А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
Хроники Таллина
Говорят так:
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1307 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Возвращением в город своей юности полярный исследователь Иван Дмитриевич Папанин оказался обязанным пику внутрипартийной борьбы в Советском Союзе.
«Гвоздем» минувшей пятницы стал для Таллинна ледокол «Ермак», — писала три четверти века тому назад газета «MaaHääl».

В порт, по словам издания, спешил и стар и млад. Для одних это была встреча со старым знакомым: в царское еще время «Ермак» был фактически приписан к ревельской гавани.

Папанинцы на борту «Ермака»

Папанинцы на борту «Ермака»

Для других – возможность увидеть четверку отважных полярников, без малого триста дней дрейфовавших на льдине: их популярность равнялась для современников разве что последующей славе космонавтов.

Полный сюрприз

Визит «Ермака» в Таллинн был полной неожиданностью не только для горожан, но, похоже, и для команды исследовательского судна.

В территориальные воды возвращающийся от берегов Гренландии ледокол вошел еще во вторник: в половине десятого утра 8 марта «Ермак» приветствовал гудком маяк Ристна на острове Хийумаа.

Полным ходом судно шло по свободной ото льда Балтике в сторону Ленинграда, к полудню того же дня пройдя мимо маяка Суурупи. Ближе к вечеру его видели пограничники на острове Найссаар, после чего покинул эстонские воды.

Каково же было удивление, когда в четверг вечером московское радио сообщило о том, что «Ермак» развернулся и взял курс на столицу Эстонии! В тот же день полномочный представитель СССР К. Никитин подтвердил эту информацию управлению таллиннского порта.
«В 11.45 ночи, на рейде показались огни советского ледокола, — писали 11 марта 1938 года «Вести дня». – К этому времени в гавань прибыл полпред Никитин. Навстречу «Ермаку» вышел буксир, взявший на борт представителей полиции, таможни и полпреда».

Формальные процедуры заняли не более часа. К началу третьего ночи ледокол пришвартовался у Северного причала таллиннской гавани.

Слава человеческая

Газетные фотографы прибыл в порт еще вечером в четверг, но слабое освещение не позволило сделать качественные снимки.

Весть о прибытии в Таллинн судна с полярниками на борту разнеслось по городу подобно молнии: уже с раннего утра пятницы в порту было тесно от зевак – очередь любопытствующих змеилась по всему Северному причалу.

«Люди приходили по отдельности и группами; целыми классами, — писала «MaaHääl». – Ученицы Русской гимназии вступили в оживленную беседу с вахтенным матросом. Борт корабля высок и стоящим на низком причале гимназисткам пришлось изрядно покричать…»

Хотели поговорить с иностранным моряком и эстонцы: ученики Реальной школы. Да вот незадача: возник пресловутый «языковой барьер». «На все лады школьники комбинировали из известных слов причудливые сочетания, да все без толку», — свидетельствует издание.

Какой-то седеющий мужчина, по виду – оптант или беженец, перемахнул через ограждения и крикнул что-то вроде: «Содеянное вами там, на полюсе, прославит не только вас, но и все человечество! Храни вас Бог!»

Последняя фраза вызвала на лице вахтенного искреннее недоумение и снисходительную улыбку: к подобным пожеланиям молодой гражданин Страны Советов явно был непривычен.

Ревельские впечатления

…Силуэт поднимающихся над портовыми кранами таллиннских шпилей был привычен и знаком, по крайне мере, одному из пассажиров «Ермака»: руководителю экспедиции Ивану Дмитриевичу Папанину.

Иначе и быть не могло: ведь в городе, правда, носящем на тот момент иное название и входившем в состав иного государства, ему уже доводилось не просто бывать, но и прожить достаточный отрезок времени: более двух лет.

«Приехали в 1912 году в Севастополь вербовщики из Ревеля, с судостроительного завода акционерного общества «Беккер и К°», — писал в своих мемуарах Папанин. — Брали они не первого встречного, требовалось сначала «сдать пробу». Кажется, никогда я прежде так не старался».

Усердием молодого металлиста вербовщики остались довольны. Предложенная плата в два рубля двадцать пять копеек в день дважды превышала дневной заработок будущего полярного исследователя в родном городе. Мать благословила его на дальний путь – и парень пустился в первое в своей жизни путешествие.

«Остроконечные крыши костелов, квадратики газонов, кустарники, словно побывавшие в парикмахерской, — вспоминал позднее о ревельских впечатлениях Папанин. — Единственное, не удивляло, так это разнообразие наречий: Севастополь тоже был город многоязычный».

Кстати, «многоязычие» и «многонациональность» Ревеля таила в себе и источник для конфронтации: Папанин писал о том, как настороженно приняли его рабочие-эстонцы. Дескать, платят «понаехавшим» больше и к «нашим» девчонкам с Балтийской мануфактуры они зачастили.

Приезжего «чужака» даже вызвали на «мужскую беседу». Но конфликт удалось исчерпать: Папанин обязался взять шефство над учениками-эстонцами и увез из города, откуда его призвали в армию, самые теплые воспоминания.

Пропаганда и жизнь

С самыми теплыми чувствами приветствовали таллиннцы Папанина и его спутников и на этот раз.

Удивляться тут было нечего: Таллинн оказался первой иностранной столицей, а по сути — и первым крупным городом, который посетили возвращающиеся с полюса герои.

Несколько раз портовым служащим приходилось передавать на борт букеты цветов и пачки приветственных телеграмм. Была среди них и курьезная: «Начальнику Северного полюса мистеру Папанину».

На пресс-конференцию, организованную на борту «Ермака» прибыли журналисты не только местных, но и иностранных газет, прилетевшие из Риги самолетом. Стрекотали камеры: репортаж о папанинцах был включен в еженедельный выпуск «Эстонского кинообозрения».

В отличие от других сюжетов выпуска прошел он в «немом» формате: исключительно под музыкальное сопровождение. Уж не потому ли, что кто-то из местных журналистов возмутился попыткой гостя вести «пропаганду Коминтерна?»

«Раз моя жизнь — пропаганда за Советскую власть, я горжусь такой жизнью!» — парировал Папанин.

Официальная версия

Написанные в 1977 году мемуары полярного исследователя – источник, конечно, не полностью беспристрастный.

Насколько полиция препятствовала автору общаться «с простым таллиннским населением» — вопрос открытый. Но факт остается фактом: о ревельской странице биографии Папанина местные СМИ, действительно, не упомянули.

Сам же полярный исследователь, по понятным причинам обошел деликатным молчанием другой аспект: почему, собственно, вышедший едва ли не в зону видимости кронштадтских маяков, ледокол внезапно развернулся и пошел на запад?

Официальная версия гласила: лед в восточной части Финского залива оказался настолько крепким, что «Ермаку» потребовалось топливо. Объяснение странное: до того ледокол сокрушал арктические льды, да и угольные запасы были пополнены у берегов Норвегии…

В течении двух суток 1 200 тонн угля и 100 тонн пресной воды были погружены на борт «Ермака». Под покровом ночи ледокол покинул Таллинн. К всеобщему огорчению тех, кто явился поглазеть на корабль утром в воскресенье.

* * *

Лишь во второй половине восьмидесятых годов выяснилось: причина неожиданного таллиннского визита папанинцев крылась во…внутриполитической борьбе.

В первой декаде марта 1938 года Сталин громил «правотроцкистский блок бухаринцев-рыковцев». Процесс неожиданно затянулся дольше, чем рассчитывали организаторы. Устраивать торжества по поводу возвращения полярников раньше, чем будет вынесен последний приговор, сочли неуместным.

К вечеру 13 марта Третий московский процесс был завершен. Едва стало известно о «триумфальной победе советского правосудия», как «Ермак» спешно отчалил от Северного пирса таллиннской гавани. В Ленинград ледокол прибыл 15-го. Еще через два дня ликующая Москва встречала покорителей Северного полюса.

Знал ли о политической подоплеке «таллиннского тайм-аута» сам Папанин? Однозначно судить невозможно. Во всяком случае, нет никаких причин сомневаться: случайно подвернувшейся встречи с городом своей юности он наверняка был рад.

Как и еще одному приезду в Таллинн: он состоялся в 1940 году, когда город вновь сменил свою государственную принадлежность, став столицей ЭССР. Но следы этого визита Папанина на страницах газет, увы, не обнаружены.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!