А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Клиентами старейшего книжного магазина Таллин­на были местные школьни­ки и классики русской лите­ратуры.

 3 (по новому стилю — 17) февраля 1913 года зал Большой гильдии был полон. Вспыхивал магний фотографов, хлопали пробки шампанского, звенели бокалы, звучали слова поздравлений.

Гости во главе с губернатором при­ветствовали виновника торжества, отмечали его плодотворную деятель­ность на ниве народного просвещения и выражали пожелания дальнейшего процветания.

В торжественной обстановке свое столетие отмечала старейшая книготорговая фирма города — «Клуге&Штрем».

 Прибыльный бизнес

Книги в Таллинне читали, наверное, со дня основания города, а торговали ими — века с XVI как минимум.

Первыми книгопродавцами в Евро­пе становились печатники: традиция покупать книги в типографии была распространена в Ревеле и три века тому назад.

Нынешняя улица Пикк в сентябре 1910 года. На снимке слева — витрина магазина «Клуге&Штрем».

Нынешняя улица Пикк в сентябре 1910 года. На снимке слева — витрина магазина «Клуге&Штрем».

К началу XIX столетия в городе было два магазина, специализирующихся ис­ключительно на печатной продукции. Имелись и библиотеки: за плату книги там можно было взять на дом.

Бизнес этот был прибыльным: нет ничего удивительного, что им заинтересовался предприимчивый молодой человек Георг Арнольд Эггерс, решивший попытать счастье на коммерческом поприще.

Свои первые книги он приобрел у наследников скончавшегося переплет­чика. И 1 февраля 1813 года открыл «пункт проката» печатных изданий в доме на Широкой улице.

Круг читателей

Сколько было книг у Эггерса изна­чально и какие это были издания, неизвестно.

Но уже через три года он опу­бликовал каталог принадлежавшей ему библиотеки: свыше пятисот на­именований, включая труды Руссо и Вальтера Скотта.

Одновременно он оповестил горожан о неизвестной доселе возмож­ности: заранее подписываться по почте на иногородние издания, которые пока еще не добрались до Ревеля.

Новшество, вероятно, было оценено горожанами по достоинству. Один из родственников Эггерса, убедившись в его предпринимательском таланте, вы­делил кредит в тридцать тысяч рублей.

Количество книг у Эггерса выросло до трех тысяч. Становилось очевид­ным: в Ревеле сформировался слой читателей, готовых не только брать издания напрокат, но и приобретать их для личных библиотек.

Однако финансовые возможности книгочеев были еще скромными: из­данную самим Эггерсом «Поваренную книгу для прислуги» покупать за шесть рублей серебром желающих нашлось мало. Зато с успехом шли дешевые издания на эстонском языке: «Занят­ные воскресные чтения», «Понятия Ветхого Завета» и «Книга счисления» — учебник арифметики.

Столичные амбиции

Десятилетие с 1819-го по 1829 год — пора расцвета книготорговли Георга Эггерса. Началось оно переездом мага­зина в более просторные помещения в доме номер шесть по нынешней улице Кинга.

Завершилось — визитом на книж­ную ярмарку в Лейпциг и принятием Эггерса в Общегерманское биржевое общество книготорговцев.

Окрыленный признанием, он от­крывает филиал своего магазина на теперешней улице Виру, но масштабы губернского города Ревеля становятся для коммерсанта тесными.

Рекламный каталог магазина «Клуге&Штрем», выпущенный к стапятнадцатилетию предприятия.

Рекламный каталог магазина «Клуге&Штрем», выпущенный к стапятнадцатилетию предприятия.

Взгляды его устремляются на столицу: 1 апреля 1836 года в Санкт-Петербурге открывается книжный магазин «Эггерс&С». И не где-нибудь, а… на Невском проспекте.

Оба ревельских магазина к тому моменту были отданы Эггерсом в долгосрочную аренду своему бывшему приказчику, а ныне — компаньону Францу Клуге.

Родственные узы

Сын каретного мастера из Вейсенштейна — современного Пайде — Франц Фердинанд Клюге родился в дороге.

Попутешествовать выпало ему на своем веку немало — с той самой поры, как он, четырнадцатилетним подростком, поступил учеником к книготорговцу Эггерсу.

Вначале он сопровождал хозяина в поездках к книготорговцам Риги и Лейпцига, потом стал совершать коммерческие вояжи самостоятельно: хозяин доверял ему безоговорочно.

Настолько — что даже позволил ему жениться на одной из родствен­ниц своей супруги, что, безусловно, сказалось на укреплении ставшего практически семейным дела самым позитивным образом.

В 1837 году Клуге принимает на работу племянника своего бывшего патрона — Карла Штрема. Спустя десять лет компаньоны выкупают арендуемое до того предприятие.

Фамилия Эггерса отныне навсегда исчезает из названия фирмы, уступая двум другим: Клуге и Штрем.

Шесть с половиной

Ревель, Морская, 9: адрес магазина Клу­ге и Штрема сопровождал несколько поколений таллиннцев.

Здесь покупали открытки с зарифмо­ванными поздравлениями счастливым родителям новорожденного и детские книжки с картинками — популярней­ший рождественский подарок

Сюда подросший горожанин спешил за школьными тетрадками, контурными картами, нотами, учеб­никами, вырезками (бумажные солдатики и куклы), приключенческими и дамскими романами.

У Клуге и Штрема можно было приобрести роскошные подарочные издания и научные публикации ис­точников по истории Прибалтийского края. Книги по домоводству и жур­налы мод. Литературу на немецком, французском, русском, эстонском.

Примечательно, что книжный магазин принял на реализацию «Три патриотические речи» К.Р. Якобсона

—  антинемецкий по духу памфлет эстонского национального движения.

Причем цена была установлена продавцом едва ли не самая низкая по всей Эстляндии и Лифляндии — шесть с половиной копеек за брошюру.

Покорная просьба

«Книжному магазину Франца Клуге в Ревеле. Позвольте мне просить вас о следующей услуге, за которую буду вам благодарен…»

Такими словами начинается дати­рованное 1909 годом письмо, копия которого хранится ныне в музее про­светителя и поэта Фридриха Рейнхольда Крейцвальда в Выру.

Автор письма обращался с прось­бой: выслать ему книгу Юрия Трусмана «Калевич. Древняя эстонская поэма»

—  прозаическое переложение эпоса «Калевипоэг» вышедшее в 1886 и 1889 годах.

Писал он и о том, что в «Ревельских известиях» на протяжении несколь­ких лет публиковался выполненный Николаем Алексеевым стихотворный перевод «Сына Калева», и приводил точный перечень номеров.

«Если нет отдельного издания этой работы, я покорно просил бы вас соб­рать эти номера и прислать их мне. Все расходы будут немедленно оплачены мной с великой благодарностью».

Далее следовал адрес, куда книги должны были быть высланы: Италия, Капри — Максиму Горькому.

Была ли доставлена заказанная писателем бандероль с книгами на противоположный конец Европы — доподлинно неизвестно.

Но письмо Горького примечатель­но само по себе: оно служит лучшим подтверждением популярности фирмы «Клуге&Штрем» далеко за

пределами родного города. Отметить ее двухсотлетие в нынешнем году можно лишь «посмертно»: старейший книжный магазин Таллинна был за­крыт в связи с отъездом из Эстонии немецкого населения в период Второй мировой войны.

Лишь скромная мемориальная табличка красуется на доме, в котором магазин и издательство Клуге и Штре­ма существовали без двух лет век с августа 1841-го по октябрь 1939-го. Но и это — замечательно.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!