А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Есть города, которые искусственно создают вокруг себя мифы, легенды, надуманные традиции, спешно заворачиваясь в них, скрывая свою молодость-зеленость. Таллинн - полная их противоположность. Он буквально задыхается под комом накрученных на него легенд и мифов. Ну как не развесить уши, слушая легенду о удачливом аптекаре, устроившем у себя в аптеке первый в мире "мужской клуб", просто наклеив на бутылки с вином этикетки от лекарств, когда эта самая аптека перед тобой: она работает аж с 1422 года, и ей владеет десятое поколение того самого аптекаря. Как не поверить про "свадьбу чёрта и нечистую квартиру", когда вот они, давно занавешенные окна этой квартиры, в которой никто не живёт и вот оно, уже сотню с гаком лет публикуемое в местной газете объявление о продаже, на которое никакой здравомыслящий человек не купится.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1149 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

…Всеми этими нелестными прозвищами девяносто лет тому назад критики именовали только что выстроенное здание Рийгикогу.

Собственным парламентским зданием народные избранники Эстонии обзавелись среди стран Балтийского региона первыми.

Сравнение фасада Рийгикогу и боярского сундука: карикатура Александра Владовского из газеты «Последние известия», перепечатанная в тартуском журнале «Odamees».

Литовским парламентариям, например, до 1936 года приходилось ютиться в бывшем гимназическом здании, а их латвийские коллеги и по сей день заседают в здании, выстроенном для дворянского собрания Лифляндской губернии.

Рийгикогу распахнул свои двери 12 сентября 1922 года: неоднозначная, мягко говоря, оценка работы архитекторов прозвучала едва ли не в тот же самый день. Не только от профессиональных критиков – но даже из уст парламентского спикера.

Театральный пролог

Колыбель эстонской государственности – в царстве Меркурия, парламентаризма же – на подмостках храма муз.

Идея провозгласить создание независимой Эстонской республики во время представления в театре «Эстонии» была в феврале 1918 года отклонена в пользу соседнего здания Госбанка.

Театральным – точнее концертным – залом решили воспользоваться пятнадцать месяцев спустя: первое заседание первого парламента ЭР – Учредительного собрания – открылось в стенах нынешней Национальной оперы.

Союз политиков и актеров оказался недолгим: уже летом 1919 года депутаты, как называли его в тогдашней прессе «предпарламента» перебрались на Тоомпеа – в бывший губернаторский дворец.

Именно там, была одобрена первая Конституция новорожденного государства и ратифицирован мирный договор с РСФСР, принят закон о земельной реформе и ликвидации дворянского землевладения.

Решение о строительстве нового, специально предназначенного для парламентских заседаний здания, было тоже принято там – в Белом зале дворца Тоомпеа.

За окнами зала

Архитектор Иоганн Шульц, в последней четверти XVIII столетия проектировавший парадный зал губернаторской резиденции и представить себе не мог, что в его стенах будут шуметь не балы, а народные избранники.

С самого начала ста двадцати депутатам Учредительного собрания в Белом зале было тесновато. И темновато: освещался он, по старинке, свечами и «новомодным» лет за шестьдесят до того газовыми рожками. Условия для работы канцеляристов были и того хуже.

Взгляды «предпарламентариев» все чаще устремлялись в сторону окон – тех, что выходили на западную сторону – во двор замка Тоомпеа. Туда, где чернели стены сгоревшей в революционные дни 1917 года губернской тюрьмы – некогда конвентского дома рыцарей Ливонского ордена.

Необходимость их ликвидации была очевидна. Как была очевидна и желательность строительства просторного зала для парламентских заседаний в непосредственной близости от служебных помещений, накрепко «прописавшихся» в губернаторском дворце.

Строительные работы были начаты в самом начале 1921 года. Заняли они менее двух лет и обошлись в в 90 000 фунтов стерлингов, то есть в 135 000 000 эстонских марок.

Два уточнения

Председатель Рийгикогу Йоханн Кукк, открывавший 12 сентября 1922 года церемонию освящения только что выстроенного парламентского здания, говорил с вдохновением и пафосом.

«В то самое время, когда пушки гремели на границах у Нарвы и Выру, и конца борьбе было не видать, Учредительное собрание, решило начать строительство нынешнего здания, – напоминал он. – Не было ни времени, ни возможности долго выбирать место, равно как и проводить конкурсы и тешить себя глобальными планами».

Оратор ошибался дважды. Во-первых – в дате: решение о сносе бывшего тюремного корпуса и начале нового строительства на его месте зала было принято уже в мирное время – в декабре 1920 года. Во-вторых – в том, что касается масштабности замыслов: старейший проект здания Государственного собрания несет на себе их явную печать.

Что и неудивительно: выполнил его, вероятно, уроженец Санкт-Петербурга, бежавший в Эстонию от революционных передряг. На это явно указывают как плохо читаемая, но различимая подпись автора проекта – «А.Н.Рамарьев», так и архитектурный стиль, который предлагал он для будущего здания Рийгикогу: модерн с явными перепевами барокко.

Единственное достоинство

Среди известных архитекторов дореволюционной столицы России Рамарьев не фигурирует. Неизвестна эта фамилия и в местном архитектурном ландшафте.

Зато известно другое: к «барочному модерну» тяготел один из виртуозов архитектурного академизма, перебравшийся из Петрограда в Ревель не позднее конца 1919 года Александр Владовский.

Его участие в конкурсе проектов здания Государственного собрания под псевдонимом – не более чем предположение. Но резко негативная оценка окончательного варианта, созданного архитекторами Эугеном Хаберманном и Хербертом Йохансоном, прозвучавшая со стороны Владовского, служит тому косвенным подтверждением.

«Взгляните на главный фасад здания нашего парламента, — призывал он со страниц «Последних известий», — Сравните его с сундуком, изготовленным в Москве в XVII столетии, и скажите откровенно: приличествуют ли государственному учреждению, такому, как Riigi kogu, находиться в коробке, которую выстроили ему наши зодчие?»

Мэтру академической архитектуры претило буквально все: и стремление эстонских архитекторов возвести здание «все в том же футуристическом духе», и их попытки «совместив старину с новизной», создать принципиально новый архитектурный стиль: по мнению Владовского это было невозможно в принципе!

Называя дом Государственного собрания «снаружи тюрьмой, а внутри – клубом самоубийц», автор критической заметки радовался, похоже, только одному: месту расположения здания. «Большое счастье для Вышгорода и для Ревеля в целом, что здание это ниоткуда не видно», — резюмировал Владовский.

Все необходимое

С резко негативной оценкой Владовского – возможно, правда, не озвучивая ее столь радикально – были согласны не только журналисты тогдашних эстонских газет, но, похоже, и сами парламентарии.

В частности, даже председатель Рийгикогу Кукк признавал в своей речи: с одной стороны над архитекторами довлело недофинансирование, с другой – стремление «вписать» парламентское здание в тесное пространство замкового двора и увязать его с исторической застройкой.

«Как и насколько им удалось справиться с этим заданием – решение об этом каждый принимает на основе собственного вкуса и эстетических чувств, — отмечал парламентский спикер. – Но ясно, что это строение останется наиболее монументальным символом начального периода эстонской государственности».

«Рийгикогу создал себе дом на исторической могиле Калева, стеснительно скрывая свое архитектурное лицо за стенами дворца, — продолжал он. – Но при этом, благодаря просторным залам и кулуарам, здание предоставляет замечательные условия для парламентской работы».

Примечательно, что сам он, похоже, отнюдь не исключал, что нынешнее решение – временное, продиктованное крайней необходимостью. «Когда-нибудь, в более спокойные времена можно будет приступить к сооружению постоянного здания на более выдающемся месте», — открытым текстом обещал Кукк.

Запоздалая справедливость 

«У нашего молодого государства нет внешнего великолепия, – писал в сентябре 1922 года таллиннский корреспондент газеты Postimees. – Но те, кто приезжают сюда, признают: редкостно для Европы государство, где так хороша и дешева жизнь.

И наше здание Рийгикогу, которое вынуждено считаться со средневековыми стенами, не демонстрирует внешнюю красоту. Но, вступая в зал Заседаний, будешь удивлен: в нем нечто непохожее ни на что, своеобразное, невиданное и неизведанное прежде».

За минувшие девяносто лет общественных зданий в Таллинне было выстроено немало. Немало было возведено по свету и парламентских зданий. Но Рийгикогу считается среди них уникальным: как по своему техническому решению, так и дизайну интерьеров.

Искусствоведы давным-давно подыскали названия для архитектурного стиля, в котором творили Хаберманн с Йохансоном: экспрессионизм с элементами традиционализма. Давнишние обидные прозвища известны разве что краеведам.

Девяносто лет для архитектурного памятника – не возраст. Для смены вкусов и эстетических оценок же – срок более, чем достаточный.

В наши дни Рийгикогу чаще журят за работу депутатов, чем архитекторов. И это, пожалуй, справедливее.

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

Электрический трамвай, Тартуское шоссе, 1928 год.

130 лет: от конки на деревянных рельсах до современных трамваев в Таллине

Регулярное движение конного трамвая в Таллинне началось 130 лет назад, 24 августа. Первая одноколейная трамвайная линия шла от Русского рынка ...

Читать дальше...

Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.

Монумент на площади Свободы в Таллине: мечты, идеи, проекты и авторы

Таллиннский «памятник номер один» мог быть многофигурной композицией, вознесенным в небо мечом и даже... церковью. Идея увековечить образование Эстонской Республики ЯЗЫКОМ ...

Читать дальше...

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!