А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1130 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Встреча с призраками, разговор архитектурных памятников и путешествие за несметными сокрови­щами — всё это предлага­ет Таллинн в ночь с 31 де­кабря на 1 января.

 

Автовладелец, припарковавший свою машину в укромном закутке двора церкви Олевисте, вероятно, и не догадывается, что замурованная арка по соседству — врата в полное сокровищ подземелье, которые открываются в новогоднюю полночь.

Автовладелец, припарковавший свою машину в укромном закутке двора церкви Олевисте, вероятно, и не догадывается, что замурованная арка по соседству — врата в полное сокровищ подземелье, которые открываются в новогоднюю полночь.

Новый год в Таллинне — праздник относительно «молодой»: вплоть до середины минувшего столетия по своему масштабу он значительно уступал Рождеству.

Но творцов городского фольклора, того, что принято называть «современ­ным» или даже «авторским», магия смены календарной даты привлекала неизменно.

Рожденные литераторами и жур­налистами легенды стали по большей части достоянием истории. Но вполне ли заслужено?

Диалоги с водяным

«Когда новогодней полночи весь Таллинн дожидался,

Один молодой ремесленник на улице замечтался…»

Опубликованная в 1947 году поэма Деборы Вааранди «Старец из Юлемисте и юный градостроитель», несмотря на вполне сказочный зачин, повествует не о седой старине, а о будущем — ско­ром и светлом: о реализации генплана развития столицы ЭССР.

«Презентацию» зарифмованного градостроительного документа поэтес­са «поручила» ученику строительного ПТУ А в собеседники ему определила легендарного водяного, давно уже оза­боченного тем, когда же, наконец, город будет построен и его с чистой совестью можно будет затопить.

Вааранди «реабилитировала» мифо­логического персонажа: своему юному знакомцу он жалуется, что легенды его оклеветали зря. Если у него когда и возникало желание спустить воды Юлемисте — так исключительно во времена нацистской оккупации. А так он -т- мирный хранитель городской старины и ничего против горожан не имеет. Волей поэтессы Озёрный старец не только подобрел, но и изменил время своей ежедневной «инспекции» Таллинна: со времен Крейцвальда было известно, что к городским воротам он выходит исключительно летом — на Яанову ночь.

Вот уже полвека временем пробуж­дения Старца из Юлемисте считают зиму—Новый год или рождественский сочельник. Благодаря Деборе Вааранди и ее подзабытому произведению.

Так что если встретите его под елкой на Ратушной площади невзначай — не удивляйтесь: последние полвека он персонаж сугубо новогодний.

Тени прошлого

Сто лет тому назад елку на Ратушной площади не устанавливали, но одним из центров новогоднего веселья тог­дашний Большой рынок безусловно был.

Основное празднование проис­ходило в стенах Морского офицерского собрания — нынешнего Дома учителя. Но находились и те, кто специально приходил на площадь — послушать бой ратушных часов.

В самой ратуше — на тот момент, разумеется, в городской Думе — встречать наступающий Новый год собирались, если верить газетным фельетонистам, исключительно при­видения: призраки «отцов города» былых времен.

Последний раз под сводами Маги­стратского зала они собрались 31 дека­бря 1904 года. Праздник их выдался не­веселым: тени в напудренных париках оплакивали поражение остзейцев на прошедших две недели тому назад вы­борах ревельского самоуправления.

«Уходит год, и нам пора уходить!»

— цитировал их «подслушанный» раз­говор на страницах тартуской газеты «Уудисед» Эдуард Вильде, приветствуя победу эстонско-русского блока из­бирателей.

Будущий классик как в воду глядел: минуло всего полтора года, и пост главы муниципалитета впервые в таллиннской истории занял эстонец — инженер Вольдемар Лендер.

  

Своим чередом

На рубеже ХIХ-ХХ столетий в ново­годнюю ночь на злободневные темы не упускали возможности поговорить не только былые горожане, но и… памят­ники таллиннской архитектуры.

«Часы на Вышгородской кирхе начали бить грозное число 12, — писали сто двадцать лет тому назад «Ревельские известия». — Одна за другой стали проспаться от глубокого сна городские башни, церкви и щип­цы. Раз в год просыпаются столетние старики посмотреть, что поделывает их дорогой Ревель.

Первым очнулся Высокий Герман, красавец Вышгорода. Стряхнул с себя снег, огляделся направо и налево, повернулся в сторону Толстой Марга­риты. Сделал изящный поклон и про­молвил: «Высокочтимая Маргарита! Позвольте выразить вам сердечнейшее поздравление с наступившим 1893 годом!»

К обмену поздравлениями вскоре подключились ратуша, увесели­тельные сады на бывших бастионах, дворянские особняки Верхнего горо­да, построенный в уходившем году портовый элеватор, Белый и Красный маяки, и даже такой неблизкий объ­ект, как руины монастыря Святой Биргитты.

Каждый из них наперебой делился впечатлениями минувшего года и ново­годними ожиданиями. Извечный спор между оптимистами и пессимистами зашел так далеко, что «закружилась метель, посыпал снег, и проснулся пре­старелый патриарх Ревеля — дедушка Олав».

Новогодний прогноз его оказался по-стариковски рассудительным: раз в городе «конка ходит, газеты издаются, театров и развлечений — сколько угод­но, а недавно даже фотографическую выставку провели» — значит, все в Ревеле идет своим чередом.

«Полк новый пришел — значит, войны бояться нечего», — изрек древ­ний храм прежде, чем погрузиться в сон до следующей новогодней ночи.

 

Кот в мешке

Листая старые газеты, невольно за­мечаешь: авторам новогодних легенд самая высокая из таллиннских церк­вей импонировала явно.

Взять, например, выходящую на улицу Пикк стену т.н. Мариинской капеллы, которую украшает вырезан­ный из камня кенотаф «спонсора» ее строительства: купца Ханса Павелса.

По соседству с ней располагается неглубокая ниша. В средние века в ней, вероятно, находился деревянный алтарь или же роспись. Пережить иконоборчество времен реформации им не посчастливилось. Но место, где она располагалась, послужило источником вдохновения для автора очередного «древнего предания».

«Преданье древней Колывани

Прикрас причудливых полно.

Примерно так звучит оно:

«В конце тринадцатого века

По воле грозной человека

Воздвигнут в Ревеле был храм.

Есть в храме ниша. Ходят слухи

Что в Новый год нечетный духи

В глухую полночь бродят там»

— сообщали в 1912 году «Ревельские известия»

Далее, тем же стихотворным раз­мером, газета рассказывала о том, что ровно в полночь замурованная много веков тому назад дверь распа­хивается, открывая путь к несметным сокровищам. Правда заполучить их сможет лишь тот, кто наготове из­ловит «кота шерсти черной», посадит его в мешок и не побоится шагнуть в открывшийся лабиринт.

 В подземелье смельчака ждет «ста­рец низкий и седой». Если отдать ему мешок с котом, в обмен он даст точно такой же — но наполненный золотом. Причем золото это не обычное — тра­тить его можно исключительно не на пороки, а на добрые дела, зато хватит его до самой смерти.

Самое главное при этом — до­нести подарок обитателя церковного подземелья на поверхность: нечистая сила будет всячески мешать искателю сокровищ. Стоит ему смалодушничать и оглянуться — и золото в мешке пре­вратится в груду костей.

«Ночь… Вьюга, бушевавшая не­сколько дней, стихла. Остались только высокие снежные сугробы, да тихо па­дал снег, освещаемый кое-где желтым светом газовых фонарей.

Сильный мороз щиплет лицо; небо растянулось черным непроницаемым покровом над городом. Тихо и пустын­но на улицах. Приближается Новый год. И дома, сидящая за столом семья, и поздние прохожие—все с некоторой тревогой посматривают на часы: оста­лось всего-то несколько минут…»

Можно сколько угодно говорить, что газетный жанр «новогодней легенды» наивен и старомоден, по большому счету это так. Но разве чувства, которые заставляли браться за перо авторов этих «древних преданий», не близки нам — жителям магического города Таллинна начала третьего тысячелетия?!

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь.

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь. Чайки, любовь и голуби в Средневековом Таллине. Март 2018 года. Мужик обеспечивает ...

Читать дальше...

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом!

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом! Март 2018 года. Сторона Тепла, и Сторона Холода.    

Читать дальше...

Ратман Якоб Иоганн фон Гонзиор и его супруга Амалия Констанция. Снимок шестидесятых годов позапрошлого столетия.

Наследие ратмана Якоба Гонзиора: фонд, улица, социальное жилье в Ревеле

Начало очередного ремонта одной из основных магистралей центра столицы заставляет вновь вспомнить человека, которого величали «таллиннским Рокфеллером». Корреспондент издания "Esmaspäev", присвоивший ...

Читать дальше...

Таллин: В Старый Город пришла Весна!

В Старый Город пришла Весна! Наши таллинские красавицы вместе с Городским Стражником поднимают настроение. Автор видеоблога «Переулки.Таллин»: http://ee.dobro.ee Linda Ronstadt - You're ...

Читать дальше...

Воспоминания Старого Томаса

Таллинская фабрика «Калев» знакомит сладкоежек с историей. Например, в магазинах Эстонии можно отыскать коробку конфет «Tales of Talliin / Истории ...

Читать дальше...

Плакат кинофильма «Красная палатка» в советском прокате. 1969 год.

Полярный порт Кингсбей в Рыбной гавани: как Клаудиа Кардинале по Каламая в Таллине гуляла

Пол века тому назад в Таллинне проходили съемки советско-итальянской художественной киноленты «Красная палатка». «Таллиннцы уже привыкли к тому, что улицы и ...

Читать дальше...

Городской Стражник Ревеля, поздравляет ВСЕХ женщин с праздником 8 марта

Городской Стражник Ревеля, поздравляет ВСЕХ женщин с праздником 8 марта, и дарит настроение! Автор видеоблога «Переулки.Таллин»: http://ee.dobro.ee  

Читать дальше...

Международный чемпионат по Зимнему плаванию в Таллине приурочен к 100-летию независимости.

Вход на Международный чемпионат по Зимнему плаванию 2018, в Таллине, бесплатный! Приходи посмотреть на холодные заплывы и волевых людей! Место ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллинн имеет свой флаг - с тремя голубыми и тремя белыми полосками, он был частично заимствован из древнего датского флага. Как гласит легенда, флаг упал с небес после битвы за крепость Таллинна. Однако, другая легенда утверждает, что упавший с неба флаг, был дарован Господом Богом датчанам, и с тех самых пор, стал государственным флагом Дании: белый опрокинутый крест на красном фоне.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!