А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1272 posts
    • 4 comments
    • 33 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Клиентами старейшего книжного магазина Таллин­на были местные школьни­ки и классики русской лите­ратуры.

 3 (по новому стилю — 17) февраля 1913 года зал Большой гильдии был полон. Вспыхивал магний фотографов, хлопали пробки шампанского, звенели бокалы, звучали слова поздравлений.

Гости во главе с губернатором при­ветствовали виновника торжества, отмечали его плодотворную деятель­ность на ниве народного просвещения и выражали пожелания дальнейшего процветания.

В торжественной обстановке свое столетие отмечала старейшая книготорговая фирма города — «Клуге&Штрем».

 Прибыльный бизнес

Книги в Таллинне читали, наверное, со дня основания города, а торговали ими — века с XVI как минимум.

Первыми книгопродавцами в Евро­пе становились печатники: традиция покупать книги в типографии была распространена в Ревеле и три века тому назад.

Нынешняя улица Пикк в сентябре 1910 года. На снимке слева — витрина магазина «Клуге&Штрем».

Нынешняя улица Пикк в сентябре 1910 года. На снимке слева — витрина магазина «Клуге&Штрем».

К началу XIX столетия в городе было два магазина, специализирующихся ис­ключительно на печатной продукции. Имелись и библиотеки: за плату книги там можно было взять на дом.

Бизнес этот был прибыльным: нет ничего удивительного, что им заинтересовался предприимчивый молодой человек Георг Арнольд Эггерс, решивший попытать счастье на коммерческом поприще.

Свои первые книги он приобрел у наследников скончавшегося переплет­чика. И 1 февраля 1813 года открыл «пункт проката» печатных изданий в доме на Широкой улице.

Круг читателей

Сколько было книг у Эггерса изна­чально и какие это были издания, неизвестно.

Но уже через три года он опу­бликовал каталог принадлежавшей ему библиотеки: свыше пятисот на­именований, включая труды Руссо и Вальтера Скотта.

Одновременно он оповестил горожан о неизвестной доселе возмож­ности: заранее подписываться по почте на иногородние издания, которые пока еще не добрались до Ревеля.

Новшество, вероятно, было оценено горожанами по достоинству. Один из родственников Эггерса, убедившись в его предпринимательском таланте, вы­делил кредит в тридцать тысяч рублей.

Количество книг у Эггерса выросло до трех тысяч. Становилось очевид­ным: в Ревеле сформировался слой читателей, готовых не только брать издания напрокат, но и приобретать их для личных библиотек.

Однако финансовые возможности книгочеев были еще скромными: из­данную самим Эггерсом «Поваренную книгу для прислуги» покупать за шесть рублей серебром желающих нашлось мало. Зато с успехом шли дешевые издания на эстонском языке: «Занят­ные воскресные чтения», «Понятия Ветхого Завета» и «Книга счисления» — учебник арифметики.

Столичные амбиции

Десятилетие с 1819-го по 1829 год — пора расцвета книготорговли Георга Эггерса. Началось оно переездом мага­зина в более просторные помещения в доме номер шесть по нынешней улице Кинга.

Завершилось — визитом на книж­ную ярмарку в Лейпциг и принятием Эггерса в Общегерманское биржевое общество книготорговцев.

Окрыленный признанием, он от­крывает филиал своего магазина на теперешней улице Виру, но масштабы губернского города Ревеля становятся для коммерсанта тесными.

Рекламный каталог магазина «Клуге&Штрем», выпущенный к стапятнадцатилетию предприятия.

Рекламный каталог магазина «Клуге&Штрем», выпущенный к стапятнадцатилетию предприятия.

Взгляды его устремляются на столицу: 1 апреля 1836 года в Санкт-Петербурге открывается книжный магазин «Эггерс&С». И не где-нибудь, а… на Невском проспекте.

Оба ревельских магазина к тому моменту были отданы Эггерсом в долгосрочную аренду своему бывшему приказчику, а ныне — компаньону Францу Клуге.

Родственные узы

Сын каретного мастера из Вейсенштейна — современного Пайде — Франц Фердинанд Клюге родился в дороге.

Попутешествовать выпало ему на своем веку немало — с той самой поры, как он, четырнадцатилетним подростком, поступил учеником к книготорговцу Эггерсу.

Вначале он сопровождал хозяина в поездках к книготорговцам Риги и Лейпцига, потом стал совершать коммерческие вояжи самостоятельно: хозяин доверял ему безоговорочно.

Настолько — что даже позволил ему жениться на одной из родствен­ниц своей супруги, что, безусловно, сказалось на укреплении ставшего практически семейным дела самым позитивным образом.

В 1837 году Клуге принимает на работу племянника своего бывшего патрона — Карла Штрема. Спустя десять лет компаньоны выкупают арендуемое до того предприятие.

Фамилия Эггерса отныне навсегда исчезает из названия фирмы, уступая двум другим: Клуге и Штрем.

Шесть с половиной

Ревель, Морская, 9: адрес магазина Клу­ге и Штрема сопровождал несколько поколений таллиннцев.

Здесь покупали открытки с зарифмо­ванными поздравлениями счастливым родителям новорожденного и детские книжки с картинками — популярней­ший рождественский подарок

Сюда подросший горожанин спешил за школьными тетрадками, контурными картами, нотами, учеб­никами, вырезками (бумажные солдатики и куклы), приключенческими и дамскими романами.

У Клуге и Штрема можно было приобрести роскошные подарочные издания и научные публикации ис­точников по истории Прибалтийского края. Книги по домоводству и жур­налы мод. Литературу на немецком, французском, русском, эстонском.

Примечательно, что книжный магазин принял на реализацию «Три патриотические речи» К.Р. Якобсона

—  антинемецкий по духу памфлет эстонского национального движения.

Причем цена была установлена продавцом едва ли не самая низкая по всей Эстляндии и Лифляндии — шесть с половиной копеек за брошюру.

Покорная просьба

«Книжному магазину Франца Клуге в Ревеле. Позвольте мне просить вас о следующей услуге, за которую буду вам благодарен…»

Такими словами начинается дати­рованное 1909 годом письмо, копия которого хранится ныне в музее про­светителя и поэта Фридриха Рейнхольда Крейцвальда в Выру.

Автор письма обращался с прось­бой: выслать ему книгу Юрия Трусмана «Калевич. Древняя эстонская поэма»

—  прозаическое переложение эпоса «Калевипоэг» вышедшее в 1886 и 1889 годах.

Писал он и о том, что в «Ревельских известиях» на протяжении несколь­ких лет публиковался выполненный Николаем Алексеевым стихотворный перевод «Сына Калева», и приводил точный перечень номеров.

«Если нет отдельного издания этой работы, я покорно просил бы вас соб­рать эти номера и прислать их мне. Все расходы будут немедленно оплачены мной с великой благодарностью».

Далее следовал адрес, куда книги должны были быть высланы: Италия, Капри — Максиму Горькому.

Была ли доставлена заказанная писателем бандероль с книгами на противоположный конец Европы — доподлинно неизвестно.

Но письмо Горького примечатель­но само по себе: оно служит лучшим подтверждением популярности фирмы «Клуге&Штрем» далеко за

пределами родного города. Отметить ее двухсотлетие в нынешнем году можно лишь «посмертно»: старейший книжный магазин Таллинна был за­крыт в связи с отъездом из Эстонии немецкого населения в период Второй мировой войны.

Лишь скромная мемориальная табличка красуется на доме, в котором магазин и издательство Клуге и Штре­ма существовали без двух лет век с августа 1841-го по октябрь 1939-го. Но и это — замечательно.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Всё хорошо, Таллин 1992 / Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992

Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Всё хорошо, Таллин, 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992. Vennaskond "Kõik on hea". ...

Читать дальше...

Таллинская весна 1960 года. Столица Эстонии ровно 60 лет назад.

В том году, то есть ровно 60 лет назад, кардинально изменился облик таллиннского Певческого поля вследствие того, что было построено ...

Читать дальше...

Таксофоны.

ФОТО: Lembit Soonpere, Eesti Filmiarhiiv

Эстония в советские годы: вещи, о которых многие из нас уже не помнят

В то время, когда люди старшего поколения ищут свои трудовые книжки, молодым людям стоит напомнить о вещах и явлениях, которые ...

Читать дальше...

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

От казематов к музейным залам: вчера и сегодня бастионных ходов Таллина

Десять лет назад одним белым пятном на карте Таллинна стало меньше: для посетителей открылись подземные ходы, скрытые в недрах бывшего ...

Читать дальше...

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

Восемь столетий Таллинна: век пятнадцатый, каменный

Век пятнадцатый – от основания же города третий – применительно к таллиннской истории по праву можно именовать «каменным». Не в том, ...

Читать дальше...

Раскрыт секрет двери Бременской башни в Таллинне. Оказалось, что ей 600 лет!

Результаты исследования показали, что внутренняя дверь таллиннской Бременской башни была изготовлена, вероятнее всего, в конце XIV – начале XV века. ...

Читать дальше...

Для поколения родителей Георг Отс – это еще и имя на борту парома хельсинской линии, для поколения детей – название мемориального трамвая маршрута Тонди-Кадриорг.

«Но есть у нас Таллинн…»: по столице с Георгом Отсом

Ровно сто лет тому назад - 21 марта 1920 – на свет появился Георг Отс: человек, которому при жизни стать ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!