А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Есть в Таллинне городской район с названием Сибулакюла (Луковичная деревня). Однако, если покопаться в истории этого района, станет ясно, что это не случайное наименование. В 1839 году в Санкт-Петербурге был издан "Путеводитель по Ревелю и его окрестностям". В книге подробный рассказ не только об исторических и архитектурных достопримечательностях города, но и не менее полное описание всех сторон жизни Ревеля в первой половине XIX столетия. Среди прочего путеводитель сообщает о торговле овощами: "За городом огороды, которые возделывают и содержат наши Ярославские Ростовцы. Это очень выгодно для города. Прежде русские огородники приезжали в Ревель и нанимали под огороды места, отчего овощи продавались очень дешево, осенью же огородники возвращались домой, чтобы весной приехать снова. Но по времени некоторые нашли удобнее совсем переселиться в Ревель". По-видимому, одно из поселений русских огородников было в районе современных улиц Маакри, Леннуки, А.Лаутера, Каупмехе, Лембиту и Кентманна. Судя по названию, выращивали они на здешней сухой земле хороший лук.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1104 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Встреча Нового года — удивительный праздник, общий для всех, и в то же время у каждого народа свой. “Если бы предоставить всем народам на свете, — писал “отец истории” Геродот, — выбирать самые лучшие из всех обычаев, то каждый народ, внимательно рассмотрев их, выбрал бы… свои собственные. Так как убежден, что его обычаи наилучшие”. Вот и праздники, в особенности на рубеже года, во всяком случае, до недавнего доинтернетовского времени у каждого народа были свои. История, природа, условия жизни, климат, характер, особый образ жизни диктовали ритуал встречи Нового года. И у всех народов он связан с детством.

51Мир отвечал размерам человека,
И человек был мерой всех вещей.

М.Волошин. “Космос”.

 

Даже если вам далеко за… неважно сколько лет, все равно где-то в далеких уголках памяти хранятся запахи хвои, корицы, мандаринов и сдобы, радостные ожидания чего-то необычайно хорошего. У одних в канун Рождества, у других под Новый год подарки приносил где-то Святой Николай — Санта Клаус, где-то Pere Noel — Папа Мороз, а где-то Дед Мороз со Снегурочкой. И далеко не всегда и не везде символом Рождества и Нового года была и есть елка потому, что она не везде растет, и обычай этот не такой уж древний и известен только с конца XVI столетия. Предшественником рождественско-новогодней елки на родине этого обычая, в Германии и Эльзасе, были ветки вишни и других плодовых деревьев, которые ставили задолго до Рождества в воду для того, чтобы они зацвели к праздничному дню. Снаружи дома украшали ветками тиса, бука, можжевельника и ели. Что же все-таки способствовало возникновению обычая и распространению почти по всему миру ели как символа Рождества и Нового года?

Одни считали, что произошло это от веры в “чудесные” свойства ели, колючие иголки которой защищали от злых сил и ведьм, другие видели в украшенной яблоками и орехами ели прообраз библейского “райского дерева”, но, вероятно, ближе всего к истине были те, кто объяснял широкое распространение ели тем, что она просто зеленая круглый год.

И хотя на баронских мызах Эстонии с Рождества и до Нового года горели свечи на разукрашенных елках, на хуторах у Юри, Сасся, Михкеля и других, что стояли на баронской земле, не было обычая приносить в дома елки, зачем же их рубить без дела. Зато у эстонского народа было другое и в счете времени, и в самом праздничном ритуале.

Празднества по поводу окончания хозяйственного года начинались с Mihklipдev (29 сентября) — к Михкелеву дню должны были быть “naeris koopas ja naine toas”, то есть “репа в погребе, а жена в комнате”. Ориентиром же наступления зимы служил Andresepдev (30 ноября): “Андрей рассуждает; Nigula (6 декабря) — Николай проклинает; Luutsia (13 декабря) — Лючия с мешком приходит; Fooma (21 декабря) — Фома снегом заносит”. Рождество начиналось в Фомин день и заканчивалось в Kolmekuningapдev (6 января) — в день “Трех королей” (Крещение). Завершение же всех рождественских праздников наступало на двадцатый день — 13 января, в день святого Канута, который, согласно бытовавшей в Скандинавии поговорке, “прогонял Рождество”.

Интересно, что в этом народном календаре затерялся Новый год — он для эстонского крестьянина не был связан ни с трудовыми, ни с вошедшими в обиход христианскими памятными датами. И хотя его отмечали, но так же, как и все праздники, по-своему. К Рождеству, например, наряжались гусем, к Новому году — козлом или медведем, к празднику “Трех королей” — журавлем. Эти ряженые ходили по домам, озорничали, заставляли детей петь, а потом просили пиво и закуски.

Новогодний “козел” напяливал вывернутую наизнанку овчину и привязывал вместо хвоста веник. Ходил на четвереньках и когда в каком-нибудь доме натыкался на кадушку с водой, окунал в нее “хвост” и под крик и визг хлестал им хозяев. Наконец, ряженые “козлы” вместе со своими “пастухами” покидали хутор, писали на дверях кусочком угля номер нового года и шли дальше, на ближайший хутор, в другую семью поозорничать и пожелать добра и достатка в наступившем году. Этот обычай, встречаясь впервые в Новом году, желать друг другу всего самого лучшего сохранился до наших дней из глубокой старины.

Первым гостем в семье в новом году предпочитали видеть мужчину. Говорили так: “Если в новогоднее утро первой в гости придет женщина — не миновать беды. Если же первым гостем будет мужчина, быть тому году счастливым”.

XX век раздвинул границы государств, перемешал народы, распространил одни и уничтожил другие обряды и обычаи. Северная елка — непременный участник рождественско-новогодних торжеств — теперь и в южных городах и странах украшает площади и дома, там, где она вообще не растет; вместо кровяной колбасы в эстонских домах готовят стейк на решетке или гриль на вертеле, а в таллиннских ресторанах на новогодний вечер предлагают лягушачьи лапки в мандариновом соусе или фаршированных кальмаров с сырным гарниром, вместо ритуальных игр на соломе — диско-вечер в “Декольте” или “Голливуде” по многу сотен крон за билет, а огоньки адвентских семисвечников светятся в окнах не только лютеран, но и православных, католиков, да и атеистов.

Из далекого Китая пришла к нам таблица циклических символов тамошнего летосчисления. Газеты, радио и телевидение Европы и Америки без доли юмора рассуждают, чем лучше последний год уходящего века “Чэнь” — Дракона прошлого года “Мао” — Зайца и что принесет нам наступающий год “Сы” — год Змеи, которая у одних народов символ добра и мудрости, у других — грехопадения.

Думаю, что в нашей далеко не простой жизни без доли юмора было бы просто невыносимо, а посему — Бог с ним, с китайским змеем, впереди новогоднее застолье, и в последнюю полночь уходящего XX века, в канун нового тысячелетия мы поднимем бокалы с шампанским, пожелаем друг другу в новом году удачи и будем твердо верить, что впереди нас ожидает неожиданное и радостное чудо, о котором поэт сказал:

Но чудо — есть чудо
И чудо есть Бог
Когда мы в смятеньи,
когда средь разброда
Оно настигает
мгновенно, врасплох.

 Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!