А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1149 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Семьдесят лет тому назад календарь праздничных дней Эстонии пополнился странной датой: 22 октября. По счастью – ненадолго: всего на два года.

В четверг, 22 октября 1942 года, Таллинн был разбужен не заводскими гудками и не сиренами ПВО – а десятиминутным колокольным звоном.

Распоряжение и.о. генерального комиссара Ревеля Гюлкера, опубликованное накануне в газете Eesti Sõna – официозе «эстонского самоуправления» – рабочий день объявлялся выходным.

Более того – праздничным: «Днем освобождения от большевистского ига».

Мозаика дат 

«Шапка» праздничного выпуска газеты Eesti sõna от 22 октября 1943 года.

Календарь знаменательных дат оккупированной нацистами Эстонии представлял собой достаточно причудливое зрелище.

Часть праздников довоенных времен, по идеологическим соображениям вычеркнутых советской властью, была восстановлена: выходными днями, например, вновь становилась Пасха и День Независимости, переименованный официально в «День свободы».

Отмечаемый 24 июня День победы былого названия не утратил. Но стал рабочим днем — и радикально изменил свое содержание: вспоминать в эту дату отныне рекомендовалось не разгром ополчения остзейских немцев под Цесисом в 1919 году, а начало борьбы лесных братьев в июне 1941-года.

Все три года нацисткой оккупации отмечалось и 1 мая – праздник этот, под названием «Национальный день труда», входил в официальный календарь Третьего рейха. Правда, праздновался он «без отрыва от производства»: дополнительного выходного, как и в День рождения фюрера, жителям оккупированной Эстонии не полагалось.

Сложно сказать, почему для «Дня освобождения» было выбрано именно 22 октября – годовщина занятия немцами острова Хийумаа. Ведь полностью операция по захвату Эстонии была завершена вермахтом почти на полтора месяца позже – 5 декабря 1941 года.

В этот день советскими войсками был оставлен остров Осмуссаар – последний рубеж обороны Моонзундского архипелага.

Подарки к празднику

О предстоящем празднике население было оповещено за два дня до его даты.

В распоряжении властей указывалось, что неотработанное время за 22 октября будет оплачено по тарифу рабочего дня, а тем, кто будет вынужден работать, полагается пятидесятипроцентная надбавка к жалованию.

Кроме того, экономическая дирекция «Эстонского самоуправления», по соглашению с генеральным комиссаром, решила выделить обладателям купонов на табак и табачные изделия по одной пачке папирос сверх нормы.

Сто дополнительных грамм сыра на неделю было решено выделить по продуктовым карточкам детям в возрасте до 17 лет, а также – служащим полиции и Омакайтсе. На детей до двух лет включительно с 26 октября по 1 ноября можно было отоваривать по одному куриному яйцу дополнительно.

Явным диссонансом на этом фоне выглядело распоряжение «Эстонского управления» о регистрации и обложении налогом всех проживающих в границах «генерального комиссариата Эстонии» собак в возрасте от трех месяцев, за исключением служебных.

Первоначальный взнос для их владельцев был назначен в двадцать рейхсмарок, еще по пятьдесят полагалось платить каждый последующий год. Кроме того, за пятьдесят пфеннигов надо было выкупить учетный жетон на ошейник.

Для сравнения надо отметить, что стоимость детского пальто на таллиннской барахолке составляло сорок-шестьдесят марок, а зарплата в триста марок считалась высокой.

Тем, кто получал ее, надбавка за работу в праздничный день, в частности, не выплачивалась.

Чисто выметено 

Postimees писал, что улицы Таллинна накануне праздничного дня были чисто выметены и украшены флагами – эстонским и германскими.

Упоминается и «соответствующее событию» украшение окон и витрин, хотя и не уточняется, каким именно оно было. Судить можно по аналогии с Тарту: портреты фюрера, сине-черно-белые драпировки, кое-где – приветствия «освободителям».

Вся эстетика праздника была решена его организаторами в ключе «всенародной благодарности». Причем с утра благодарить полагалось Бога, а во второй половине дня – непосредственных «спасителей от большевистского ига»: павших и живых.

Благодарственные богослужения состоялись в 10 утра во всех таллиннских церквях. Больше всего народа пришло в Домский собор, где присутствовала верхушка «Эстонского самоуправления» с женами и представители немецкой администрации.

Несколько скамей в церкви было специально зарезервировано для родственников высланных в июне 1941 года: они должны были напоминать о национальной трагедии, «избавителем» от которой выступила Германия.

Дума о вожде

Логика ответственных за идеологическую обработку жителей оккупированной Эстонии, порой, удивляет своей парадоксальностью.

С одной стороны, весь «праздник» был пронизан духом славословий «Новой Германии» и ее «вождю-освободителю». С другой – подспудно внушалась мысль о «самоосвобождении».

Передовица в Eesti Sõna уверяла: военная операция по захвату Эстонии была не частью глобальной операцией по захвату Ленинграда, а специально продуманным «актом помощи» боровшимся против большевиков лесным братьям.

Речи, прозвучавшие на торжественном акте в театре «Эстония» подобного «вольнодумства» не допускали. Генеральный комиссар округа «Эстланд» Карл Зигмунд Литцман, ссылаясь на слова «знакомого крестьянина» неоднократно повторил: «право на жизнь» эстонцам даровал исключительно фюрер.

«Подумаем же о вожде, который однажды спас Германию, дал ей величие и силу и мощь, освободил Эстонию от большевизма и уготовил ее жителям счастливое будущее!», — патетично завершил свое выступление фактический глава оккупационной администрации.

Культура речи

О склонности номинального руководителя «Эстонского самоуправления» Хьялмара Мяэ к разговорам ни о чем ходили легенды.

Репутацию краснобая Мяэ полностью подтвердил и 22 октября 1942 года: в своем более чем получасовом выступлении он, похоже, постарался рассказать обо всем, о чем мог.

Начав с тяжкой доли псковских эстонцев, вынужденных «страдать в городе, который попытались сделать полностью русским», он перешел к «тысячелетней угрозе с Востока» и «азиатском коварстве большевиков», а потом – упрекнул западных союзников СССР в «политической недальновидности».

Далее Мяэ поведал о своем личном знакомстве с министром Восточных территорий, уроженцем Таллинна Альфредом Розенбергом и рейхсфюрером СС Генрихом Гимлером: они, дескать, расположены к эстонскому народу самым дружественным образом.

Заодно глава «Эстонского самоуправления» прошелся соплеменникам, симпатизирующим Великобритании. «Именно англичане сдали Балтийские государства без боя, и именно архиепископ Кентерберийский каждое воскресенье молится о победе русского оружия!» — напомнил он.

Пространные речи, похоже, были лишь прологом к основной мысли: призыву к активному сотрудничеству с немецкими властями, а главное – к вступлению в создаваемый Эстонский легион.

«Хочется поименно отблагодарить всех эстонских добровольцев, — признался Мяэ. – Они выполняют долг перед своим народом и всей европейской культурой».

Еще раз

К четырем часам география торжеств переместилась из центра города в Пирита: траурная церемония была проведена на «Кладбище героев» — месте захоронения на Маарьямяэ немецких солдат, погибших в ходе операции по захвату Таллинна в августе 1941 года

Часом позже в таллиннских больницах и военных госпиталях состоялись вечера с концертной программой. Без четверти шесть какие-либо общественные мероприятия были завершены: над Таллинном опустилась завеса обязательного затемнения.
Полицейские патрули приступили к рутинной работе: вычисление нарушителей режима светомаскировки.

«День освобождения» завершился – чтобы быть отпразднованным еще раз: ровно год спустя. Правда, торжественное заседание в театре «Эстонии» на этот раз уже не проводилось. Торжества ограничились приемом для переселившихся из окрестностей Пскова эстонских крестьян и часовым концертом духового оркестра на площади Вабадузе.

Минуло еще двенадцать месяцев — и материковая Эстония была освобождена от нацистской оккупации: бои в конце октября 1944 года шли на южной оконечности острова Сааремаа. И хотя редакция Eesti Sõna располагалась в Берлине, даже официальный орган коллаборационистов понимал неуместность напоминания о «праздничной дате».

* * *

Учрежденный семьдесят лет тому назад «День освобождения» был благополучно отправлен на свалку истории.

О существовании его, возможно, не стоило бы и вспоминать – если только фразы о «борцах за свободу в немецких мундирах» нет-нет, да и не вырывались бы порой из уст политиков современной ЭР.

Не пора ли позабыть о них – как была благополучно позабыта позорная «праздничная дата», учрежденная сотрудниками идеологической ведомства Третьего Рейха?

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

Электрический трамвай, Тартуское шоссе, 1928 год.

130 лет: от конки на деревянных рельсах до современных трамваев в Таллине

Регулярное движение конного трамвая в Таллинне началось 130 лет назад, 24 августа. Первая одноколейная трамвайная линия шла от Русского рынка ...

Читать дальше...

Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.

Монумент на площади Свободы в Таллине: мечты, идеи, проекты и авторы

Таллиннский «памятник номер один» мог быть многофигурной композицией, вознесенным в небо мечом и даже... церковью. Идея увековечить образование Эстонской Республики ЯЗЫКОМ ...

Читать дальше...

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!