А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1079 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 229 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Что манило почтен­ных горожан к прича­лам, почему, возмущались гости из Гельсингфорса, как развлекалась «позолочен­ная молодежь» на рубеже XIXXX столетий?

За ответами отправимся на прогулку по улицам и паркам весеннего Ревеля столетней давности: благо, наступив­шее, наконец, подобие тепла к тому располагает.

Весна в Ревеле

Весна в Ревеле

Первые вестники

Зависимость от сезонных циклов ощущалась сто лет назад острее: окончания зимы предки нынешних таллиннцев ждали ничуть не меньше, чем мы с вами. Где-то с середины марта газеты спешили сообщить, в какой части города уже видели прилетевших скворцов.

Проходило еще несколько недель — и кто-нибудь из газетчиков обяза­тельно подмечал, что на улицах были замечены первые мороженщики. «Не слишком ли в этом году рановато?!» —   неизбежно задавались издания риторическим вопросом.

Традиционное недовольство раз­ливом луж и обнажившимся из-под стаявших сугробов мусором быстро сменялось заметками о том, что на бульварах уже вовсю пылят метлами дворники, а город обещает поправить сломанные за зиму скамейки и ограды в парках.

И, наконец, раздел городской хроники открывался долгожданной новостью: море освободилось ото льда. Ревель окончательно просыпался от сезонной «спячки»: начиналась на­вигация.

Весна в Ревеле

Весна в Ревеле

Горячие дни

«Как в гавани, так и в городе — большое оживление, — передавал ревельский корреспондент «Рижского вестника». — Загромыхали тяжелые телеги с угольными ящиками. Гавань и ближайшие к ней улицы застилает черная угольная пыль. Замелькали поезда по товарной ветке железной дороги. Все спешат, торопятся».

Пароход, открывший весеннюю на­вигацию Ревельского порта ровно сто двадцать лет тому назад — 24 апреля 1893 года, доставил груз кардиффского каменного угля. Следом за ним при­были еще шестнадцать судов — в их трюмах лежали тюки хлопка и «зару­бежные машинные товары», а на борт грузили местную пшеницу и рожь.

«Торговый люд, агенты, пароходчи­ки стремятся наверстать упущенное время, — писала газета. — Ревельские конторы надеются поработать хоть не­сколько дней, пока закрыт еще льдом

петербургский порт. На это краткое горячее время в Ревель приехали агенты многих столичных контор для приема и отправки товаров».

В порт с наступлением первых теплых дней устремлялись не только коммерсанты и судовладельцы, спе­шившие заключить выгодные кон­тракты. «Море освободилось ото льда, и привлекает взоры соскучившихся ревельцев, — свидетельствовали «Ре­вельские известия». — Даже чистень­кая публика не гнушается угольной пылью и усердно гуляет по мосткам, любуясь судами»,

Издание сообщало: в гавань зашел редкий гость — океанский пароход «Нижний Новгород», вставший у стен­ки портового элеватора. Читателям советовали «обязательно пойти по­смотреть на этого гиганта и измерить, сколько он имеет шагов в длину».

Под стук колес

С наступлением весеннего тепла жизнь ревельцев наполнялась гро­хотом: выставлялись зимние рамы, и стук колес подвод ломовых извоз­чиков становился навязчивым фоном повседневной жизни.

Время от времени газеты напомина­ли: не только в европейских столицах, но даже в соседнем Гельсингфорсе полиция строго-настрого запретила извозчикам пользоваться какими либо шинами, кроме резиновых.

Дальше обывательских сетований дело не шло: даже обыкновенных гру­зовых телег «на железном ходу» ката­строфически не хватало — особенно, если море вскрывалось внезапно и

окрестные крестьяне не успевали подтянуться на заработок со своими телегами.

Ситуацией спешили воспользо­ваться легковые извозчики, которые охотно «переквалифицировали» свои пролетки для грузоперевозок на деся­ток-другой горячих деньков.

Городская дума боролась с подоб­ной «предприимчивостью» штрафами, но искоренить ее до самой революции, похоже, так и не смогла.

Воскресная конка

Извозчичья пролетка — пускай и со следами временного использования ее в качестве «грузовика» — для большинства ревельских обывателей столетней давности оставалась все же транспортом недешевым.

Территория города была неболь­шая, а если возникала необходимость в по-настоящему дальних поездках, го­рожанин даже среднего достатка пред­почитал, скорее, конку: проехаться на ней до Екатериненталя воскресным днем было частью весеннего ритуала.

«Известно, что в других городах публика ездит на конке, когда ходить неудобно, а в Ревеле наоборот: публика ездит, когда и прогуляться пешком хорошо», — иронизировал по этому поводу корреспондент «Рижского вестника» в 1893 году.

«Конки вчера были переполнены, — вторили ему «Ревельские известия». — Барышни, за неимением мест, при­саживались на перила платформ и занимали места кучеров, сгоняя тех на ступеньки вагонов или даже на крюки, которыми прицепляют лошадей».

То, что в конце XIX века могло выз­вать едва ли не умиление, спустя два десятилетия выглядело уже досадным анахронизмом: жалобы на допотоп­ный характер единственного в Ревеле вида общественного транспорта стали лейтмотивом газетных публикаций.

В мае 1912 года «Päevaleht» опубли­ковала заметку о группе туристов из Гельсингфорса, категорически отказав­шихся ехать на пикник в Екатериненталь на конке — «дабы не становиться

невольными участниками истязания невинной лошади».

Приказчики и кавалеры

Местные жители, вероятно, не были столь сердобольны: во всяком случае, недостатка в отдыхающих нынешний Кадриорг в погожий весенний день не знал. Особенно — если на летней эстраде играл оркестр одного из квартировавшихся в городе полков или зашедшего в порт военного корабля.

«Масса гуляющей публики, наслаж­даясь весенним днем и воскресным отдыхом, наводнила аллеи Екатеринентальского парка, — писали в мае 1905 года «Ревельские известия». — Приказчики, утратив пылкий нрав и забыв свой протестующий тон, мирно гуляли группами, сверкая белоснеж­ными воротничками и начищенными ботинками.

Прелестные дамы в новомодных фиолетовых платьях величаво про­гуливались вдоль аллей, гордясь собой, своими шляпками, нарядами и новыми весенними зонтиками. Из концертного зала доносилось пение, что еще больше поднимало торже­ственно-праздничное настроение.

На главной дороге элегантные кава­леры демонстрировали свое искусство верховой езды, восхищая публику грациозной рысью и пугая нервных дам и малолетних детей бешеным форсированным галопом».

Жертвы конфетти

Но испуг представительниц прекрасно­го пола был, скорее, данью жеманству. А вот что действительно портило настроение во время воскресных про­гулок — так это выходки хулиганов.

«Удивительный год нынче: нет, кажется, такой заразы, которая бы не заявила из вонючей лужи о своем су­ществовании, — сокрушались весной 1905-го «Ревельские известия». — За­ражается не только тело, но и душа. Одной из наиболее распространенных нравственных зараз наших дней явля­ется хулиганство».

Газета отмечала: невесть откуда в городе появилось множество празд­ношатающейся молодежи приличного вида, в гимназических фуражках, не имеющих, впрочем, отношения ни к одному из существовавших в городе учебных заведений.

Любимым развлечением этой «позолоченной молодежи» стало осыпание встречных дам конфетти: самый представительный из молодых бездельников подстраивался к гуля­ющим девушкам, пытаясь завязать с ними беседу.

Если контакт, что называется, был установлен, из-за ближайших деревьев или кустов выбегала пара сообщников хулигана и бросала в лицо ничего не подозревающей жертве горсть пе­стрых бумажек, после чего компания «шутников» бросалась наутек.

«Что может быть пошлее таких выходок? — возмущалась газета. — В заключение всем праздношатающимся и скучающим от безделья можно пред­ложить искать удовлетворения, не на аллеях и тротуарах, а в гавани, где каждому найдется работа».

…Вечно запаздывавший апрель сменялся прохладным, но солнечным маем, городовые меняли серые шинели на белые гимнастерки, зацветала чере­муха и сирень.

На «летнюю квартиру» в Кадриорг перебиралось с Ратушной площади Офицерское морское собрание, спе­шили за город самые отчаянные из дачников, наконец, в Екатерининский дворец перебирался эстляндский губернатор.

Едва заметная ревельская весна незаметно перетекала в стремитель­ное прибалтийское лето, безусловно, заслуживающее отдельного рассказа.

 Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Обретая столичный фасад: градостроительный памятник Таллина

Имидж не только «заповедника ганзейского средневековья», но и столицы современного государства Таллинн впервые примерил на себя в годы правления президента ...

Читать дальше...

Вид Больших морских ворот из хроники Иоганна Реннера XVI века. Здание на первом плане — вероятно, Гертрудинская церковь.

Кяэдри, которая Гертруда: позабытая покровительница Каламая, района Таллина

17 марта — Гертрудин день, или, как отмечен он в народном календаре, Käädripäev — повод вспомнить о почти забытой современными ...

Читать дальше...

Вывеска кафе "Kultas" — нынешнего «Wabadus» — в конце тридцатых годов прошлого века.

Кафе Николая Культаса — легенда площади Вабадузе в Таллине

Восемьдесят лет назад в самом сердце Таллинна открылось кафе, само название которого стало синонимом столичного шика и — символом обслуживания ...

Читать дальше...

Цветочный магазин «Каннике» — манифест финской «природной архитектуры» в центре Таллинна. Фото 1973 года.

«Фиалка» на углу улицы Гонсиори в Таллине: полвека цветочному магазину «Каннике»

В январе 1967 года список торговых точек столицы пополнился новым адресом, а лексикон таллиннцев — новым названием: открылся цветочный магазин ...

Читать дальше...

Замена покрытия куполов на тогдашнем Александровском кафедральном соборе — нынешнем соборе Александра Невского. Снимок второй половины тридцатых годов.

«Склонитесь же перед волей Его и не скорбите»: как собор Александра Невского Александровским собором в Ревеле стал

Ровно восемьдесят лет назад в Таллинне не стало... собора Александра Невского — появился Александровский кафедральный собор. Речь шла не о простом ...

Читать дальше...

Екатерина Александрийская. Скульптура XV века. Главный алтарь церкви Нигулисте.

Святые, императрицы, мастерицы: россыпь Екатерин на таллиннской карте

Кадрипяэв, или День Катарины — не только дата эстонского народного календаря, но и самый подходящий повод вспомнить всех земных тезок ...

Читать дальше...

Единственное дошедшее до нас изображение исторического Колесного колодца: зарисовка Карла Буддеуса. 1828 год.

Ворот с колесом под крышей-колоколом: тридцать лет возвращению Колесного колодца в Таллине

Один из «дежурных» ныне туристических магнитов Старого Таллинна вернулся к таллиннцам и гостям города ровно тридцать лет назад — в ...

Читать дальше...

Переулки Таллин: Космос над нашим городом.

В этом выпуске: Американский астронавт с эстонскими корнями, полковник морской пехоты США, Джек-Роберт Лузма (он же, Яаак Лаасьмаа). Встреча в ...

Читать дальше...

Переулки Таллин, Что дальше?

 Будущее блога и некоторые ответы зрителям. http://dobro.ee/

Читать дальше...

Родовой герб, дарованный вице-адмиралу Вульфу и его потомкам.

Под девизом «Стремясь, достигаю»: командир Ревельского порта адмирал Вульф

Сто десять лет назад Таллинн покинул человек, подаривший городу один из самых узнаваемых его символов — памятник броненосцу береговой обороны ...

Читать дальше...

Нижний маяк - в просторечии Красный, хотя официально - Белый.

Погляди в свое окно — всё на улице красно: оттенки красного в городской палитре Таллинна

Трактовавшийся в различные эпохи как цвет самопожертвования, греха и революционной борьбы широко представлен в прошлом и настоящем столицы Эстонии. Любому советскому ...

Читать дальше...

Подводная лодка «Калев». Открытка конца тридцатых годов.

Последний поход подлодки Калев: К семидесятипятилетию со дня гибели.

Корабли, как и люди, имеют свою судьбу, и никто не может ее предугадать, особенно если речь идет о военном флоте. Одни ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Ходила о пригорке Тынисмяги, легенда, вернее притча о привидениях. Водились эти привидения в несколько необычном месте – в колодце. В великую засуху 1674 года с колодцем произошло нечто непонятное: вода в нем вдруг закипела, забурлила, заклокотала. Два человека, попытавшихся спуститься на дно колодца по лестнице, так там и остались. Русалки затянули под воду, решили люди. Третий, спустившийся в колодец, обвязавшись веревкой, только и смог что вымолвить, когда его вытащили наверх: «Привидения»! Отцы города не нашли ничего лучшего как засыпать колодец и установить на его месте крест. Нечисть этого не снесла и сгинула куда-то.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!