А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1155 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Праздник, в последние десятилетия вытесненный на периферию фольклорных мероприятий, лет восемьдесят тому назад был официальным выходным днем.

Живший на закате античности епископ галльского города Турона Мартин Милостивый о возможности своей посмертной канонизации мог догадываться. 

«Крестный отец» Мартова дня – епископ турский Мартин Милостивый (Алтарная створка XV столетия) и Мартин Лютер, благодаря которому праздник остался в календаре протестантов (Скульптура на фасаде таллиннской гильдии Св. Канута, XIX век).

Но вряд ли он мог предположить, какие пертурбации культ одного из самых популярных во Франции святых претерпит на северной окраине средневекового мира – в далекой Ливонии.

Территория Ливонской конфедерации давным-давно поделена между современными Латвией и Эстонией, католицизм уступил свои ведущие позиции среди местного населения лютеранству, сменились века – а Мартов день здесь по-прежнему празднуют.

Земной след

Легенда о Ревеле как родине «Мартова хлеба» — не более чем легенда: новеллу о служившем в Ратушной аптеке подмастерье Марте, волей случая открывшем рецепт марципана, Яан Кросс сочинил едва ли полвека тому назад.

Тщетно искать след былой популярности святого Мартина в названиях таллиннских улиц. Улица Марди обязана своим именем домовладельцу полуторавековой давности, некому Дидриху Христиану Мартенсу, а улица Мардипере – существовавшему некогда хутору.

Земной след небесного заступника средневековых ревельцев был различим в городской топонимике вплоть до третьей четверти XIX столетия. До того самого момента, пока в канализационный коллектор не был заключен приток речки Харьяпеа, протекавшей по восточным предместьям города.

Исток свой Мардиоя или ручей Святого Мартина брал на склонах Ласнамяги. Русло его петляло, пересекая нынешние улицы Лубья, Вильмси, Тюрнпуу, Рауа, окончательно сливаясь с течением Харьяпеа у обочины нынешнего Нарвского шоссе.

Почему ручей был наречен в честь католического святого? Точно сказать трудно. Возможно, воды его почитались целебными – ведь святой Мартин, помимо прочего, защищал и от внезапной смерти.

Мартин и Мардус

Религиозное сознание Средних веков закрепило за святым Мартином область «соцобеспечения»: заботу о сирых и убогих.

И хотя бедняков в городах средневековой Ливонии хватало в избытке, наибольшую популярность культ канонизированного турского епископа снискал на селе. Особенно там, где автохтонное население было по своему этническому составу финно-угорским: на территории современной Эстонии в честь святого Мартина было наречено шесть сельских церквей, в соседней Латвии – ни одной.

Этнографам еще предстоит объяснить этот феномен, но наиболее правдоподобной видится «лингвистическая» версия. Базируется она на практически полном созвучии латинского сокращения имени святого и персонажа эстонского фольклора: Мартус и Мардус.

В отличие от своего католического «тезки», Мардус обладал скверным нравом: служил подручным Смерти, посланником царства усопших. В мир живых он заявлялся поздней осенью. Его побаивались, но и почитали: вечный сон, который предвещал он своим появлением, был зачастую единственным утешением бедняку.

Наложение образов языческого духа и христианского святого не выглядело в глазах людей Средневековья кощунственным. Да и день поминовения Мартина приходился на ноябрь: месяц, который в финском языке и по сей день хранит в названии имя Мардуса – marraskuu.

Гастрономическая дань 

Как именно отмечали день Мартина-Мардуса крестьяне былой Ливонии – неизвестно. Зато известно, как праздновали его в городах.

Главным осенним праздником ганзейского Ревеля был День поминовения усопших. Традиция отмечать Мартов день распространилась здесь несколько позже, чем в соседних Дерпте и Риге. Но уже с середины XV столетия в счетах магистрата упоминаются пиры, приуроченные к этому дню.

За неделю до праздника обслуга ратуши отправлялась в деревню Вяо за специально откормленными гусями. Говорят, сам святой был некогда раздосадован гоготанием этих птиц, мешавших ему читать проповедь – и бросил в сердцах, что с большей радостью видел бы их не у стен церкви, а на праздничном столе.

Гусь в качестве основного блюда дня Святого Мартина – обычай, распространенный едва ли не по всей Западной Европе. А вот традиция пить в этот праздник не только иноземное рейнское вино, но и местное, фруктовое – явление сугубо местное, таллиннское.

Кто знает, не сохранялась ли в нем своеобразная «дань памяти», которую ревельские ратманы отдавали божеству дохристианских еще времен – почитаемому местным людом Мардусу?

Воля случая

Церковная реформация объявила беспощадную войну как теплящимся еще пережиткам язычества, так и католическому почитанию святых.

Но на популярности Мартова дня среди ревельского патрициата процесс этот никоим образом не отразился: магистрат продолжил его празднование.

Более того: если на Мартов день 1469 года отцы города Ревеля изволили выпить шестьдесят два штофа вина, то век спустя – уже сто девять. Да и количество привезенных из Вяо гусей выросло: пятьдесят шесть против былых двадцати.

Праздник был спасен волей его величества случая: церковный реформатор Мартин Лютер оказался тезкой турского епископа. А раз так – ничто не мешало отмечать полюбившийся с незапамятных времен день как именины основателя лютеранства. И даже – как «праздник обновления веры».

Правда, дату самого праздника пришлось чуток подвинуть: с 11 ноября, когда католики отмечали поминовение Мартина Турского, на 10 ноября – день рождения Мартина Лютера.

Утраченный смысл 

«Легитимизация» католического праздника в лютеранском календаре бюргеров-остзейцев, по всей вероятности, мало заботила их ближайших соседей — эстонских крестьян.

Вместе со своими хозяевами-баронами «заодно» перекрещенные из католиков в лютеран, они стали отмечать Мартов день на сутки раньше – но обрядность этого дня осталась неизменной, полученной в наследство от дохристианских еще времен.

Ведь чем еще, кроме языческого страха, можно объяснить стремление рядиться на Мартов день в маски? Символика этого обряда прозрачна: коварного Мардуса пытались перехитрить и обмануть, скрыв человеческое лицо за подобием звериной морды.

Со временем изначальный смысл масок Мартова дня позабылся: к середине XIX века ряженые воспринимались уже как развлекательный элемент праздника. Причем исключительно сельского: карнавалы в городах полуторавековой давности устраивали на Масленицу.

Эстонские газеты, выходившие в Ревеле на рубеже позапрошлого-прошлого столетия, обходят Мартов день молчанием. Зато пресса немецкая и русская обязательно публиковала рекламу ресторанов, зовущих отведать «настоящего мартынова гуся».

Может, праздник казался тогдашним горожанам слишком «деревенским»? Или напротив – сугубо «немецким»?

Лишение статуса 

«В списке праздников, провозглашенных Учредительным собранием, знаменательной датой назван и Мартов день, – писала 9 ноября 1920 года газета Päevaleht. – Какова была мотивация удостоить его подобной чести – неизвестно».

Издание, пожалуй, покривило душой: законодателям молодой Эстонской Республики, вероятно, хотелось подарить ее гражданам дополнительный выходной в долгий «беспраздничный» период между Яновым днем и Рождеством.

Уже на следующий год Таллинн пестрел объявлениями, призывающими отметить Мартов день в той или иной компании – от Общества эстонских гребцов до Латышского общественного собрания. Потенциальных гостей завлекали как блюдами из гусятины, так и концертной программой. И обязательно – маскарадом.

Жареный гусь с тушеной капустой оставался в таллиннских ресторанах фирменным блюдом первой половины ноября вплоть до присоединения Эстонии к Советскому союзу. Но вот статуса праздничного дня и дополнительного выходного Мартов день был лишен уже к 1924 году.

Неофициальное его празднование сохранялось среди горожан-эстонцев и в годы Второй мировой войны, и после нее. По крайней мере, стайки ряженых ребятишек шмыгали от подъезда к подъезду даже в «спальных» микрорайонах в середине восьмидесятых.

* * *

Ровно пятнадцать лет тому назад – в ноябре 1997 года – празднование Мартова дня обрело в Таллинне новый формат: Союз эстонских ремесленников и мастеров народных промыслов устраивает многодневную Мартову ярмарку.

Первые годы она ютилась под сценой Певческого поля, а затем перебралась поближе к парку-музею под открытым небом – на арену спортивного холла Saku Suurhall в Хааберсти.

Инициативе народных умельцев можно только порадоваться. Жаль, правда, что объявить Мартов день нерабочим, как на заре эстонской государственности, им, увы, не под силу.

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Столетие Балтийского Герцогства

В 2018 году, Эстония широко отмечает 100-летие республики, и почему-то выпадает из официальных сообщений другая, не менее знаменательная дата: 100-лет ...

Читать дальше...

«Михаил Федорович», «Волынец», «Суур Тылль»: ледокол-герой, ледокол-музей, ледокол-легенда.

Одно из сокровищ собрания Морского музея Эстонии — ледокол «Суур Тылль» — празднует в этом году сразу две знаменательные даты. Первая ...

Читать дальше...

Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Зодчий Александр Владовский: эскиз творческой биографии Таллинца

Самый, пожалуй, яркий и колоритный архитектор довоенного Таллинна — Александр Владовский — вновь вернулся к таллиннцам: книгой, посвященной его жизни ...

Читать дальше...

Сквер на улице Марта, ба с памятным крестом Бласиуса Хохгреве в наши дни.

Оправа старейшему памятнику в Таллине: сквер у креста Бласиуса Хохгреве

Один из оригинальных памятников таллиннской старины получил недавно достойную «оправу» — благоустроенный сквер на улице Марта. В свое время всякий уважающий ...

Читать дальше...

О значимой дате в истории Таллина

318 лет назад, в 1710 году, российские войска приступили к летне-осенней кампании Северной войны на землях современных Латвии и Эстонии. Успех ...

Читать дальше...

Сложно представить, что сто десять лет назад на месте нынешнего театра «Эстония» и парка Таммсааре стояли крестьянские подводы и шумел рынок.

Парк имени Таммсааре в Таллине: круговорот вечных перемен

Прежде, чем обрести современный облик, нынешнему парку Таммсааре довелось пережить на своем долгом веку целый ряд радикальных градостроительных «перевоплощений». Путь от ...

Читать дальше...

Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!