А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Хроники Таллина
Говорят так:
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Праздник, в последние десятилетия вытесненный на периферию фольклорных мероприятий, лет восемьдесят тому назад был официальным выходным днем.

Живший на закате античности епископ галльского города Турона Мартин Милостивый о возможности своей посмертной канонизации мог догадываться. 

«Крестный отец» Мартова дня – епископ турский Мартин Милостивый (Алтарная створка XV столетия) и Мартин Лютер, благодаря которому праздник остался в календаре протестантов (Скульптура на фасаде таллиннской гильдии Св. Канута, XIX век).

Но вряд ли он мог предположить, какие пертурбации культ одного из самых популярных во Франции святых претерпит на северной окраине средневекового мира – в далекой Ливонии.

Территория Ливонской конфедерации давным-давно поделена между современными Латвией и Эстонией, католицизм уступил свои ведущие позиции среди местного населения лютеранству, сменились века – а Мартов день здесь по-прежнему празднуют.

Земной след

Легенда о Ревеле как родине «Мартова хлеба» — не более чем легенда: новеллу о служившем в Ратушной аптеке подмастерье Марте, волей случая открывшем рецепт марципана, Яан Кросс сочинил едва ли полвека тому назад.

Тщетно искать след былой популярности святого Мартина в названиях таллиннских улиц. Улица Марди обязана своим именем домовладельцу полуторавековой давности, некому Дидриху Христиану Мартенсу, а улица Мардипере – существовавшему некогда хутору.

Земной след небесного заступника средневековых ревельцев был различим в городской топонимике вплоть до третьей четверти XIX столетия. До того самого момента, пока в канализационный коллектор не был заключен приток речки Харьяпеа, протекавшей по восточным предместьям города.

Исток свой Мардиоя или ручей Святого Мартина брал на склонах Ласнамяги. Русло его петляло, пересекая нынешние улицы Лубья, Вильмси, Тюрнпуу, Рауа, окончательно сливаясь с течением Харьяпеа у обочины нынешнего Нарвского шоссе.

Почему ручей был наречен в честь католического святого? Точно сказать трудно. Возможно, воды его почитались целебными – ведь святой Мартин, помимо прочего, защищал и от внезапной смерти.

Мартин и Мардус

Религиозное сознание Средних веков закрепило за святым Мартином область «соцобеспечения»: заботу о сирых и убогих.

И хотя бедняков в городах средневековой Ливонии хватало в избытке, наибольшую популярность культ канонизированного турского епископа снискал на селе. Особенно там, где автохтонное население было по своему этническому составу финно-угорским: на территории современной Эстонии в честь святого Мартина было наречено шесть сельских церквей, в соседней Латвии – ни одной.

Этнографам еще предстоит объяснить этот феномен, но наиболее правдоподобной видится «лингвистическая» версия. Базируется она на практически полном созвучии латинского сокращения имени святого и персонажа эстонского фольклора: Мартус и Мардус.

В отличие от своего католического «тезки», Мардус обладал скверным нравом: служил подручным Смерти, посланником царства усопших. В мир живых он заявлялся поздней осенью. Его побаивались, но и почитали: вечный сон, который предвещал он своим появлением, был зачастую единственным утешением бедняку.

Наложение образов языческого духа и христианского святого не выглядело в глазах людей Средневековья кощунственным. Да и день поминовения Мартина приходился на ноябрь: месяц, который в финском языке и по сей день хранит в названии имя Мардуса – marraskuu.

Гастрономическая дань 

Как именно отмечали день Мартина-Мардуса крестьяне былой Ливонии – неизвестно. Зато известно, как праздновали его в городах.

Главным осенним праздником ганзейского Ревеля был День поминовения усопших. Традиция отмечать Мартов день распространилась здесь несколько позже, чем в соседних Дерпте и Риге. Но уже с середины XV столетия в счетах магистрата упоминаются пиры, приуроченные к этому дню.

За неделю до праздника обслуга ратуши отправлялась в деревню Вяо за специально откормленными гусями. Говорят, сам святой был некогда раздосадован гоготанием этих птиц, мешавших ему читать проповедь – и бросил в сердцах, что с большей радостью видел бы их не у стен церкви, а на праздничном столе.

Гусь в качестве основного блюда дня Святого Мартина – обычай, распространенный едва ли не по всей Западной Европе. А вот традиция пить в этот праздник не только иноземное рейнское вино, но и местное, фруктовое – явление сугубо местное, таллиннское.

Кто знает, не сохранялась ли в нем своеобразная «дань памяти», которую ревельские ратманы отдавали божеству дохристианских еще времен – почитаемому местным людом Мардусу?

Воля случая

Церковная реформация объявила беспощадную войну как теплящимся еще пережиткам язычества, так и католическому почитанию святых.

Но на популярности Мартова дня среди ревельского патрициата процесс этот никоим образом не отразился: магистрат продолжил его празднование.

Более того: если на Мартов день 1469 года отцы города Ревеля изволили выпить шестьдесят два штофа вина, то век спустя – уже сто девять. Да и количество привезенных из Вяо гусей выросло: пятьдесят шесть против былых двадцати.

Праздник был спасен волей его величества случая: церковный реформатор Мартин Лютер оказался тезкой турского епископа. А раз так – ничто не мешало отмечать полюбившийся с незапамятных времен день как именины основателя лютеранства. И даже – как «праздник обновления веры».

Правда, дату самого праздника пришлось чуток подвинуть: с 11 ноября, когда католики отмечали поминовение Мартина Турского, на 10 ноября – день рождения Мартина Лютера.

Утраченный смысл 

«Легитимизация» католического праздника в лютеранском календаре бюргеров-остзейцев, по всей вероятности, мало заботила их ближайших соседей — эстонских крестьян.

Вместе со своими хозяевами-баронами «заодно» перекрещенные из католиков в лютеран, они стали отмечать Мартов день на сутки раньше – но обрядность этого дня осталась неизменной, полученной в наследство от дохристианских еще времен.

Ведь чем еще, кроме языческого страха, можно объяснить стремление рядиться на Мартов день в маски? Символика этого обряда прозрачна: коварного Мардуса пытались перехитрить и обмануть, скрыв человеческое лицо за подобием звериной морды.

Со временем изначальный смысл масок Мартова дня позабылся: к середине XIX века ряженые воспринимались уже как развлекательный элемент праздника. Причем исключительно сельского: карнавалы в городах полуторавековой давности устраивали на Масленицу.

Эстонские газеты, выходившие в Ревеле на рубеже позапрошлого-прошлого столетия, обходят Мартов день молчанием. Зато пресса немецкая и русская обязательно публиковала рекламу ресторанов, зовущих отведать «настоящего мартынова гуся».

Может, праздник казался тогдашним горожанам слишком «деревенским»? Или напротив – сугубо «немецким»?

Лишение статуса 

«В списке праздников, провозглашенных Учредительным собранием, знаменательной датой назван и Мартов день, – писала 9 ноября 1920 года газета Päevaleht. – Какова была мотивация удостоить его подобной чести – неизвестно».

Издание, пожалуй, покривило душой: законодателям молодой Эстонской Республики, вероятно, хотелось подарить ее гражданам дополнительный выходной в долгий «беспраздничный» период между Яновым днем и Рождеством.

Уже на следующий год Таллинн пестрел объявлениями, призывающими отметить Мартов день в той или иной компании – от Общества эстонских гребцов до Латышского общественного собрания. Потенциальных гостей завлекали как блюдами из гусятины, так и концертной программой. И обязательно – маскарадом.

Жареный гусь с тушеной капустой оставался в таллиннских ресторанах фирменным блюдом первой половины ноября вплоть до присоединения Эстонии к Советскому союзу. Но вот статуса праздничного дня и дополнительного выходного Мартов день был лишен уже к 1924 году.

Неофициальное его празднование сохранялось среди горожан-эстонцев и в годы Второй мировой войны, и после нее. По крайней мере, стайки ряженых ребятишек шмыгали от подъезда к подъезду даже в «спальных» микрорайонах в середине восьмидесятых.

* * *

Ровно пятнадцать лет тому назад – в ноябре 1997 года – празднование Мартова дня обрело в Таллинне новый формат: Союз эстонских ремесленников и мастеров народных промыслов устраивает многодневную Мартову ярмарку.

Первые годы она ютилась под сценой Певческого поля, а затем перебралась поближе к парку-музею под открытым небом – на арену спортивного холла Saku Suurhall в Хааберсти.

Инициативе народных умельцев можно только порадоваться. Жаль, правда, что объявить Мартов день нерабочим, как на заре эстонской государственности, им, увы, не под силу.

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!