А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1191 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Праздник, в последние десятилетия вытесненный на периферию фольклорных мероприятий, лет восемьдесят тому назад был официальным выходным днем.

Живший на закате античности епископ галльского города Турона Мартин Милостивый о возможности своей посмертной канонизации мог догадываться. 

«Крестный отец» Мартова дня – епископ турский Мартин Милостивый (Алтарная створка XV столетия) и Мартин Лютер, благодаря которому праздник остался в календаре протестантов (Скульптура на фасаде таллиннской гильдии Св. Канута, XIX век).

Но вряд ли он мог предположить, какие пертурбации культ одного из самых популярных во Франции святых претерпит на северной окраине средневекового мира – в далекой Ливонии.

Территория Ливонской конфедерации давным-давно поделена между современными Латвией и Эстонией, католицизм уступил свои ведущие позиции среди местного населения лютеранству, сменились века – а Мартов день здесь по-прежнему празднуют.

Земной след

Легенда о Ревеле как родине «Мартова хлеба» — не более чем легенда: новеллу о служившем в Ратушной аптеке подмастерье Марте, волей случая открывшем рецепт марципана, Яан Кросс сочинил едва ли полвека тому назад.

Тщетно искать след былой популярности святого Мартина в названиях таллиннских улиц. Улица Марди обязана своим именем домовладельцу полуторавековой давности, некому Дидриху Христиану Мартенсу, а улица Мардипере – существовавшему некогда хутору.

Земной след небесного заступника средневековых ревельцев был различим в городской топонимике вплоть до третьей четверти XIX столетия. До того самого момента, пока в канализационный коллектор не был заключен приток речки Харьяпеа, протекавшей по восточным предместьям города.

Исток свой Мардиоя или ручей Святого Мартина брал на склонах Ласнамяги. Русло его петляло, пересекая нынешние улицы Лубья, Вильмси, Тюрнпуу, Рауа, окончательно сливаясь с течением Харьяпеа у обочины нынешнего Нарвского шоссе.

Почему ручей был наречен в честь католического святого? Точно сказать трудно. Возможно, воды его почитались целебными – ведь святой Мартин, помимо прочего, защищал и от внезапной смерти.

Мартин и Мардус

Религиозное сознание Средних веков закрепило за святым Мартином область «соцобеспечения»: заботу о сирых и убогих.

И хотя бедняков в городах средневековой Ливонии хватало в избытке, наибольшую популярность культ канонизированного турского епископа снискал на селе. Особенно там, где автохтонное население было по своему этническому составу финно-угорским: на территории современной Эстонии в честь святого Мартина было наречено шесть сельских церквей, в соседней Латвии – ни одной.

Этнографам еще предстоит объяснить этот феномен, но наиболее правдоподобной видится «лингвистическая» версия. Базируется она на практически полном созвучии латинского сокращения имени святого и персонажа эстонского фольклора: Мартус и Мардус.

В отличие от своего католического «тезки», Мардус обладал скверным нравом: служил подручным Смерти, посланником царства усопших. В мир живых он заявлялся поздней осенью. Его побаивались, но и почитали: вечный сон, который предвещал он своим появлением, был зачастую единственным утешением бедняку.

Наложение образов языческого духа и христианского святого не выглядело в глазах людей Средневековья кощунственным. Да и день поминовения Мартина приходился на ноябрь: месяц, который в финском языке и по сей день хранит в названии имя Мардуса – marraskuu.

Гастрономическая дань 

Как именно отмечали день Мартина-Мардуса крестьяне былой Ливонии – неизвестно. Зато известно, как праздновали его в городах.

Главным осенним праздником ганзейского Ревеля был День поминовения усопших. Традиция отмечать Мартов день распространилась здесь несколько позже, чем в соседних Дерпте и Риге. Но уже с середины XV столетия в счетах магистрата упоминаются пиры, приуроченные к этому дню.

За неделю до праздника обслуга ратуши отправлялась в деревню Вяо за специально откормленными гусями. Говорят, сам святой был некогда раздосадован гоготанием этих птиц, мешавших ему читать проповедь – и бросил в сердцах, что с большей радостью видел бы их не у стен церкви, а на праздничном столе.

Гусь в качестве основного блюда дня Святого Мартина – обычай, распространенный едва ли не по всей Западной Европе. А вот традиция пить в этот праздник не только иноземное рейнское вино, но и местное, фруктовое – явление сугубо местное, таллиннское.

Кто знает, не сохранялась ли в нем своеобразная «дань памяти», которую ревельские ратманы отдавали божеству дохристианских еще времен – почитаемому местным людом Мардусу?

Воля случая

Церковная реформация объявила беспощадную войну как теплящимся еще пережиткам язычества, так и католическому почитанию святых.

Но на популярности Мартова дня среди ревельского патрициата процесс этот никоим образом не отразился: магистрат продолжил его празднование.

Более того: если на Мартов день 1469 года отцы города Ревеля изволили выпить шестьдесят два штофа вина, то век спустя – уже сто девять. Да и количество привезенных из Вяо гусей выросло: пятьдесят шесть против былых двадцати.

Праздник был спасен волей его величества случая: церковный реформатор Мартин Лютер оказался тезкой турского епископа. А раз так – ничто не мешало отмечать полюбившийся с незапамятных времен день как именины основателя лютеранства. И даже – как «праздник обновления веры».

Правда, дату самого праздника пришлось чуток подвинуть: с 11 ноября, когда католики отмечали поминовение Мартина Турского, на 10 ноября – день рождения Мартина Лютера.

Утраченный смысл 

«Легитимизация» католического праздника в лютеранском календаре бюргеров-остзейцев, по всей вероятности, мало заботила их ближайших соседей — эстонских крестьян.

Вместе со своими хозяевами-баронами «заодно» перекрещенные из католиков в лютеран, они стали отмечать Мартов день на сутки раньше – но обрядность этого дня осталась неизменной, полученной в наследство от дохристианских еще времен.

Ведь чем еще, кроме языческого страха, можно объяснить стремление рядиться на Мартов день в маски? Символика этого обряда прозрачна: коварного Мардуса пытались перехитрить и обмануть, скрыв человеческое лицо за подобием звериной морды.

Со временем изначальный смысл масок Мартова дня позабылся: к середине XIX века ряженые воспринимались уже как развлекательный элемент праздника. Причем исключительно сельского: карнавалы в городах полуторавековой давности устраивали на Масленицу.

Эстонские газеты, выходившие в Ревеле на рубеже позапрошлого-прошлого столетия, обходят Мартов день молчанием. Зато пресса немецкая и русская обязательно публиковала рекламу ресторанов, зовущих отведать «настоящего мартынова гуся».

Может, праздник казался тогдашним горожанам слишком «деревенским»? Или напротив – сугубо «немецким»?

Лишение статуса 

«В списке праздников, провозглашенных Учредительным собранием, знаменательной датой назван и Мартов день, – писала 9 ноября 1920 года газета Päevaleht. – Какова была мотивация удостоить его подобной чести – неизвестно».

Издание, пожалуй, покривило душой: законодателям молодой Эстонской Республики, вероятно, хотелось подарить ее гражданам дополнительный выходной в долгий «беспраздничный» период между Яновым днем и Рождеством.

Уже на следующий год Таллинн пестрел объявлениями, призывающими отметить Мартов день в той или иной компании – от Общества эстонских гребцов до Латышского общественного собрания. Потенциальных гостей завлекали как блюдами из гусятины, так и концертной программой. И обязательно – маскарадом.

Жареный гусь с тушеной капустой оставался в таллиннских ресторанах фирменным блюдом первой половины ноября вплоть до присоединения Эстонии к Советскому союзу. Но вот статуса праздничного дня и дополнительного выходного Мартов день был лишен уже к 1924 году.

Неофициальное его празднование сохранялось среди горожан-эстонцев и в годы Второй мировой войны, и после нее. По крайней мере, стайки ряженых ребятишек шмыгали от подъезда к подъезду даже в «спальных» микрорайонах в середине восьмидесятых.

* * *

Ровно пятнадцать лет тому назад – в ноябре 1997 года – празднование Мартова дня обрело в Таллинне новый формат: Союз эстонских ремесленников и мастеров народных промыслов устраивает многодневную Мартову ярмарку.

Первые годы она ютилась под сценой Певческого поля, а затем перебралась поближе к парку-музею под открытым небом – на арену спортивного холла Saku Suurhall в Хааберсти.

Инициативе народных умельцев можно только порадоваться. Жаль, правда, что объявить Мартов день нерабочим, как на заре эстонской государственности, им, увы, не под силу.

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

Ходы, фундаменты, пороховой погреб бастион Сконе в Таллине, раскрывает секреты.

Что скрывает внутри себя самый большой из пояса былых таллиннских бастионов и какой была его биография на протяжении последних трех ...

Читать дальше...

Барон Николай фон Глен сам спроектировал замок и принимал активное участие в его строительстве. Фото: Вадим Анцупов

Таллиннский район Нымме — город, который построил Глен

Один из самых зелёных районов Таллинна — Нымме — когда-то был самостоятельным городом и престижным местом отдыха. Город Нымме был ...

Читать дальше...

Как Петр I в Ревеле мызы покупал

В начале 18 века, после первого посещения Ревеля, Петр I полюбил этот город и вместе с супругой и светлейшим князем ...

Читать дальше...

В конце года в Кадриоргском дворце состоялась презентация весьма объемного труда Игоря Коробова «Эстляндское имматрикулированное дворянство».

Разоблачение Михельсона, в новой книге Эстляндское имматрикулированное дворянство

В конце декабря в Таллинне состоялось событие, которого многие – по вполне понятным причинам – не заметили. Предпраздничная пора – ...

Читать дальше...

Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.

Уникальное, без преувеличения, издание на русском языке посвященное истории Эстляндского рыцарства, увидело свет в Таллинне.

От самого слова «гербовник» веет почтенностью, седой стариной и сладковатым запахом пыли. Ему бы стоять в архивном зале Национальной библиотеки, рядом ...

Читать дальше...

«Вилсанди», «Стенсо» и «Ханси»: эстонские суда на Дороге Жизни

Три четверти века назад — 19 ноября 1944 года — завершился один из самых трагических эпизодов Второй мировой войны: была ...

Читать дальше...

Замок Ангерн - малый замок Ливонского Ордена

   В средневековой Ливонии было не так уж и мало замков. На территории современной Латвии их было 152, на территории нынешней ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Таллина в преддверии 1968 года

Если главной площадью страны считается площадь некогда именовавшаяся Петровской, то главной площадью города без всякого сомнения мы воспринимаем, Ратушную, а ...

Читать дальше...

Как выглядел рабоче-крестьянский костюм в 13-14 святых веках?

     Разнообразия для люда служивого и деревенского особо не было. Во второй половине 14 века, можем выделить особую моду у горожан. ...

Читать дальше...

Легенды Таллина: ул. Ратаскаэву 16. Хуго, домовладелец, у которого справлял свадьбу Дьявол.

     Легенды древнего города Таллина. История седьмая: Улица Ратаскаэву 16 (Колодезная). Хуго, домовладелец, у которого справлял свадьбу Дьявол... Каждую неделю, по средам, ...

Читать дальше...

Самая первая елка на Ратушной площади Таллинна глазами популярного в довоенной Эстонии карикатуриста Гори (Велло Агори). Первая полоса номера газеты "Rahvaleht" за 18 декабря 1928 года.

«Это ель господ-коммерсантов...»: девяносто лет елочной премьеры в Таллине

У елки на Ратушной площади Таллинна — достойный юбилей: ровно девяносто лет назад она была установлена здесь впервые. Современному таллиннцу, не ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!