А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1111 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

…Всеми этими нелестными прозвищами девяносто лет тому назад критики именовали только что выстроенное здание Рийгикогу.

Собственным парламентским зданием народные избранники Эстонии обзавелись среди стран Балтийского региона первыми.

Сравнение фасада Рийгикогу и боярского сундука: карикатура Александра Владовского из газеты «Последние известия», перепечатанная в тартуском журнале «Odamees».

Литовским парламентариям, например, до 1936 года приходилось ютиться в бывшем гимназическом здании, а их латвийские коллеги и по сей день заседают в здании, выстроенном для дворянского собрания Лифляндской губернии.

Рийгикогу распахнул свои двери 12 сентября 1922 года: неоднозначная, мягко говоря, оценка работы архитекторов прозвучала едва ли не в тот же самый день. Не только от профессиональных критиков – но даже из уст парламентского спикера.

Театральный пролог

Колыбель эстонской государственности – в царстве Меркурия, парламентаризма же – на подмостках храма муз.

Идея провозгласить создание независимой Эстонской республики во время представления в театре «Эстонии» была в феврале 1918 года отклонена в пользу соседнего здания Госбанка.

Театральным – точнее концертным – залом решили воспользоваться пятнадцать месяцев спустя: первое заседание первого парламента ЭР – Учредительного собрания – открылось в стенах нынешней Национальной оперы.

Союз политиков и актеров оказался недолгим: уже летом 1919 года депутаты, как называли его в тогдашней прессе «предпарламента» перебрались на Тоомпеа – в бывший губернаторский дворец.

Именно там, была одобрена первая Конституция новорожденного государства и ратифицирован мирный договор с РСФСР, принят закон о земельной реформе и ликвидации дворянского землевладения.

Решение о строительстве нового, специально предназначенного для парламентских заседаний здания, было тоже принято там – в Белом зале дворца Тоомпеа.

За окнами зала

Архитектор Иоганн Шульц, в последней четверти XVIII столетия проектировавший парадный зал губернаторской резиденции и представить себе не мог, что в его стенах будут шуметь не балы, а народные избранники.

С самого начала ста двадцати депутатам Учредительного собрания в Белом зале было тесновато. И темновато: освещался он, по старинке, свечами и «новомодным» лет за шестьдесят до того газовыми рожками. Условия для работы канцеляристов были и того хуже.

Взгляды «предпарламентариев» все чаще устремлялись в сторону окон – тех, что выходили на западную сторону – во двор замка Тоомпеа. Туда, где чернели стены сгоревшей в революционные дни 1917 года губернской тюрьмы – некогда конвентского дома рыцарей Ливонского ордена.

Необходимость их ликвидации была очевидна. Как была очевидна и желательность строительства просторного зала для парламентских заседаний в непосредственной близости от служебных помещений, накрепко «прописавшихся» в губернаторском дворце.

Строительные работы были начаты в самом начале 1921 года. Заняли они менее двух лет и обошлись в в 90 000 фунтов стерлингов, то есть в 135 000 000 эстонских марок.

Два уточнения

Председатель Рийгикогу Йоханн Кукк, открывавший 12 сентября 1922 года церемонию освящения только что выстроенного парламентского здания, говорил с вдохновением и пафосом.

«В то самое время, когда пушки гремели на границах у Нарвы и Выру, и конца борьбе было не видать, Учредительное собрание, решило начать строительство нынешнего здания, – напоминал он. – Не было ни времени, ни возможности долго выбирать место, равно как и проводить конкурсы и тешить себя глобальными планами».

Оратор ошибался дважды. Во-первых – в дате: решение о сносе бывшего тюремного корпуса и начале нового строительства на его месте зала было принято уже в мирное время – в декабре 1920 года. Во-вторых – в том, что касается масштабности замыслов: старейший проект здания Государственного собрания несет на себе их явную печать.

Что и неудивительно: выполнил его, вероятно, уроженец Санкт-Петербурга, бежавший в Эстонию от революционных передряг. На это явно указывают как плохо читаемая, но различимая подпись автора проекта – «А.Н.Рамарьев», так и архитектурный стиль, который предлагал он для будущего здания Рийгикогу: модерн с явными перепевами барокко.

Единственное достоинство

Среди известных архитекторов дореволюционной столицы России Рамарьев не фигурирует. Неизвестна эта фамилия и в местном архитектурном ландшафте.

Зато известно другое: к «барочному модерну» тяготел один из виртуозов архитектурного академизма, перебравшийся из Петрограда в Ревель не позднее конца 1919 года Александр Владовский.

Его участие в конкурсе проектов здания Государственного собрания под псевдонимом – не более чем предположение. Но резко негативная оценка окончательного варианта, созданного архитекторами Эугеном Хаберманном и Хербертом Йохансоном, прозвучавшая со стороны Владовского, служит тому косвенным подтверждением.

«Взгляните на главный фасад здания нашего парламента, — призывал он со страниц «Последних известий», — Сравните его с сундуком, изготовленным в Москве в XVII столетии, и скажите откровенно: приличествуют ли государственному учреждению, такому, как Riigi kogu, находиться в коробке, которую выстроили ему наши зодчие?»

Мэтру академической архитектуры претило буквально все: и стремление эстонских архитекторов возвести здание «все в том же футуристическом духе», и их попытки «совместив старину с новизной», создать принципиально новый архитектурный стиль: по мнению Владовского это было невозможно в принципе!

Называя дом Государственного собрания «снаружи тюрьмой, а внутри – клубом самоубийц», автор критической заметки радовался, похоже, только одному: месту расположения здания. «Большое счастье для Вышгорода и для Ревеля в целом, что здание это ниоткуда не видно», — резюмировал Владовский.

Все необходимое

С резко негативной оценкой Владовского – возможно, правда, не озвучивая ее столь радикально – были согласны не только журналисты тогдашних эстонских газет, но, похоже, и сами парламентарии.

В частности, даже председатель Рийгикогу Кукк признавал в своей речи: с одной стороны над архитекторами довлело недофинансирование, с другой – стремление «вписать» парламентское здание в тесное пространство замкового двора и увязать его с исторической застройкой.

«Как и насколько им удалось справиться с этим заданием – решение об этом каждый принимает на основе собственного вкуса и эстетических чувств, — отмечал парламентский спикер. – Но ясно, что это строение останется наиболее монументальным символом начального периода эстонской государственности».

«Рийгикогу создал себе дом на исторической могиле Калева, стеснительно скрывая свое архитектурное лицо за стенами дворца, — продолжал он. – Но при этом, благодаря просторным залам и кулуарам, здание предоставляет замечательные условия для парламентской работы».

Примечательно, что сам он, похоже, отнюдь не исключал, что нынешнее решение – временное, продиктованное крайней необходимостью. «Когда-нибудь, в более спокойные времена можно будет приступить к сооружению постоянного здания на более выдающемся месте», — открытым текстом обещал Кукк.

Запоздалая справедливость 

«У нашего молодого государства нет внешнего великолепия, – писал в сентябре 1922 года таллиннский корреспондент газеты Postimees. – Но те, кто приезжают сюда, признают: редкостно для Европы государство, где так хороша и дешева жизнь.

И наше здание Рийгикогу, которое вынуждено считаться со средневековыми стенами, не демонстрирует внешнюю красоту. Но, вступая в зал Заседаний, будешь удивлен: в нем нечто непохожее ни на что, своеобразное, невиданное и неизведанное прежде».

За минувшие девяносто лет общественных зданий в Таллинне было выстроено немало. Немало было возведено по свету и парламентских зданий. Но Рийгикогу считается среди них уникальным: как по своему техническому решению, так и дизайну интерьеров.

Искусствоведы давным-давно подыскали названия для архитектурного стиля, в котором творили Хаберманн с Йохансоном: экспрессионизм с элементами традиционализма. Давнишние обидные прозвища известны разве что краеведам.

Девяносто лет для архитектурного памятника – не возраст. Для смены вкусов и эстетических оценок же – срок более, чем достаточный.

В наши дни Рийгикогу чаще журят за работу депутатов, чем архитекторов. И это, пожалуй, справедливее.

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Необычный Таллин. Январь 2018

За несколько часов до этого момента, увезли последний разобранный домик с Рождественского рынка, который царствовал тут почти два месяца. И ...

Читать дальше...

Перед отправкой на фронт бойцов I Ревельского русского партизанского отряда приветствовал на главной площади столицы генерал Йохан Лайдонер.

Бело-сине-красный шеврон над сине-черно-белым щитком: русский вклад в Освободительную войну Эстонии

Участие русского населения Эстонской Республики в вооруженной борьбе за независимость — не столь отдаленная, но до сих пор малоизвестная страница ...

Читать дальше...

Ревельский стражник — туристам: встретим Вас в объятиях — сердечно, с теплом

Ревельский стражник, котрый несёт свою службу круглый год в сердце Старого Таллина на Ратушной площади, обратился к гостям столицы Эстонии:  — Городской стражник Ревеля ...

Читать дальше...

Первая встреча героев Ханса Кристиана Андерсена в интерьерах таллиннских улиц состоялась благодаря книжным иллюстрациям работы Валерия Алфеевского.

Три сказочных визита: Снежная королева в Таллинне

Полвека назад для десятков миллионов человек Таллинн стал однозначным синонимом зимней сказки — на экраны вышел художественный фильм «Снежная королева». Город, ...

Читать дальше...

Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!