Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Подвал средневековой бани, амбарные закрома и сусеки четырехсотлетней давности, нереализован­ные проекты века двадца­того и реализованные — века нынешнего: всё это домовладение по адресу: улица Сауна, 10. 

К числу основных артерий городской жизни улица Сауна не относилась никогда.

Оно и к лучшему: «издержки урбанизации» ее почти не затронули, позволив сохраниться уникальным памятникам старины.

Один из них — здание под номером 10, недавно пережившее, без преувели­чения, свое второе рождение.

Термы Средневековья

Искусствовед Юри Куускемаа: стены старинного здания буквально пропитаны солью и историей.

Искусствовед Юри Куускемаа: стены старинного здания буквально пропитаны солью и историей.

Улица Сауна — наглядное опроверже­ние мифа о том, что мытья средневеко­вая Европа чуралась, словно огня.

Первая баня, давшая название улице, появилась на ней не позднее начала XIV столетия: принадлежала она купцу и члену городского совета Хансу Кроувелю.

Где именно она располагалась — сказать со стопроцентной гарантией сложно. Точно известно, что изначаль­но Кроувелю принадлежал земельный участок на месте нынешних домов по адресу: Сауна, 6 и 8.

Наследники ратмана продали баню городу. Новый владелец расширил ее — но в какую точно сторону, сказать сложно. Возможно, что какие-то по­мещения средневековых «ревельских терм» сохранились в подвалах сосед­них домов.

«Термы» упомянуты не исклю­чительно красного словца ради. С точки зрения технического оснащения, устройство средневековых бань было примитивным, их общественная роль мало чем отличалась от древнеримской.

Приходили сюда не только по­мыться, но и приятно провести время: вкусить изысканных яств и дорогого заморского вина, сидя в огромной лохани с теплой водой, насладиться массажем, а порой — и уединиться с банщицами.

«Средневековые бани были чем-то средним между SРА-комплексом и до­мом терпимости, — поясняет историк и искусствовед Юри Куускемаа. — Они приносили доход городской казне».

На фоне соседней застройки свежепобеленный фасад старинного амбара на улице Сауна, 10 эффектно выделяется.

На фоне соседней застройки свежепобеленный фасад старинного амбара на улице Сауна, 10 эффектно выделяется.

Эхо экспедиции

«Золотой век» бань ганзейского Ревеля, как и прочих городов средневековой Европы, приходится на XIV-ХV столетия.

Продлился бы он и дольше — если бы в августе 1492 года из испанского порта Палое не вышли в море три

каравеллы под командованием Хри­стофора Колумба.

Надеждам Фердинанда Арагонско­го и Изабеллы Кастильской сбыться, как известно, было не суждено — вместо кратчайшего пути в Индию экспедиция открыла новый континент.

Одновременно с табаком, карто­фелем и томатами из Нового Света в Старый проникла новая болезнь — си­филис. Возбудитель ее был европейцам неизвестен, а последствия заражения — пугающими.

Вместо того чтобы запретить оказа­ние в банях интимных услуг, Ревельский магистрат не нашел ничего лучшего, чем издать распоряжение о полном и повсеместном закрытии бань.

В 1537-м подошел черед бывшей бани Кроувеля, а четыре года спустя земельный участок был продан купцу Йохану Кампфербеку.

Сусеки с солью

Три амбара, тянущиеся вслед за жилым корпусом купеческого домовладения на углу улиц Виру и Сауна, упомина­ются в письменных источниках уже во второй трети XVI века.

«Хранили в них основу транзитной торговли тогдашнего города — соль, — уточняет историк Александр Пантеле­ев. — Один из рабочих-реставраторов попробовал на вкус налет на балке межэтажного перекрытия — просо­лилась навек!»

Наряду с солью хранили в амбаре, вероятно, и зерно. Недаром в нижней части исторической внутренней двери сохранился небольшой вырез: лаз для кота — главного врага мышей и крыс, покушавшихся на рожь и пшеницу.

Частично воссозданный по сохра­нившимся оригинальным аналогам блок для подъема товаров на чердак позволяет легко представить, как по узкой улице громыхала груженная мешками подвода, как перегружался товар на складские этажи…

«Внутреннее пространство амбара было разделено деревянными пере­городками на отдельные секции, — продолжает Пантелеев. — Те самые «закрома» и «сусеки», с которыми современный человек сталкивается разве что при чтении сказок».

Зарубки вертикальных балок по­могали купцу определить, во сколько слоев уложены мешки. Цифры на балках указывали номер «сусека»: своеобразное напоминание о «немец­ком порядке» ганзейской поры…

Редкое заимствование

Стены отреставрированного амбара на улице Сауна, 10, возведены, вероятно, лет шестьсот тому назад.

Облик фасада, скрывающего за собой два слившихся древних здания, несколько «моложе»: спаренные окна слева и справа от перекрытого полу­циркульной аркой портала — это уже местное барокко: скромное и аскети­ческое.

 «Таллиннская архитектура достаточно консервативна, — отмечает Пантеле­ев. — Конструктивным особенностям зданий и последовавшим за расцветом Ганзы веком экономического застоя многие дома Старого города обязаны своим «средневековым» обликом».

Действительно: поверить в то, что тяжелые плитняковые своды подвала возведены «только» в XVII веке, а узкая винтовая лестница, вьющаяся в толще наружных стен, построена в эпоху, ко­торую принято именовать «галантной», — достаточно сложно.

Кстати, одно из двух освещающих ступени лестницы окон — не совсем обычное свет льется через изящный трилистник, вписанный в правиль­ный круг, — прием для гражданской архитектуры Таллинна достаточно необычный.

Как появилась столь изящно вы­резанная из камня деталь на амбарном фасаде — сказать сложно. Возможно, некогда она украшала стены какого-то более значительного здания. Напри­мер, сожженного в годы реформации Доминиканского монастыря.

Его руины долгие годы были «бли­жайшей каменоломней» для горожан. Не исключено, что перестраивавший амбар каменщик позаимствовал готи­ческую розетку именно оттуда.

Лягушки в театре

XX век для старинного домовладения счастливым не назовешь: в первой половине столетия его несколько раз пытались перестроить, во второй — словно забыли.

В начале девяностых годов старин­ный амбар вновь наполнился духом коммерции: несколько лет тут про­работал художественный магазин. Но амортизация здания приближалась неумолимо.

1997 год обещал стать для старин­ного дома переломным: в нем было ре­шено разместить театральную Студию Старого города. Исторической части постройки отводилась роль фойе, зал со сценой должны были поглотить две трети внутреннего двора.

Работы начались с рытья котлова­на. Да на том дело и застопорилось. Единственные, кого это порадовало, — археологи: благодаря проведенным исследованиям выяснилось, что свое­образная деревянная застройка суще­ствовала тут начиная с XIII столетия. Минуло несколько зим — и в квартале  улицами Сауна и Мюйривахе

образовалось болотце.

«Окрестные жители даже жалова­лись нам на кваканье, — говорит автор проекта реставрации здания Тийна Линна. — Мы утешали их: лягушки во дворе — еще не самое страшное».

Куда страшнее оказалось то, что оставшийся пустым и бесхозным дом начал постепенно сползать в выкопан­ный под театральное здание котлован. Стоимость будущей реставрации раз­рушающихся амбаров всё возрастала и возрастала.

Вклад в историю

Два с половиной года потребовалось на то, чтобы старинное здание на улице Сауна вернуло себе былое великолепие. А заодно — обзавелось технически­ми новшествами. Самой современной системой отопления и освещения, а также — двумя… лифтами: одним

— грузовым, а вторым — предназна­ченным для подъема блюд из кухни в помещение ресторана.

Таллиннцы и гости города смогут посетить его в ближайшем будущем. Хочется верить, что за неспешной трапезой в историческом интерьере они обязательно вспомнят банщиков ганзейской поры, торговцев зерном и солью XVII столетия…

И, конечно же, — тех, кто возвратил городу частицу его долгой и славной истории: сотрудников таллиннской фирмы HR Restauraator OÜ и мо­сковских инвесторов, отважившихся вложиться в реставрацию почтенного амбара.

Ведь самый надежный вклад — вклад в историю. А в историю Старого Таллинна новые владельцы старин­ного амбара, фактически спасшие его от медленного разрушения, вне сомнения, свой вклад внесли.

 Йосеф Кац

 «Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!