А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
На большом гербе Эстонской Республики, на золотом фоне исполненного в стиле барокко щита, изображены три льва-леопарда синего цвета с языками красного цвета и глазами серебряного цвета, которые идут, если смотреть со стороны щита, направо, устремив взоры на зрителя. С трех сторон щит окаймлен венком из двух скрещенных дубовых веток золотистого цвета. Основой герба Эстонии стал датский герб XIII столетия. Этот герб вместе с флагом передал Таллину король Вольдемар II в 1219 году. Официально герб утвердили в 1925 году. На сохранившейся наиболее ранней печати Таллина, относящейся к 1277 году, изображены три идущих коронованных леопарда с головами в анфас на треугольном гербовом щите. Леопарды были синими, располагались они на золотом поле.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1135 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Семьдесят лет тому назад календарь праздничных дней Эстонии пополнился странной датой: 22 октября. По счастью – ненадолго: всего на два года.

В четверг, 22 октября 1942 года, Таллинн был разбужен не заводскими гудками и не сиренами ПВО – а десятиминутным колокольным звоном.

Распоряжение и.о. генерального комиссара Ревеля Гюлкера, опубликованное накануне в газете Eesti Sõna – официозе «эстонского самоуправления» – рабочий день объявлялся выходным.

Более того – праздничным: «Днем освобождения от большевистского ига».

Мозаика дат 

«Шапка» праздничного выпуска газеты Eesti sõna от 22 октября 1943 года.

Календарь знаменательных дат оккупированной нацистами Эстонии представлял собой достаточно причудливое зрелище.

Часть праздников довоенных времен, по идеологическим соображениям вычеркнутых советской властью, была восстановлена: выходными днями, например, вновь становилась Пасха и День Независимости, переименованный официально в «День свободы».

Отмечаемый 24 июня День победы былого названия не утратил. Но стал рабочим днем — и радикально изменил свое содержание: вспоминать в эту дату отныне рекомендовалось не разгром ополчения остзейских немцев под Цесисом в 1919 году, а начало борьбы лесных братьев в июне 1941-года.

Все три года нацисткой оккупации отмечалось и 1 мая – праздник этот, под названием «Национальный день труда», входил в официальный календарь Третьего рейха. Правда, праздновался он «без отрыва от производства»: дополнительного выходного, как и в День рождения фюрера, жителям оккупированной Эстонии не полагалось.

Сложно сказать, почему для «Дня освобождения» было выбрано именно 22 октября – годовщина занятия немцами острова Хийумаа. Ведь полностью операция по захвату Эстонии была завершена вермахтом почти на полтора месяца позже – 5 декабря 1941 года.

В этот день советскими войсками был оставлен остров Осмуссаар – последний рубеж обороны Моонзундского архипелага.

Подарки к празднику

О предстоящем празднике население было оповещено за два дня до его даты.

В распоряжении властей указывалось, что неотработанное время за 22 октября будет оплачено по тарифу рабочего дня, а тем, кто будет вынужден работать, полагается пятидесятипроцентная надбавка к жалованию.

Кроме того, экономическая дирекция «Эстонского самоуправления», по соглашению с генеральным комиссаром, решила выделить обладателям купонов на табак и табачные изделия по одной пачке папирос сверх нормы.

Сто дополнительных грамм сыра на неделю было решено выделить по продуктовым карточкам детям в возрасте до 17 лет, а также – служащим полиции и Омакайтсе. На детей до двух лет включительно с 26 октября по 1 ноября можно было отоваривать по одному куриному яйцу дополнительно.

Явным диссонансом на этом фоне выглядело распоряжение «Эстонского управления» о регистрации и обложении налогом всех проживающих в границах «генерального комиссариата Эстонии» собак в возрасте от трех месяцев, за исключением служебных.

Первоначальный взнос для их владельцев был назначен в двадцать рейхсмарок, еще по пятьдесят полагалось платить каждый последующий год. Кроме того, за пятьдесят пфеннигов надо было выкупить учетный жетон на ошейник.

Для сравнения надо отметить, что стоимость детского пальто на таллиннской барахолке составляло сорок-шестьдесят марок, а зарплата в триста марок считалась высокой.

Тем, кто получал ее, надбавка за работу в праздничный день, в частности, не выплачивалась.

Чисто выметено 

Postimees писал, что улицы Таллинна накануне праздничного дня были чисто выметены и украшены флагами – эстонским и германскими.

Упоминается и «соответствующее событию» украшение окон и витрин, хотя и не уточняется, каким именно оно было. Судить можно по аналогии с Тарту: портреты фюрера, сине-черно-белые драпировки, кое-где – приветствия «освободителям».

Вся эстетика праздника была решена его организаторами в ключе «всенародной благодарности». Причем с утра благодарить полагалось Бога, а во второй половине дня – непосредственных «спасителей от большевистского ига»: павших и живых.

Благодарственные богослужения состоялись в 10 утра во всех таллиннских церквях. Больше всего народа пришло в Домский собор, где присутствовала верхушка «Эстонского самоуправления» с женами и представители немецкой администрации.

Несколько скамей в церкви было специально зарезервировано для родственников высланных в июне 1941 года: они должны были напоминать о национальной трагедии, «избавителем» от которой выступила Германия.

Дума о вожде

Логика ответственных за идеологическую обработку жителей оккупированной Эстонии, порой, удивляет своей парадоксальностью.

С одной стороны, весь «праздник» был пронизан духом славословий «Новой Германии» и ее «вождю-освободителю». С другой – подспудно внушалась мысль о «самоосвобождении».

Передовица в Eesti Sõna уверяла: военная операция по захвату Эстонии была не частью глобальной операцией по захвату Ленинграда, а специально продуманным «актом помощи» боровшимся против большевиков лесным братьям.

Речи, прозвучавшие на торжественном акте в театре «Эстония» подобного «вольнодумства» не допускали. Генеральный комиссар округа «Эстланд» Карл Зигмунд Литцман, ссылаясь на слова «знакомого крестьянина» неоднократно повторил: «право на жизнь» эстонцам даровал исключительно фюрер.

«Подумаем же о вожде, который однажды спас Германию, дал ей величие и силу и мощь, освободил Эстонию от большевизма и уготовил ее жителям счастливое будущее!», — патетично завершил свое выступление фактический глава оккупационной администрации.

Культура речи

О склонности номинального руководителя «Эстонского самоуправления» Хьялмара Мяэ к разговорам ни о чем ходили легенды.

Репутацию краснобая Мяэ полностью подтвердил и 22 октября 1942 года: в своем более чем получасовом выступлении он, похоже, постарался рассказать обо всем, о чем мог.

Начав с тяжкой доли псковских эстонцев, вынужденных «страдать в городе, который попытались сделать полностью русским», он перешел к «тысячелетней угрозе с Востока» и «азиатском коварстве большевиков», а потом – упрекнул западных союзников СССР в «политической недальновидности».

Далее Мяэ поведал о своем личном знакомстве с министром Восточных территорий, уроженцем Таллинна Альфредом Розенбергом и рейхсфюрером СС Генрихом Гимлером: они, дескать, расположены к эстонскому народу самым дружественным образом.

Заодно глава «Эстонского самоуправления» прошелся соплеменникам, симпатизирующим Великобритании. «Именно англичане сдали Балтийские государства без боя, и именно архиепископ Кентерберийский каждое воскресенье молится о победе русского оружия!» — напомнил он.

Пространные речи, похоже, были лишь прологом к основной мысли: призыву к активному сотрудничеству с немецкими властями, а главное – к вступлению в создаваемый Эстонский легион.

«Хочется поименно отблагодарить всех эстонских добровольцев, — признался Мяэ. – Они выполняют долг перед своим народом и всей европейской культурой».

Еще раз

К четырем часам география торжеств переместилась из центра города в Пирита: траурная церемония была проведена на «Кладбище героев» — месте захоронения на Маарьямяэ немецких солдат, погибших в ходе операции по захвату Таллинна в августе 1941 года

Часом позже в таллиннских больницах и военных госпиталях состоялись вечера с концертной программой. Без четверти шесть какие-либо общественные мероприятия были завершены: над Таллинном опустилась завеса обязательного затемнения.
Полицейские патрули приступили к рутинной работе: вычисление нарушителей режима светомаскировки.

«День освобождения» завершился – чтобы быть отпразднованным еще раз: ровно год спустя. Правда, торжественное заседание в театре «Эстонии» на этот раз уже не проводилось. Торжества ограничились приемом для переселившихся из окрестностей Пскова эстонских крестьян и часовым концертом духового оркестра на площади Вабадузе.

Минуло еще двенадцать месяцев — и материковая Эстония была освобождена от нацистской оккупации: бои в конце октября 1944 года шли на южной оконечности острова Сааремаа. И хотя редакция Eesti Sõna располагалась в Берлине, даже официальный орган коллаборационистов понимал неуместность напоминания о «праздничной дате».

* * *

Учрежденный семьдесят лет тому назад «День освобождения» был благополучно отправлен на свалку истории.

О существовании его, возможно, не стоило бы и вспоминать – если только фразы о «борцах за свободу в немецких мундирах» нет-нет, да и не вырывались бы порой из уст политиков современной ЭР.

Не пора ли позабыть о них – как была благополучно позабыта позорная «праздничная дата», учрежденная сотрудниками идеологической ведомства Третьего Рейха?

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь.

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь. Чайки, любовь и голуби в Средневековом Таллине. Март 2018 года. Мужик обеспечивает ...

Читать дальше...

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом!

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом! Март 2018 года. Сторона Тепла, и Сторона Холода.    

Читать дальше...

Ратман Якоб Иоганн фон Гонзиор и его супруга Амалия Констанция. Снимок шестидесятых годов позапрошлого столетия.

Наследие ратмана Якоба Гонзиора: фонд, улица, социальное жилье в Ревеле

Начало очередного ремонта одной из основных магистралей центра столицы заставляет вновь вспомнить человека, которого величали «таллиннским Рокфеллером». Корреспондент издания "Esmaspäev", присвоивший ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!