А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Таллинн - всегда был и остается одним из старейших ганзейских городов, справедливо величая себя одним из «прекрасно сохранившихся средневековых европейских городов», прекрасно сочетая средневековые церкви и дома в готическом стиле с современной инфраструктурой.
Хроники Таллина
Говорят так:
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Одна из самых ярких, примечательных, но, увы, недолговечных газет русского Ревеля начала выходить ровно век тому назад.

Парадоксальным и небывало урожайным выдался 1912 года на ниве местной русской журналистики.

Выходящие вот уж двадцать первый год «Ревельские известия» решили сменить имидж консервативного полуофициоза на рупор националистов.

Продержался он недолго: в конце лета издание вернулось к прежнему, умеренному, курсу, а покинувший его редактор И.Тарунцев возглавил новорожденный «Ревельский вестник».

В сентябре стало известно, что некий коллежский регистратор Я.Плуг намерен издавать в Ревеле газету «Посредник» на трех местных языках – русском, эстонском и немецком – разом.

Намерение по каким-то причинам осталось нереализованным. Но уже 16 (29) октября из типографии вышел первый номер «Ревельского листка» — третьей появившейся в городе за минувший год русскоязычной газеты.

Никто!

Герой одного из опубликованных «Ревельским листком» фельетонов рассказывал
о «необычайном происшествии», свидетелем которого ему довелось оказаться.

Суть происшествия заключалась в следующем: толпа горожан на нынешней улице Виру вела себя настолько возбужденно, что можно было заподозрить что-то неладное — то ли пожар, то ли столкновение извозчика с вагоном конки.

При ближайшем рассмотрении выяснилось: местная публика всего-навсего осаждает газетчика, получившего свежие номера столичных газет прямиком из почтового вагона петербургского поезда. «Это странно: живут в Ревеле, а о Петербурге так заботятся, словно здесь только часы проводят», – отмечал фельетонист.

Поинтересовавшись у стоящего поблизости горожанина о том, кто же, в таком случае, интересуется в Ревеле местной общественной жизнью, журналист получил недружелюбный, но краткий ответ: «никто!»

Обильный материал 

Журналист сгустил краски: раздел местной жизни имелся на страницах как «Ревельских известий», так и «Ревельского вестника».

Другое дело, что большинство публикаций этого раздела носило характер сухой репортерской хроники. Кроме того, одним из «беспроигрышных» козырей накануне предстоящих в 1912 году выборов в Государственную думу оказался национальный фактор.

В итоге жизнь горожан-остзейцев почти полностью сгинула с полос русской прессы. С лидерами эстонской фракции городского самоуправления оба издания начали горячую перепалку. А педалирование «еврейского вопроса» приняло откровенно карикатурные формы: даже в сообщении о гибели «Титаника» не обошлось без антисемитских ноток.

Отказ от подобных настроений новая газета декларировала в первом же номере. «Редакция нашла и для себя работу, желая сделать свое издание отражением тех общественных нужд, тех городских потребностей и тех законных стремлений ревельцев, которые общи всему городскому населению, без отношения к племенному составу жителей» — провозглашал «Ревельский листок».

Свое кредо «Ревельский листок» сформулировал четко: освещать, примирять и объединять интересы «всех трех населяющих город национальностей». «Ревель способен дать для этого самый обильный материал», – была уверена редакция.

Поразительные мнения

Появление издания, тональность и направленность которого резко отличалась от «мейнстрима» местной русской журналистики, вероятно, послужило поводом для слухов.

«От местных Добчинских, Бобчинских и Загорецких можно было услыхать поразительные мнения, – иронизировал по поводу домыслов «Ревельский листок». – Одни говорили, что издатель был прислан с тайной целью в Ревель берлинскими немцами, а по мнению некоторых – даже венскими.

Некоторые находили какую-то связь между этой газетой и посещением Ревеля английской эскадрою. Иные горячо настаивали, что тут каверза кадетской партии. Конечно, не были забыты и японцы; добрались и до Турции, которая имела расчет действовать на Россию с тыла и тем предупредить военную помощь балканским славянам».

Ничего секретного в предыстории «Ревельского листка», между тем, не было. Еще весной как эстонские, так и русские издания опубликовали краткую заметку: «ямбургский обыватель» Альфред Липпо ходатайствует о предоставлении ему права издания в Ревеле газеты.

Но успехом газета была обязана не ему — «редактору-издателю», занимавшему административную должность. А автору, публиковавшемуся под псевдонимами «М.П.Тиханов», «Амикус» и даже – «Архип Дуда».

Прогулки с Маниловым 

То, что литературная биография популярного в середине ХХ века прозаика Ивана Соколова-Микитова началась в Ревеле, литературоведам известно.

Каким было начало пути – известно значительно меньше: в своей биографии писатель упоминал лишь работу в «маленькой газетке «Ревельские известия» — скромно умалчивая о том, что всё издание практически держалось на нем.

Где, когда и при каких обстоятельствах двадцатилетний Соколов-Микитов познакомился с Липпо – неясно. Скорее всего, произошло это на берегах Невы, где учащийся сельскохозяйственных курсов куда прилежнее лекций посещал петербургские литературные кружки.

Не просто знакомство, а ощущение самого духа классики русской литературы сквозит в фельетонах, публиковавшихся в «Ревельском листке» из номера в номер. Недаром в первом же номере были помянуты сплетники из гоголевского «Ревизора» и пустозвон из грибоедовского «Горя от ума»!

«Сквозным героем» ряда публикаций становится Манилов: фантазия молодого журналиста заставляет его заложить поместье в Крестьянском банке, перебраться в Ревель, определить сыновей в нынешнюю Гимназию Густава-Адольфа, бродить по городу и восхищаться прожектами городских властей.

Город необычайностей

«Коль ни зима, ни осень, ни весна, ни лето – знай, милый мой, что город Ревель это. Город всяких необычайностей, случайностей, крайностей. Где все бывает ни так, ни сяк, лишь считается неизменно-желанным пиво «Сакъ»…

Это – цитата еще одного «фаворита» редакции «Ревельских известий» — «балаганного деда Архипа Дуды», размером раешного стиха рассказывающего о реалиях ревельской повседневности столетней давности.

Иногда роль повествователя отводится «замоскворецкому купцу, физиономисту по совместительству», приехавшему в Эстляндию по коммерческим делам и регулярно сообщающему об увиденном на чужбине в письмах к супруге.

«Город старинный, грязный и смахивает на склеп, который не открывали сотни лет, – пишет от лица персонажа Соколов-Микитов. – Признаюсь, что мне, родившемуся на вольной, радостной Волге, где у каждого душа нараспашку, тяжело дается привыкание к Ревелю».

Справедливости ради необходимо добавить, что редакция «Ревельского листка» стремилась не только развлекать читателя изящными литературными формами, но и поднимала достаточно болезненную проблематику.

В частности – привлекала внимание к нуждам «пришлого русского населения», устремившегося в Ревель на строительство укреплений Морской крепости Петра Великого. Или же – к нежеланию вводить в школах уроки эстонского.

А полицейским, ревностно следящим за соблюдением запрета на торговлю в продуктовых лавках по выходным, но закрывающим глаза на продажу в них самогона, издание посвятило карикатуру – вероятно, первую в местной русской прессе.

* * *

Результаты муниципальных выборов 1913 года «Ревельский листок» приветствовал оптимистичным прогнозом.

«Русские и эстонцы соединены общими интересами политической деятельности, и эти общие интересы постепенно уничтожают тот тормоз, который стоит на пути их прогресса в целях цивилизации и культуры местного края», – писало издание.

Увы, поучаствовать в уничтожении барьеров межнационального взаимодействия самой газете больше не пришлось: пятьдесят первый номер «Ревельского листка», вышедший 1 апреля 1913 года, стал последним.

Единственная строчка в автобиографии подзабытого писателя и единственный номер издания, сохранившийся в библиотечных собраниях Эстонской Республики, — таков финал существования «Ревельского листка». Даже библиофилы путают его порой с «тезкой» — одноименной газетой, выходившей в Ревеле в 1879 году.

По счастью, полная подшивка «Ревельского листка» сохранилась в Российской национальной библиотеке – в городе, откуда в сто лет тому назад приехал, возможно, самый яркий журналист дореволюционного Ревеля.

Есть в этом факте нечто символическое. Найдется ли новый Соколов-Микитов, чтобы достойно отразить жизнь города на страницах современных русскоязычных СМИ Эстонии?

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!