Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Есть города, которые искусственно создают вокруг себя мифы, легенды, надуманные традиции, спешно заворачиваясь в них, скрывая свою молодость-зеленость. Таллинн - полная их противоположность. Он буквально задыхается под комом накрученных на него легенд и мифов. Ну как не развесить уши, слушая легенду о удачливом аптекаре, устроившем у себя в аптеке первый в мире "мужской клуб", просто наклеив на бутылки с вином этикетки от лекарств, когда эта самая аптека перед тобой: она работает аж с 1422 года, и ей владеет десятое поколение того самого аптекаря. Как не поверить про "свадьбу чёрта и нечистую квартиру", когда вот они, давно занавешенные окна этой квартиры, в которой никто не живёт и вот оно, уже сотню с гаком лет публикуемое в местной газете объявление о продаже, на которое никакой здравомыслящий человек не купится.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1357 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Не календарный, а «техни­ческий» двадцатый век на­ступил в столице Эстонской Республики с тринадцати­летним опозданием: весной 1913 года.

«Ворожила бабка Ревелю,
«Елекстри-чество» иметь,
И на всю… того… При­балтику,
Славой громкою греметь»,

— с нескрываемой иронией писали сто лет тому назад «Ревельские известия».

Если газетный фельетонист и преувеличивал, то самую малость: о необходимости сооружения в главном городе Эстляндской губернии послед­ние лет двадцать не говорил только ленивый.

Разговоры, однако, так и оставались разговорами: если чем Ревель и «гре­мел» на берегах Балтики, так это сме­хотворным анахронизмом — даже зал заседаний Городской думы, словно во времена Средневековья, по-прежнему освещался восковыми свечами.

 

Если бы не чадящая антрацитовым дымом труба, корпуса Ревельской центральной электростанции могли бы посоперничать по изяществу с загородной виллой.

Если бы не чадящая антрацитовым дымом труба, корпуса Ревельской центральной электростанции могли бы посоперничать по изяществу с загородной виллой.

У Карьяских ворот

Первые эксперименты с новомодным освещением начались в наших краях в первой половине восьмидесятых годов XIX века: первенцем выступила Нарва, а в 1883 году электрический прожектор осветил подъездные пути к Балтийскому вокзалу.

«Есть на что поглазеть таллинцам у Карьяских ворот напротив Реального училища, — писала в марте 1889 года газета Postimees. — Там, перед домом барона Врангеля, подвешен электриче­ский фонарь, который ярко освещает всю окрестную площадку».

Корреспондент тартуского издания сообщал, что электричеством осве­щены и все внутренние помещения домовладения барона — «от чердака до подвалов». В подвале же располагалась и динамо-машина: в движение ее при­водил паровой котел.

Через десять дней газета писала, что электричество делает в Таллинне шаг за шагом: одновременно в городе зажигаются почти две с половиной сотни лампочек, и разумно было бы подключить их к единой сети.

Из достоверных источников жур­налист узнал, что строительство и обустройство электростанции обош­лось бы горожанам приблизительно в 12 000 рублей. Лишних средств в городской казне, увы, не нашлось.

 За две копейки

В конце апреля 1903 года подписчики «Ревельских известий» получили рекламный вкладыш: бланк открытого письма на адрес акционерного обще­ства «Вольта».

«Милостивый государь, — гласил напечатанный текст. — Честь имеем донести до вашего сведения, что мы решили приступить к постройке и оборудованию в Ревеле станции доставки энергии для освещения, передачи силы и нагревания».

Тому, кто был готов поддержать это начинание, предлагалось ответить на ряд вопросов: сколько ламп и какой мощности планирует установить у себя потенциальный клиент, намерен ли он освещать ими жилые комнаты или только служебные помещения?

Стоимость электрической энергии анонсировалась как три с половиной копейки за гектоватт-час — то есть около двух копеек за час горения лампочки в шестнадцать свечей. В год это должно было составлять не более восьми рублей.

 В частном порядке

Попытка построить электростанцию предпринималась АО «Вольта» и за четыре года до того: оба раза — без­результатно. Делиться монополией на газовое освещение власти не хотели, а средств для инвестиций в энергетику у города не было.

Хронический дефицит бюджета не дал в реальности воплотиться и проек­ту 1904 года, хотя на этот раз Городская дума даже нашла для строительства электростанции подходящее место: принадлежащий городу земельный участок на улице… Рюйтли.

Идея возводить электростанцию в самом центре исторической застройки может показаться не­ожиданной только на взгляд со­временного человека. Горожанин же начала XX века мерил иным аршином: собственно «город» для него заканчивался за крепостной стеной.

А потому — стоит ли удивляться, что первая таллиннская электро­станция, была основана неким Й. Шюманном по адресу: Вене, 29. Судя по рекламным объявлениям, не позднее 1903 года она уже обслу-

живала свыше полутора сотен або­нентов, через десять лет — пятьсот.

Протянутые над улицами провода тянулись на Тоомпеа, Каламая, Тынисмяги, достигая даже таких неблизких предместий, как Кадриорг и окрест­ности современного автовокзала. Ток получали почтамт, кондитерская Г. Штуде, синематографы.

При этом вырабатывалось электри­чество полукустарными средствами: динамо-машины крутили газовый мотор, мотор нефтяной, два списан­ных с миноносца паровых двигателя и топившийся дровами локомобиль на заднем дворе…

«За» и «против»

К началу второго десятилетия XX века даже самым завзятым ретроградам становилось ясно: мощности одной «частной электростанции» для Ревеля явно недостаточно.

Население города перешагнуло сто­тысячный рубеж. Допотопная конка не могла соответствовать растущим объемам внутригородских пассажиро-перевозок. И главное — в 1912 году Ревель стал центром создаваемой базы российского ВМФ.

На страницах прессы все активнее шло обсуждение не просто необхо­димости строительства центральной электростанции, но и технических подробностей ее будущего функционирования.

Одни, предлагали строить гидро-электростанцию, перегородив плотиной реку Пирита. Другие, считали, что должна быть тепло­вая электростанция и работать на местном сырье — а торфяных болот в Эстонии достаточно.

Взвесив все «за» и «против», члены созданной еще в 1909 году чрезвычайной комиссии Городской думы приняли решение строить теплоэлектростанцию, работающую на привозном угле.

Строительство было поручено АО «Вольта», предложившему более выгодные условия, чем зарубежные фирмы «Сименс и Гальске» и «Всеоб­щая электрическая компания AEG».

 Петербургская труба

Фундаменты под строительство будущего предприятия начали копать весной 1912 года на северной стороне бульвара Престолонаследника — ны­нешнего Пыхья пуйестеэ.

Выбор, разумеется, был неслучай­ным: важным фактором оказалась близость к порту — это, во-первых, упрощало доставку баржами топлива, а во-вторых — давало возможность использовать для охлаждения труб морскую воду.

И, пожалуй, самое главное: здесь уже имелась необходимая инфраструк­тура — вот уже без малого полвека в непосредственной близости от Рыбной гавани располагались корпуса газового завода — главного «поставщика света» доэлектрической поры.

Здание управления нового пред­приятия, впрочем, решили постро­ить по специальному проекту.

Он был заказан у местного ар­хитектора X. Шмидта, решившего соорудить здание в духе изящного и сдержанного северного модерна.

А вот семидесятиметровую кир­пичную трубу поручили строить петербургской фирме Й. Руссвурма:

Городской думе она обошлась в 8957 рублей 50 копеек.

 Первый ток

Ранним вечером 11 (24) марта 1913 года над катком в саду спортивного общества «Калев», располагавшегося между нынешними улицами А. Лайкмаа и Манеэжи, вспыхнула гроздь электрических лампочек.

Одновременно заворчал электро­мотор в помещениях хлебопекарни Штейнберга на углу улиц Лай и Пагари: Центральная Ревельская городская электростанция была запущена в пробном режиме.

Комиссия Городской думы осмот­рела предприятие и признала его гото­вым к эксплуатации в рабочем режиме 3 (19) апреля. Через пять недель пакет документации ревельской электро­станции был официально заверен в Санкт-Петербурге.

Можно было приступать к следующему шагу: рытью траншей для укладки электрических кабелей, – АО «Вольта» обещало, что уродующие вид центральных улиц провода исчезнут из городского пейзажа.

В начале июня Городскую думу посетил столичный инженер-электро­техник Б. Селунский — он предложил свои услуги по планам электрифика­ции ревельского трамвая.

 Культура светит

Запустить электрический трамвай ревельское самоуправление так и не успело: грянувшая вскоре Первая мировая война внесла коррективы в планы отцов города.

Электростанция же, пущенная в последний мирный год, благополучно пережила и военную годину, и рево­люционную разруху (кстати, именно тогда электростанция перешла на местное сырье — торф).

Взорванная покидающей Таллинн Красной армией в августе 1941 года, она была частично восстановлена через десять месяцев, а полностью достигла довоенной выработки уже в 1946 году.

Тридцать лет проработала электро­станция после этого момента. Затем котлы ее топок загасили — навсегда. Морально устаревшее предприятие было обречено на неизбежный снос.

Вероятно, он бы обязательно свершился — просуществуй со­ветская власть чуть дольше. Ее крах спас уникальный памятник про­мышленной архитектуры от полного исчезновения.

Сейчас Центральная ревельская электростанция медленно, но верно перестраивается в центр художе­ственного творчества «Kultuurikatel»: («Генератор культуры» — в переводе на русский).

Что ж, если культура — свет, то название для учреждения, разместив­шегося в стенах электростанции, самое подходящее.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!