Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

«Век» здания, возведенного в рекордно короткие до Таллинна сроки, оказался рекордно непродолжительным: менее трех лет отделяет дату открытия Ревельского Временного театра от дня его гибели. Пессимистическая сентенция — мол, самое постоянное это временное — явно не про Таллинн. История Ревельского Временного театра — тому подтверждение.

 

Просуществовал Временный театр недолго, но успел попасть на почтовые открытки. Ревель.

Просуществовал Временный театр недолго, но успел попасть на почтовые открытки. Ревель.

Враг Мельпомены

 Не было у Мельпомены в до-электрическую эпоху большего врага, чем огонь.

Театральное зрелище нуждалось в эффектах. В том числе — ив световых, а источником света столетиями оста­валось открытое пламя.

Театры горели всегда и повсюду: в античном Риме, ренессансном Лондоне, барочном Милане, Санкт-Петербурге и Москве эпохи классицизма.

Ревель присоединился к этому перечню в эпоху романтизма — именно ей город обязан появлением первой профессиональной труппы и здания для театральных постановок.

Театральное здание на углу нынеш­них улиц Лай и Нунне было построено для Ревельского театра в 1809 году. А пятьдесят лет спустя сгорело дотла: восстановили его к сезону 1860 года.

Следующий полувековой рубеж театр перешагнуть сумел — но «шаг­нул» недалеко: 25 октября 1902 года газовая лампа на галерее второго яруса вновь стала причиной возгорания. Потушить пожар не смогли: городская строительная комиссия признала руины не подлежащими восстановлению.

 Приют погорельцев

 Назвав случившееся 25 октября 1902 года «катастрофой», редактор газеты «Revalsche Zeitung» Кристоф Миквиц преувеличивал не слишком.

Ведь в результате пожара сгорело единственное на тот момент в городе здание, предназначенное для осущест­вления театральных постановок.

Издалека театральное здание, действительно, изящностью форм не отличалось. Ревель.

Издалека театральное здание, действительно, изящностью форм не отличалось. Ревель.

Безвозмездно приютить погорель­цев взялись обладавшие собствен­ными залами гильдии — Канутская и Большая. А также — Ревельское Русское общественное собрание, имевшее в своем здании небольшую сцену.

Жест был широким, но, увы, скорее символическим: вскоре выяснилось, что помещения, построенные для собраний и пиров гильдий, были тесны для подмостков и размещения зрителей.

Зал Русского общественного соб­рания оказался просторнее, но аку­стика в нем оставляла желать лучшего: столь популярные среди горожан-ост­зейцев оперы, а особенно — оперетты, были со сцены едва слышны.

Вероятно, именно этим обстоятельством, а не «демонстративным нежеланием немцев ходить в русский дом», как предполагал фе­льетонист «Ревельских известий», связано падение доходов театраль­ной труппы.

 Со дня на день

 Комитет по строительству нового театрального здания был созван в первые дни после пожара.

Тогда же было принято решение покинуть место, освященное почти вековой традицией: строить театр решили за крепостной стеной.

Городская дума выделила сразу два участка: один — «напротив бывших ворот Карья» для будущего постоян­ного каменного здания, а другой — «на границе Русского и Нового рынков» — для временного, деревянного.

Облик первого должен был опреде­лить архитектурный конкурс, который планировалось сделать международным. Проект же второго был создан у соседей — в Риге.

Вдвадцатыхчислахоктябряместные немецкие газеты оповестили: чертежи будущего здания будут доставлены в Ревель буквально со дня на день.

 Основной акцент

 То, что проект временного театраль­ного здания решили заказать именно у рижан, вполне объяснимо.

Во-первых, тамошний архитектор Генрих Шеэль недавно построил временное здание рижского театра в Верманском парке всего за шесть недель.

Во-вторых, он приходился ближай­шим родственником ревельской семье банкиров и предпринимателей Шеэлей, взявшихся оплатить составление рабочих чертежей.

«Что касается полученных из Риги проектов, то всякая излишняя роскошь справедливо оставлена в стороне, — пи­сала в ноябре 1902 г. газета «Uus Aeg». — Основной акцент сделан на пожарную безопасность, современность и уют».

Впрочем, присланные из Риги про­екты несли на себе печать изящности. В планы ревельцев она, по-видимому, не входила, и потому проект поручили доработать местному архитектору Акселю фон Ховену.

В итоге будущее здание   лишилось практически всех декоративных элементов: фон Ховен пощадил лишь резные рамы трех окон главного фаса­да. Зато стало просторнее.

Возведение здания было поручено некому подрядчику Бреннеру — он обе­щал уложиться в сумму 18 000 рублей и завершить работы за восемь недель.

 Выгодное впечатление

 «Работы по постройке Временного театра быстро идут вперед», — со­общали в середине января 1903 года «Ревельские известия».

Ровно через неделю — 23 января — издание сообщало, что внутренняя отделка подходит к концу: вчера за­вершили настилку полов и установили ряды кресел. «Помещение производит выгодное впечатление», — отмечало издание.

«В пожарном отношении при­няты все меры предосторожности, — заверял корреспондент — Выходов устроено четыре наверху и около десяти — внизу. Имеются в театре восемнадцать лож, кресла в которых — очень удобны».

Уложиться в намеченные восемь недель, однако, не удалось — в послед­ний момент дирекция театра сочла, что сцена поднята слишком высоко. Театральная дирекция постановила понизить ее.

Сделано это было для того чтобы декорации, созданные для постановок во Временном театре, впоследствии можно было бы задействовать и на будущей постоянной сцене, и чтобы они не выглядели слишком «куцыми».

 Восход «Светила»

 «Возможно, открытие театра последует в самом скором времени, хотя вполне рационально было бы выждать неко­торое время», — писали «Ревельские известия» в первый день февраля 1903 года.

По мнению газеты, публика нуждалась в некотором времени, «дабы увериться в прочности этого громадного деревянного сооружения, возведенного в течение одного-двух месяцев».

Дирекция театра подобных опасений не разделяла. Во вторник, 4 февраля, здание было принято в эксплуатацию, а на следующий день постановкой драмы «Большое свети­ло» Временный Ревельский театр был открыт.

Трижды прозвучал государствен­ный гимн. За ним — марш гостей замка Вартбург из оперы «Тангейзер», специ­ально написанная к открытию кантата и пролог, прочитанный редактором газеты «Revalsche Zeitung» Кристофом Миквицем.

Губернатор Эстляндии Алексей Бельгард, почтивший вместе с супру­гой открытие своим присутствием, от воздержания речей отказался. Но хло­пал артистам и декламаторам усердно.

 Роковой октябрь

 …Погожим сентябрьским днем 1904 года на Русском рынке состоялись большие пожарные маневры.

Члены штатной и добровольческих бригад, выстроившись в начищенных касках у стен Пожарного дома, под звуки духового оркестра проследовали к Временному театру.

Учение, длившееся несколько часов, убедило даже самых завзятых скептиков: если огонь одной из много­численных ламп газового освещения лизнет деревянные стены, он будет немедленно потушен.

Мало кто мог предположить, что существовать театру оставалось чуть меньше года. И что погубит его не традиционная неосторожность в обращении с освещением, а целена­правленный поджог злоумышленниками.

Они явились вечером 14 октября 1905 года — дюжина хулиганов: то ли в черных масках, то ли с измазанными углем лицами. Избили дремавшего в театральном здании сторожа и, облив стены слитым из фонарей керосином, поднесли спичку.

Зарево от пожара было видно по всему городу. Оно стало недобрым предвестником трагических событий послезавтрашнего дня, когда в двух шагах от пепелища, на Новом рынке, была расстреляна мирная мани­фестация.

Всего два года Ревель мог гор­диться самым большим деревянным строением на территории нынешних Латвии, Литвы и Эстонии.

Таллинн — намного больше: де­ревянный Летний театр на бастионе Сконе просуществовал с середины пятидесятых по июнь 1997 года, когда также стал жертвой поджога.

Позапрошлым летом на его месте был построен Соломенный театр — в рамках мероприятий года Культурной столицы Европы. Сгинул он без огня — когда сезон был завершен, строение разобрали сами создатели.

 Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
История возникновения марципана обросла множеством легенд, одна из версий изложена в рассказе Яана Кросса «Мартов хлеб». Там рассказывается история о том, что однажды заболел бургомистр. Но поскольку тогдашние микстуры делались из лягушачьих лапок и прочих неаппетитных вещей, глава города категорически отказался лечиться и положился на Божью волю. И обеспокоенная здоровьем мужа супруга бургомистра попросила таллиннского аптекаря «замаскировать» лекарство, спрятав его либо в пищу, либо в сладости. Так и поступил помощник аптекаря, исцеливший вкусной смесью бургомистра. Так глава города первым отведал эстонского марципана.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!