А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Все дороги ведут в Рим. В Таллинн ведут шоссе: едва ли найдется в Европе вто­рая столица, где централь­ные улицы сохранили в своем имени «шоссейный» статус.

 В официальном перечне столичных топонимов слово «шоссе» встречается восемь раз.

Ровно половине из этих шоссе выпала особая честь: каждое из них —  не просто выезд из города, но цен­тральная магистраль, формирующая его столичное лицо.

И даже больше — ось системы координат, одновременно задающая и отражающая вектор развития Тал­линна на протяжении последних ста с лишним лет: с тех пор как он шагнул за черту крепостных стен.

 Губернская представительность

Дорога, ведущая из Ревеля на северо-восток, стала обретать черты город­ской улицы где-то ближе к концу XVIII столетия.

Поквартальная прорисовка ревель­ских фасадов, составленная к 1825 году, уже фиксирует здесь достаточно плотную застройку: преимущественно одноэтажные жилые дома, некоторые — с мезонинами.

Здесь начиналось Нарвское шоссе (начало XX века): самая представительная ревельская улица за пределами крепостных стен.

Здесь начиналось Нарвское шоссе (начало XX века): самая представительная ревельская улица за пределами крепостных стен.

Таков уж неписаный закон урбани­зации: улица, ведущая в сторону сто­лицы, обязательно начинает обрастать трактирами, постоялыми дворами, гостиницами, неизбежно превращаясь в основную артерию городской жизни.

Было у нынешнего Нарвского шоссе и еще одно неоспоримое пре­имущество перед другими дорогами ревельских предместий: оно связывало центр города с летней резиденцией губернатора — Екатериненталем.

«Чищу ботинки и повязываю шей­ный платок, — собирался на весеннюю прогулку автор опубликованного в «Ревельских известиях» сто лет тому назад фельетона. — На Нарвскую, на Нарвскую, куда же?!»

От «той Нарвской» уцелело, ска­жем прямо, немногое: полдюжины особнячков на отрезке от угла с улицей Крейцвальди до трамвайной остановки «Таллиннский универси­тет».

Но представление о самой пред­ставительной улице губернского города Ревеля столетней давности дать они могут вполне.

 Памятник эпохе

В 1924 году в Таллинне впервые зазве­нел электрический трамвай — катив­ший по Нарвскому шоссе, разумеется. Напротив перекрестка с улицей Аэдвилья архитектор А. Перна увенчал четырехэтажный доходный дом двойной мансардой — если и не парижской, то рижской или хельсинк­ской— точно.

Однако «главной улицей» Нарвское шоссе продолжало оставаться, скорее, по инерции: с началом трид­цатых годов симпатии градостро­ителей, архитекторов, а главное — властей, поменялись в диаметрально противоположном направлении.

Застройка Пярнуского шоссе середины тридцатых годов: фасады, завизированные главой государства.

Застройка Пярнуского шоссе середины тридцатых годов: фасады, завизированные главой государства.

Почему: не вполне ясно — с южной стороны в Таллинн теоретически могли въезжать разве что пассажиры прибывающих    на    узкоколейный

Вильяндиский вокзал поездов сугубо внутригосударственных линий.

Бензиновый трамвай вез при­бывших мимо неказистых домишек Пярнуского шоссе, потом нырял в узкую расщелину нынешней улицы Роозикрантси, чтобы доставить на площадь Свободы — по облику явно не дотягивающую до громкого названия.

Прежде всего, многоэтажной за­стройкой обзавелась сама площадь. Затем подошел черед окрестностей: выпрямленная и удлиненная трасса Пярнуского шоссе стала лицом и фасадом новой, независимой Эстонии.

Отрезок Пярну маантеэ от Поцелуевой горки до места, где сейчас кинотеатр «Космос», — любимое детище прези­дента Константина Пятса. Недаром он лично визировал своей подписью фасад всякого строящегося здесь дома.

Отдельные дома в духе «представи­тельного функционализма» строились также на Нарвском и Тартуском шоссе. Но памятником эпохе остался начальный отрезок Пярнуского — внушительный, но короткий.

 Все впереди

Тартускому шоссе определенно не везло: при наличии множества предпо­сылок стать презентабельной столичной магистралью ему до последнего времени не удавалось.

Казалось бы: исторический фон имелся — самое старое строение за пределами городской стены, церквуш­ка Иоанновской богадельни — боко­вым фасадом выходит именно на него.

Ан нет! Вплоть до самого последнего времени среди прочих столичных шос­се Тартуское находилось в статусе если не пасынка, то уж точно — несчастного родственника: дальнего и небогатого.

Ситуация начала меняться с на­ступлением третьего тысячелетия: новая трасса для него была пробита через бывшее предместье Сибулакюла, а нелепый изгиб у «сталинского дома» со шпилем — ликвидирован.

С точки зрения организации транспортных  потоков   результат, вероятно, оказался, по крайней мере, неплохим. Что же касается ор­ганизации пространства городской среды — вопрос тут, что называется, спорный.

Прежде всего — на обозримое будущее, вероятно, безвозвратно по­терянной оказалась величественная панорама шпилей Старого города, открывавшаяся некогда спускавше­муся с Ласнамяги путнику.

Четыре стеклянных небоскреба новоявленного таллиннского «сити» — едва ли равнозначная замена ис­чезнувшему виду. Да и фасады новых зданий на месте малоценной дере­вянной застройки оригинальностью не блещут.

Может быть, таким образом сто­лица подсознательно демонстрирует прохладное отношение к своему извечному конкуренту — городу Тарту? Или у Тартуского шоссе просто всё еще впереди?

 Почти бульвар

Палдиское шоссе — не в пример скромнее своих трех прочих со­братьев.

На роль главной городской магистрали оно никогда не претен­довало, на роль «улицы-витрины» — тоже.

До самого последнего времени оно оставалось в стороне от мас­штабных градостроительных экс­периментов, да и военные невзгоды, к счастью, обходили его стороной.

Узкое (настолько, что самая древняя, перетекающая в подъем на Тоомпеа часть в последние полвека отведена исключительно для одно­стороннего движения), не блещущее роскошью фасадов, Палдиское шос­се, тем не менее, хранит подлинно таллиннский дух.

Начало — до железнодорожного путепровода — немыслимая смесь дореволюционной и советской архитектуры, с неизбежными вкраплениями «пятсовской» и современной, отчаянно претенду­ющей на оригинальность.

Далее — целостный ансамбль деревянной застройки, сменяющий­ся после очередного перекрестка неожиданным симбиозом функ­ционализма в двух его обличиях: хрущевского и довоенного.

И еще: при всей «непарадности» Палдискому шоссе удалось сохранить аллею тополей между двумя полосами для транспорта. По сути — это почти бульвар, добавляющий уюта.

Этимология французского слова «шоссе» восходит к латинскому анало­гу, означавшему изначально — дорога, вымощенная известняком.

Таковых среди таллиннских шоссе не наблюдается: к началу шестиде­сятых годов XX века асфальт сменил булыжник в черте границ городской территории и известняковую крошку за их пределами.

Но здания, облицованные ласнамя­эским доломитом (местной разновид­ностью известняка), можно найти на трассе любого из четырех таллиннских шоссе.

Последние лет десять к зданиям этим относятся особенно трепетно: очищают от вековой грязи, порой—от штукатурки, и даже включают ориги­нальные исторические стены в объемы новых строящихся зданий.

Не в этом ли пристрастии к извест­няку-доломиту кроется разгадка того, что главные улицы Таллинна — не аллеи, не бульвары, не проспекты, а именно — шоссе?!

 Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!