А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Встреча с призраками, разговор архитектурных памятников и путешествие за несметными сокрови­щами — всё это предлага­ет Таллинн в ночь с 31 де­кабря на 1 января.

 

Автовладелец, припарковавший свою машину в укромном закутке двора церкви Олевисте, вероятно, и не догадывается, что замурованная арка по соседству — врата в полное сокровищ подземелье, которые открываются в новогоднюю полночь.

Автовладелец, припарковавший свою машину в укромном закутке двора церкви Олевисте, вероятно, и не догадывается, что замурованная арка по соседству — врата в полное сокровищ подземелье, которые открываются в новогоднюю полночь.

Новый год в Таллинне — праздник относительно «молодой»: вплоть до середины минувшего столетия по своему масштабу он значительно уступал Рождеству.

Но творцов городского фольклора, того, что принято называть «современ­ным» или даже «авторским», магия смены календарной даты привлекала неизменно.

Рожденные литераторами и жур­налистами легенды стали по большей части достоянием истории. Но вполне ли заслужено?

Диалоги с водяным

«Когда новогодней полночи весь Таллинн дожидался,

Один молодой ремесленник на улице замечтался…»

Опубликованная в 1947 году поэма Деборы Вааранди «Старец из Юлемисте и юный градостроитель», несмотря на вполне сказочный зачин, повествует не о седой старине, а о будущем — ско­ром и светлом: о реализации генплана развития столицы ЭССР.

«Презентацию» зарифмованного градостроительного документа поэтес­са «поручила» ученику строительного ПТУ А в собеседники ему определила легендарного водяного, давно уже оза­боченного тем, когда же, наконец, город будет построен и его с чистой совестью можно будет затопить.

Вааранди «реабилитировала» мифо­логического персонажа: своему юному знакомцу он жалуется, что легенды его оклеветали зря. Если у него когда и возникало желание спустить воды Юлемисте — так исключительно во времена нацистской оккупации. А так он -т- мирный хранитель городской старины и ничего против горожан не имеет. Волей поэтессы Озёрный старец не только подобрел, но и изменил время своей ежедневной «инспекции» Таллинна: со времен Крейцвальда было известно, что к городским воротам он выходит исключительно летом — на Яанову ночь.

Вот уже полвека временем пробуж­дения Старца из Юлемисте считают зиму—Новый год или рождественский сочельник. Благодаря Деборе Вааранди и ее подзабытому произведению.

Так что если встретите его под елкой на Ратушной площади невзначай — не удивляйтесь: последние полвека он персонаж сугубо новогодний.

Тени прошлого

Сто лет тому назад елку на Ратушной площади не устанавливали, но одним из центров новогоднего веселья тог­дашний Большой рынок безусловно был.

Основное празднование проис­ходило в стенах Морского офицерского собрания — нынешнего Дома учителя. Но находились и те, кто специально приходил на площадь — послушать бой ратушных часов.

В самой ратуше — на тот момент, разумеется, в городской Думе — встречать наступающий Новый год собирались, если верить газетным фельетонистам, исключительно при­видения: призраки «отцов города» былых времен.

Последний раз под сводами Маги­стратского зала они собрались 31 дека­бря 1904 года. Праздник их выдался не­веселым: тени в напудренных париках оплакивали поражение остзейцев на прошедших две недели тому назад вы­борах ревельского самоуправления.

«Уходит год, и нам пора уходить!»

— цитировал их «подслушанный» раз­говор на страницах тартуской газеты «Уудисед» Эдуард Вильде, приветствуя победу эстонско-русского блока из­бирателей.

Будущий классик как в воду глядел: минуло всего полтора года, и пост главы муниципалитета впервые в таллиннской истории занял эстонец — инженер Вольдемар Лендер.

  

Своим чередом

На рубеже ХIХ-ХХ столетий в ново­годнюю ночь на злободневные темы не упускали возможности поговорить не только былые горожане, но и… памят­ники таллиннской архитектуры.

«Часы на Вышгородской кирхе начали бить грозное число 12, — писали сто двадцать лет тому назад «Ревельские известия». — Одна за другой стали проспаться от глубокого сна городские башни, церкви и щип­цы. Раз в год просыпаются столетние старики посмотреть, что поделывает их дорогой Ревель.

Первым очнулся Высокий Герман, красавец Вышгорода. Стряхнул с себя снег, огляделся направо и налево, повернулся в сторону Толстой Марга­риты. Сделал изящный поклон и про­молвил: «Высокочтимая Маргарита! Позвольте выразить вам сердечнейшее поздравление с наступившим 1893 годом!»

К обмену поздравлениями вскоре подключились ратуша, увесели­тельные сады на бывших бастионах, дворянские особняки Верхнего горо­да, построенный в уходившем году портовый элеватор, Белый и Красный маяки, и даже такой неблизкий объ­ект, как руины монастыря Святой Биргитты.

Каждый из них наперебой делился впечатлениями минувшего года и ново­годними ожиданиями. Извечный спор между оптимистами и пессимистами зашел так далеко, что «закружилась метель, посыпал снег, и проснулся пре­старелый патриарх Ревеля — дедушка Олав».

Новогодний прогноз его оказался по-стариковски рассудительным: раз в городе «конка ходит, газеты издаются, театров и развлечений — сколько угод­но, а недавно даже фотографическую выставку провели» — значит, все в Ревеле идет своим чередом.

«Полк новый пришел — значит, войны бояться нечего», — изрек древ­ний храм прежде, чем погрузиться в сон до следующей новогодней ночи.

 

Кот в мешке

Листая старые газеты, невольно за­мечаешь: авторам новогодних легенд самая высокая из таллиннских церк­вей импонировала явно.

Взять, например, выходящую на улицу Пикк стену т.н. Мариинской капеллы, которую украшает вырезан­ный из камня кенотаф «спонсора» ее строительства: купца Ханса Павелса.

По соседству с ней располагается неглубокая ниша. В средние века в ней, вероятно, находился деревянный алтарь или же роспись. Пережить иконоборчество времен реформации им не посчастливилось. Но место, где она располагалась, послужило источником вдохновения для автора очередного «древнего предания».

«Преданье древней Колывани

Прикрас причудливых полно.

Примерно так звучит оно:

«В конце тринадцатого века

По воле грозной человека

Воздвигнут в Ревеле был храм.

Есть в храме ниша. Ходят слухи

Что в Новый год нечетный духи

В глухую полночь бродят там»

— сообщали в 1912 году «Ревельские известия»

Далее, тем же стихотворным раз­мером, газета рассказывала о том, что ровно в полночь замурованная много веков тому назад дверь распа­хивается, открывая путь к несметным сокровищам. Правда заполучить их сможет лишь тот, кто наготове из­ловит «кота шерсти черной», посадит его в мешок и не побоится шагнуть в открывшийся лабиринт.

 В подземелье смельчака ждет «ста­рец низкий и седой». Если отдать ему мешок с котом, в обмен он даст точно такой же — но наполненный золотом. Причем золото это не обычное — тра­тить его можно исключительно не на пороки, а на добрые дела, зато хватит его до самой смерти.

Самое главное при этом — до­нести подарок обитателя церковного подземелья на поверхность: нечистая сила будет всячески мешать искателю сокровищ. Стоит ему смалодушничать и оглянуться — и золото в мешке пре­вратится в груду костей.

«Ночь… Вьюга, бушевавшая не­сколько дней, стихла. Остались только высокие снежные сугробы, да тихо па­дал снег, освещаемый кое-где желтым светом газовых фонарей.

Сильный мороз щиплет лицо; небо растянулось черным непроницаемым покровом над городом. Тихо и пустын­но на улицах. Приближается Новый год. И дома, сидящая за столом семья, и поздние прохожие—все с некоторой тревогой посматривают на часы: оста­лось всего-то несколько минут…»

Можно сколько угодно говорить, что газетный жанр «новогодней легенды» наивен и старомоден, по большому счету это так. Но разве чувства, которые заставляли браться за перо авторов этих «древних преданий», не близки нам — жителям магического города Таллинна начала третьего тысячелетия?!

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!