Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.6 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Владимирская, Куликовская, Пушкинская улица, Гоголевский бульвар, Романовский проспект и Петровская площадь исчезли с карты Таллинна ровно девяносто лет тому назад.

Даже снос летом 1922 года православной часовни не смогло отменить историческое название Русского рынка: площадью Виру он официально станет через четырнадцать лет.

Даже снос летом 1922 года православной часовни не смогло отменить историческое название Русского рынка: площадью Виру он официально станет через четырнадцать лет.

Нет-нет, да и встречающееся в популярной литературе заявление о том, что в 1918 году Ревель был официально переименован в Таллинн, относится к разряду заблуждений.

Оба топонима существовали параллельно с незапамятной поры: нужды в законодательном акте, который «эстонизировал» бы название столицы новорожденного государства, не было.

В чем нужда осознавалась новыми властями явно – это в «эстонизации» названий городских улиц и площадей.

Царь и наследник 

Первым из таллиннской топонимики был изгнан цесаревич Алексей: бульвар Престолонаследника, нареченный в честь его рождения в 1904 году, почти сразу же после Февральской революции был переименован в Северный.

Следом настал черед царей, чьи имена носили учебные заведения. Николаевская гимназия, например, была переименована в гимназию Густава-Адольфа летом 1918 года – и это, вероятно, единственное название времен кайзеровской оккупации, существующее и по сей день.

Несколько больше повезло Петру I: до весны 1922 года в городе официально существовала Петровская площадь. После того, как памятник императору был снят, она было наскоро перекрещена в площадь Харью: топоним этот просуществовал считанные месяцы, уступив место привычному Вабадузе вяльяк.

«Безмятежной» на этом фоне выглядит судьба Романовского проспекта: возможно, роль сыграло то, что звучное это название в 1913 году было присвоено не Нарвскому шоссе, как предлагалось сначала, а улице, носившей до того неблагозвучное имя Чортовой.

Как-то бестолково

Вопрос о переименовании таллиннских улиц прозвучал на заседании городского собрания 22 ноября 1922 года: депутат Куллеркуп от фракции квартиросъемщиков заявил, что в нынешнем своем виде называются они «как-то бестолково».

В качестве доказательства он зачитал письмо восьмидесяти жителей бывшей улицы Уус-Каламая, которая с недавних пор носила название «Килу». «Жить на Килечной улице попросту неэстетично», – поделился Куллеркуп точкой зрения своих избирателей.

Вопросы эстетики и благозвучия, как оказалось, были на тот момент достаточно актуальными. Депутат Ребане, от имени фракции увечных воинов, заявил, что перво-наперво надлежит избавиться от такого досадного наследие былой власти, как само слово uulits, заменив его «эстонским по духу».

Спор о том, насколько общеизвестно существовавшее на тот момент только в диалектах слово tänav, расколол участников заседания примерно пополам. Наконец, социал-демократ Вирма и вовсе предложил третий вариант — слово rada, означающее, как известно, «тропа».

Поняв, что к консенсусу сразу придти не удастся, члены горсобрания решили создать особую комиссию по переименованию улиц. К работе она, судя по газетным публикациям, приступила незамедлительно.

Имя и место 

«Список из 62 предложенных к переименованию названий улиц примечателен не только своей длиной, но и содержательной стороной вопроса», — писала в ноябре 1922 года газета «Waba Maa».

Прежде всего, издание советовало задуматься: не слишком ли формально члены комиссии походят к обязанностям? Так, предложив увековечить в уличных названиях выдающихся деятелей культуры, они не удосужились снабдить их инициалами.

«В мире может быть полным-полно Крейцвальдов и Рейманов, но если мы добавим к этим фамилиям имена Фридрих Рейнхольд и Виллем, мы почтим память нашего «отца народных сказаний» или же замечательного нашего историка», – настаивал журналист.

Призывал он и «не разбрасываться» громкими именами исходя исключительно из принципа фонетического созвучия: предложение переименовать улицу Полтавскую, названную так в память о двухсотлетии Полтавской баталии, в улицу Паала казалось ему неприемлемым.

«У названия Паала слишком важное место в нашей истории, которое оправдывает присвоение этого имени какой-нибудь иной улице, чем Полтавской, расположенной где-то на городских задворках, – сокрушалась газета. – Ее можно было бы назвать по ближайшему селу или волости».

Недовольство издания современному таллиннцу, пожалуй, непонятно: мало кто помнит, что в сражении на протекающей в окрестностях Вильянди реке Паала в 1217 году пал вождь эстонских дружин Лембиту.

Просто перевели 

Самому Лембиту, согласно планам городской комиссии, полагалась улица практически в центре: бывшая Большая Балясная.

Соседняя с ней Малая Балясная получала имя другого борца с агрессией крестоносцев — полулегендарного Вамбола, а Большая Арефьевская – Иманта, который заколол в бою второго немецкого епископа Ливонии.

Имена былых домовладельцев – вне зависимости, впрочем, от того, носили они некогда фамилии русские или немецкие – изгонялись с карты города безжалостно. Так, Гиргенсонской предстояло стать Теэстузе (Рабочей), а Ризенкампфской – получить имя политика Юри Вилмса.

Иногда перемены были не столь радикальны. Улице Германовской, в эстонском написании – Германи, просто сменили первую согласную на «Х». Сложнопроизносимое сочетание латинских букв в начале названия Шубеской улицы сократили до одной – и получили улицу Субе.

У Луизентальской и Кристинентальской улиц «купировали» иноязычные окончания: дворникам пришлось только чуток подправить надписи на уличных табличках — и родились вполне себе эстонские топонимы Луйзе и Кристийне.

С улицей же Медведьевской (в официальном написании — «Медведьеви») поступили по-иному. Топоним просто перевели на эстонский – и получили известную современному горожанину улицу Кару.

Время настанет

17 января 1923 года вопрос о новых именах столичных улиц вновь обсуждался под сводами ратуши – и вновь вызвал жаркие споры.

«Независимый социалист» Янсон заявил, что вопрос переименования важен, но не своевременен: настанет час, когда рабочие сами увековечат на уличных табличках имена, которые действительно дороги им.

Депутат от фракции трудовиков Томп поинтересовался, надо ли понимать сказанное так, что оратор желает видеть в Таллинне улицы Ленина и Троцкого? «И такое время обязательно настанет!» — парировал Янсон.

Создатель РККА «персональной улицы» в Таллинне, по понятным причинам, удостоен так никогда и не был. Ленинский же бульвар появился в столице Эстонии чуть более чем через четверть века – в 1950-м.

А тогда, девяносто лет назад, тридцатью восемью голосами «за» при двадцати восьми «против» таллиннское горсобрание приняло предложении об утверждении всех предложенных комиссией по переименованию топонимов.

Среди прочего, Владимирская улица стала улицей Якобсони, Куликовская – Раэвалла, Пушкинская – Холланди. Романовский проспект превратился в улицу Крейцвальди, Гоголевский бульвар – в бульвар «Эстония».

Тем же самым решением, кстати, Большой рынок в самом сердце Старого города был впервые официально переименован в Ратушную площадь: топониму, который кажется ныне чуть ли не средневековым, на деле – всего девять десятилетий.

* * *

Удивительное дело: кампания по «эстонизации» городского пространства осталась практически незамеченной местными русскими изданиями.

«Последние известия», например, ограничились лишь сухим перечнем новых названий, воздержавшись от каких-либо комментариев – хотя в защиту памятника Петру и православных часовен высказывалась открыто.

Пассивность, возможно, связана с тем, что вплоть до 1934 года проживающие в Эстонии национальные меньшинства могли свободно пользоваться теми топонимами, которые были для них традиционны: газетные статьи, как и при царе, называли улицу Рауа – Железной, а Вене – Никольской.

Кстати, самые «стойкие» русские топонимы просуществовали в официальной топонимике Таллинна до середины 1930-х: бывший Русский рынок был окончательно переименован городскими властями в площадь Виру только в 1936-м.

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!