Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1357 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Все дороги ведут в Рим. В Таллинн ведут шоссе: едва ли найдется в Европе вто­рая столица, где централь­ные улицы сохранили в своем имени «шоссейный» статус.

 В официальном перечне столичных топонимов слово «шоссе» встречается восемь раз.

Ровно половине из этих шоссе выпала особая честь: каждое из них —  не просто выезд из города, но цен­тральная магистраль, формирующая его столичное лицо.

И даже больше — ось системы координат, одновременно задающая и отражающая вектор развития Тал­линна на протяжении последних ста с лишним лет: с тех пор как он шагнул за черту крепостных стен.

 Губернская представительность

Дорога, ведущая из Ревеля на северо-восток, стала обретать черты город­ской улицы где-то ближе к концу XVIII столетия.

Поквартальная прорисовка ревель­ских фасадов, составленная к 1825 году, уже фиксирует здесь достаточно плотную застройку: преимущественно одноэтажные жилые дома, некоторые — с мезонинами.

Здесь начиналось Нарвское шоссе (начало XX века): самая представительная ревельская улица за пределами крепостных стен.

Здесь начиналось Нарвское шоссе (начало XX века): самая представительная ревельская улица за пределами крепостных стен.

Таков уж неписаный закон урбани­зации: улица, ведущая в сторону сто­лицы, обязательно начинает обрастать трактирами, постоялыми дворами, гостиницами, неизбежно превращаясь в основную артерию городской жизни.

Было у нынешнего Нарвского шоссе и еще одно неоспоримое пре­имущество перед другими дорогами ревельских предместий: оно связывало центр города с летней резиденцией губернатора — Екатериненталем.

«Чищу ботинки и повязываю шей­ный платок, — собирался на весеннюю прогулку автор опубликованного в «Ревельских известиях» сто лет тому назад фельетона. — На Нарвскую, на Нарвскую, куда же?!»

От «той Нарвской» уцелело, ска­жем прямо, немногое: полдюжины особнячков на отрезке от угла с улицей Крейцвальди до трамвайной остановки «Таллиннский универси­тет».

Но представление о самой пред­ставительной улице губернского города Ревеля столетней давности дать они могут вполне.

 Памятник эпохе

В 1924 году в Таллинне впервые зазве­нел электрический трамвай — катив­ший по Нарвскому шоссе, разумеется. Напротив перекрестка с улицей Аэдвилья архитектор А. Перна увенчал четырехэтажный доходный дом двойной мансардой — если и не парижской, то рижской или хельсинк­ской— точно.

Однако «главной улицей» Нарвское шоссе продолжало оставаться, скорее, по инерции: с началом трид­цатых годов симпатии градостро­ителей, архитекторов, а главное — властей, поменялись в диаметрально противоположном направлении.

Застройка Пярнуского шоссе середины тридцатых годов: фасады, завизированные главой государства.

Застройка Пярнуского шоссе середины тридцатых годов: фасады, завизированные главой государства.

Почему: не вполне ясно — с южной стороны в Таллинн теоретически могли въезжать разве что пассажиры прибывающих    на    узкоколейный

Вильяндиский вокзал поездов сугубо внутригосударственных линий.

Бензиновый трамвай вез при­бывших мимо неказистых домишек Пярнуского шоссе, потом нырял в узкую расщелину нынешней улицы Роозикрантси, чтобы доставить на площадь Свободы — по облику явно не дотягивающую до громкого названия.

Прежде всего, многоэтажной за­стройкой обзавелась сама площадь. Затем подошел черед окрестностей: выпрямленная и удлиненная трасса Пярнуского шоссе стала лицом и фасадом новой, независимой Эстонии.

Отрезок Пярну маантеэ от Поцелуевой горки до места, где сейчас кинотеатр «Космос», — любимое детище прези­дента Константина Пятса. Недаром он лично визировал своей подписью фасад всякого строящегося здесь дома.

Отдельные дома в духе «представи­тельного функционализма» строились также на Нарвском и Тартуском шоссе. Но памятником эпохе остался начальный отрезок Пярнуского — внушительный, но короткий.

 Все впереди

Тартускому шоссе определенно не везло: при наличии множества предпо­сылок стать презентабельной столичной магистралью ему до последнего времени не удавалось.

Казалось бы: исторический фон имелся — самое старое строение за пределами городской стены, церквуш­ка Иоанновской богадельни — боко­вым фасадом выходит именно на него.

Ан нет! Вплоть до самого последнего времени среди прочих столичных шос­се Тартуское находилось в статусе если не пасынка, то уж точно — несчастного родственника: дальнего и небогатого.

Ситуация начала меняться с на­ступлением третьего тысячелетия: новая трасса для него была пробита через бывшее предместье Сибулакюла, а нелепый изгиб у «сталинского дома» со шпилем — ликвидирован.

С точки зрения организации транспортных  потоков   результат, вероятно, оказался, по крайней мере, неплохим. Что же касается ор­ганизации пространства городской среды — вопрос тут, что называется, спорный.

Прежде всего — на обозримое будущее, вероятно, безвозвратно по­терянной оказалась величественная панорама шпилей Старого города, открывавшаяся некогда спускавше­муся с Ласнамяги путнику.

Четыре стеклянных небоскреба новоявленного таллиннского «сити» — едва ли равнозначная замена ис­чезнувшему виду. Да и фасады новых зданий на месте малоценной дере­вянной застройки оригинальностью не блещут.

Может быть, таким образом сто­лица подсознательно демонстрирует прохладное отношение к своему извечному конкуренту — городу Тарту? Или у Тартуского шоссе просто всё еще впереди?

 Почти бульвар

Палдиское шоссе — не в пример скромнее своих трех прочих со­братьев.

На роль главной городской магистрали оно никогда не претен­довало, на роль «улицы-витрины» — тоже.

До самого последнего времени оно оставалось в стороне от мас­штабных градостроительных экс­периментов, да и военные невзгоды, к счастью, обходили его стороной.

Узкое (настолько, что самая древняя, перетекающая в подъем на Тоомпеа часть в последние полвека отведена исключительно для одно­стороннего движения), не блещущее роскошью фасадов, Палдиское шос­се, тем не менее, хранит подлинно таллиннский дух.

Начало — до железнодорожного путепровода — немыслимая смесь дореволюционной и советской архитектуры, с неизбежными вкраплениями «пятсовской» и современной, отчаянно претенду­ющей на оригинальность.

Далее — целостный ансамбль деревянной застройки, сменяющий­ся после очередного перекрестка неожиданным симбиозом функ­ционализма в двух его обличиях: хрущевского и довоенного.

И еще: при всей «непарадности» Палдискому шоссе удалось сохранить аллею тополей между двумя полосами для транспорта. По сути — это почти бульвар, добавляющий уюта.

Этимология французского слова «шоссе» восходит к латинскому анало­гу, означавшему изначально — дорога, вымощенная известняком.

Таковых среди таллиннских шоссе не наблюдается: к началу шестиде­сятых годов XX века асфальт сменил булыжник в черте границ городской территории и известняковую крошку за их пределами.

Но здания, облицованные ласнамя­эским доломитом (местной разновид­ностью известняка), можно найти на трассе любого из четырех таллиннских шоссе.

Последние лет десять к зданиям этим относятся особенно трепетно: очищают от вековой грязи, порой—от штукатурки, и даже включают ориги­нальные исторические стены в объемы новых строящихся зданий.

Не в этом ли пристрастии к извест­няку-доломиту кроется разгадка того, что главные улицы Таллинна — не аллеи, не бульвары, не проспекты, а именно — шоссе?!

 Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!