А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1202 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Один из самых эффектных памятников довоенной Эстонской Республики был вновь открыт на минувшей неделе в Таллинне.

…Лет пять тому назад в малом конференц-зале Национальной библиотеки шла официальная, а потому – довольно вялая дискуссия.

Мемориал выдающегося архитектора Эдгара-Йохана Куузика

Мемориал выдающегося архитектора Эдгара-Йохана Куузика

Представители Министерства обороны пытались донести до немногочисленной общественности художественную концепцию будущего Креста Свободы на площади Вабадузе.

Компьютерные модели памятника скользили по специально натянутому на стене экрану, авторы рассуждали о том, что особо выигрышно их замысел будет смотреться на фоне ночного зимнего неба, журналисты конспектировали сказанное в блокнотах.

Мероприятие двигалось к концу, когда какой-то пожилой господин из публики задал вопрос: не разумнее было бы потратить время и средства не на проектные конкурсы, а воссоздать монумент героям Освободительной войны, памятный старшему поколению таллиннцев?

Деликатный намек на то, что памятник перед зданием Реальной школы воссоздан еще в девяностые годы, натолкнулся на усмешку. «Нет, я говорю про другой, – уточнил столичный старожил. – Тот, что стоял на Военном кладбище»…

Краеугольный камень

Сколько угодно долго можно рассуждать о масштабности событий Освободительной войны 1918-20 годов на фоне прочих сражений, развернувшихся на эстонской земле в ХХ столетии, но для новорожденной ЭР они стали краеугольным камнем государственного мировоззрения.

Эстония не была тут исключением: странам, родившимся на руинах погибших в ходе Первой мировой континентальных империй Европы, были необходимы собственные герои. А также – мемориалы национальной памяти, которые воплощали бы идеи героизма языком монументальной пластики.

Созданием подобного мемориала из государств Балтийского региона первым озаботилась Латвия: архитектурный конкурс проектов оформления Братского кладбища в Риге был провозглашен в 1921 году. Несколько лет спустя прах и камни с полей сражения за независимость был перенесен в центр Каунса – временной столицы Литвы.

6 июня 1924 года символический краеугольный камень памятного ансамбля павшим в боях с Красной армии и Ладесвером – ополчением остзейских немцев – был торжественно заложен и в Таллинне: на гарнизонном участке кладбища Сийзелинна.

Посмертное равенство 

Историю нынешнего Военного кладбища принято отсчитывать с 1887 года, когда городская дума Ревеля выделила участок для захоронения военнослужащих у юго-восточной границы Йоахимстальского кладбища.

Во время оккупации Эстонии войсками кайзеровской Германии, по соседству с солдатами и офицерами российской армии стали хоронить и немцев. В декабре 1918 года к ним добавились могилы тех, кто сражался в армии молодой Эстонской Республики.

Перед смертью равны все: словно в подтверждении этой истины, на том же самом участке в 1919-20 годах хоронили бойцов русской Северо-западной армии, служащих Британского ВМФ, пришедших на подмогу боровшейся с большевиками Эстонии, и даже – пленных красноармейцев.

Военному ведомству ЭР участок бывший «гарнизонный» участок кладбища был передан по окончанию Освободительной войны. Тогда же впервые прозвучала мысль о необходимости придания ему особого статуса и сооружения здесь воинского мемориала.

Архитектор-орденоносец 

Первоначальный проект, составленный в 1923 году, отличался радикализмом: мюнхенский архитектор Герваген предлагал сравнять с землей все имеющиеся на данный момент захоронения и начать создание комплекса в буквальном смысле «с чистого листа».

Подобное предложение, разумеется, не могло не встретить в обществе несогласия: родственники многих погребенных на Военном кладбище жили в Таллинне и вовсе не разделяли намерений уничтожить надгробия их родственников ради некой «общей памяти».

В 1926 году работы по проектированию будущего мемориального ансамбля были перепоручены тридцати восьмилетнему архитектору Эдгару Йохану Куузику – выпускнику Рижского политехникума, ушедшему восемь лет тому назад на фронт Освободительной войны добровольцем.

Став командиром отряда пулеметчиков, он поднимал сослуживцев в атаку и вынес тело погибшего товарища из под огня вражеского бронепоезда. За проявленный героизм демобилизованный по окончанию военных действий архитектор был удостоен Креста Свободы II степени.

Куб и арка

К вопросу планировки мемориального ансамбля Куузик деликатнее своего предшественника. Единственное, на что решился пойти он – это заменить разномастные деревянные и металлические кресты однотипными, каменными.

Захоронения служащих различных армий было решено отделить друг от друга клумбами и зелеными изгородями. Композиционным же центром будущего ансамбля – величественный кенотаф: символическая могила Неизвестного солдата.

Сам автор называл свое детище «мавзолеем памяти», хотя внешне он, пожалуй, был похож на триумфальную арку. Утрировано тяжеловесные ее пропорции, вероятно, должны были символизировать тяжести военных невзгод, а облицовка сааремааским доломитом – подчеркивать национальный колорит.

Работу над памятником Куузик начал осенью 1927 года. А уже следующий весной на Военное кладбище пришли строители. Строительство велось небывалыми темпами: всего через пять с половиной месяцев восьмиметровый куб монумента был готов.

Торжественная церемония открытия первой очереди мемориального ансамбля состоялось в воскресенье – 21 октября 1928 года.

Время красит 

«Четырехсаженное строение, похожее на воротную башню крепости, среди приземистых новых крестов смотрится пока что несколько одиноко», – признавался корреспондент газеты Teataja.

По мнению журналиста, помочь тут могло только время. «Когда деревья подрастут, то и сама мемориальная часовня будет смотреться красивее, – писал он. – Пока же оно царит над всем окружающим садом».

В целом же мемориал производил на современников позитивное впечатление: газеты советовали посетителям кладбища подойти к сооружению поближе и полюбоваться мастерством обработки блоков его облицовки.

Особенно удавшимися критики признавали резные доломитовые фризы, которые были украшены гербами государства и столицы, а также – символикой различных родов войск.

«Сооружение внушительно и изящно ровно настолько, сколь позволяет это наш «сааремааский мрамор», — свидетельствовала Teataja.

Снесенная классика

Архитектурные достоинства спроектированного Куузиком мемориала были окончательно признаны в середине тридцатых годов: его, наряду со зданием Рийгикогу, стали называть классикой современного эстонского искусства.

Прошло совсем немного времени – и о недавних лестных эпитетах было приказано позабыть. В первый год советской власти памятник не тронули, но к десятилетнему юбилею создания ЭССР решили избавиться: одним из последних «идеологически чуждых» на территории республики.

По устным свидетельствам к работам по сносу было решено привлечь саперов, воевавших в Эстонском стрелковом корпусе РККА. Но это, вероятно, не более чем городские легенды – поработай на месте подрывники, фундамент сооружения вряд ли сохранился в относительной целости. Кто укрыл его после разрушения памятника дерном – до сих пор неизвестно.

Разговоры о воссоздании мемориала вновь зазвучали после восстановления государственной независимости Эстонии. В 1994 году соответствующее решение было принято Обществом охраны памятников старины, а год спустя – правительством.

От слов к делу перешли лишь семнадцатью годами позже: в нынешнем мае на Военном кладбище вновь началось строительство. Открыт воссозданный памятник был в минувшую среду.

* * *

«Мавзолею памяти», спроектированному Куузиком для Военного кладбища повезло: даже в пору своего шестидесятилетнего небытия, он оставался жив в памяти горожан.

Менее повезло его «брату-близнецу», который архитектор предлагал возвести в начале тридцатых годов на площади Вабадузе: конкурсная работа почему-то не вдохновила членов жюри.

Кто знает – будь их вкусы менее требовательными, не возвышалась ли воссозданная в по довоенным чертежам стильная «Арка Свободы» на месте нынешнего стеклянного недоразумения?

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

ТАЛЛИННСКИЕ ФЛЮГЕРА И КОВАНЫЕ ИЗДЕЛИЯ

В компании с опытным экскурсоводом, Татьяной, и Русским Старым Томасом! Рекомендуем взять с собой подзорную трубу или бинокль! Цена экскурсии: ...

Читать дальше...

Особняк Лютера до марта 1944 года. Видна утраченная форма венчающего башню шлема.

Былой особняк фабриканта Лютера: «Дворец счастья» на Пярнуском шоссе в Таллине.

Таллиннский дворец бракосочетания на Пярнуском шоссе — уникальный «сплав» подлинного модерна начала XX века с его удачной стилизацией, созданной без ...

Читать дальше...

Фото: Ирина Шлеева Одно из старейших жилых зданий Копли – и, одновременно, значимая веха в истории таллиннского градостроительства – оказалось под угрозой гибели.

Пятая линия, одиннадцатый дом: реквием ветерану застройки Копли в Таллине

Останется ли самый «открыточный вид» Копли с домом на 5-ой линии (слева) исключительно на фотографиях, сделанных до рокового мартовского дня ...

Читать дальше...

Таллинский розыгрыш 1 апреля 1966 года.

На страничке Фкейсбука, уважаемый Йосеф Кац рассказал, каким розыгрышем одарили журналисты газеты "Ыхтулехт", своих читателей в далеком 1966 году: Нигулисте ...

Читать дальше...

Здание кинотеатра Раху в Таллине. Основан в пятидесятых годах. Приговорен в 2007, уничтожен будет в 2019-м.

Дом бывшего кинотеатра, "Раху", (а бывших кинотеатров не бывает), приобретает перед смертию своей, естественный вид. Слетает рекламная никчемная казиношная шелухонь. ...

Читать дальше...

Позднесредневековая реконструкция утраченного оригинала карты, составленной аль-Идриси в 1154 году.

Ревель-Таллин: восемь веков точка отсчета

На государственном уровне нынешний год официально провозглашен годом эстонского языка. На уровне столичном — вполне бы мог считаться годом восьмисотлетия ...

Читать дальше...

Рыболовецкое судно, названное в честь капитана Георга Каска, до сих пор бороздит моря — хотя теперь и под иным именем.

Георг Каск, капитан и траулер: две достойные даты

Со дня рождения одного из создателей рыбной промышленности Эстонии второй половины XX века — капитана Георга Каска — пройдет в ...

Читать дальше...

Церковь Святого Духа — со времен Реформации оплот эстонского языка в немецком по духу и языку правящей элиты Ревеле конца Средневековья — начала Нового времени.

«Mynno toyuetan, nink wannun»: эстонский в средневековом Ревеле

Эстонский язык звучал в Таллинне задолго до того как летом 1919 года впервые в своей истории обрел статус государственного. День родного ...

Читать дальше...

Главный фасад здания бани на улице Вана-Каламая, 9а полвека тому назад.

Баня на улице Вана-Каламая в Таллине: Мельпомена в парилке

Старейшей из действующих и одновременно — самой красивой общественной бане Таллинна исполняется девяносто лет. Фраза «сходил в театр, заодно и помылся» ...

Читать дальше...

Празднование Дня независимости Эстонии на площади Вабадузе в 1919 году.

24 февраля 1919 года: дебют Дня независимости Эстонии

День независимости Эстонской Республики был впервые отпразднован ровно сто лет назад. Список государственных праздников Эстонской Республики День независимости открывает не столько ...

Читать дальше...

Пуск механизма ратушных часов. Фото из журнала "Pilt ja Sõna", 1957 год.

«Зоркий глаз ратушного фасада»: таллинские столичные часы номер один

Часы таллиннской ратуши сообщают точное время горожанам и гостям города вот уже более полутора столетий. Сложно даже осознать, что являются они ...

Читать дальше...

Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!