А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1191 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Привычной современному таллиннцу хлебной буханке исполняется нынешней осенью ровно сто лет.

В ноябре 1912 года редакции выходивших в Ревеле газет получили необычную посылку: фанерный ящик с аккуратно завернутыми в бумагу буханками. Таким оригинальным способом о начале своей работы заявила «Хлебная фабрика Христиана Ротерманна».

Прямые предшественники 

Конечно же, свежей выпечкой предки нынешних горожан лакомились за много веков до того.

С какого именно момента? Сказать трудно. По крайне мере – с 1312 года, когда в документах ревельского магистрата впервые было упомянуто существование ремесленного цеха хлебопеков.

Вотчиной средневековых пекарей на протяжении столетия оставалась улочка, ведущая от Ратушной площади к зданию Большой Гильдии: последняя пекарня «в Хлебном ряду», как именовали в ту пору переулок Сайаканг, прекратила работу только в конце XIX века

Еще один «хлебобулочный» адрес былого Ревеля – улица Пагари: из шестнадцати проживавших в Ревеле середины XVII столетия пекарей более половины обладали совмещенным с пекарней домовладением именно на этой улице.

К началу ХХ века от пекарен на улице Пагари остались одни воспоминания. Но свежей выпечкой часто пахло в ее ближайших окрестностях – на углу нынешний Вайму и Лай, где в 1762 году начала работу пекарня Юлиуса Якша.

Это предприятие, менявшее владельцев и адрес, но ни разу не прерывавшее своего существования, хлебозавод «Leibur» считает своим прямым предшественником.

Полная свобода 

Забастовки пекарей – одна из сквозных тем ревельской журналистики столетней давности.

Причины недовольства работников пекарен очевидны: за несколько десятилетий население города увеличилось более чем вдвое. Во сколько раз возрос спрос на хлебобулочные изделия – сказать трудно, но работы у пекарей прибавилось точно.

По другому и быть не могло, ведь намазанный салом ломоть хлеба заменял фабричному рабочему и завтрак, и обед: времени на приготовление разносолов у вчерашнего крестьянина не было, а денег – и подавно.

За ростом спроса ревельские пекарни, работавшие, зачастую, едва ли не «по последнему слову» средневековой технологии, явно не поспевали. Лишь отдельные предприниматели пытались модернизировать процесс, приобретая современное оборудование.

Большинство же владельцев пекарен предпочитало «старый добрый» метод роста объемов продукции за счет увеличения рабочего времени, оплачиваемого, понятное дело, без каких-либо надбавок.

Пекарские подмастерья, которым выпадало работать в ночные смены чаще других, не оставались в долгу: желая отомстить хозяевам, они норовили подкинуть в тесто кусок тряпки, бечевки или даже – дохлого таракана.

«Стоит ли удивляться? – иронизировали в конце 1905 года «Ревельские известия». – У нас давеча свобода и каждый может пихать в хлеб всякую дрянь совершенно свободно…»

Новое слово

«Не правда ли, читатель, что не совсем звучны для уха слова «хлебная фабрика», что-то в этих словах режет слух?», – обращался к горожанам в ноябре 1912 года со страниц «Ревельского листка» журналист М.П. Тиханов.

«Все это потому, что слова эти для нас новы, ново само их сочетание, – продолжало издание. – Фабрики, мы слышали, бывают суконные, макаронные, гильзовые и прочие, а хлебные пока для нас новы. Так вот, именно хлебная фабрика начинает на днях функционировать. Принадлежит она известному ревельцам фабриканту Ротерманну.

Современному таллиннцу фамилия эта знакома, главным образом, в сугубо «топонимическом» плане: как часть названия «Квартала Ротерманна», расположенного на территории между улицами Садама, Хобуяама и бульваром Мерепуйстеэ – как раз там, где высятся бывшие фабричные корпуса.

Проще перечислить то, что не вырабатывалось в них в разные периоды. Основанное в 1829 году сыном пайдеского ювелира Кристиана Абрахама Ротерманна предприятие специализировалось на производстве строительных инструментов, спирта, крахмала, помоле и экспорте соли.

Сын Кристиана Абрахама, Кристиан Бартольд Юлиус Ротерманн расширил список деятельности семейной фирмы производством стройматериалов и, почему-то, лапши и макарон. От последнего, понятное дело, было рукой подать до «хлебобулочного бизнеса».

Два года

Хлебопекарня некого Детхлоффа была основана на современной улице Хобуяама еще в 1886 году.

Перешагнуть рубеж ХХ века предприятию удалось с трудом: уже в 1901 году оно было признано банкротом, а вскоре – куплено Ротерманном практически по цене недвижимости.

Летом 1910 года на земельном участке по адресу Станционная,1, закипели работы: по соседству с нынешним пересечением улицы Хобуяама и Нарвского шоссе новый владелец решил выстроить хлебозавод, отвечающий последним требованиям времени.

Со строительством Ротерманн справился за два года: кованые цифры «1912» и по сей день украшают плитняковый фасад предприятия. В начале ноября владелец позвал журналистов на ознакомительную экскурсию.

Машинная эстетика 

Сказать, что «большое здание с печами, машинами, резервуарами» поразило сотрудников ревельских газет – не сказать ничего.

Судя по восторженным отчетам об увиденном, они были в буквальном смысле зачарованы эстетикой машинного производства: статьи о посещении хлебозавода читаются, словно цитаты из Жюль Верна.

«Второй этаж уставлен чистильными приборами, – рассказывал «Ревельский листок». – Отсюда и начинается печение хлеба. Здесь мы видим муку, которую пропускают чистильные приборы, хотя она уже и была очищена мельнице.

Вот мука очищена. Дальнеший путь ее следования продолжается по трубе, ведущеу в огромную квашню. Квашней две. Здесь же, у машины, находится резервуар с теплой водой. Резервуар этот насыщает муку водой и получается тесто, которое само приходит в квашню. Квасильная машина электрическая.

Затем тесту надлежит испытать участь мешения. Мешение ржаного хлеба требует усилий в 5-6 лошадиных сил. Таким образом, почти всю работу производят машины, за исключением придания хлебам формы, что производится руками.

Впрочем, администрация не теряет надежды и для этого приспособить вскоре машину».

Идеальный продукт

Электричество и производные от него прилагательные встречаются в статьях, опубликованных как в русских, так и эстонских, и немецких газет.

Все, связанное с ним, упоминалось газетчиками с нескрываемым восторгом: ведь кроме электрических печей на фабрике имелось электрическое освещение, электросушилки и даже – электровентиляторы.

Упоминали журналиста и о прочих невиданных доселе новшествах. Например – о ванных комнатах, в которых каждому работнику следовало принять душ прежде, чем он будет допущен к работе.

Обязательным на хлебозаводе был и еженедельный медицинский осмотр персонала. «Одежда рабочим выдается от фабрики, – уточнял Päevaleht. – В этой одежде они и обязаны выполнять работу».

«Естественно, что все население предпочитает покупать хлеб фабрики Роттермана как продукт идеальной чистоты, – вторили «Ревельские известия». – Ведь тут принимают заказы на черный, ржаной, пеклеванный, сеппик и белый хлеб по пять и десять фунтов наилучшего качества».

Красиво и вкусно

Удивительное дело: газетные публикации столетней давности сохранили до наших дней не только первоначал ассортимент старейшего таллиннского хлебозавод, но и подробное ее описание.

«Хлеб продолговатый и очень красивый на вид, – писали 12 (25) ноября 1912 года «Ревельские известия». – Впрочем, на вкус он несколько более кисловатый, чем следовало бы».

Стал ли владелец предприятия после этого класть в продукцию больше сахара или вкусы горожан со временем изменились – сказать сложно. Но хлебозавод, способный выпекать ежедневно до десяти тысяч пудов хлеба, поставил крест на былом, полукустарном ремесле пекарей.

В 1919 году хлебозавод Ротерманна был выкуплен городскими властями, но сохранил былое название. В 1940-м – национализирован и переименован в честь Виктора Кингисеппа. Выпечка хлеба в цехах на улице Хобуяама продолжалась и во второй трети ХХ века…

* * *

Среди сортов хлеба, выпускаемых ныне различными хлебозаводами и пекарнями Таллинна «Ротерманновского», увы, нет. Может, стоит отыскать рецепт столетней давности и возродить традицию?

Уж «именного»-то продукта основатель первого в столице современного хлебозавода заслуживает точно.

«Столица»
Йосеф Кац










Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

Ходы, фундаменты, пороховой погреб бастион Сконе в Таллине, раскрывает секреты.

Что скрывает внутри себя самый большой из пояса былых таллиннских бастионов и какой была его биография на протяжении последних трех ...

Читать дальше...

Барон Николай фон Глен сам спроектировал замок и принимал активное участие в его строительстве. Фото: Вадим Анцупов

Таллиннский район Нымме — город, который построил Глен

Один из самых зелёных районов Таллинна — Нымме — когда-то был самостоятельным городом и престижным местом отдыха. Город Нымме был ...

Читать дальше...

Как Петр I в Ревеле мызы покупал

В начале 18 века, после первого посещения Ревеля, Петр I полюбил этот город и вместе с супругой и светлейшим князем ...

Читать дальше...

В конце года в Кадриоргском дворце состоялась презентация весьма объемного труда Игоря Коробова «Эстляндское имматрикулированное дворянство».

Разоблачение Михельсона, в новой книге Эстляндское имматрикулированное дворянство

В конце декабря в Таллинне состоялось событие, которого многие – по вполне понятным причинам – не заметили. Предпраздничная пора – ...

Читать дальше...

Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.

Уникальное, без преувеличения, издание на русском языке посвященное истории Эстляндского рыцарства, увидело свет в Таллинне.

От самого слова «гербовник» веет почтенностью, седой стариной и сладковатым запахом пыли. Ему бы стоять в архивном зале Национальной библиотеки, рядом ...

Читать дальше...

«Вилсанди», «Стенсо» и «Ханси»: эстонские суда на Дороге Жизни

Три четверти века назад — 19 ноября 1944 года — завершился один из самых трагических эпизодов Второй мировой войны: была ...

Читать дальше...

Замок Ангерн - малый замок Ливонского Ордена

   В средневековой Ливонии было не так уж и мало замков. На территории современной Латвии их было 152, на территории нынешней ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Таллина в преддверии 1968 года

Если главной площадью страны считается площадь некогда именовавшаяся Петровской, то главной площадью города без всякого сомнения мы воспринимаем, Ратушную, а ...

Читать дальше...

Как выглядел рабоче-крестьянский костюм в 13-14 святых веках?

     Разнообразия для люда служивого и деревенского особо не было. Во второй половине 14 века, можем выделить особую моду у горожан. ...

Читать дальше...

Легенды Таллина: ул. Ратаскаэву 16. Хуго, домовладелец, у которого справлял свадьбу Дьявол.

     Легенды древнего города Таллина. История седьмая: Улица Ратаскаэву 16 (Колодезная). Хуго, домовладелец, у которого справлял свадьбу Дьявол... Каждую неделю, по средам, ...

Читать дальше...

Самая первая елка на Ратушной площади Таллинна глазами популярного в довоенной Эстонии карикатуриста Гори (Велло Агори). Первая полоса номера газеты "Rahvaleht" за 18 декабря 1928 года.

«Это ель господ-коммерсантов...»: девяносто лет елочной премьеры в Таллине

У елки на Ратушной площади Таллинна — достойный юбилей: ровно девяносто лет назад она была установлена здесь впервые. Современному таллиннцу, не ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!