А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
История возникновения марципана обросла множеством легенд, одна из версий изложена в рассказе Яана Кросса «Мартов хлеб». Там рассказывается история о том, что однажды заболел бургомистр. Но поскольку тогдашние микстуры делались из лягушачьих лапок и прочих неаппетитных вещей, глава города категорически отказался лечиться и положился на Божью волю. И обеспокоенная здоровьем мужа супруга бургомистра попросила таллиннского аптекаря «замаскировать» лекарство, спрятав его либо в пищу, либо в сладости. Так и поступил помощник аптекаря, исцеливший вкусной смесью бургомистра. Так глава города первым отведал эстонского марципана.
Хроники Таллина
Говорят так:
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Не календарный, а «техни­ческий» двадцатый век на­ступил в столице Эстонской Республики с тринадцати­летним опозданием: весной 1913 года.

«Ворожила бабка Ревелю,
«Елекстри-чество» иметь,
И на всю… того… При­балтику,
Славой громкою греметь»,

— с нескрываемой иронией писали сто лет тому назад «Ревельские известия».

Если газетный фельетонист и преувеличивал, то самую малость: о необходимости сооружения в главном городе Эстляндской губернии послед­ние лет двадцать не говорил только ленивый.

Разговоры, однако, так и оставались разговорами: если чем Ревель и «гре­мел» на берегах Балтики, так это сме­хотворным анахронизмом — даже зал заседаний Городской думы, словно во времена Средневековья, по-прежнему освещался восковыми свечами.

 

Если бы не чадящая антрацитовым дымом труба, корпуса Ревельской центральной электростанции могли бы посоперничать по изяществу с загородной виллой.

Если бы не чадящая антрацитовым дымом труба, корпуса Ревельской центральной электростанции могли бы посоперничать по изяществу с загородной виллой.

У Карьяских ворот

Первые эксперименты с новомодным освещением начались в наших краях в первой половине восьмидесятых годов XIX века: первенцем выступила Нарва, а в 1883 году электрический прожектор осветил подъездные пути к Балтийскому вокзалу.

«Есть на что поглазеть таллинцам у Карьяских ворот напротив Реального училища, — писала в марте 1889 года газета Postimees. — Там, перед домом барона Врангеля, подвешен электриче­ский фонарь, который ярко освещает всю окрестную площадку».

Корреспондент тартуского издания сообщал, что электричеством осве­щены и все внутренние помещения домовладения барона — «от чердака до подвалов». В подвале же располагалась и динамо-машина: в движение ее при­водил паровой котел.

Через десять дней газета писала, что электричество делает в Таллинне шаг за шагом: одновременно в городе зажигаются почти две с половиной сотни лампочек, и разумно было бы подключить их к единой сети.

Из достоверных источников жур­налист узнал, что строительство и обустройство электростанции обош­лось бы горожанам приблизительно в 12 000 рублей. Лишних средств в городской казне, увы, не нашлось.

 За две копейки

В конце апреля 1903 года подписчики «Ревельских известий» получили рекламный вкладыш: бланк открытого письма на адрес акционерного обще­ства «Вольта».

«Милостивый государь, — гласил напечатанный текст. — Честь имеем донести до вашего сведения, что мы решили приступить к постройке и оборудованию в Ревеле станции доставки энергии для освещения, передачи силы и нагревания».

Тому, кто был готов поддержать это начинание, предлагалось ответить на ряд вопросов: сколько ламп и какой мощности планирует установить у себя потенциальный клиент, намерен ли он освещать ими жилые комнаты или только служебные помещения?

Стоимость электрической энергии анонсировалась как три с половиной копейки за гектоватт-час — то есть около двух копеек за час горения лампочки в шестнадцать свечей. В год это должно было составлять не более восьми рублей.

 В частном порядке

Попытка построить электростанцию предпринималась АО «Вольта» и за четыре года до того: оба раза — без­результатно. Делиться монополией на газовое освещение власти не хотели, а средств для инвестиций в энергетику у города не было.

Хронический дефицит бюджета не дал в реальности воплотиться и проек­ту 1904 года, хотя на этот раз Городская дума даже нашла для строительства электростанции подходящее место: принадлежащий городу земельный участок на улице… Рюйтли.

Идея возводить электростанцию в самом центре исторической застройки может показаться не­ожиданной только на взгляд со­временного человека. Горожанин же начала XX века мерил иным аршином: собственно «город» для него заканчивался за крепостной стеной.

А потому — стоит ли удивляться, что первая таллиннская электро­станция, была основана неким Й. Шюманном по адресу: Вене, 29. Судя по рекламным объявлениям, не позднее 1903 года она уже обслу-

живала свыше полутора сотен або­нентов, через десять лет — пятьсот.

Протянутые над улицами провода тянулись на Тоомпеа, Каламая, Тынисмяги, достигая даже таких неблизких предместий, как Кадриорг и окрест­ности современного автовокзала. Ток получали почтамт, кондитерская Г. Штуде, синематографы.

При этом вырабатывалось электри­чество полукустарными средствами: динамо-машины крутили газовый мотор, мотор нефтяной, два списан­ных с миноносца паровых двигателя и топившийся дровами локомобиль на заднем дворе…

«За» и «против»

К началу второго десятилетия XX века даже самым завзятым ретроградам становилось ясно: мощности одной «частной электростанции» для Ревеля явно недостаточно.

Население города перешагнуло сто­тысячный рубеж. Допотопная конка не могла соответствовать растущим объемам внутригородских пассажиро-перевозок. И главное — в 1912 году Ревель стал центром создаваемой базы российского ВМФ.

На страницах прессы все активнее шло обсуждение не просто необхо­димости строительства центральной электростанции, но и технических подробностей ее будущего функционирования.

Одни, предлагали строить гидро-электростанцию, перегородив плотиной реку Пирита. Другие, считали, что должна быть тепло­вая электростанция и работать на местном сырье — а торфяных болот в Эстонии достаточно.

Взвесив все «за» и «против», члены созданной еще в 1909 году чрезвычайной комиссии Городской думы приняли решение строить теплоэлектростанцию, работающую на привозном угле.

Строительство было поручено АО «Вольта», предложившему более выгодные условия, чем зарубежные фирмы «Сименс и Гальске» и «Всеоб­щая электрическая компания AEG».

 Петербургская труба

Фундаменты под строительство будущего предприятия начали копать весной 1912 года на северной стороне бульвара Престолонаследника — ны­нешнего Пыхья пуйестеэ.

Выбор, разумеется, был неслучай­ным: важным фактором оказалась близость к порту — это, во-первых, упрощало доставку баржами топлива, а во-вторых — давало возможность использовать для охлаждения труб морскую воду.

И, пожалуй, самое главное: здесь уже имелась необходимая инфраструк­тура — вот уже без малого полвека в непосредственной близости от Рыбной гавани располагались корпуса газового завода — главного «поставщика света» доэлектрической поры.

Здание управления нового пред­приятия, впрочем, решили постро­ить по специальному проекту.

Он был заказан у местного ар­хитектора X. Шмидта, решившего соорудить здание в духе изящного и сдержанного северного модерна.

А вот семидесятиметровую кир­пичную трубу поручили строить петербургской фирме Й. Руссвурма:

Городской думе она обошлась в 8957 рублей 50 копеек.

 Первый ток

Ранним вечером 11 (24) марта 1913 года над катком в саду спортивного общества «Калев», располагавшегося между нынешними улицами А. Лайкмаа и Манеэжи, вспыхнула гроздь электрических лампочек.

Одновременно заворчал электро­мотор в помещениях хлебопекарни Штейнберга на углу улиц Лай и Пагари: Центральная Ревельская городская электростанция была запущена в пробном режиме.

Комиссия Городской думы осмот­рела предприятие и признала его гото­вым к эксплуатации в рабочем режиме 3 (19) апреля. Через пять недель пакет документации ревельской электро­станции был официально заверен в Санкт-Петербурге.

Можно было приступать к следующему шагу: рытью траншей для укладки электрических кабелей, – АО «Вольта» обещало, что уродующие вид центральных улиц провода исчезнут из городского пейзажа.

В начале июня Городскую думу посетил столичный инженер-электро­техник Б. Селунский — он предложил свои услуги по планам электрифика­ции ревельского трамвая.

 Культура светит

Запустить электрический трамвай ревельское самоуправление так и не успело: грянувшая вскоре Первая мировая война внесла коррективы в планы отцов города.

Электростанция же, пущенная в последний мирный год, благополучно пережила и военную годину, и рево­люционную разруху (кстати, именно тогда электростанция перешла на местное сырье — торф).

Взорванная покидающей Таллинн Красной армией в августе 1941 года, она была частично восстановлена через десять месяцев, а полностью достигла довоенной выработки уже в 1946 году.

Тридцать лет проработала электро­станция после этого момента. Затем котлы ее топок загасили — навсегда. Морально устаревшее предприятие было обречено на неизбежный снос.

Вероятно, он бы обязательно свершился — просуществуй со­ветская власть чуть дольше. Ее крах спас уникальный памятник про­мышленной архитектуры от полного исчезновения.

Сейчас Центральная ревельская электростанция медленно, но верно перестраивается в центр художе­ственного творчества «Kultuurikatel»: («Генератор культуры» — в переводе на русский).

Что ж, если культура — свет, то название для учреждения, разместив­шегося в стенах электростанции, самое подходящее.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!