Екатерина предпочитали Екатеринентальский дворец, а Александр II однажды даже провел одну ночь в номере самой роскошной на тот момент ревельской гостинице «Золотой лев».

В организации путешествий Александр I явно ориентировался на первого российского императора: он неоднократно подчеркивал, что предпочитает совершать поездки без пышной свиты и просит не готовить ему специальных апартаментов.

Монаршее положение, впрочем, обязывало. Во время первого своего визита в Ревель царь расположился в губернаторском дворце – перестроенном крыле замка Тоомпеа. Намереваясь посетить город вновь, он наказал служащим двора подыскать ему в Ревеле «пристанище, более соответствующее самому характеру краткого визита».

Зная о «демократизме» монарха, они начали поиск не среди дворянских резиденций Тоомпеа и даже не среди купеческих жилищ Нижнего города: сановники отправились за городскую стену – в предместье.

Здесь они нашли то, что искали – дом канцеляриста Аккермана.

Подарок на века

10 июня 1825 года, в четыре часа пополудни, над нынешним Пярнуским шоссе поднялось облако пыли.

Полосатый шлагбаум взмыл перед каретой с императорским вензелем на дверце. В сопровождении немногочисленной конной свиты экипаж подкатил к дому на Большой Розенкранцской улице.

Утомленный неблизкой дорогой – от Пернова ехали без остановок – самодержец перво-наперво поспешил принять ванну. А потом отведал чашку ароматного кофе, поднесенную ему хозяйкой – госпожой Аккерман.

Вслед за угощением последовала непринужденная беседа. Жена канцеляриста Аккермана, в жизни не видавшая у себя в гостях не то что монарха, но даже и губернатора, до того растрогалась, что обронила платочек. Александр, с присущей галантностью, поднял его и возвратил владелице.

Он был уже осведомлен, что канцелярист Аккерман согласился предоставить свою квартиру для приема императора совершенно безвозмездно. И потому спросил хозяйку, какое вознаграждение она хотела бы получить от царственного постояльца.

«Мне не нужно ничего, – сказала, якобы, она. – Прошу не ради себя, но для своего супруга: не будет ли угодно вашему императорскому величеству произвести его в титулярные советники?».

Подобная просьба поразила Александра своей скромностью. Он не только незамедлительно исполнил ее, но и подарил супруге канцеляриста брошь с аметистом.

Разделенная на две части племянницами хозяйки, брошь эта сохранялась в семействе Аккерманов и сто лет спустя.

Высший свет 

В российской «Табели о рангах» чин титулярного советника был, скажем прямо, не слишком престижным. Достаточно вспомнить воспетый городским романсом мезальянс: «Он был титулярный советник, она – генеральская дочь».

Но провинциальный Ревель жил в первой половине XIX столетия иным масштабом. Параллельно с общегосударственной, здесь существовала собственная, доставшаяся чуть ли не в наследие от средневековья общественная иерархия.

Канцелярист Аккерман служил либо в магистрате, либо при рыцарстве. Стать чиновником даже пятого с конца из четырнадцати предусмотренных «Табелью о рангах» класса означало для него подняться над окружением, приобщиться «высшего света» — не только в переносном, но и в самом буквальном смысле.

Дело в том, что уличное освещение в Ревеле двухсотлетней давности уже имелось – но оставляло желать лучшего. Подвешенные на натянутых над улицами канатах масляные фонари лишь едва рассеивали ночную мглу. Горожане почитали за лучшее отправляться в путь с ручным светильником.

При этом мелкие чиновники, купцы и мещане малой гильдии имели право зажигать в своих фонарях лишь одну сальную свечу. Чиновникам же, начиная с титулярного советника до надворного советника, членам магистрата и гильдейским старейшинам уже полагалось по две свечи.

Строгий этикет разрешал, в зависимости от положения, постепенное увеличение числа свечей – до пяти. С шестью свечами в фонаре полагалось перемещаться лишь военному и гражданскому губернаторам.

Вечер 10 июня 1825 года был светлым, как и положено в пору белых летних ночей. Но, несмотря на это, госпожа Аккерман немедленно отправилась в город в сопровождении служанки с фонарем.

Две свечи горели в нем – оповещая всякого встречного о монаршей милости.

Подтверждение легенды

Справедливости ради стоит отметить: в доме Аккерманов император только принял ванну и сменил перед посещением Домского собора платье. Ночевал он все же в губернаторском дворце.

Память о посещении правителем необъятной державы скромного жилища мелкого служащего даже не была зафиксирована в официальных бумагах. Но среди горожан разговоры об этом необыкновенном случае бытовали и десятилетия спустя.

После смерти Аккерманов дом их в 1845 году был продан Понтусу Магнусовичу фон Бреверну, от которого, тремя годами позже, перешел к Карлу Федоровичу Брандту. В 1867 году дом этот купил Константин Александровчи фон Риттер. В его владении дом оставался более полувека.

По совершению купчей Брандт сообщил новому владельцу, что Александр I посещал этот дом, однако подробности ему были неизвестны. Риттер принялся расспрашивать старожилов, но те лишь ограничивались самыми общими фразами.

На помощь ему пришел один из первых ревельских краеведов – городской архивариус Хансен, который помнил визит императора во всех подробностях. Он посоветовал Риттеру обратиться к старым газетам.

Совет оказался кстати: в одном из номеров газеты Revalsche Wöchentliche Nachrichten за 1825 год обнаружилась соответствующая заметка. Легенда о посещении царем дома «скромнейшего из подданных» подтвердилась.

Плод усилий 

На поиск документального подтверждения городских преданий Риттер потратил – страшно подумать – тридцать шесть лет.

Удостоверившись, что он владеет не просто деревянным домом, а историческим памятником, Риттер задумал увековечить визит Александра I. Благо, до начала ХХ века постройка дошла практически в первозданном виде.

«В комнате, где государь принимал ванну, находится прежняя внутренняя стена, которая разделяет комнату на две равные части и имеет в середине широкую выемку, – писали «Ревельские известия». – Также сохранилась без больших изменений печь из больших изразцов на деревянной подставке и деревянных ножках».

С идеей украсить фасад дома мемориальной доской с именем Александра I Риттер обратился к эстляндскому губернатору Алексею Бельгарду. И нашел в его лице самого горячего сторонника этого начинания.

Губернатор направил соответствующее ходатайство в Министерство иностранных дел, оттуда проект был передан на рассмотрение царю, и Николай II дал свое добро. 16 октября 1904 года мемориальная доска была открыта.

В список обязательных городских достопримечательностей «домик Александра», в отличие от «домика Петра», не попал, но празднование столетия Бородинской битвы началось от здания на Большой Розенкранцской.

«От стен старого, но вполне еще крепкого дома под номером восемь», – уточняли «Ревельские известия».

* * *

Скромное жилище Аккерманов простояло на улице Роозикрантси до второй половины тридцатых годов прошлого столетия: четырехэтажный жилой дом на его месте был выстроен в 1939 году.

В фототеке Таллиннского городского музея чудом сохранились два снимка с церемонии открытии памятной доски на Большой Розенкранцской улице. Кто знает, не хранится ли в его запасниках и сама доска?

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!