А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1275 posts
    • 4 comments
    • 33 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Эпоха, закончившаяся шестьдесят лет тому назад, оставила след в облике столицы Эстонии – противоречивый, но неизгладимый.
Для городской среды Таллинна дата 5 марта 1953 года – скорее условная: смерть Сталина и начало борьбы «с архитектурными излишествами» разделяют месяцев тридцать.

Более десятилетия отвела история для существования в таллиннской архитектуре сталинского «большого стиля».

Дом советов на восточной стороне нынешней площади Виру по проекту 1953 года. В перспективе – Нарвское шоссе

Дом советов на восточной стороне нынешней площади Виру по проекту 1953 года. В перспективе – Нарвское шоссе

Влияние его ощутимо и по сей день: как в центре столицы, так и на окраинах.

Квартиры – народу

В Таллинн новая архитектура входила, что называется, «с тыла».

Точнее – с рабочих окраин, где уже к зиме 1940 года стали расти первенцы советского зодчества.

Советскими они были, скорее, по своему названию, нежели по форме: разработанные архитектором Аларом Котли дома с «народными квартирами» не имели с последующими «сталинками» ничего общего.

По сути, это были те же самые малоквартирные дома таллиннских предместий. Единственное, что отличало их от предшественников – персональный душ в каждой квартире: до того общий «помывочный блок» располагался, как правило, в подвале.

Из эстетических соображений архитектор отказался акцентировать центральную ось здания каменной лестничной клеткой: на фасаде этот «старорежимный» элемент был зашит досками.
Несколько «народных домов» сохранился на улице Сыле. Целый «микрорайон» их, заложенный в марте 1941 года на Ласнамяэ, погиб при взятии Таллинна вермахтом.

Лицо и сердце

Классицизм, правопреемственность к которому сталинская архитектура провозглашала открыто, любил простор.

С этой точки зрения центр Таллинна после Второй мировой войны представлял собой идеальное поле для реализации самых амбициозных проектов: стоило только разобрать руины.

С этой задачей было покончено уже к весне 1945 года. А осенью архитекторы приступили к невиданной доселе задаче: комплексному планированию застройки центра столицы. И прежде всего – Центральной площади.

Возвести предстояло лицо столицы новой, советской Эстонии – идеологический противовес как «феодальной» Ратушной площади, так и «буржуазной» Вабадузе: переименования последней в Выйду вяльяк было явно недостаточно.

Общая концепция ансамбля, который планировали возвести на нынешней площади Виру, была утверждена на республиканском уровне уже в 1948 году. С проектами же отдельных формирующих его зданий дело застопорилось.

Не внесло ясности и решения 1952 года сделать композиционным центром площади монумент Победы: на конкурс поступило сто тридцать работ из тридцати шести городов, что еще больше усложнило задачу.

Единственным памятником грандиозному замыслу, похоже, стали строчки поэтессы Деборы Варанди:

«Где раньше стояли лавочки,
Любителей коммерции,
Поднимется площадь Центральная,
Столицы нашей сердце».

Триумф побежденных

Обзавестись целостным архитектурным массивом в духе послевоенного «сталинского ампира» Таллинну было не суждено.

Отдельными же памятниками этого стиля – хотя и в значительной степени адаптированного к местным условиям и градостроительным традициям – вполне.

Стремление создать архитектуру, «национальную по форме, социалистическую по содержанию», не обошлось без курьезов: в профессиональных кругах первые постройки послевоенного Таллинна вполголоса называли «привет от побежденных».

Достаточно взглянуть на массив здания институтов АН ЭССР на углу бульвара Эстония и современной Театральной площади, чтобы скрытая ирония стала понятна: облик его недвусмысленно напоминает архитектуру… Третьего Рейха.

В еще большей степени отзвуки «сумрачного германского гения» читаются в облике здания Народного комиссариата сланцевой и химической промышленности: современном Министерстве социальных дел на улице Гонсиори, 29.

Архитектурные реминисценции очевидны: автор первого, Энн Каар получил архитетктурный диплом в 1940 году в Берлине, а создатель второго, Пеэтер Тарвас окончил Немецкий строительный институт в оккупированном Брно.

Запоздалый Ренессанс

Как ни казалось бы это парадоксальным, на архитектурные курьезы суровая послевоенная эпоха была в Таллинне щедра.

Взять, например, т.н. «Дом академиков» на нынешнем бульваре Рявала, выстроенный по проекту Эдгара Вельбри, начавшего свой творческий путь еще в двадцатые годы.

Из самых лучших, вероятно, побуждений, он запланировал в просторных квартирах интеллектуальной элиты ЭССР… комнаты для прислуги и черные лестницы с кухонь во двор.

С точки зрения планировки жилой дом на углу Нигулисте и Кулласеппа, возведенный по проекту Ильмара Лаази в 1952 году, не несет в себе ничего курьезного – чего не скажешь о фасаде здания.

Учитывая его расположение, здание должно было быть вписано в архитектурную среду Старого города. Характерной для нее является готика – стиль, показавшийся кому-то из начальство слишком «мрачным».

Перечить архитектор не стал – и в двух шагах от Ратушной площади появилась «фантазия на тему» фасада Палаты городских весов Лейпцига – признанного шедевра Северного Ренессанса.

Стиль этот, нетипичный для Таллинна и присущий, скорее, временам Ливонской войны, неожиданным образом вернулся в город после Второй мировой…

Общесоюзный «тренд»

Едва ли об этих тонкостях знали в столице СССР, но бесконечно мириться с «вольнодумством» местных архитекторов в центре были не намерены.

Едва ли не сразу же после войны в Эстонию был направлен целый «десант» выпускников московских и ленинградских строительных вузов – как этнических эстонцев, так и представителей других национальностей.

Как правило, это были мастера не самого высокого уровня. Что, возможно, с точки зрения идеологии было и к лучшему. Не склонные к излишнему экспериментаторству, они добротно делали свое дело – привязывали типовые проекты к местным условиям.

Признанным образчиком «общесоюзной архитектуры» в Таллинне стал Дом офицеров флота, выстроенный в 1954 по проекту Алексея Кузнецова. Им же спроектировано здание строительного управления на углу улиц Вана-Пости и Суур-Карья.

Архитектор Георгий Шумовский активно достраивал здания, начатые еще в довоенный период, переосмысляя изначальные проекты и дополняя их фасады пышным ампирным декором.

Именно ему обязаны своим появлением массивные обрамления окон старого Дома радио и декор фасадов старого корпуса Таллиннского аэропорта.

Призыв к экономии

Жилой дом, возведенный для работников завода «Двигатель» по общесоюзному проекту ГСПИ №11 за авторством А. Власова примечателен по нескольким причинам.

Он – едва ли не самый яркий образчик послевоенной архитектуры в Таллинне: декоративная башенка, парящая над развилкой Тартуского шоссе и улицы Лийвалайа – «меньшая сестра» знаменитых московских высоток.

Триумф сталинизма в таллиннской городской среде стал и символом ее заката. Дата постройки на главном фасаде еще красуется среди лепного декора. Корпус, возведенный ближе к Центральном рынку, лишен его: заканчивали жилой массив уже при Хрущеве.

Прозвучавший 1955 году призыв строить экономно, отозвался в облике целого зданий столицы ЭССР глухим эхом. Так и не были установлены капители колонн на фасаде нынешнего центра культуры «Сальме». Здание Eesti Energia решили строить вообще без колоннад.

По упрощенному проекту была завершена нынешняя Тынисмяэская реальная школа, а проект гостиницы «Таллинн» был переработан настолько, что с существующим зданием его связывает, похоже, лишь название и расположение.

* * *

«Показуху высотных шпилей» поэт Роберт Рождественский считал «личной обидой».

Нынешние искусствоведы при оценке архитектурного наследия сталинской эпохи не столь радикальны: эстетика тоталитарных режимов признается достойной уважения.

Подтверждение тому – брошюра, выпущенная Таллиннским департаментом охраны культурных ценностей: в ней имеется описание столичных жилищ 1940-41 и 1946-55 годов постройки и руководство по сохранению их изначального облика.

«Столицей сталинского ампира» в Эстонии признан город Силламяэ – негласно, но заслужено. Однако и в Таллинне этот стиль представлен достаточно широко – ценителя ждет с ним немало встреч и открытий.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Всё хорошо, Таллин 1992 / Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992

Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Всё хорошо, Таллин, 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992. Vennaskond "Kõik on hea". ...

Читать дальше...

Таллинская весна 1960 года. Столица Эстонии ровно 60 лет назад.

В том году, то есть ровно 60 лет назад, кардинально изменился облик таллиннского Певческого поля вследствие того, что было построено ...

Читать дальше...

Таксофоны.

ФОТО: Lembit Soonpere, Eesti Filmiarhiiv

Эстония в советские годы: вещи, о которых многие из нас уже не помнят

В то время, когда люди старшего поколения ищут свои трудовые книжки, молодым людям стоит напомнить о вещах и явлениях, которые ...

Читать дальше...

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

От казематов к музейным залам: вчера и сегодня бастионных ходов Таллина

Десять лет назад одним белым пятном на карте Таллинна стало меньше: для посетителей открылись подземные ходы, скрытые в недрах бывшего ...

Читать дальше...

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

Восемь столетий Таллинна: век пятнадцатый, каменный

Век пятнадцатый – от основания же города третий – применительно к таллиннской истории по праву можно именовать «каменным». Не в том, ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!