А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
Хроники Таллина
Говорят так:
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1333 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

…Всеми этими нелестными прозвищами девяносто лет тому назад критики именовали только что выстроенное здание Рийгикогу.

Собственным парламентским зданием народные избранники Эстонии обзавелись среди стран Балтийского региона первыми.

Сравнение фасада Рийгикогу и боярского сундука: карикатура Александра Владовского из газеты «Последние известия», перепечатанная в тартуском журнале «Odamees».

Литовским парламентариям, например, до 1936 года приходилось ютиться в бывшем гимназическом здании, а их латвийские коллеги и по сей день заседают в здании, выстроенном для дворянского собрания Лифляндской губернии.

Рийгикогу распахнул свои двери 12 сентября 1922 года: неоднозначная, мягко говоря, оценка работы архитекторов прозвучала едва ли не в тот же самый день. Не только от профессиональных критиков – но даже из уст парламентского спикера.

Театральный пролог

Колыбель эстонской государственности – в царстве Меркурия, парламентаризма же – на подмостках храма муз.

Идея провозгласить создание независимой Эстонской республики во время представления в театре «Эстонии» была в феврале 1918 года отклонена в пользу соседнего здания Госбанка.

Театральным – точнее концертным – залом решили воспользоваться пятнадцать месяцев спустя: первое заседание первого парламента ЭР – Учредительного собрания – открылось в стенах нынешней Национальной оперы.

Союз политиков и актеров оказался недолгим: уже летом 1919 года депутаты, как называли его в тогдашней прессе «предпарламента» перебрались на Тоомпеа – в бывший губернаторский дворец.

Именно там, была одобрена первая Конституция новорожденного государства и ратифицирован мирный договор с РСФСР, принят закон о земельной реформе и ликвидации дворянского землевладения.

Решение о строительстве нового, специально предназначенного для парламентских заседаний здания, было тоже принято там – в Белом зале дворца Тоомпеа.

За окнами зала

Архитектор Иоганн Шульц, в последней четверти XVIII столетия проектировавший парадный зал губернаторской резиденции и представить себе не мог, что в его стенах будут шуметь не балы, а народные избранники.

С самого начала ста двадцати депутатам Учредительного собрания в Белом зале было тесновато. И темновато: освещался он, по старинке, свечами и «новомодным» лет за шестьдесят до того газовыми рожками. Условия для работы канцеляристов были и того хуже.

Взгляды «предпарламентариев» все чаще устремлялись в сторону окон – тех, что выходили на западную сторону – во двор замка Тоомпеа. Туда, где чернели стены сгоревшей в революционные дни 1917 года губернской тюрьмы – некогда конвентского дома рыцарей Ливонского ордена.

Необходимость их ликвидации была очевидна. Как была очевидна и желательность строительства просторного зала для парламентских заседаний в непосредственной близости от служебных помещений, накрепко «прописавшихся» в губернаторском дворце.

Строительные работы были начаты в самом начале 1921 года. Заняли они менее двух лет и обошлись в в 90 000 фунтов стерлингов, то есть в 135 000 000 эстонских марок.

Два уточнения

Председатель Рийгикогу Йоханн Кукк, открывавший 12 сентября 1922 года церемонию освящения только что выстроенного парламентского здания, говорил с вдохновением и пафосом.

«В то самое время, когда пушки гремели на границах у Нарвы и Выру, и конца борьбе было не видать, Учредительное собрание, решило начать строительство нынешнего здания, – напоминал он. – Не было ни времени, ни возможности долго выбирать место, равно как и проводить конкурсы и тешить себя глобальными планами».

Оратор ошибался дважды. Во-первых – в дате: решение о сносе бывшего тюремного корпуса и начале нового строительства на его месте зала было принято уже в мирное время – в декабре 1920 года. Во-вторых – в том, что касается масштабности замыслов: старейший проект здания Государственного собрания несет на себе их явную печать.

Что и неудивительно: выполнил его, вероятно, уроженец Санкт-Петербурга, бежавший в Эстонию от революционных передряг. На это явно указывают как плохо читаемая, но различимая подпись автора проекта – «А.Н.Рамарьев», так и архитектурный стиль, который предлагал он для будущего здания Рийгикогу: модерн с явными перепевами барокко.

Единственное достоинство

Среди известных архитекторов дореволюционной столицы России Рамарьев не фигурирует. Неизвестна эта фамилия и в местном архитектурном ландшафте.

Зато известно другое: к «барочному модерну» тяготел один из виртуозов архитектурного академизма, перебравшийся из Петрограда в Ревель не позднее конца 1919 года Александр Владовский.

Его участие в конкурсе проектов здания Государственного собрания под псевдонимом – не более чем предположение. Но резко негативная оценка окончательного варианта, созданного архитекторами Эугеном Хаберманном и Хербертом Йохансоном, прозвучавшая со стороны Владовского, служит тому косвенным подтверждением.

«Взгляните на главный фасад здания нашего парламента, — призывал он со страниц «Последних известий», — Сравните его с сундуком, изготовленным в Москве в XVII столетии, и скажите откровенно: приличествуют ли государственному учреждению, такому, как Riigi kogu, находиться в коробке, которую выстроили ему наши зодчие?»

Мэтру академической архитектуры претило буквально все: и стремление эстонских архитекторов возвести здание «все в том же футуристическом духе», и их попытки «совместив старину с новизной», создать принципиально новый архитектурный стиль: по мнению Владовского это было невозможно в принципе!

Называя дом Государственного собрания «снаружи тюрьмой, а внутри – клубом самоубийц», автор критической заметки радовался, похоже, только одному: месту расположения здания. «Большое счастье для Вышгорода и для Ревеля в целом, что здание это ниоткуда не видно», — резюмировал Владовский.

Все необходимое

С резко негативной оценкой Владовского – возможно, правда, не озвучивая ее столь радикально – были согласны не только журналисты тогдашних эстонских газет, но, похоже, и сами парламентарии.

В частности, даже председатель Рийгикогу Кукк признавал в своей речи: с одной стороны над архитекторами довлело недофинансирование, с другой – стремление «вписать» парламентское здание в тесное пространство замкового двора и увязать его с исторической застройкой.

«Как и насколько им удалось справиться с этим заданием – решение об этом каждый принимает на основе собственного вкуса и эстетических чувств, — отмечал парламентский спикер. – Но ясно, что это строение останется наиболее монументальным символом начального периода эстонской государственности».

«Рийгикогу создал себе дом на исторической могиле Калева, стеснительно скрывая свое архитектурное лицо за стенами дворца, — продолжал он. – Но при этом, благодаря просторным залам и кулуарам, здание предоставляет замечательные условия для парламентской работы».

Примечательно, что сам он, похоже, отнюдь не исключал, что нынешнее решение – временное, продиктованное крайней необходимостью. «Когда-нибудь, в более спокойные времена можно будет приступить к сооружению постоянного здания на более выдающемся месте», — открытым текстом обещал Кукк.

Запоздалая справедливость 

«У нашего молодого государства нет внешнего великолепия, – писал в сентябре 1922 года таллиннский корреспондент газеты Postimees. – Но те, кто приезжают сюда, признают: редкостно для Европы государство, где так хороша и дешева жизнь.

И наше здание Рийгикогу, которое вынуждено считаться со средневековыми стенами, не демонстрирует внешнюю красоту. Но, вступая в зал Заседаний, будешь удивлен: в нем нечто непохожее ни на что, своеобразное, невиданное и неизведанное прежде».

За минувшие девяносто лет общественных зданий в Таллинне было выстроено немало. Немало было возведено по свету и парламентских зданий. Но Рийгикогу считается среди них уникальным: как по своему техническому решению, так и дизайну интерьеров.

Искусствоведы давным-давно подыскали названия для архитектурного стиля, в котором творили Хаберманн с Йохансоном: экспрессионизм с элементами традиционализма. Давнишние обидные прозвища известны разве что краеведам.

Девяносто лет для архитектурного памятника – не возраст. Для смены вкусов и эстетических оценок же – срок более, чем достаточный.

В наши дни Рийгикогу чаще журят за работу депутатов, чем архитекторов. И это, пожалуй, справедливее.

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!