А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллинн - всегда был и остается одним из старейших ганзейских городов, справедливо величая себя одним из «прекрасно сохранившихся средневековых европейских городов», прекрасно сочетая средневековые церкви и дома в готическом стиле с современной инфраструктурой.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Здание нынешнего Министерства культуры для эстонского населения Ревеля столетней давности было не меньшим национальным символом, чем театр «Эстония».

Первый банк ревельских эстонцев

Первый банк ревельских эстонцев

Объединяющий театральный зал и народный дом комплекс, выстроенный к Старому городу демонстративно тыльной стороной, был воплощением культурных устремлений горожан-эстонцев. Четырехэтажное здание под почти парижской мансардой, возведенное, вдобавок прямо напротив подъезда тогдашнего Немецкого театра – демонстрацией финансовой независимости.Недаром газетные репортеры и издатели открыток с видами города не утруждали себя воспроизведением его официального название – «Ревельское общество взаимного кредита», но пользовались кратким определением: «Эстонский банк».

Взаимная выгода

До начала «Великих реформ» времен правления Александра II банковское кредитование в Российской Империи оставалось делом исключительно государственным.Ставший впоследствии образцовым «Общества взаимного кредита» был высочайше утвержден самодержцем в апреле 1863 года. Прошло чуть меньше года – и в Санкт-Петербурге начал операции первый частный кредитный банк России.Популярность обществ взаимного кредитования быстро распространилась по необъятной державе. Вслед за столицей они стали возникать в Москве, Харькове, Варшаве, Пензе, Киеве, Баку.Относительная простота создания подобных учреждений снискала популярность среди национальных меньшинств: как гриб после дождя в восьмидесятые годы XIX столетия начинают возникать еврейские, малороссийские, финские общества взаимного кредита.
Устав Ревельского общества взаимного кредита был утвержден российским министром финансов Коковцевым 7 июня 1906 года. В ноябре того же года сто три члена общества собрались на первое заседание.

Пора банков

Два месяца потребовалось на то, чтобы найти места для начал произведения банковских операций – как можно ближе к центру финансовой жизни города, но не слишком дорогое.

Компромисс был найден в виде двух комнат по адресу Виру, 12, где 20 января 1908 года общество и начало работу. Дела быстро пошли в гору, помещения стали тесны и в апреле учреждению пришлось переехать в дом номер три по улице Суур-Карья.

С самого начала, похоже, было понятно, что решение это – временное. Уже на следующий год после новоселья собрание Общества приняло решение о начале поиска земельного участка для собственного здания.

Решение было своевременно: Дворянская кредитная касса обзавелась похожим на замок домом в 1904 году, а через пять лет поблизости от него был заложен краеугольный камень Ревельского отделения государственного банка.

За стеной

Располагавшаяся между улицами Суур- и Вяйке-Карья недвижимость некого Якова Керва еще в начале ХХ века была не ахти какой ценностью.

Конечно, поблизости уже высилось здание Окружного суда, но этим список примечательных зданий исчерпывался. Да и грунт на мете бывшего крепостного рва был не самый надежный.

Но запрошенную цену в сто тысяч рублей строительная комиссия Общества решила заплатить единогласно. Становилось очевидно: артерии коммерческой жизни уже выплеснулись за границы городской стены – и будет только наполняться энергией.

9 июня 1910 было решено объявить архитектурный конкурс проектов будущего банковского здания. Как и в случае с театром «Эстония», его, для пущей важности объявили международным.

Ровно через месяц на адрес жюри поступили тридцать три проекта. Семь из них оказались с северного берега Финского залива.

Бюджетный «Меркурий»

«Роман» между деятелями эстонского национального движения и финскими архитекторами был предначертан изначально: Финляндия виделась эстонцам образцом для подражания.

В 1906 году хельсинский архитектор Армас Линдгрен спроектировал театральное здание общества «Ванемуйне» в Тарту. В том же году он подготовил величественный проект так, к сожалению, и не выстроенной в Таллинне церкви апостола Павла.

Линдгрен возглавлял коллегию архитекторов, которым предстояло выбрать лучший проект будущего Ревельского общества взаимного кредита. Но вероятно, не только симпатии к соотечественнику руководили им, когда он посоветовал присудить первое место Элиелю Сааринену.

Признанный корифей финского национального романтизма – одной из разновидностей общемирового стиля модерн – и впрямь создал здание, отвечающее всем требованиям. По-столичному импозантное. По-северному сдержанное. Демонстративно современное. И главное – не похожее ни одно из выстроенных до него банковских зданий Ревеля.

Проект под самим за себя говорящим девизом «Меркурий» был награжден премией в 750 рублей. Однако его автора попросили несколько упростить свой первоначальный вариант – «дабы соотнести с возможностями заказчика», как уточняли «Ревельские известия».

Следы этого упрощения легко различимы на фасаде здания по адресу Пярнуское шоссе, 10, и по сей день: эффектных вертикальных эркеров изначально должно было быть восемь. Сааринен сократил их число до двух.

Отказаться, к сожалению, пришло и от декоративной отделки межоконного пространства второго этажа, а также от скульптур, которые должны были «охранять» портал одного из боковых фасадов.

Всем миром

Работы по сооружению банковского здания начались в марте 1911 года и заняли чуть более семнадцати месяцев.

Газеты не успевали перечислять технические новинки строящегося здания: первые два этажа на литом бетонном каркасе, паровое отопление в каждой комнате, встроенные в стены телефонные розетки, лифты – едва ли не первые в городе…

Цемент для строительных работ везли из Дании, гранит для облицовки фасадов и величественной парадной лестницы – из Финляндии, наборный паркет – из Риги, поливную зеленую черепицу – из Старой Руссы.

Все перечисленные подробности известны ныне разве что историкам архитектуры. А вот происхождение стекол и оконных рам без труда может узнать любой современный таллиннец.
Стоит посмотреть под ноги на углу Пярнуского шоссе и Суур-Каарья: на чугунном обрамлении вмонтированных в брусчатку окон подвального этажа читается «Санкт-Петербург».

Всем горожанам

Заплатив за земельный участок гигантскую по тем временам сумму, Общество взаимного кредита планировали компенсировать ее, отведя первый этаж здания для сдачи внаем.

Уже в самом конце декабря 1912 на первом этаже дома – в юго-западной его части – начала свою работу книготорговля Г. Пихлакаса. Существующая ныне под вывеской «Rahvaraamat», она и является старейшим книжным магазином Таллинна.

Торжественная церемония освящения банковских помещений состоялась 20 января (по новому стилю – 3 февраля) 1913 года. По православному обряду ее провел настоятель Преображенского собора Карп Тийзик, по лютеранскому – пастор Карловской церкви Капп.

Первый из них отметил также, что трудолюбие, издревле свойственное эстонскому народу, стали приносить плоды, которые позволят ему занять подобающее место среди сограждан. Второй – поздравил присутствующих по поводу того, что вынужденные прежде ютиться за стеной ганзейского города, возводят свой дом на былом ее месте.

Впрочем, служить дом-красавец был готов всем горожанам, вне зависимости от их национальности: в июне того же года часть коммерческих помещений на углу улицы Вяйке-Карья арендовала Городская аптека.

* * *

Так уж сложилось, что «имена собственные» дома таллиннского Старого города носят, как правило, по былым владельцам: дом Стенбока, например, или дом Егорова.

Здание бывшего Ревельского общества взаимного кредита несколько лет назад было официально наречено домом Сааринена. Металлические буквы Saarineni maja красуются на его портале – к пущему восторгу, прежде всего финских туристов.

Принято считать, что пойди история Таллинна по-иному – и подобных «саариненовских домов» было бы в городе несколько десятков: согласно составленному Саариненом генплану именно они должны были стать основой типовой застройки центра.

Первая мировая война и революция поставила на этих планах крест. Дом Сааринена остался единственным и неповторимым. Быть может оно – и к лучшему.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!