А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1240 posts
    • 4 comments
    • 33 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 234 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

…Всеми этими нелестными прозвищами девяносто лет тому назад критики именовали только что выстроенное здание Рийгикогу.

Собственным парламентским зданием народные избранники Эстонии обзавелись среди стран Балтийского региона первыми.

Сравнение фасада Рийгикогу и боярского сундука: карикатура Александра Владовского из газеты «Последние известия», перепечатанная в тартуском журнале «Odamees».

Литовским парламентариям, например, до 1936 года приходилось ютиться в бывшем гимназическом здании, а их латвийские коллеги и по сей день заседают в здании, выстроенном для дворянского собрания Лифляндской губернии.

Рийгикогу распахнул свои двери 12 сентября 1922 года: неоднозначная, мягко говоря, оценка работы архитекторов прозвучала едва ли не в тот же самый день. Не только от профессиональных критиков – но даже из уст парламентского спикера.

Театральный пролог

Колыбель эстонской государственности – в царстве Меркурия, парламентаризма же – на подмостках храма муз.

Идея провозгласить создание независимой Эстонской республики во время представления в театре «Эстонии» была в феврале 1918 года отклонена в пользу соседнего здания Госбанка.

Театральным – точнее концертным – залом решили воспользоваться пятнадцать месяцев спустя: первое заседание первого парламента ЭР – Учредительного собрания – открылось в стенах нынешней Национальной оперы.

Союз политиков и актеров оказался недолгим: уже летом 1919 года депутаты, как называли его в тогдашней прессе «предпарламента» перебрались на Тоомпеа – в бывший губернаторский дворец.

Именно там, была одобрена первая Конституция новорожденного государства и ратифицирован мирный договор с РСФСР, принят закон о земельной реформе и ликвидации дворянского землевладения.

Решение о строительстве нового, специально предназначенного для парламентских заседаний здания, было тоже принято там – в Белом зале дворца Тоомпеа.

За окнами зала

Архитектор Иоганн Шульц, в последней четверти XVIII столетия проектировавший парадный зал губернаторской резиденции и представить себе не мог, что в его стенах будут шуметь не балы, а народные избранники.

С самого начала ста двадцати депутатам Учредительного собрания в Белом зале было тесновато. И темновато: освещался он, по старинке, свечами и «новомодным» лет за шестьдесят до того газовыми рожками. Условия для работы канцеляристов были и того хуже.

Взгляды «предпарламентариев» все чаще устремлялись в сторону окон – тех, что выходили на западную сторону – во двор замка Тоомпеа. Туда, где чернели стены сгоревшей в революционные дни 1917 года губернской тюрьмы – некогда конвентского дома рыцарей Ливонского ордена.

Необходимость их ликвидации была очевидна. Как была очевидна и желательность строительства просторного зала для парламентских заседаний в непосредственной близости от служебных помещений, накрепко «прописавшихся» в губернаторском дворце.

Строительные работы были начаты в самом начале 1921 года. Заняли они менее двух лет и обошлись в в 90 000 фунтов стерлингов, то есть в 135 000 000 эстонских марок.

Два уточнения

Председатель Рийгикогу Йоханн Кукк, открывавший 12 сентября 1922 года церемонию освящения только что выстроенного парламентского здания, говорил с вдохновением и пафосом.

«В то самое время, когда пушки гремели на границах у Нарвы и Выру, и конца борьбе было не видать, Учредительное собрание, решило начать строительство нынешнего здания, – напоминал он. – Не было ни времени, ни возможности долго выбирать место, равно как и проводить конкурсы и тешить себя глобальными планами».

Оратор ошибался дважды. Во-первых – в дате: решение о сносе бывшего тюремного корпуса и начале нового строительства на его месте зала было принято уже в мирное время – в декабре 1920 года. Во-вторых – в том, что касается масштабности замыслов: старейший проект здания Государственного собрания несет на себе их явную печать.

Что и неудивительно: выполнил его, вероятно, уроженец Санкт-Петербурга, бежавший в Эстонию от революционных передряг. На это явно указывают как плохо читаемая, но различимая подпись автора проекта – «А.Н.Рамарьев», так и архитектурный стиль, который предлагал он для будущего здания Рийгикогу: модерн с явными перепевами барокко.

Единственное достоинство

Среди известных архитекторов дореволюционной столицы России Рамарьев не фигурирует. Неизвестна эта фамилия и в местном архитектурном ландшафте.

Зато известно другое: к «барочному модерну» тяготел один из виртуозов архитектурного академизма, перебравшийся из Петрограда в Ревель не позднее конца 1919 года Александр Владовский.

Его участие в конкурсе проектов здания Государственного собрания под псевдонимом – не более чем предположение. Но резко негативная оценка окончательного варианта, созданного архитекторами Эугеном Хаберманном и Хербертом Йохансоном, прозвучавшая со стороны Владовского, служит тому косвенным подтверждением.

«Взгляните на главный фасад здания нашего парламента, — призывал он со страниц «Последних известий», — Сравните его с сундуком, изготовленным в Москве в XVII столетии, и скажите откровенно: приличествуют ли государственному учреждению, такому, как Riigi kogu, находиться в коробке, которую выстроили ему наши зодчие?»

Мэтру академической архитектуры претило буквально все: и стремление эстонских архитекторов возвести здание «все в том же футуристическом духе», и их попытки «совместив старину с новизной», создать принципиально новый архитектурный стиль: по мнению Владовского это было невозможно в принципе!

Называя дом Государственного собрания «снаружи тюрьмой, а внутри – клубом самоубийц», автор критической заметки радовался, похоже, только одному: месту расположения здания. «Большое счастье для Вышгорода и для Ревеля в целом, что здание это ниоткуда не видно», — резюмировал Владовский.

Все необходимое

С резко негативной оценкой Владовского – возможно, правда, не озвучивая ее столь радикально – были согласны не только журналисты тогдашних эстонских газет, но, похоже, и сами парламентарии.

В частности, даже председатель Рийгикогу Кукк признавал в своей речи: с одной стороны над архитекторами довлело недофинансирование, с другой – стремление «вписать» парламентское здание в тесное пространство замкового двора и увязать его с исторической застройкой.

«Как и насколько им удалось справиться с этим заданием – решение об этом каждый принимает на основе собственного вкуса и эстетических чувств, — отмечал парламентский спикер. – Но ясно, что это строение останется наиболее монументальным символом начального периода эстонской государственности».

«Рийгикогу создал себе дом на исторической могиле Калева, стеснительно скрывая свое архитектурное лицо за стенами дворца, — продолжал он. – Но при этом, благодаря просторным залам и кулуарам, здание предоставляет замечательные условия для парламентской работы».

Примечательно, что сам он, похоже, отнюдь не исключал, что нынешнее решение – временное, продиктованное крайней необходимостью. «Когда-нибудь, в более спокойные времена можно будет приступить к сооружению постоянного здания на более выдающемся месте», — открытым текстом обещал Кукк.

Запоздалая справедливость 

«У нашего молодого государства нет внешнего великолепия, – писал в сентябре 1922 года таллиннский корреспондент газеты Postimees. – Но те, кто приезжают сюда, признают: редкостно для Европы государство, где так хороша и дешева жизнь.

И наше здание Рийгикогу, которое вынуждено считаться со средневековыми стенами, не демонстрирует внешнюю красоту. Но, вступая в зал Заседаний, будешь удивлен: в нем нечто непохожее ни на что, своеобразное, невиданное и неизведанное прежде».

За минувшие девяносто лет общественных зданий в Таллинне было выстроено немало. Немало было возведено по свету и парламентских зданий. Но Рийгикогу считается среди них уникальным: как по своему техническому решению, так и дизайну интерьеров.

Искусствоведы давным-давно подыскали названия для архитектурного стиля, в котором творили Хаберманн с Йохансоном: экспрессионизм с элементами традиционализма. Давнишние обидные прозвища известны разве что краеведам.

Девяносто лет для архитектурного памятника – не возраст. Для смены вкусов и эстетических оценок же – срок более, чем достаточный.

В наши дни Рийгикогу чаще журят за работу депутатов, чем архитекторов. И это, пожалуй, справедливее.

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Взгляд Славы Тозика на Таллинскую весну 2020!

Взгляд Славы Тозика на Таллинскую весну 2020! Подборка фотографий отличного таллинского фотографа. Зима. Весна. Короновирус. 2019. 2020.

Читать дальше...

20 марта. Коронавирус гуляет по Таллину

Фотографии Олега Беседина. 20.03.2020. Пустой Таллин. Минимальное количество людей. Магазины и рестораны закрыты. Лишь цветы можно купить как и раньше... ...

Читать дальше...

Средневековые росписи в доме на улице Сауна продолжают хранить тайну

В Старом городе каждый дом уникален, над каждым поработали не только строители, но и неумолимое время. Но кто написал загадочные ...

Читать дальше...

Тот же ракурс в наши – излюбленный объект открыточных фотоснимков.

Переулок Катарийна кяйк в Таллине, знакомый и незнакомый

Отмеченный в народном календаре под датой 25 ноября Кадрипяэв или Катаринин день – повод прогуляться по едва ли не самой ...

Читать дальше...

Перевозка экспонатов будущего Художественного музея в Екатерининский дворец Кадриорга. Зима 1921 года.

Век служения искусству: сто лет Художественному музею Таллина

У Эстонского художественного музея – славный и солидный юбилей: в минувшее воскресенье ему исполнилось ровно сто лет. От какого именно события ...

Читать дальше...

Таллиннская реклама фильма «Поющий шут».
Фото: dea.nlib.ee

Шут, запевший с экрана: как Таллинн звуковое кино смотрел

Ровно девяносто лет тому назад – в начале ноября 1929 года – таллиннцы увидели невиданное и услышали неслыханное: изображение на ...

Читать дальше...

Лучше всего масштабность и фортификационная суть бывшей Батарейной тюрьмы заметна с высоты птичьего полёта - как на аэросъемке самого конца ХХ века.

Крепость в Рыбном ряду: юбилей таллинской «Батареи»

В Каламая, на морском побережье, сохранился один из уникальных для Таллинна памятников фортификационной архитектуры позапрошлого столетия – бывшие форт, казарма, ...

Читать дальше...

Тридцать лет назад, Астрид Линдгрен можно было запросто встретить в Ыйсмяэ.

Волшебница из Швеции: Астрид Линдгрен в Таллинне

Тридцать лет тому назад на таллиннских улицах можно было встретить живую легенду современной детской литературы: в начале сентября 1989 года ...

Читать дальше...

В оформлении обёрток конфет фабрики Гиновкера использовался и классический силуэт Таллина с моря.

Позабытая сладость воспоминаний: кондитерская фабрика «Гиновкер и Ко»

Стопятилетие Лео Гиновкера – старейшего жителя Кесклинна – и одного из старейших жителей столицы, равно как и всей Эстонии – ...

Читать дальше...

Теннисные площадки на краю бульвара Каарли очень скоро стали местной достопримечательностью и еще до Первой мировой войны попали на ревельские открытки.

Спортклуб у подножья бастиона: теннис в центре столицы

Съемки шпионской киноленты на десяток дней вернули Таллинну копию утраченной постройки и оживили воспоминания о примечательной странице в истории столичного ...

Читать дальше...

Кинотеатр «Линдакиви» в день своего открытия. Фото из газеты «Вечерний Таллинн».

От кинотеатра – к центру культуры: три десятилетия «Линдакиви»

Когда именно имя Линда вошло в обиход жителей Таллинна – сказать сложно. Во всяком случае – не ранее выхода в ...

Читать дальше...

Главный фасад Таллиннского дома мебели непосредственно после открытия.

Прощание с легендой: памятный многим таллиннцам Дом мебели чуть-чуть не дожил до 40-летнего юбилея

Памятный многим таллиннцам и, без преувеличения, легендарный мебельный магазин радикально меняет профиль – чуть-чуть не дожив до сорокалетнего своего юбилея. Потребительские ...

Читать дальше...

Адмиралтейский канал — прямой предшественник Адмиралтейского бассейна на открытке начала XX столетия.

Канал, бассейн, гавань: след ревельского адмиралтейства

Память об одном из первых промышленных предприятий Таллинна периода раннего Нового времени по сей день считывается в городском пейзаже и ...

Читать дальше...

Башня Ратушной площади в Ревеле. Заходите, пока лето!

Смотровая площадка Старого Томаса в Таллине.    Легенды древнего города Таллина.  Новая легенда, от проекта "Ливонский Орден. XXI век": http://livland.org Закажите полную экскурсию через ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!