А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1112 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Не календарный, а «техни­ческий» двадцатый век на­ступил в столице Эстонской Республики с тринадцати­летним опозданием: весной 1913 года.

«Ворожила бабка Ревелю,
«Елекстри-чество» иметь,
И на всю… того… При­балтику,
Славой громкою греметь»,

— с нескрываемой иронией писали сто лет тому назад «Ревельские известия».

Если газетный фельетонист и преувеличивал, то самую малость: о необходимости сооружения в главном городе Эстляндской губернии послед­ние лет двадцать не говорил только ленивый.

Разговоры, однако, так и оставались разговорами: если чем Ревель и «гре­мел» на берегах Балтики, так это сме­хотворным анахронизмом — даже зал заседаний Городской думы, словно во времена Средневековья, по-прежнему освещался восковыми свечами.

 

Если бы не чадящая антрацитовым дымом труба, корпуса Ревельской центральной электростанции могли бы посоперничать по изяществу с загородной виллой.

Если бы не чадящая антрацитовым дымом труба, корпуса Ревельской центральной электростанции могли бы посоперничать по изяществу с загородной виллой.

У Карьяских ворот

Первые эксперименты с новомодным освещением начались в наших краях в первой половине восьмидесятых годов XIX века: первенцем выступила Нарва, а в 1883 году электрический прожектор осветил подъездные пути к Балтийскому вокзалу.

«Есть на что поглазеть таллинцам у Карьяских ворот напротив Реального училища, — писала в марте 1889 года газета Postimees. — Там, перед домом барона Врангеля, подвешен электриче­ский фонарь, который ярко освещает всю окрестную площадку».

Корреспондент тартуского издания сообщал, что электричеством осве­щены и все внутренние помещения домовладения барона — «от чердака до подвалов». В подвале же располагалась и динамо-машина: в движение ее при­водил паровой котел.

Через десять дней газета писала, что электричество делает в Таллинне шаг за шагом: одновременно в городе зажигаются почти две с половиной сотни лампочек, и разумно было бы подключить их к единой сети.

Из достоверных источников жур­налист узнал, что строительство и обустройство электростанции обош­лось бы горожанам приблизительно в 12 000 рублей. Лишних средств в городской казне, увы, не нашлось.

 За две копейки

В конце апреля 1903 года подписчики «Ревельских известий» получили рекламный вкладыш: бланк открытого письма на адрес акционерного обще­ства «Вольта».

«Милостивый государь, — гласил напечатанный текст. — Честь имеем донести до вашего сведения, что мы решили приступить к постройке и оборудованию в Ревеле станции доставки энергии для освещения, передачи силы и нагревания».

Тому, кто был готов поддержать это начинание, предлагалось ответить на ряд вопросов: сколько ламп и какой мощности планирует установить у себя потенциальный клиент, намерен ли он освещать ими жилые комнаты или только служебные помещения?

Стоимость электрической энергии анонсировалась как три с половиной копейки за гектоватт-час — то есть около двух копеек за час горения лампочки в шестнадцать свечей. В год это должно было составлять не более восьми рублей.

 В частном порядке

Попытка построить электростанцию предпринималась АО «Вольта» и за четыре года до того: оба раза — без­результатно. Делиться монополией на газовое освещение власти не хотели, а средств для инвестиций в энергетику у города не было.

Хронический дефицит бюджета не дал в реальности воплотиться и проек­ту 1904 года, хотя на этот раз Городская дума даже нашла для строительства электростанции подходящее место: принадлежащий городу земельный участок на улице… Рюйтли.

Идея возводить электростанцию в самом центре исторической застройки может показаться не­ожиданной только на взгляд со­временного человека. Горожанин же начала XX века мерил иным аршином: собственно «город» для него заканчивался за крепостной стеной.

А потому — стоит ли удивляться, что первая таллиннская электро­станция, была основана неким Й. Шюманном по адресу: Вене, 29. Судя по рекламным объявлениям, не позднее 1903 года она уже обслу-

живала свыше полутора сотен або­нентов, через десять лет — пятьсот.

Протянутые над улицами провода тянулись на Тоомпеа, Каламая, Тынисмяги, достигая даже таких неблизких предместий, как Кадриорг и окрест­ности современного автовокзала. Ток получали почтамт, кондитерская Г. Штуде, синематографы.

При этом вырабатывалось электри­чество полукустарными средствами: динамо-машины крутили газовый мотор, мотор нефтяной, два списан­ных с миноносца паровых двигателя и топившийся дровами локомобиль на заднем дворе…

«За» и «против»

К началу второго десятилетия XX века даже самым завзятым ретроградам становилось ясно: мощности одной «частной электростанции» для Ревеля явно недостаточно.

Население города перешагнуло сто­тысячный рубеж. Допотопная конка не могла соответствовать растущим объемам внутригородских пассажиро-перевозок. И главное — в 1912 году Ревель стал центром создаваемой базы российского ВМФ.

На страницах прессы все активнее шло обсуждение не просто необхо­димости строительства центральной электростанции, но и технических подробностей ее будущего функционирования.

Одни, предлагали строить гидро-электростанцию, перегородив плотиной реку Пирита. Другие, считали, что должна быть тепло­вая электростанция и работать на местном сырье — а торфяных болот в Эстонии достаточно.

Взвесив все «за» и «против», члены созданной еще в 1909 году чрезвычайной комиссии Городской думы приняли решение строить теплоэлектростанцию, работающую на привозном угле.

Строительство было поручено АО «Вольта», предложившему более выгодные условия, чем зарубежные фирмы «Сименс и Гальске» и «Всеоб­щая электрическая компания AEG».

 Петербургская труба

Фундаменты под строительство будущего предприятия начали копать весной 1912 года на северной стороне бульвара Престолонаследника — ны­нешнего Пыхья пуйестеэ.

Выбор, разумеется, был неслучай­ным: важным фактором оказалась близость к порту — это, во-первых, упрощало доставку баржами топлива, а во-вторых — давало возможность использовать для охлаждения труб морскую воду.

И, пожалуй, самое главное: здесь уже имелась необходимая инфраструк­тура — вот уже без малого полвека в непосредственной близости от Рыбной гавани располагались корпуса газового завода — главного «поставщика света» доэлектрической поры.

Здание управления нового пред­приятия, впрочем, решили постро­ить по специальному проекту.

Он был заказан у местного ар­хитектора X. Шмидта, решившего соорудить здание в духе изящного и сдержанного северного модерна.

А вот семидесятиметровую кир­пичную трубу поручили строить петербургской фирме Й. Руссвурма:

Городской думе она обошлась в 8957 рублей 50 копеек.

 Первый ток

Ранним вечером 11 (24) марта 1913 года над катком в саду спортивного общества «Калев», располагавшегося между нынешними улицами А. Лайкмаа и Манеэжи, вспыхнула гроздь электрических лампочек.

Одновременно заворчал электро­мотор в помещениях хлебопекарни Штейнберга на углу улиц Лай и Пагари: Центральная Ревельская городская электростанция была запущена в пробном режиме.

Комиссия Городской думы осмот­рела предприятие и признала его гото­вым к эксплуатации в рабочем режиме 3 (19) апреля. Через пять недель пакет документации ревельской электро­станции был официально заверен в Санкт-Петербурге.

Можно было приступать к следующему шагу: рытью траншей для укладки электрических кабелей, – АО «Вольта» обещало, что уродующие вид центральных улиц провода исчезнут из городского пейзажа.

В начале июня Городскую думу посетил столичный инженер-электро­техник Б. Селунский — он предложил свои услуги по планам электрифика­ции ревельского трамвая.

 Культура светит

Запустить электрический трамвай ревельское самоуправление так и не успело: грянувшая вскоре Первая мировая война внесла коррективы в планы отцов города.

Электростанция же, пущенная в последний мирный год, благополучно пережила и военную годину, и рево­люционную разруху (кстати, именно тогда электростанция перешла на местное сырье — торф).

Взорванная покидающей Таллинн Красной армией в августе 1941 года, она была частично восстановлена через десять месяцев, а полностью достигла довоенной выработки уже в 1946 году.

Тридцать лет проработала электро­станция после этого момента. Затем котлы ее топок загасили — навсегда. Морально устаревшее предприятие было обречено на неизбежный снос.

Вероятно, он бы обязательно свершился — просуществуй со­ветская власть чуть дольше. Ее крах спас уникальный памятник про­мышленной архитектуры от полного исчезновения.

Сейчас Центральная ревельская электростанция медленно, но верно перестраивается в центр художе­ственного творчества «Kultuurikatel»: («Генератор культуры» — в переводе на русский).

Что ж, если культура — свет, то название для учреждения, разместив­шегося в стенах электростанции, самое подходящее.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Памятник Антону Хансену Таамсааре в день открытия.

Глубоко демократический и гуманистический: памятник в сквере Таммсааре

Сорок лет назад Таллинн обогатился, пожалуй, самым человечным произведением монументального искусства — в центре города был открыт памятник классику эстонской ...

Читать дальше...

Необычный Таллин. Январь 2018

За несколько часов до этого момента, увезли последний разобранный домик с Рождественского рынка, который царствовал тут почти два месяца. И ...

Читать дальше...

Перед отправкой на фронт бойцов I Ревельского русского партизанского отряда приветствовал на главной площади столицы генерал Йохан Лайдонер.

Бело-сине-красный шеврон над сине-черно-белым щитком: русский вклад в Освободительную войну Эстонии

Участие русского населения Эстонской Республики в вооруженной борьбе за независимость — не столь отдаленная, но до сих пор малоизвестная страница ...

Читать дальше...

Ревельский стражник — туристам: встретим Вас в объятиях — сердечно, с теплом

Ревельский стражник, котрый несёт свою службу круглый год в сердце Старого Таллина на Ратушной площади, обратился к гостям столицы Эстонии:  — Городской стражник Ревеля ...

Читать дальше...

Первая встреча героев Ханса Кристиана Андерсена в интерьерах таллиннских улиц состоялась благодаря книжным иллюстрациям работы Валерия Алфеевского.

Три сказочных визита: Снежная королева в Таллинне

Полвека назад для десятков миллионов человек Таллинн стал однозначным синонимом зимней сказки — на экраны вышел художественный фильм «Снежная королева». Город, ...

Читать дальше...

Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!