А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1135 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Одна из самых ярких, примечательных, но, увы, недолговечных газет русского Ревеля начала выходить ровно век тому назад.

Парадоксальным и небывало урожайным выдался 1912 года на ниве местной русской журналистики.

Выходящие вот уж двадцать первый год «Ревельские известия» решили сменить имидж консервативного полуофициоза на рупор националистов.

Продержался он недолго: в конце лета издание вернулось к прежнему, умеренному, курсу, а покинувший его редактор И.Тарунцев возглавил новорожденный «Ревельский вестник».

В сентябре стало известно, что некий коллежский регистратор Я.Плуг намерен издавать в Ревеле газету «Посредник» на трех местных языках – русском, эстонском и немецком – разом.

Намерение по каким-то причинам осталось нереализованным. Но уже 16 (29) октября из типографии вышел первый номер «Ревельского листка» — третьей появившейся в городе за минувший год русскоязычной газеты.

Никто!

Герой одного из опубликованных «Ревельским листком» фельетонов рассказывал
о «необычайном происшествии», свидетелем которого ему довелось оказаться.

Суть происшествия заключалась в следующем: толпа горожан на нынешней улице Виру вела себя настолько возбужденно, что можно было заподозрить что-то неладное — то ли пожар, то ли столкновение извозчика с вагоном конки.

При ближайшем рассмотрении выяснилось: местная публика всего-навсего осаждает газетчика, получившего свежие номера столичных газет прямиком из почтового вагона петербургского поезда. «Это странно: живут в Ревеле, а о Петербурге так заботятся, словно здесь только часы проводят», – отмечал фельетонист.

Поинтересовавшись у стоящего поблизости горожанина о том, кто же, в таком случае, интересуется в Ревеле местной общественной жизнью, журналист получил недружелюбный, но краткий ответ: «никто!»

Обильный материал 

Журналист сгустил краски: раздел местной жизни имелся на страницах как «Ревельских известий», так и «Ревельского вестника».

Другое дело, что большинство публикаций этого раздела носило характер сухой репортерской хроники. Кроме того, одним из «беспроигрышных» козырей накануне предстоящих в 1912 году выборов в Государственную думу оказался национальный фактор.

В итоге жизнь горожан-остзейцев почти полностью сгинула с полос русской прессы. С лидерами эстонской фракции городского самоуправления оба издания начали горячую перепалку. А педалирование «еврейского вопроса» приняло откровенно карикатурные формы: даже в сообщении о гибели «Титаника» не обошлось без антисемитских ноток.

Отказ от подобных настроений новая газета декларировала в первом же номере. «Редакция нашла и для себя работу, желая сделать свое издание отражением тех общественных нужд, тех городских потребностей и тех законных стремлений ревельцев, которые общи всему городскому населению, без отношения к племенному составу жителей» — провозглашал «Ревельский листок».

Свое кредо «Ревельский листок» сформулировал четко: освещать, примирять и объединять интересы «всех трех населяющих город национальностей». «Ревель способен дать для этого самый обильный материал», – была уверена редакция.

Поразительные мнения

Появление издания, тональность и направленность которого резко отличалась от «мейнстрима» местной русской журналистики, вероятно, послужило поводом для слухов.

«От местных Добчинских, Бобчинских и Загорецких можно было услыхать поразительные мнения, – иронизировал по поводу домыслов «Ревельский листок». – Одни говорили, что издатель был прислан с тайной целью в Ревель берлинскими немцами, а по мнению некоторых – даже венскими.

Некоторые находили какую-то связь между этой газетой и посещением Ревеля английской эскадрою. Иные горячо настаивали, что тут каверза кадетской партии. Конечно, не были забыты и японцы; добрались и до Турции, которая имела расчет действовать на Россию с тыла и тем предупредить военную помощь балканским славянам».

Ничего секретного в предыстории «Ревельского листка», между тем, не было. Еще весной как эстонские, так и русские издания опубликовали краткую заметку: «ямбургский обыватель» Альфред Липпо ходатайствует о предоставлении ему права издания в Ревеле газеты.

Но успехом газета была обязана не ему — «редактору-издателю», занимавшему административную должность. А автору, публиковавшемуся под псевдонимами «М.П.Тиханов», «Амикус» и даже – «Архип Дуда».

Прогулки с Маниловым 

То, что литературная биография популярного в середине ХХ века прозаика Ивана Соколова-Микитова началась в Ревеле, литературоведам известно.

Каким было начало пути – известно значительно меньше: в своей биографии писатель упоминал лишь работу в «маленькой газетке «Ревельские известия» — скромно умалчивая о том, что всё издание практически держалось на нем.

Где, когда и при каких обстоятельствах двадцатилетний Соколов-Микитов познакомился с Липпо – неясно. Скорее всего, произошло это на берегах Невы, где учащийся сельскохозяйственных курсов куда прилежнее лекций посещал петербургские литературные кружки.

Не просто знакомство, а ощущение самого духа классики русской литературы сквозит в фельетонах, публиковавшихся в «Ревельском листке» из номера в номер. Недаром в первом же номере были помянуты сплетники из гоголевского «Ревизора» и пустозвон из грибоедовского «Горя от ума»!

«Сквозным героем» ряда публикаций становится Манилов: фантазия молодого журналиста заставляет его заложить поместье в Крестьянском банке, перебраться в Ревель, определить сыновей в нынешнюю Гимназию Густава-Адольфа, бродить по городу и восхищаться прожектами городских властей.

Город необычайностей

«Коль ни зима, ни осень, ни весна, ни лето – знай, милый мой, что город Ревель это. Город всяких необычайностей, случайностей, крайностей. Где все бывает ни так, ни сяк, лишь считается неизменно-желанным пиво «Сакъ»…

Это – цитата еще одного «фаворита» редакции «Ревельских известий» — «балаганного деда Архипа Дуды», размером раешного стиха рассказывающего о реалиях ревельской повседневности столетней давности.

Иногда роль повествователя отводится «замоскворецкому купцу, физиономисту по совместительству», приехавшему в Эстляндию по коммерческим делам и регулярно сообщающему об увиденном на чужбине в письмах к супруге.

«Город старинный, грязный и смахивает на склеп, который не открывали сотни лет, – пишет от лица персонажа Соколов-Микитов. – Признаюсь, что мне, родившемуся на вольной, радостной Волге, где у каждого душа нараспашку, тяжело дается привыкание к Ревелю».

Справедливости ради необходимо добавить, что редакция «Ревельского листка» стремилась не только развлекать читателя изящными литературными формами, но и поднимала достаточно болезненную проблематику.

В частности – привлекала внимание к нуждам «пришлого русского населения», устремившегося в Ревель на строительство укреплений Морской крепости Петра Великого. Или же – к нежеланию вводить в школах уроки эстонского.

А полицейским, ревностно следящим за соблюдением запрета на торговлю в продуктовых лавках по выходным, но закрывающим глаза на продажу в них самогона, издание посвятило карикатуру – вероятно, первую в местной русской прессе.

* * *

Результаты муниципальных выборов 1913 года «Ревельский листок» приветствовал оптимистичным прогнозом.

«Русские и эстонцы соединены общими интересами политической деятельности, и эти общие интересы постепенно уничтожают тот тормоз, который стоит на пути их прогресса в целях цивилизации и культуры местного края», – писало издание.

Увы, поучаствовать в уничтожении барьеров межнационального взаимодействия самой газете больше не пришлось: пятьдесят первый номер «Ревельского листка», вышедший 1 апреля 1913 года, стал последним.

Единственная строчка в автобиографии подзабытого писателя и единственный номер издания, сохранившийся в библиотечных собраниях Эстонской Республики, — таков финал существования «Ревельского листка». Даже библиофилы путают его порой с «тезкой» — одноименной газетой, выходившей в Ревеле в 1879 году.

По счастью, полная подшивка «Ревельского листка» сохранилась в Российской национальной библиотеке – в городе, откуда в сто лет тому назад приехал, возможно, самый яркий журналист дореволюционного Ревеля.

Есть в этом факте нечто символическое. Найдется ли новый Соколов-Микитов, чтобы достойно отразить жизнь города на страницах современных русскоязычных СМИ Эстонии?

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь.

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь. Чайки, любовь и голуби в Средневековом Таллине. Март 2018 года. Мужик обеспечивает ...

Читать дальше...

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом!

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом! Март 2018 года. Сторона Тепла, и Сторона Холода.    

Читать дальше...

Ратман Якоб Иоганн фон Гонзиор и его супруга Амалия Констанция. Снимок шестидесятых годов позапрошлого столетия.

Наследие ратмана Якоба Гонзиора: фонд, улица, социальное жилье в Ревеле

Начало очередного ремонта одной из основных магистралей центра столицы заставляет вновь вспомнить человека, которого величали «таллиннским Рокфеллером». Корреспондент издания "Esmaspäev", присвоивший ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!