А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Хроники Таллина
Говорят так:
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Что манило почтен­ных горожан к прича­лам, почему, возмущались гости из Гельсингфорса, как развлекалась «позолочен­ная молодежь» на рубеже XIXXX столетий?

За ответами отправимся на прогулку по улицам и паркам весеннего Ревеля столетней давности: благо, наступив­шее, наконец, подобие тепла к тому располагает.

Весна в Ревеле

Весна в Ревеле

Первые вестники

Зависимость от сезонных циклов ощущалась сто лет назад острее: окончания зимы предки нынешних таллиннцев ждали ничуть не меньше, чем мы с вами. Где-то с середины марта газеты спешили сообщить, в какой части города уже видели прилетевших скворцов.

Проходило еще несколько недель — и кто-нибудь из газетчиков обяза­тельно подмечал, что на улицах были замечены первые мороженщики. «Не слишком ли в этом году рановато?!» —   неизбежно задавались издания риторическим вопросом.

Традиционное недовольство раз­ливом луж и обнажившимся из-под стаявших сугробов мусором быстро сменялось заметками о том, что на бульварах уже вовсю пылят метлами дворники, а город обещает поправить сломанные за зиму скамейки и ограды в парках.

И, наконец, раздел городской хроники открывался долгожданной новостью: море освободилось ото льда. Ревель окончательно просыпался от сезонной «спячки»: начиналась на­вигация.

Весна в Ревеле

Весна в Ревеле

Горячие дни

«Как в гавани, так и в городе — большое оживление, — передавал ревельский корреспондент «Рижского вестника». — Загромыхали тяжелые телеги с угольными ящиками. Гавань и ближайшие к ней улицы застилает черная угольная пыль. Замелькали поезда по товарной ветке железной дороги. Все спешат, торопятся».

Пароход, открывший весеннюю на­вигацию Ревельского порта ровно сто двадцать лет тому назад — 24 апреля 1893 года, доставил груз кардиффского каменного угля. Следом за ним при­были еще шестнадцать судов — в их трюмах лежали тюки хлопка и «зару­бежные машинные товары», а на борт грузили местную пшеницу и рожь.

«Торговый люд, агенты, пароходчи­ки стремятся наверстать упущенное время, — писала газета. — Ревельские конторы надеются поработать хоть не­сколько дней, пока закрыт еще льдом

петербургский порт. На это краткое горячее время в Ревель приехали агенты многих столичных контор для приема и отправки товаров».

В порт с наступлением первых теплых дней устремлялись не только коммерсанты и судовладельцы, спе­шившие заключить выгодные кон­тракты. «Море освободилось ото льда, и привлекает взоры соскучившихся ревельцев, — свидетельствовали «Ре­вельские известия». — Даже чистень­кая публика не гнушается угольной пылью и усердно гуляет по мосткам, любуясь судами»,

Издание сообщало: в гавань зашел редкий гость — океанский пароход «Нижний Новгород», вставший у стен­ки портового элеватора. Читателям советовали «обязательно пойти по­смотреть на этого гиганта и измерить, сколько он имеет шагов в длину».

Под стук колес

С наступлением весеннего тепла жизнь ревельцев наполнялась гро­хотом: выставлялись зимние рамы, и стук колес подвод ломовых извоз­чиков становился навязчивым фоном повседневной жизни.

Время от времени газеты напомина­ли: не только в европейских столицах, но даже в соседнем Гельсингфорсе полиция строго-настрого запретила извозчикам пользоваться какими либо шинами, кроме резиновых.

Дальше обывательских сетований дело не шло: даже обыкновенных гру­зовых телег «на железном ходу» ката­строфически не хватало — особенно, если море вскрывалось внезапно и

окрестные крестьяне не успевали подтянуться на заработок со своими телегами.

Ситуацией спешили воспользо­ваться легковые извозчики, которые охотно «переквалифицировали» свои пролетки для грузоперевозок на деся­ток-другой горячих деньков.

Городская дума боролась с подоб­ной «предприимчивостью» штрафами, но искоренить ее до самой революции, похоже, так и не смогла.

Воскресная конка

Извозчичья пролетка — пускай и со следами временного использования ее в качестве «грузовика» — для большинства ревельских обывателей столетней давности оставалась все же транспортом недешевым.

Территория города была неболь­шая, а если возникала необходимость в по-настоящему дальних поездках, го­рожанин даже среднего достатка пред­почитал, скорее, конку: проехаться на ней до Екатериненталя воскресным днем было частью весеннего ритуала.

«Известно, что в других городах публика ездит на конке, когда ходить неудобно, а в Ревеле наоборот: публика ездит, когда и прогуляться пешком хорошо», — иронизировал по этому поводу корреспондент «Рижского вестника» в 1893 году.

«Конки вчера были переполнены, — вторили ему «Ревельские известия». — Барышни, за неимением мест, при­саживались на перила платформ и занимали места кучеров, сгоняя тех на ступеньки вагонов или даже на крюки, которыми прицепляют лошадей».

То, что в конце XIX века могло выз­вать едва ли не умиление, спустя два десятилетия выглядело уже досадным анахронизмом: жалобы на допотоп­ный характер единственного в Ревеле вида общественного транспорта стали лейтмотивом газетных публикаций.

В мае 1912 года «Päevaleht» опубли­ковала заметку о группе туристов из Гельсингфорса, категорически отказав­шихся ехать на пикник в Екатериненталь на конке — «дабы не становиться

невольными участниками истязания невинной лошади».

Приказчики и кавалеры

Местные жители, вероятно, не были столь сердобольны: во всяком случае, недостатка в отдыхающих нынешний Кадриорг в погожий весенний день не знал. Особенно — если на летней эстраде играл оркестр одного из квартировавшихся в городе полков или зашедшего в порт военного корабля.

«Масса гуляющей публики, наслаж­даясь весенним днем и воскресным отдыхом, наводнила аллеи Екатеринентальского парка, — писали в мае 1905 года «Ревельские известия». — Приказчики, утратив пылкий нрав и забыв свой протестующий тон, мирно гуляли группами, сверкая белоснеж­ными воротничками и начищенными ботинками.

Прелестные дамы в новомодных фиолетовых платьях величаво про­гуливались вдоль аллей, гордясь собой, своими шляпками, нарядами и новыми весенними зонтиками. Из концертного зала доносилось пение, что еще больше поднимало торже­ственно-праздничное настроение.

На главной дороге элегантные кава­леры демонстрировали свое искусство верховой езды, восхищая публику грациозной рысью и пугая нервных дам и малолетних детей бешеным форсированным галопом».

Жертвы конфетти

Но испуг представительниц прекрасно­го пола был, скорее, данью жеманству. А вот что действительно портило настроение во время воскресных про­гулок — так это выходки хулиганов.

«Удивительный год нынче: нет, кажется, такой заразы, которая бы не заявила из вонючей лужи о своем су­ществовании, — сокрушались весной 1905-го «Ревельские известия». — За­ражается не только тело, но и душа. Одной из наиболее распространенных нравственных зараз наших дней явля­ется хулиганство».

Газета отмечала: невесть откуда в городе появилось множество празд­ношатающейся молодежи приличного вида, в гимназических фуражках, не имеющих, впрочем, отношения ни к одному из существовавших в городе учебных заведений.

Любимым развлечением этой «позолоченной молодежи» стало осыпание встречных дам конфетти: самый представительный из молодых бездельников подстраивался к гуля­ющим девушкам, пытаясь завязать с ними беседу.

Если контакт, что называется, был установлен, из-за ближайших деревьев или кустов выбегала пара сообщников хулигана и бросала в лицо ничего не подозревающей жертве горсть пе­стрых бумажек, после чего компания «шутников» бросалась наутек.

«Что может быть пошлее таких выходок? — возмущалась газета. — В заключение всем праздношатающимся и скучающим от безделья можно пред­ложить искать удовлетворения, не на аллеях и тротуарах, а в гавани, где каждому найдется работа».

…Вечно запаздывавший апрель сменялся прохладным, но солнечным маем, городовые меняли серые шинели на белые гимнастерки, зацветала чере­муха и сирень.

На «летнюю квартиру» в Кадриорг перебиралось с Ратушной площади Офицерское морское собрание, спе­шили за город самые отчаянные из дачников, наконец, в Екатерининский дворец перебирался эстляндский губернатор.

Едва заметная ревельская весна незаметно перетекала в стремитель­ное прибалтийское лето, безусловно, заслуживающее отдельного рассказа.

 Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!