А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Праздник, в последние десятилетия вытесненный на периферию фольклорных мероприятий, лет восемьдесят тому назад был официальным выходным днем.

Живший на закате античности епископ галльского города Турона Мартин Милостивый о возможности своей посмертной канонизации мог догадываться. 

«Крестный отец» Мартова дня – епископ турский Мартин Милостивый (Алтарная створка XV столетия) и Мартин Лютер, благодаря которому праздник остался в календаре протестантов (Скульптура на фасаде таллиннской гильдии Св. Канута, XIX век).

Но вряд ли он мог предположить, какие пертурбации культ одного из самых популярных во Франции святых претерпит на северной окраине средневекового мира – в далекой Ливонии.

Территория Ливонской конфедерации давным-давно поделена между современными Латвией и Эстонией, католицизм уступил свои ведущие позиции среди местного населения лютеранству, сменились века – а Мартов день здесь по-прежнему празднуют.

Земной след

Легенда о Ревеле как родине «Мартова хлеба» — не более чем легенда: новеллу о служившем в Ратушной аптеке подмастерье Марте, волей случая открывшем рецепт марципана, Яан Кросс сочинил едва ли полвека тому назад.

Тщетно искать след былой популярности святого Мартина в названиях таллиннских улиц. Улица Марди обязана своим именем домовладельцу полуторавековой давности, некому Дидриху Христиану Мартенсу, а улица Мардипере – существовавшему некогда хутору.

Земной след небесного заступника средневековых ревельцев был различим в городской топонимике вплоть до третьей четверти XIX столетия. До того самого момента, пока в канализационный коллектор не был заключен приток речки Харьяпеа, протекавшей по восточным предместьям города.

Исток свой Мардиоя или ручей Святого Мартина брал на склонах Ласнамяги. Русло его петляло, пересекая нынешние улицы Лубья, Вильмси, Тюрнпуу, Рауа, окончательно сливаясь с течением Харьяпеа у обочины нынешнего Нарвского шоссе.

Почему ручей был наречен в честь католического святого? Точно сказать трудно. Возможно, воды его почитались целебными – ведь святой Мартин, помимо прочего, защищал и от внезапной смерти.

Мартин и Мардус

Религиозное сознание Средних веков закрепило за святым Мартином область «соцобеспечения»: заботу о сирых и убогих.

И хотя бедняков в городах средневековой Ливонии хватало в избытке, наибольшую популярность культ канонизированного турского епископа снискал на селе. Особенно там, где автохтонное население было по своему этническому составу финно-угорским: на территории современной Эстонии в честь святого Мартина было наречено шесть сельских церквей, в соседней Латвии – ни одной.

Этнографам еще предстоит объяснить этот феномен, но наиболее правдоподобной видится «лингвистическая» версия. Базируется она на практически полном созвучии латинского сокращения имени святого и персонажа эстонского фольклора: Мартус и Мардус.

В отличие от своего католического «тезки», Мардус обладал скверным нравом: служил подручным Смерти, посланником царства усопших. В мир живых он заявлялся поздней осенью. Его побаивались, но и почитали: вечный сон, который предвещал он своим появлением, был зачастую единственным утешением бедняку.

Наложение образов языческого духа и христианского святого не выглядело в глазах людей Средневековья кощунственным. Да и день поминовения Мартина приходился на ноябрь: месяц, который в финском языке и по сей день хранит в названии имя Мардуса – marraskuu.

Гастрономическая дань 

Как именно отмечали день Мартина-Мардуса крестьяне былой Ливонии – неизвестно. Зато известно, как праздновали его в городах.

Главным осенним праздником ганзейского Ревеля был День поминовения усопших. Традиция отмечать Мартов день распространилась здесь несколько позже, чем в соседних Дерпте и Риге. Но уже с середины XV столетия в счетах магистрата упоминаются пиры, приуроченные к этому дню.

За неделю до праздника обслуга ратуши отправлялась в деревню Вяо за специально откормленными гусями. Говорят, сам святой был некогда раздосадован гоготанием этих птиц, мешавших ему читать проповедь – и бросил в сердцах, что с большей радостью видел бы их не у стен церкви, а на праздничном столе.

Гусь в качестве основного блюда дня Святого Мартина – обычай, распространенный едва ли не по всей Западной Европе. А вот традиция пить в этот праздник не только иноземное рейнское вино, но и местное, фруктовое – явление сугубо местное, таллиннское.

Кто знает, не сохранялась ли в нем своеобразная «дань памяти», которую ревельские ратманы отдавали божеству дохристианских еще времен – почитаемому местным людом Мардусу?

Воля случая

Церковная реформация объявила беспощадную войну как теплящимся еще пережиткам язычества, так и католическому почитанию святых.

Но на популярности Мартова дня среди ревельского патрициата процесс этот никоим образом не отразился: магистрат продолжил его празднование.

Более того: если на Мартов день 1469 года отцы города Ревеля изволили выпить шестьдесят два штофа вина, то век спустя – уже сто девять. Да и количество привезенных из Вяо гусей выросло: пятьдесят шесть против былых двадцати.

Праздник был спасен волей его величества случая: церковный реформатор Мартин Лютер оказался тезкой турского епископа. А раз так – ничто не мешало отмечать полюбившийся с незапамятных времен день как именины основателя лютеранства. И даже – как «праздник обновления веры».

Правда, дату самого праздника пришлось чуток подвинуть: с 11 ноября, когда католики отмечали поминовение Мартина Турского, на 10 ноября – день рождения Мартина Лютера.

Утраченный смысл 

«Легитимизация» католического праздника в лютеранском календаре бюргеров-остзейцев, по всей вероятности, мало заботила их ближайших соседей — эстонских крестьян.

Вместе со своими хозяевами-баронами «заодно» перекрещенные из католиков в лютеран, они стали отмечать Мартов день на сутки раньше – но обрядность этого дня осталась неизменной, полученной в наследство от дохристианских еще времен.

Ведь чем еще, кроме языческого страха, можно объяснить стремление рядиться на Мартов день в маски? Символика этого обряда прозрачна: коварного Мардуса пытались перехитрить и обмануть, скрыв человеческое лицо за подобием звериной морды.

Со временем изначальный смысл масок Мартова дня позабылся: к середине XIX века ряженые воспринимались уже как развлекательный элемент праздника. Причем исключительно сельского: карнавалы в городах полуторавековой давности устраивали на Масленицу.

Эстонские газеты, выходившие в Ревеле на рубеже позапрошлого-прошлого столетия, обходят Мартов день молчанием. Зато пресса немецкая и русская обязательно публиковала рекламу ресторанов, зовущих отведать «настоящего мартынова гуся».

Может, праздник казался тогдашним горожанам слишком «деревенским»? Или напротив – сугубо «немецким»?

Лишение статуса 

«В списке праздников, провозглашенных Учредительным собранием, знаменательной датой назван и Мартов день, – писала 9 ноября 1920 года газета Päevaleht. – Какова была мотивация удостоить его подобной чести – неизвестно».

Издание, пожалуй, покривило душой: законодателям молодой Эстонской Республики, вероятно, хотелось подарить ее гражданам дополнительный выходной в долгий «беспраздничный» период между Яновым днем и Рождеством.

Уже на следующий год Таллинн пестрел объявлениями, призывающими отметить Мартов день в той или иной компании – от Общества эстонских гребцов до Латышского общественного собрания. Потенциальных гостей завлекали как блюдами из гусятины, так и концертной программой. И обязательно – маскарадом.

Жареный гусь с тушеной капустой оставался в таллиннских ресторанах фирменным блюдом первой половины ноября вплоть до присоединения Эстонии к Советскому союзу. Но вот статуса праздничного дня и дополнительного выходного Мартов день был лишен уже к 1924 году.

Неофициальное его празднование сохранялось среди горожан-эстонцев и в годы Второй мировой войны, и после нее. По крайней мере, стайки ряженых ребятишек шмыгали от подъезда к подъезду даже в «спальных» микрорайонах в середине восьмидесятых.

* * *

Ровно пятнадцать лет тому назад – в ноябре 1997 года – празднование Мартова дня обрело в Таллинне новый формат: Союз эстонских ремесленников и мастеров народных промыслов устраивает многодневную Мартову ярмарку.

Первые годы она ютилась под сценой Певческого поля, а затем перебралась поближе к парку-музею под открытым небом – на арену спортивного холла Saku Suurhall в Хааберсти.

Инициативе народных умельцев можно только порадоваться. Жаль, правда, что объявить Мартов день нерабочим, как на заре эстонской государственности, им, увы, не под силу.

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!