А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1202 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Эпоха, закончившаяся шестьдесят лет тому назад, оставила след в облике столицы Эстонии – противоречивый, но неизгладимый.
Для городской среды Таллинна дата 5 марта 1953 года – скорее условная: смерть Сталина и начало борьбы «с архитектурными излишествами» разделяют месяцев тридцать.

Более десятилетия отвела история для существования в таллиннской архитектуре сталинского «большого стиля».

Дом советов на восточной стороне нынешней площади Виру по проекту 1953 года. В перспективе – Нарвское шоссе

Дом советов на восточной стороне нынешней площади Виру по проекту 1953 года. В перспективе – Нарвское шоссе

Влияние его ощутимо и по сей день: как в центре столицы, так и на окраинах.

Квартиры – народу

В Таллинн новая архитектура входила, что называется, «с тыла».

Точнее – с рабочих окраин, где уже к зиме 1940 года стали расти первенцы советского зодчества.

Советскими они были, скорее, по своему названию, нежели по форме: разработанные архитектором Аларом Котли дома с «народными квартирами» не имели с последующими «сталинками» ничего общего.

По сути, это были те же самые малоквартирные дома таллиннских предместий. Единственное, что отличало их от предшественников – персональный душ в каждой квартире: до того общий «помывочный блок» располагался, как правило, в подвале.

Из эстетических соображений архитектор отказался акцентировать центральную ось здания каменной лестничной клеткой: на фасаде этот «старорежимный» элемент был зашит досками.
Несколько «народных домов» сохранился на улице Сыле. Целый «микрорайон» их, заложенный в марте 1941 года на Ласнамяэ, погиб при взятии Таллинна вермахтом.

Лицо и сердце

Классицизм, правопреемственность к которому сталинская архитектура провозглашала открыто, любил простор.

С этой точки зрения центр Таллинна после Второй мировой войны представлял собой идеальное поле для реализации самых амбициозных проектов: стоило только разобрать руины.

С этой задачей было покончено уже к весне 1945 года. А осенью архитекторы приступили к невиданной доселе задаче: комплексному планированию застройки центра столицы. И прежде всего – Центральной площади.

Возвести предстояло лицо столицы новой, советской Эстонии – идеологический противовес как «феодальной» Ратушной площади, так и «буржуазной» Вабадузе: переименования последней в Выйду вяльяк было явно недостаточно.

Общая концепция ансамбля, который планировали возвести на нынешней площади Виру, была утверждена на республиканском уровне уже в 1948 году. С проектами же отдельных формирующих его зданий дело застопорилось.

Не внесло ясности и решения 1952 года сделать композиционным центром площади монумент Победы: на конкурс поступило сто тридцать работ из тридцати шести городов, что еще больше усложнило задачу.

Единственным памятником грандиозному замыслу, похоже, стали строчки поэтессы Деборы Варанди:

«Где раньше стояли лавочки,
Любителей коммерции,
Поднимется площадь Центральная,
Столицы нашей сердце».

Триумф побежденных

Обзавестись целостным архитектурным массивом в духе послевоенного «сталинского ампира» Таллинну было не суждено.

Отдельными же памятниками этого стиля – хотя и в значительной степени адаптированного к местным условиям и градостроительным традициям – вполне.

Стремление создать архитектуру, «национальную по форме, социалистическую по содержанию», не обошлось без курьезов: в профессиональных кругах первые постройки послевоенного Таллинна вполголоса называли «привет от побежденных».

Достаточно взглянуть на массив здания институтов АН ЭССР на углу бульвара Эстония и современной Театральной площади, чтобы скрытая ирония стала понятна: облик его недвусмысленно напоминает архитектуру… Третьего Рейха.

В еще большей степени отзвуки «сумрачного германского гения» читаются в облике здания Народного комиссариата сланцевой и химической промышленности: современном Министерстве социальных дел на улице Гонсиори, 29.

Архитектурные реминисценции очевидны: автор первого, Энн Каар получил архитетктурный диплом в 1940 году в Берлине, а создатель второго, Пеэтер Тарвас окончил Немецкий строительный институт в оккупированном Брно.

Запоздалый Ренессанс

Как ни казалось бы это парадоксальным, на архитектурные курьезы суровая послевоенная эпоха была в Таллинне щедра.

Взять, например, т.н. «Дом академиков» на нынешнем бульваре Рявала, выстроенный по проекту Эдгара Вельбри, начавшего свой творческий путь еще в двадцатые годы.

Из самых лучших, вероятно, побуждений, он запланировал в просторных квартирах интеллектуальной элиты ЭССР… комнаты для прислуги и черные лестницы с кухонь во двор.

С точки зрения планировки жилой дом на углу Нигулисте и Кулласеппа, возведенный по проекту Ильмара Лаази в 1952 году, не несет в себе ничего курьезного – чего не скажешь о фасаде здания.

Учитывая его расположение, здание должно было быть вписано в архитектурную среду Старого города. Характерной для нее является готика – стиль, показавшийся кому-то из начальство слишком «мрачным».

Перечить архитектор не стал – и в двух шагах от Ратушной площади появилась «фантазия на тему» фасада Палаты городских весов Лейпцига – признанного шедевра Северного Ренессанса.

Стиль этот, нетипичный для Таллинна и присущий, скорее, временам Ливонской войны, неожиданным образом вернулся в город после Второй мировой…

Общесоюзный «тренд»

Едва ли об этих тонкостях знали в столице СССР, но бесконечно мириться с «вольнодумством» местных архитекторов в центре были не намерены.

Едва ли не сразу же после войны в Эстонию был направлен целый «десант» выпускников московских и ленинградских строительных вузов – как этнических эстонцев, так и представителей других национальностей.

Как правило, это были мастера не самого высокого уровня. Что, возможно, с точки зрения идеологии было и к лучшему. Не склонные к излишнему экспериментаторству, они добротно делали свое дело – привязывали типовые проекты к местным условиям.

Признанным образчиком «общесоюзной архитектуры» в Таллинне стал Дом офицеров флота, выстроенный в 1954 по проекту Алексея Кузнецова. Им же спроектировано здание строительного управления на углу улиц Вана-Пости и Суур-Карья.

Архитектор Георгий Шумовский активно достраивал здания, начатые еще в довоенный период, переосмысляя изначальные проекты и дополняя их фасады пышным ампирным декором.

Именно ему обязаны своим появлением массивные обрамления окон старого Дома радио и декор фасадов старого корпуса Таллиннского аэропорта.

Призыв к экономии

Жилой дом, возведенный для работников завода «Двигатель» по общесоюзному проекту ГСПИ №11 за авторством А. Власова примечателен по нескольким причинам.

Он – едва ли не самый яркий образчик послевоенной архитектуры в Таллинне: декоративная башенка, парящая над развилкой Тартуского шоссе и улицы Лийвалайа – «меньшая сестра» знаменитых московских высоток.

Триумф сталинизма в таллиннской городской среде стал и символом ее заката. Дата постройки на главном фасаде еще красуется среди лепного декора. Корпус, возведенный ближе к Центральном рынку, лишен его: заканчивали жилой массив уже при Хрущеве.

Прозвучавший 1955 году призыв строить экономно, отозвался в облике целого зданий столицы ЭССР глухим эхом. Так и не были установлены капители колонн на фасаде нынешнего центра культуры «Сальме». Здание Eesti Energia решили строить вообще без колоннад.

По упрощенному проекту была завершена нынешняя Тынисмяэская реальная школа, а проект гостиницы «Таллинн» был переработан настолько, что с существующим зданием его связывает, похоже, лишь название и расположение.

* * *

«Показуху высотных шпилей» поэт Роберт Рождественский считал «личной обидой».

Нынешние искусствоведы при оценке архитектурного наследия сталинской эпохи не столь радикальны: эстетика тоталитарных режимов признается достойной уважения.

Подтверждение тому – брошюра, выпущенная Таллиннским департаментом охраны культурных ценностей: в ней имеется описание столичных жилищ 1940-41 и 1946-55 годов постройки и руководство по сохранению их изначального облика.

«Столицей сталинского ампира» в Эстонии признан город Силламяэ – негласно, но заслужено. Однако и в Таллинне этот стиль представлен достаточно широко – ценителя ждет с ним немало встреч и открытий.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

ТАЛЛИННСКИЕ ФЛЮГЕРА И КОВАНЫЕ ИЗДЕЛИЯ

В компании с опытным экскурсоводом, Татьяной, и Русским Старым Томасом! Рекомендуем взять с собой подзорную трубу или бинокль! Цена экскурсии: ...

Читать дальше...

Особняк Лютера до марта 1944 года. Видна утраченная форма венчающего башню шлема.

Былой особняк фабриканта Лютера: «Дворец счастья» на Пярнуском шоссе в Таллине.

Таллиннский дворец бракосочетания на Пярнуском шоссе — уникальный «сплав» подлинного модерна начала XX века с его удачной стилизацией, созданной без ...

Читать дальше...

Фото: Ирина Шлеева Одно из старейших жилых зданий Копли – и, одновременно, значимая веха в истории таллиннского градостроительства – оказалось под угрозой гибели.

Пятая линия, одиннадцатый дом: реквием ветерану застройки Копли в Таллине

Останется ли самый «открыточный вид» Копли с домом на 5-ой линии (слева) исключительно на фотографиях, сделанных до рокового мартовского дня ...

Читать дальше...

Таллинский розыгрыш 1 апреля 1966 года.

На страничке Фкейсбука, уважаемый Йосеф Кац рассказал, каким розыгрышем одарили журналисты газеты "Ыхтулехт", своих читателей в далеком 1966 году: Нигулисте ...

Читать дальше...

Здание кинотеатра Раху в Таллине. Основан в пятидесятых годах. Приговорен в 2007, уничтожен будет в 2019-м.

Дом бывшего кинотеатра, "Раху", (а бывших кинотеатров не бывает), приобретает перед смертию своей, естественный вид. Слетает рекламная никчемная казиношная шелухонь. ...

Читать дальше...

Позднесредневековая реконструкция утраченного оригинала карты, составленной аль-Идриси в 1154 году.

Ревель-Таллин: восемь веков точка отсчета

На государственном уровне нынешний год официально провозглашен годом эстонского языка. На уровне столичном — вполне бы мог считаться годом восьмисотлетия ...

Читать дальше...

Рыболовецкое судно, названное в честь капитана Георга Каска, до сих пор бороздит моря — хотя теперь и под иным именем.

Георг Каск, капитан и траулер: две достойные даты

Со дня рождения одного из создателей рыбной промышленности Эстонии второй половины XX века — капитана Георга Каска — пройдет в ...

Читать дальше...

Церковь Святого Духа — со времен Реформации оплот эстонского языка в немецком по духу и языку правящей элиты Ревеле конца Средневековья — начала Нового времени.

«Mynno toyuetan, nink wannun»: эстонский в средневековом Ревеле

Эстонский язык звучал в Таллинне задолго до того как летом 1919 года впервые в своей истории обрел статус государственного. День родного ...

Читать дальше...

Главный фасад здания бани на улице Вана-Каламая, 9а полвека тому назад.

Баня на улице Вана-Каламая в Таллине: Мельпомена в парилке

Старейшей из действующих и одновременно — самой красивой общественной бане Таллинна исполняется девяносто лет. Фраза «сходил в театр, заодно и помылся» ...

Читать дальше...

Празднование Дня независимости Эстонии на площади Вабадузе в 1919 году.

24 февраля 1919 года: дебют Дня независимости Эстонии

День независимости Эстонской Республики был впервые отпразднован ровно сто лет назад. Список государственных праздников Эстонской Республики День независимости открывает не столько ...

Читать дальше...

Пуск механизма ратушных часов. Фото из журнала "Pilt ja Sõna", 1957 год.

«Зоркий глаз ратушного фасада»: таллинские столичные часы номер один

Часы таллиннской ратуши сообщают точное время горожанам и гостям города вот уже более полутора столетий. Сложно даже осознать, что являются они ...

Читать дальше...

Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!