А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1111 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Один из самых эффектных памятников довоенной Эстонской Республики был вновь открыт на минувшей неделе в Таллинне.

…Лет пять тому назад в малом конференц-зале Национальной библиотеки шла официальная, а потому – довольно вялая дискуссия.

Мемориал выдающегося архитектора Эдгара-Йохана Куузика

Мемориал выдающегося архитектора Эдгара-Йохана Куузика

Представители Министерства обороны пытались донести до немногочисленной общественности художественную концепцию будущего Креста Свободы на площади Вабадузе.

Компьютерные модели памятника скользили по специально натянутому на стене экрану, авторы рассуждали о том, что особо выигрышно их замысел будет смотреться на фоне ночного зимнего неба, журналисты конспектировали сказанное в блокнотах.

Мероприятие двигалось к концу, когда какой-то пожилой господин из публики задал вопрос: не разумнее было бы потратить время и средства не на проектные конкурсы, а воссоздать монумент героям Освободительной войны, памятный старшему поколению таллиннцев?

Деликатный намек на то, что памятник перед зданием Реальной школы воссоздан еще в девяностые годы, натолкнулся на усмешку. «Нет, я говорю про другой, – уточнил столичный старожил. – Тот, что стоял на Военном кладбище»…

Краеугольный камень

Сколько угодно долго можно рассуждать о масштабности событий Освободительной войны 1918-20 годов на фоне прочих сражений, развернувшихся на эстонской земле в ХХ столетии, но для новорожденной ЭР они стали краеугольным камнем государственного мировоззрения.

Эстония не была тут исключением: странам, родившимся на руинах погибших в ходе Первой мировой континентальных империй Европы, были необходимы собственные герои. А также – мемориалы национальной памяти, которые воплощали бы идеи героизма языком монументальной пластики.

Созданием подобного мемориала из государств Балтийского региона первым озаботилась Латвия: архитектурный конкурс проектов оформления Братского кладбища в Риге был провозглашен в 1921 году. Несколько лет спустя прах и камни с полей сражения за независимость был перенесен в центр Каунса – временной столицы Литвы.

6 июня 1924 года символический краеугольный камень памятного ансамбля павшим в боях с Красной армии и Ладесвером – ополчением остзейских немцев – был торжественно заложен и в Таллинне: на гарнизонном участке кладбища Сийзелинна.

Посмертное равенство 

Историю нынешнего Военного кладбища принято отсчитывать с 1887 года, когда городская дума Ревеля выделила участок для захоронения военнослужащих у юго-восточной границы Йоахимстальского кладбища.

Во время оккупации Эстонии войсками кайзеровской Германии, по соседству с солдатами и офицерами российской армии стали хоронить и немцев. В декабре 1918 года к ним добавились могилы тех, кто сражался в армии молодой Эстонской Республики.

Перед смертью равны все: словно в подтверждении этой истины, на том же самом участке в 1919-20 годах хоронили бойцов русской Северо-западной армии, служащих Британского ВМФ, пришедших на подмогу боровшейся с большевиками Эстонии, и даже – пленных красноармейцев.

Военному ведомству ЭР участок бывший «гарнизонный» участок кладбища был передан по окончанию Освободительной войны. Тогда же впервые прозвучала мысль о необходимости придания ему особого статуса и сооружения здесь воинского мемориала.

Архитектор-орденоносец 

Первоначальный проект, составленный в 1923 году, отличался радикализмом: мюнхенский архитектор Герваген предлагал сравнять с землей все имеющиеся на данный момент захоронения и начать создание комплекса в буквальном смысле «с чистого листа».

Подобное предложение, разумеется, не могло не встретить в обществе несогласия: родственники многих погребенных на Военном кладбище жили в Таллинне и вовсе не разделяли намерений уничтожить надгробия их родственников ради некой «общей памяти».

В 1926 году работы по проектированию будущего мемориального ансамбля были перепоручены тридцати восьмилетнему архитектору Эдгару Йохану Куузику – выпускнику Рижского политехникума, ушедшему восемь лет тому назад на фронт Освободительной войны добровольцем.

Став командиром отряда пулеметчиков, он поднимал сослуживцев в атаку и вынес тело погибшего товарища из под огня вражеского бронепоезда. За проявленный героизм демобилизованный по окончанию военных действий архитектор был удостоен Креста Свободы II степени.

Куб и арка

К вопросу планировки мемориального ансамбля Куузик деликатнее своего предшественника. Единственное, на что решился пойти он – это заменить разномастные деревянные и металлические кресты однотипными, каменными.

Захоронения служащих различных армий было решено отделить друг от друга клумбами и зелеными изгородями. Композиционным же центром будущего ансамбля – величественный кенотаф: символическая могила Неизвестного солдата.

Сам автор называл свое детище «мавзолеем памяти», хотя внешне он, пожалуй, был похож на триумфальную арку. Утрировано тяжеловесные ее пропорции, вероятно, должны были символизировать тяжести военных невзгод, а облицовка сааремааским доломитом – подчеркивать национальный колорит.

Работу над памятником Куузик начал осенью 1927 года. А уже следующий весной на Военное кладбище пришли строители. Строительство велось небывалыми темпами: всего через пять с половиной месяцев восьмиметровый куб монумента был готов.

Торжественная церемония открытия первой очереди мемориального ансамбля состоялось в воскресенье – 21 октября 1928 года.

Время красит 

«Четырехсаженное строение, похожее на воротную башню крепости, среди приземистых новых крестов смотрится пока что несколько одиноко», – признавался корреспондент газеты Teataja.

По мнению журналиста, помочь тут могло только время. «Когда деревья подрастут, то и сама мемориальная часовня будет смотреться красивее, – писал он. – Пока же оно царит над всем окружающим садом».

В целом же мемориал производил на современников позитивное впечатление: газеты советовали посетителям кладбища подойти к сооружению поближе и полюбоваться мастерством обработки блоков его облицовки.

Особенно удавшимися критики признавали резные доломитовые фризы, которые были украшены гербами государства и столицы, а также – символикой различных родов войск.

«Сооружение внушительно и изящно ровно настолько, сколь позволяет это наш «сааремааский мрамор», — свидетельствовала Teataja.

Снесенная классика

Архитектурные достоинства спроектированного Куузиком мемориала были окончательно признаны в середине тридцатых годов: его, наряду со зданием Рийгикогу, стали называть классикой современного эстонского искусства.

Прошло совсем немного времени – и о недавних лестных эпитетах было приказано позабыть. В первый год советской власти памятник не тронули, но к десятилетнему юбилею создания ЭССР решили избавиться: одним из последних «идеологически чуждых» на территории республики.

По устным свидетельствам к работам по сносу было решено привлечь саперов, воевавших в Эстонском стрелковом корпусе РККА. Но это, вероятно, не более чем городские легенды – поработай на месте подрывники, фундамент сооружения вряд ли сохранился в относительной целости. Кто укрыл его после разрушения памятника дерном – до сих пор неизвестно.

Разговоры о воссоздании мемориала вновь зазвучали после восстановления государственной независимости Эстонии. В 1994 году соответствующее решение было принято Обществом охраны памятников старины, а год спустя – правительством.

От слов к делу перешли лишь семнадцатью годами позже: в нынешнем мае на Военном кладбище вновь началось строительство. Открыт воссозданный памятник был в минувшую среду.

* * *

«Мавзолею памяти», спроектированному Куузиком для Военного кладбища повезло: даже в пору своего шестидесятилетнего небытия, он оставался жив в памяти горожан.

Менее повезло его «брату-близнецу», который архитектор предлагал возвести в начале тридцатых годов на площади Вабадузе: конкурсная работа почему-то не вдохновила членов жюри.

Кто знает – будь их вкусы менее требовательными, не возвышалась ли воссозданная в по довоенным чертежам стильная «Арка Свободы» на месте нынешнего стеклянного недоразумения?

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Необычный Таллин. Январь 2018

За несколько часов до этого момента, увезли последний разобранный домик с Рождественского рынка, который царствовал тут почти два месяца. И ...

Читать дальше...

Перед отправкой на фронт бойцов I Ревельского русского партизанского отряда приветствовал на главной площади столицы генерал Йохан Лайдонер.

Бело-сине-красный шеврон над сине-черно-белым щитком: русский вклад в Освободительную войну Эстонии

Участие русского населения Эстонской Республики в вооруженной борьбе за независимость — не столь отдаленная, но до сих пор малоизвестная страница ...

Читать дальше...

Ревельский стражник — туристам: встретим Вас в объятиях — сердечно, с теплом

Ревельский стражник, котрый несёт свою службу круглый год в сердце Старого Таллина на Ратушной площади, обратился к гостям столицы Эстонии:  — Городской стражник Ревеля ...

Читать дальше...

Первая встреча героев Ханса Кристиана Андерсена в интерьерах таллиннских улиц состоялась благодаря книжным иллюстрациям работы Валерия Алфеевского.

Три сказочных визита: Снежная королева в Таллинне

Полвека назад для десятков миллионов человек Таллинн стал однозначным синонимом зимней сказки — на экраны вышел художественный фильм «Снежная королева». Город, ...

Читать дальше...

Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!