Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Таллин капитулировал перед победоносными русскими войсками 29 сентября 1710 года. Царь Петр впервые посетил город в декабре 1711 года, он остановился в доме на Тоомпеа, в настоящее время - дом № 4 на площади Лосси. В последующие годы царь останавливался в своем городском дворце (на месте дома № 8, по улице Толли). В 1714 году Петр приобрел поместье, названное им в честь царицы Екатериненталем (Долина Екатерины). Тогда же был построен Старый дворец (Домик Петра), небольшое здание в силе барокко. В 1718 году началось строительство Нового дворца, причем Петр собственноручно положил в северном углу стены дворца три кирпича - они не оштукатурены и видны в стене.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Эпоха, закончившаяся шестьдесят лет тому назад, оставила след в облике столицы Эстонии – противоречивый, но неизгладимый.
Для городской среды Таллинна дата 5 марта 1953 года – скорее условная: смерть Сталина и начало борьбы «с архитектурными излишествами» разделяют месяцев тридцать.

Более десятилетия отвела история для существования в таллиннской архитектуре сталинского «большого стиля».

Дом советов на восточной стороне нынешней площади Виру по проекту 1953 года. В перспективе – Нарвское шоссе

Дом советов на восточной стороне нынешней площади Виру по проекту 1953 года. В перспективе – Нарвское шоссе

Влияние его ощутимо и по сей день: как в центре столицы, так и на окраинах.

Квартиры – народу

В Таллинн новая архитектура входила, что называется, «с тыла».

Точнее – с рабочих окраин, где уже к зиме 1940 года стали расти первенцы советского зодчества.

Советскими они были, скорее, по своему названию, нежели по форме: разработанные архитектором Аларом Котли дома с «народными квартирами» не имели с последующими «сталинками» ничего общего.

По сути, это были те же самые малоквартирные дома таллиннских предместий. Единственное, что отличало их от предшественников – персональный душ в каждой квартире: до того общий «помывочный блок» располагался, как правило, в подвале.

Из эстетических соображений архитектор отказался акцентировать центральную ось здания каменной лестничной клеткой: на фасаде этот «старорежимный» элемент был зашит досками.
Несколько «народных домов» сохранился на улице Сыле. Целый «микрорайон» их, заложенный в марте 1941 года на Ласнамяэ, погиб при взятии Таллинна вермахтом.

Лицо и сердце

Классицизм, правопреемственность к которому сталинская архитектура провозглашала открыто, любил простор.

С этой точки зрения центр Таллинна после Второй мировой войны представлял собой идеальное поле для реализации самых амбициозных проектов: стоило только разобрать руины.

С этой задачей было покончено уже к весне 1945 года. А осенью архитекторы приступили к невиданной доселе задаче: комплексному планированию застройки центра столицы. И прежде всего – Центральной площади.

Возвести предстояло лицо столицы новой, советской Эстонии – идеологический противовес как «феодальной» Ратушной площади, так и «буржуазной» Вабадузе: переименования последней в Выйду вяльяк было явно недостаточно.

Общая концепция ансамбля, который планировали возвести на нынешней площади Виру, была утверждена на республиканском уровне уже в 1948 году. С проектами же отдельных формирующих его зданий дело застопорилось.

Не внесло ясности и решения 1952 года сделать композиционным центром площади монумент Победы: на конкурс поступило сто тридцать работ из тридцати шести городов, что еще больше усложнило задачу.

Единственным памятником грандиозному замыслу, похоже, стали строчки поэтессы Деборы Варанди:

«Где раньше стояли лавочки,
Любителей коммерции,
Поднимется площадь Центральная,
Столицы нашей сердце».

Триумф побежденных

Обзавестись целостным архитектурным массивом в духе послевоенного «сталинского ампира» Таллинну было не суждено.

Отдельными же памятниками этого стиля – хотя и в значительной степени адаптированного к местным условиям и градостроительным традициям – вполне.

Стремление создать архитектуру, «национальную по форме, социалистическую по содержанию», не обошлось без курьезов: в профессиональных кругах первые постройки послевоенного Таллинна вполголоса называли «привет от побежденных».

Достаточно взглянуть на массив здания институтов АН ЭССР на углу бульвара Эстония и современной Театральной площади, чтобы скрытая ирония стала понятна: облик его недвусмысленно напоминает архитектуру… Третьего Рейха.

В еще большей степени отзвуки «сумрачного германского гения» читаются в облике здания Народного комиссариата сланцевой и химической промышленности: современном Министерстве социальных дел на улице Гонсиори, 29.

Архитектурные реминисценции очевидны: автор первого, Энн Каар получил архитетктурный диплом в 1940 году в Берлине, а создатель второго, Пеэтер Тарвас окончил Немецкий строительный институт в оккупированном Брно.

Запоздалый Ренессанс

Как ни казалось бы это парадоксальным, на архитектурные курьезы суровая послевоенная эпоха была в Таллинне щедра.

Взять, например, т.н. «Дом академиков» на нынешнем бульваре Рявала, выстроенный по проекту Эдгара Вельбри, начавшего свой творческий путь еще в двадцатые годы.

Из самых лучших, вероятно, побуждений, он запланировал в просторных квартирах интеллектуальной элиты ЭССР… комнаты для прислуги и черные лестницы с кухонь во двор.

С точки зрения планировки жилой дом на углу Нигулисте и Кулласеппа, возведенный по проекту Ильмара Лаази в 1952 году, не несет в себе ничего курьезного – чего не скажешь о фасаде здания.

Учитывая его расположение, здание должно было быть вписано в архитектурную среду Старого города. Характерной для нее является готика – стиль, показавшийся кому-то из начальство слишком «мрачным».

Перечить архитектор не стал – и в двух шагах от Ратушной площади появилась «фантазия на тему» фасада Палаты городских весов Лейпцига – признанного шедевра Северного Ренессанса.

Стиль этот, нетипичный для Таллинна и присущий, скорее, временам Ливонской войны, неожиданным образом вернулся в город после Второй мировой…

Общесоюзный «тренд»

Едва ли об этих тонкостях знали в столице СССР, но бесконечно мириться с «вольнодумством» местных архитекторов в центре были не намерены.

Едва ли не сразу же после войны в Эстонию был направлен целый «десант» выпускников московских и ленинградских строительных вузов – как этнических эстонцев, так и представителей других национальностей.

Как правило, это были мастера не самого высокого уровня. Что, возможно, с точки зрения идеологии было и к лучшему. Не склонные к излишнему экспериментаторству, они добротно делали свое дело – привязывали типовые проекты к местным условиям.

Признанным образчиком «общесоюзной архитектуры» в Таллинне стал Дом офицеров флота, выстроенный в 1954 по проекту Алексея Кузнецова. Им же спроектировано здание строительного управления на углу улиц Вана-Пости и Суур-Карья.

Архитектор Георгий Шумовский активно достраивал здания, начатые еще в довоенный период, переосмысляя изначальные проекты и дополняя их фасады пышным ампирным декором.

Именно ему обязаны своим появлением массивные обрамления окон старого Дома радио и декор фасадов старого корпуса Таллиннского аэропорта.

Призыв к экономии

Жилой дом, возведенный для работников завода «Двигатель» по общесоюзному проекту ГСПИ №11 за авторством А. Власова примечателен по нескольким причинам.

Он – едва ли не самый яркий образчик послевоенной архитектуры в Таллинне: декоративная башенка, парящая над развилкой Тартуского шоссе и улицы Лийвалайа – «меньшая сестра» знаменитых московских высоток.

Триумф сталинизма в таллиннской городской среде стал и символом ее заката. Дата постройки на главном фасаде еще красуется среди лепного декора. Корпус, возведенный ближе к Центральном рынку, лишен его: заканчивали жилой массив уже при Хрущеве.

Прозвучавший 1955 году призыв строить экономно, отозвался в облике целого зданий столицы ЭССР глухим эхом. Так и не были установлены капители колонн на фасаде нынешнего центра культуры «Сальме». Здание Eesti Energia решили строить вообще без колоннад.

По упрощенному проекту была завершена нынешняя Тынисмяэская реальная школа, а проект гостиницы «Таллинн» был переработан настолько, что с существующим зданием его связывает, похоже, лишь название и расположение.

* * *

«Показуху высотных шпилей» поэт Роберт Рождественский считал «личной обидой».

Нынешние искусствоведы при оценке архитектурного наследия сталинской эпохи не столь радикальны: эстетика тоталитарных режимов признается достойной уважения.

Подтверждение тому – брошюра, выпущенная Таллиннским департаментом охраны культурных ценностей: в ней имеется описание столичных жилищ 1940-41 и 1946-55 годов постройки и руководство по сохранению их изначального облика.

«Столицей сталинского ампира» в Эстонии признан город Силламяэ – негласно, но заслужено. Однако и в Таллинне этот стиль представлен достаточно широко – ценителя ждет с ним немало встреч и открытий.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!