А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1079 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 229 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Все дороги ведут в Рим. В Таллинн ведут шоссе: едва ли найдется в Европе вто­рая столица, где централь­ные улицы сохранили в своем имени «шоссейный» статус.

 В официальном перечне столичных топонимов слово «шоссе» встречается восемь раз.

Ровно половине из этих шоссе выпала особая честь: каждое из них —  не просто выезд из города, но цен­тральная магистраль, формирующая его столичное лицо.

И даже больше — ось системы координат, одновременно задающая и отражающая вектор развития Тал­линна на протяжении последних ста с лишним лет: с тех пор как он шагнул за черту крепостных стен.

 Губернская представительность

Дорога, ведущая из Ревеля на северо-восток, стала обретать черты город­ской улицы где-то ближе к концу XVIII столетия.

Поквартальная прорисовка ревель­ских фасадов, составленная к 1825 году, уже фиксирует здесь достаточно плотную застройку: преимущественно одноэтажные жилые дома, некоторые — с мезонинами.

Здесь начиналось Нарвское шоссе (начало XX века): самая представительная ревельская улица за пределами крепостных стен.

Здесь начиналось Нарвское шоссе (начало XX века): самая представительная ревельская улица за пределами крепостных стен.

Таков уж неписаный закон урбани­зации: улица, ведущая в сторону сто­лицы, обязательно начинает обрастать трактирами, постоялыми дворами, гостиницами, неизбежно превращаясь в основную артерию городской жизни.

Было у нынешнего Нарвского шоссе и еще одно неоспоримое пре­имущество перед другими дорогами ревельских предместий: оно связывало центр города с летней резиденцией губернатора — Екатериненталем.

«Чищу ботинки и повязываю шей­ный платок, — собирался на весеннюю прогулку автор опубликованного в «Ревельских известиях» сто лет тому назад фельетона. — На Нарвскую, на Нарвскую, куда же?!»

От «той Нарвской» уцелело, ска­жем прямо, немногое: полдюжины особнячков на отрезке от угла с улицей Крейцвальди до трамвайной остановки «Таллиннский универси­тет».

Но представление о самой пред­ставительной улице губернского города Ревеля столетней давности дать они могут вполне.

 Памятник эпохе

В 1924 году в Таллинне впервые зазве­нел электрический трамвай — катив­ший по Нарвскому шоссе, разумеется. Напротив перекрестка с улицей Аэдвилья архитектор А. Перна увенчал четырехэтажный доходный дом двойной мансардой — если и не парижской, то рижской или хельсинк­ской— точно.

Однако «главной улицей» Нарвское шоссе продолжало оставаться, скорее, по инерции: с началом трид­цатых годов симпатии градостро­ителей, архитекторов, а главное — властей, поменялись в диаметрально противоположном направлении.

Застройка Пярнуского шоссе середины тридцатых годов: фасады, завизированные главой государства.

Застройка Пярнуского шоссе середины тридцатых годов: фасады, завизированные главой государства.

Почему: не вполне ясно — с южной стороны в Таллинн теоретически могли въезжать разве что пассажиры прибывающих    на    узкоколейный

Вильяндиский вокзал поездов сугубо внутригосударственных линий.

Бензиновый трамвай вез при­бывших мимо неказистых домишек Пярнуского шоссе, потом нырял в узкую расщелину нынешней улицы Роозикрантси, чтобы доставить на площадь Свободы — по облику явно не дотягивающую до громкого названия.

Прежде всего, многоэтажной за­стройкой обзавелась сама площадь. Затем подошел черед окрестностей: выпрямленная и удлиненная трасса Пярнуского шоссе стала лицом и фасадом новой, независимой Эстонии.

Отрезок Пярну маантеэ от Поцелуевой горки до места, где сейчас кинотеатр «Космос», — любимое детище прези­дента Константина Пятса. Недаром он лично визировал своей подписью фасад всякого строящегося здесь дома.

Отдельные дома в духе «представи­тельного функционализма» строились также на Нарвском и Тартуском шоссе. Но памятником эпохе остался начальный отрезок Пярнуского — внушительный, но короткий.

 Все впереди

Тартускому шоссе определенно не везло: при наличии множества предпо­сылок стать презентабельной столичной магистралью ему до последнего времени не удавалось.

Казалось бы: исторический фон имелся — самое старое строение за пределами городской стены, церквуш­ка Иоанновской богадельни — боко­вым фасадом выходит именно на него.

Ан нет! Вплоть до самого последнего времени среди прочих столичных шос­се Тартуское находилось в статусе если не пасынка, то уж точно — несчастного родственника: дальнего и небогатого.

Ситуация начала меняться с на­ступлением третьего тысячелетия: новая трасса для него была пробита через бывшее предместье Сибулакюла, а нелепый изгиб у «сталинского дома» со шпилем — ликвидирован.

С точки зрения организации транспортных  потоков   результат, вероятно, оказался, по крайней мере, неплохим. Что же касается ор­ганизации пространства городской среды — вопрос тут, что называется, спорный.

Прежде всего — на обозримое будущее, вероятно, безвозвратно по­терянной оказалась величественная панорама шпилей Старого города, открывавшаяся некогда спускавше­муся с Ласнамяги путнику.

Четыре стеклянных небоскреба новоявленного таллиннского «сити» — едва ли равнозначная замена ис­чезнувшему виду. Да и фасады новых зданий на месте малоценной дере­вянной застройки оригинальностью не блещут.

Может быть, таким образом сто­лица подсознательно демонстрирует прохладное отношение к своему извечному конкуренту — городу Тарту? Или у Тартуского шоссе просто всё еще впереди?

 Почти бульвар

Палдиское шоссе — не в пример скромнее своих трех прочих со­братьев.

На роль главной городской магистрали оно никогда не претен­довало, на роль «улицы-витрины» — тоже.

До самого последнего времени оно оставалось в стороне от мас­штабных градостроительных экс­периментов, да и военные невзгоды, к счастью, обходили его стороной.

Узкое (настолько, что самая древняя, перетекающая в подъем на Тоомпеа часть в последние полвека отведена исключительно для одно­стороннего движения), не блещущее роскошью фасадов, Палдиское шос­се, тем не менее, хранит подлинно таллиннский дух.

Начало — до железнодорожного путепровода — немыслимая смесь дореволюционной и советской архитектуры, с неизбежными вкраплениями «пятсовской» и современной, отчаянно претенду­ющей на оригинальность.

Далее — целостный ансамбль деревянной застройки, сменяющий­ся после очередного перекрестка неожиданным симбиозом функ­ционализма в двух его обличиях: хрущевского и довоенного.

И еще: при всей «непарадности» Палдискому шоссе удалось сохранить аллею тополей между двумя полосами для транспорта. По сути — это почти бульвар, добавляющий уюта.

Этимология французского слова «шоссе» восходит к латинскому анало­гу, означавшему изначально — дорога, вымощенная известняком.

Таковых среди таллиннских шоссе не наблюдается: к началу шестиде­сятых годов XX века асфальт сменил булыжник в черте границ городской территории и известняковую крошку за их пределами.

Но здания, облицованные ласнамя­эским доломитом (местной разновид­ностью известняка), можно найти на трассе любого из четырех таллиннских шоссе.

Последние лет десять к зданиям этим относятся особенно трепетно: очищают от вековой грязи, порой—от штукатурки, и даже включают ориги­нальные исторические стены в объемы новых строящихся зданий.

Не в этом ли пристрастии к извест­няку-доломиту кроется разгадка того, что главные улицы Таллинна — не аллеи, не бульвары, не проспекты, а именно — шоссе?!

 Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Обретая столичный фасад: градостроительный памятник Таллина

Имидж не только «заповедника ганзейского средневековья», но и столицы современного государства Таллинн впервые примерил на себя в годы правления президента ...

Читать дальше...

Вид Больших морских ворот из хроники Иоганна Реннера XVI века. Здание на первом плане — вероятно, Гертрудинская церковь.

Кяэдри, которая Гертруда: позабытая покровительница Каламая, района Таллина

17 марта — Гертрудин день, или, как отмечен он в народном календаре, Käädripäev — повод вспомнить о почти забытой современными ...

Читать дальше...

Вывеска кафе "Kultas" — нынешнего «Wabadus» — в конце тридцатых годов прошлого века.

Кафе Николая Культаса — легенда площади Вабадузе в Таллине

Восемьдесят лет назад в самом сердце Таллинна открылось кафе, само название которого стало синонимом столичного шика и — символом обслуживания ...

Читать дальше...

Цветочный магазин «Каннике» — манифест финской «природной архитектуры» в центре Таллинна. Фото 1973 года.

«Фиалка» на углу улицы Гонсиори в Таллине: полвека цветочному магазину «Каннике»

В январе 1967 года список торговых точек столицы пополнился новым адресом, а лексикон таллиннцев — новым названием: открылся цветочный магазин ...

Читать дальше...

Замена покрытия куполов на тогдашнем Александровском кафедральном соборе — нынешнем соборе Александра Невского. Снимок второй половины тридцатых годов.

«Склонитесь же перед волей Его и не скорбите»: как собор Александра Невского Александровским собором в Ревеле стал

Ровно восемьдесят лет назад в Таллинне не стало... собора Александра Невского — появился Александровский кафедральный собор. Речь шла не о простом ...

Читать дальше...

Екатерина Александрийская. Скульптура XV века. Главный алтарь церкви Нигулисте.

Святые, императрицы, мастерицы: россыпь Екатерин на таллиннской карте

Кадрипяэв, или День Катарины — не только дата эстонского народного календаря, но и самый подходящий повод вспомнить всех земных тезок ...

Читать дальше...

Единственное дошедшее до нас изображение исторического Колесного колодца: зарисовка Карла Буддеуса. 1828 год.

Ворот с колесом под крышей-колоколом: тридцать лет возвращению Колесного колодца в Таллине

Один из «дежурных» ныне туристических магнитов Старого Таллинна вернулся к таллиннцам и гостям города ровно тридцать лет назад — в ...

Читать дальше...

Переулки Таллин: Космос над нашим городом.

В этом выпуске: Американский астронавт с эстонскими корнями, полковник морской пехоты США, Джек-Роберт Лузма (он же, Яаак Лаасьмаа). Встреча в ...

Читать дальше...

Переулки Таллин, Что дальше?

 Будущее блога и некоторые ответы зрителям. http://dobro.ee/

Читать дальше...

Родовой герб, дарованный вице-адмиралу Вульфу и его потомкам.

Под девизом «Стремясь, достигаю»: командир Ревельского порта адмирал Вульф

Сто десять лет назад Таллинн покинул человек, подаривший городу один из самых узнаваемых его символов — памятник броненосцу береговой обороны ...

Читать дальше...

Нижний маяк - в просторечии Красный, хотя официально - Белый.

Погляди в свое окно — всё на улице красно: оттенки красного в городской палитре Таллинна

Трактовавшийся в различные эпохи как цвет самопожертвования, греха и революционной борьбы широко представлен в прошлом и настоящем столицы Эстонии. Любому советскому ...

Читать дальше...

Подводная лодка «Калев». Открытка конца тридцатых годов.

Последний поход подлодки Калев: К семидесятипятилетию со дня гибели.

Корабли, как и люди, имеют свою судьбу, и никто не может ее предугадать, особенно если речь идет о военном флоте. Одни ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!