А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Хроники Таллина
Говорят так:
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

«Век» здания, возведенного в рекордно короткие до Таллинна сроки, оказался рекордно непродолжительным: менее трех лет отделяет дату открытия Ревельского Временного театра от дня его гибели. Пессимистическая сентенция — мол, самое постоянное это временное — явно не про Таллинн. История Ревельского Временного театра — тому подтверждение.

 

Просуществовал Временный театр недолго, но успел попасть на почтовые открытки. Ревель.

Просуществовал Временный театр недолго, но успел попасть на почтовые открытки. Ревель.

Враг Мельпомены

 Не было у Мельпомены в до-электрическую эпоху большего врага, чем огонь.

Театральное зрелище нуждалось в эффектах. В том числе — ив световых, а источником света столетиями оста­валось открытое пламя.

Театры горели всегда и повсюду: в античном Риме, ренессансном Лондоне, барочном Милане, Санкт-Петербурге и Москве эпохи классицизма.

Ревель присоединился к этому перечню в эпоху романтизма — именно ей город обязан появлением первой профессиональной труппы и здания для театральных постановок.

Театральное здание на углу нынеш­них улиц Лай и Нунне было построено для Ревельского театра в 1809 году. А пятьдесят лет спустя сгорело дотла: восстановили его к сезону 1860 года.

Следующий полувековой рубеж театр перешагнуть сумел — но «шаг­нул» недалеко: 25 октября 1902 года газовая лампа на галерее второго яруса вновь стала причиной возгорания. Потушить пожар не смогли: городская строительная комиссия признала руины не подлежащими восстановлению.

 Приют погорельцев

 Назвав случившееся 25 октября 1902 года «катастрофой», редактор газеты «Revalsche Zeitung» Кристоф Миквиц преувеличивал не слишком.

Ведь в результате пожара сгорело единственное на тот момент в городе здание, предназначенное для осущест­вления театральных постановок.

Издалека театральное здание, действительно, изящностью форм не отличалось. Ревель.

Издалека театральное здание, действительно, изящностью форм не отличалось. Ревель.

Безвозмездно приютить погорель­цев взялись обладавшие собствен­ными залами гильдии — Канутская и Большая. А также — Ревельское Русское общественное собрание, имевшее в своем здании небольшую сцену.

Жест был широким, но, увы, скорее символическим: вскоре выяснилось, что помещения, построенные для собраний и пиров гильдий, были тесны для подмостков и размещения зрителей.

Зал Русского общественного соб­рания оказался просторнее, но аку­стика в нем оставляла желать лучшего: столь популярные среди горожан-ост­зейцев оперы, а особенно — оперетты, были со сцены едва слышны.

Вероятно, именно этим обстоятельством, а не «демонстративным нежеланием немцев ходить в русский дом», как предполагал фе­льетонист «Ревельских известий», связано падение доходов театраль­ной труппы.

 Со дня на день

 Комитет по строительству нового театрального здания был созван в первые дни после пожара.

Тогда же было принято решение покинуть место, освященное почти вековой традицией: строить театр решили за крепостной стеной.

Городская дума выделила сразу два участка: один — «напротив бывших ворот Карья» для будущего постоян­ного каменного здания, а другой — «на границе Русского и Нового рынков» — для временного, деревянного.

Облик первого должен был опреде­лить архитектурный конкурс, который планировалось сделать международным. Проект же второго был создан у соседей — в Риге.

Вдвадцатыхчислахоктябряместные немецкие газеты оповестили: чертежи будущего здания будут доставлены в Ревель буквально со дня на день.

 Основной акцент

 То, что проект временного театраль­ного здания решили заказать именно у рижан, вполне объяснимо.

Во-первых, тамошний архитектор Генрих Шеэль недавно построил временное здание рижского театра в Верманском парке всего за шесть недель.

Во-вторых, он приходился ближай­шим родственником ревельской семье банкиров и предпринимателей Шеэлей, взявшихся оплатить составление рабочих чертежей.

«Что касается полученных из Риги проектов, то всякая излишняя роскошь справедливо оставлена в стороне, — пи­сала в ноябре 1902 г. газета «Uus Aeg». — Основной акцент сделан на пожарную безопасность, современность и уют».

Впрочем, присланные из Риги про­екты несли на себе печать изящности. В планы ревельцев она, по-видимому, не входила, и потому проект поручили доработать местному архитектору Акселю фон Ховену.

В итоге будущее здание   лишилось практически всех декоративных элементов: фон Ховен пощадил лишь резные рамы трех окон главного фаса­да. Зато стало просторнее.

Возведение здания было поручено некому подрядчику Бреннеру — он обе­щал уложиться в сумму 18 000 рублей и завершить работы за восемь недель.

 Выгодное впечатление

 «Работы по постройке Временного театра быстро идут вперед», — со­общали в середине января 1903 года «Ревельские известия».

Ровно через неделю — 23 января — издание сообщало, что внутренняя отделка подходит к концу: вчера за­вершили настилку полов и установили ряды кресел. «Помещение производит выгодное впечатление», — отмечало издание.

«В пожарном отношении при­няты все меры предосторожности, — заверял корреспондент — Выходов устроено четыре наверху и около десяти — внизу. Имеются в театре восемнадцать лож, кресла в которых — очень удобны».

Уложиться в намеченные восемь недель, однако, не удалось — в послед­ний момент дирекция театра сочла, что сцена поднята слишком высоко. Театральная дирекция постановила понизить ее.

Сделано это было для того чтобы декорации, созданные для постановок во Временном театре, впоследствии можно было бы задействовать и на будущей постоянной сцене, и чтобы они не выглядели слишком «куцыми».

 Восход «Светила»

 «Возможно, открытие театра последует в самом скором времени, хотя вполне рационально было бы выждать неко­торое время», — писали «Ревельские известия» в первый день февраля 1903 года.

По мнению газеты, публика нуждалась в некотором времени, «дабы увериться в прочности этого громадного деревянного сооружения, возведенного в течение одного-двух месяцев».

Дирекция театра подобных опасений не разделяла. Во вторник, 4 февраля, здание было принято в эксплуатацию, а на следующий день постановкой драмы «Большое свети­ло» Временный Ревельский театр был открыт.

Трижды прозвучал государствен­ный гимн. За ним — марш гостей замка Вартбург из оперы «Тангейзер», специ­ально написанная к открытию кантата и пролог, прочитанный редактором газеты «Revalsche Zeitung» Кристофом Миквицем.

Губернатор Эстляндии Алексей Бельгард, почтивший вместе с супру­гой открытие своим присутствием, от воздержания речей отказался. Но хло­пал артистам и декламаторам усердно.

 Роковой октябрь

 …Погожим сентябрьским днем 1904 года на Русском рынке состоялись большие пожарные маневры.

Члены штатной и добровольческих бригад, выстроившись в начищенных касках у стен Пожарного дома, под звуки духового оркестра проследовали к Временному театру.

Учение, длившееся несколько часов, убедило даже самых завзятых скептиков: если огонь одной из много­численных ламп газового освещения лизнет деревянные стены, он будет немедленно потушен.

Мало кто мог предположить, что существовать театру оставалось чуть меньше года. И что погубит его не традиционная неосторожность в обращении с освещением, а целена­правленный поджог злоумышленниками.

Они явились вечером 14 октября 1905 года — дюжина хулиганов: то ли в черных масках, то ли с измазанными углем лицами. Избили дремавшего в театральном здании сторожа и, облив стены слитым из фонарей керосином, поднесли спичку.

Зарево от пожара было видно по всему городу. Оно стало недобрым предвестником трагических событий послезавтрашнего дня, когда в двух шагах от пепелища, на Новом рынке, была расстреляна мирная мани­фестация.

Всего два года Ревель мог гор­диться самым большим деревянным строением на территории нынешних Латвии, Литвы и Эстонии.

Таллинн — намного больше: де­ревянный Летний театр на бастионе Сконе просуществовал с середины пятидесятых по июнь 1997 года, когда также стал жертвой поджога.

Позапрошлым летом на его месте был построен Соломенный театр — в рамках мероприятий года Культурной столицы Европы. Сгинул он без огня — когда сезон был завершен, строение разобрали сами создатели.

 Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллин капитулировал перед победоносными русскими войсками 29 сентября 1710 года. Царь Петр впервые посетил город в декабре 1711 года, он остановился в доме на Тоомпеа, в настоящее время - дом № 4 на площади Лосси. В последующие годы царь останавливался в своем городском дворце (на месте дома № 8, по улице Толли). В 1714 году Петр приобрел поместье, названное им в честь царицы Екатериненталем (Долина Екатерины). Тогда же был построен Старый дворец (Домик Петра), небольшое здание в силе барокко. В 1718 году началось строительство Нового дворца, причем Петр собственноручно положил в северном углу стены дворца три кирпича - они не оштукатурены и видны в стене.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!