А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1149 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Один из самых эффектных памятников довоенной Эстонской Республики был вновь открыт на минувшей неделе в Таллинне.

…Лет пять тому назад в малом конференц-зале Национальной библиотеки шла официальная, а потому – довольно вялая дискуссия.

Мемориал выдающегося архитектора Эдгара-Йохана Куузика

Мемориал выдающегося архитектора Эдгара-Йохана Куузика

Представители Министерства обороны пытались донести до немногочисленной общественности художественную концепцию будущего Креста Свободы на площади Вабадузе.

Компьютерные модели памятника скользили по специально натянутому на стене экрану, авторы рассуждали о том, что особо выигрышно их замысел будет смотреться на фоне ночного зимнего неба, журналисты конспектировали сказанное в блокнотах.

Мероприятие двигалось к концу, когда какой-то пожилой господин из публики задал вопрос: не разумнее было бы потратить время и средства не на проектные конкурсы, а воссоздать монумент героям Освободительной войны, памятный старшему поколению таллиннцев?

Деликатный намек на то, что памятник перед зданием Реальной школы воссоздан еще в девяностые годы, натолкнулся на усмешку. «Нет, я говорю про другой, – уточнил столичный старожил. – Тот, что стоял на Военном кладбище»…

Краеугольный камень

Сколько угодно долго можно рассуждать о масштабности событий Освободительной войны 1918-20 годов на фоне прочих сражений, развернувшихся на эстонской земле в ХХ столетии, но для новорожденной ЭР они стали краеугольным камнем государственного мировоззрения.

Эстония не была тут исключением: странам, родившимся на руинах погибших в ходе Первой мировой континентальных империй Европы, были необходимы собственные герои. А также – мемориалы национальной памяти, которые воплощали бы идеи героизма языком монументальной пластики.

Созданием подобного мемориала из государств Балтийского региона первым озаботилась Латвия: архитектурный конкурс проектов оформления Братского кладбища в Риге был провозглашен в 1921 году. Несколько лет спустя прах и камни с полей сражения за независимость был перенесен в центр Каунса – временной столицы Литвы.

6 июня 1924 года символический краеугольный камень памятного ансамбля павшим в боях с Красной армии и Ладесвером – ополчением остзейских немцев – был торжественно заложен и в Таллинне: на гарнизонном участке кладбища Сийзелинна.

Посмертное равенство 

Историю нынешнего Военного кладбища принято отсчитывать с 1887 года, когда городская дума Ревеля выделила участок для захоронения военнослужащих у юго-восточной границы Йоахимстальского кладбища.

Во время оккупации Эстонии войсками кайзеровской Германии, по соседству с солдатами и офицерами российской армии стали хоронить и немцев. В декабре 1918 года к ним добавились могилы тех, кто сражался в армии молодой Эстонской Республики.

Перед смертью равны все: словно в подтверждении этой истины, на том же самом участке в 1919-20 годах хоронили бойцов русской Северо-западной армии, служащих Британского ВМФ, пришедших на подмогу боровшейся с большевиками Эстонии, и даже – пленных красноармейцев.

Военному ведомству ЭР участок бывший «гарнизонный» участок кладбища был передан по окончанию Освободительной войны. Тогда же впервые прозвучала мысль о необходимости придания ему особого статуса и сооружения здесь воинского мемориала.

Архитектор-орденоносец 

Первоначальный проект, составленный в 1923 году, отличался радикализмом: мюнхенский архитектор Герваген предлагал сравнять с землей все имеющиеся на данный момент захоронения и начать создание комплекса в буквальном смысле «с чистого листа».

Подобное предложение, разумеется, не могло не встретить в обществе несогласия: родственники многих погребенных на Военном кладбище жили в Таллинне и вовсе не разделяли намерений уничтожить надгробия их родственников ради некой «общей памяти».

В 1926 году работы по проектированию будущего мемориального ансамбля были перепоручены тридцати восьмилетнему архитектору Эдгару Йохану Куузику – выпускнику Рижского политехникума, ушедшему восемь лет тому назад на фронт Освободительной войны добровольцем.

Став командиром отряда пулеметчиков, он поднимал сослуживцев в атаку и вынес тело погибшего товарища из под огня вражеского бронепоезда. За проявленный героизм демобилизованный по окончанию военных действий архитектор был удостоен Креста Свободы II степени.

Куб и арка

К вопросу планировки мемориального ансамбля Куузик деликатнее своего предшественника. Единственное, на что решился пойти он – это заменить разномастные деревянные и металлические кресты однотипными, каменными.

Захоронения служащих различных армий было решено отделить друг от друга клумбами и зелеными изгородями. Композиционным же центром будущего ансамбля – величественный кенотаф: символическая могила Неизвестного солдата.

Сам автор называл свое детище «мавзолеем памяти», хотя внешне он, пожалуй, был похож на триумфальную арку. Утрировано тяжеловесные ее пропорции, вероятно, должны были символизировать тяжести военных невзгод, а облицовка сааремааским доломитом – подчеркивать национальный колорит.

Работу над памятником Куузик начал осенью 1927 года. А уже следующий весной на Военное кладбище пришли строители. Строительство велось небывалыми темпами: всего через пять с половиной месяцев восьмиметровый куб монумента был готов.

Торжественная церемония открытия первой очереди мемориального ансамбля состоялось в воскресенье – 21 октября 1928 года.

Время красит 

«Четырехсаженное строение, похожее на воротную башню крепости, среди приземистых новых крестов смотрится пока что несколько одиноко», – признавался корреспондент газеты Teataja.

По мнению журналиста, помочь тут могло только время. «Когда деревья подрастут, то и сама мемориальная часовня будет смотреться красивее, – писал он. – Пока же оно царит над всем окружающим садом».

В целом же мемориал производил на современников позитивное впечатление: газеты советовали посетителям кладбища подойти к сооружению поближе и полюбоваться мастерством обработки блоков его облицовки.

Особенно удавшимися критики признавали резные доломитовые фризы, которые были украшены гербами государства и столицы, а также – символикой различных родов войск.

«Сооружение внушительно и изящно ровно настолько, сколь позволяет это наш «сааремааский мрамор», — свидетельствовала Teataja.

Снесенная классика

Архитектурные достоинства спроектированного Куузиком мемориала были окончательно признаны в середине тридцатых годов: его, наряду со зданием Рийгикогу, стали называть классикой современного эстонского искусства.

Прошло совсем немного времени – и о недавних лестных эпитетах было приказано позабыть. В первый год советской власти памятник не тронули, но к десятилетнему юбилею создания ЭССР решили избавиться: одним из последних «идеологически чуждых» на территории республики.

По устным свидетельствам к работам по сносу было решено привлечь саперов, воевавших в Эстонском стрелковом корпусе РККА. Но это, вероятно, не более чем городские легенды – поработай на месте подрывники, фундамент сооружения вряд ли сохранился в относительной целости. Кто укрыл его после разрушения памятника дерном – до сих пор неизвестно.

Разговоры о воссоздании мемориала вновь зазвучали после восстановления государственной независимости Эстонии. В 1994 году соответствующее решение было принято Обществом охраны памятников старины, а год спустя – правительством.

От слов к делу перешли лишь семнадцатью годами позже: в нынешнем мае на Военном кладбище вновь началось строительство. Открыт воссозданный памятник был в минувшую среду.

* * *

«Мавзолею памяти», спроектированному Куузиком для Военного кладбища повезло: даже в пору своего шестидесятилетнего небытия, он оставался жив в памяти горожан.

Менее повезло его «брату-близнецу», который архитектор предлагал возвести в начале тридцатых годов на площади Вабадузе: конкурсная работа почему-то не вдохновила членов жюри.

Кто знает – будь их вкусы менее требовательными, не возвышалась ли воссозданная в по довоенным чертежам стильная «Арка Свободы» на месте нынешнего стеклянного недоразумения?

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

Электрический трамвай, Тартуское шоссе, 1928 год.

130 лет: от конки на деревянных рельсах до современных трамваев в Таллине

Регулярное движение конного трамвая в Таллинне началось 130 лет назад, 24 августа. Первая одноколейная трамвайная линия шла от Русского рынка ...

Читать дальше...

Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.

Монумент на площади Свободы в Таллине: мечты, идеи, проекты и авторы

Таллиннский «памятник номер один» мог быть многофигурной композицией, вознесенным в небо мечом и даже... церковью. Идея увековечить образование Эстонской Республики ЯЗЫКОМ ...

Читать дальше...

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!