А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1105 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Что манило почтен­ных горожан к прича­лам, почему, возмущались гости из Гельсингфорса, как развлекалась «позолочен­ная молодежь» на рубеже XIXXX столетий?

За ответами отправимся на прогулку по улицам и паркам весеннего Ревеля столетней давности: благо, наступив­шее, наконец, подобие тепла к тому располагает.

Весна в Ревеле

Весна в Ревеле

Первые вестники

Зависимость от сезонных циклов ощущалась сто лет назад острее: окончания зимы предки нынешних таллиннцев ждали ничуть не меньше, чем мы с вами. Где-то с середины марта газеты спешили сообщить, в какой части города уже видели прилетевших скворцов.

Проходило еще несколько недель — и кто-нибудь из газетчиков обяза­тельно подмечал, что на улицах были замечены первые мороженщики. «Не слишком ли в этом году рановато?!» —   неизбежно задавались издания риторическим вопросом.

Традиционное недовольство раз­ливом луж и обнажившимся из-под стаявших сугробов мусором быстро сменялось заметками о том, что на бульварах уже вовсю пылят метлами дворники, а город обещает поправить сломанные за зиму скамейки и ограды в парках.

И, наконец, раздел городской хроники открывался долгожданной новостью: море освободилось ото льда. Ревель окончательно просыпался от сезонной «спячки»: начиналась на­вигация.

Весна в Ревеле

Весна в Ревеле

Горячие дни

«Как в гавани, так и в городе — большое оживление, — передавал ревельский корреспондент «Рижского вестника». — Загромыхали тяжелые телеги с угольными ящиками. Гавань и ближайшие к ней улицы застилает черная угольная пыль. Замелькали поезда по товарной ветке железной дороги. Все спешат, торопятся».

Пароход, открывший весеннюю на­вигацию Ревельского порта ровно сто двадцать лет тому назад — 24 апреля 1893 года, доставил груз кардиффского каменного угля. Следом за ним при­были еще шестнадцать судов — в их трюмах лежали тюки хлопка и «зару­бежные машинные товары», а на борт грузили местную пшеницу и рожь.

«Торговый люд, агенты, пароходчи­ки стремятся наверстать упущенное время, — писала газета. — Ревельские конторы надеются поработать хоть не­сколько дней, пока закрыт еще льдом

петербургский порт. На это краткое горячее время в Ревель приехали агенты многих столичных контор для приема и отправки товаров».

В порт с наступлением первых теплых дней устремлялись не только коммерсанты и судовладельцы, спе­шившие заключить выгодные кон­тракты. «Море освободилось ото льда, и привлекает взоры соскучившихся ревельцев, — свидетельствовали «Ре­вельские известия». — Даже чистень­кая публика не гнушается угольной пылью и усердно гуляет по мосткам, любуясь судами»,

Издание сообщало: в гавань зашел редкий гость — океанский пароход «Нижний Новгород», вставший у стен­ки портового элеватора. Читателям советовали «обязательно пойти по­смотреть на этого гиганта и измерить, сколько он имеет шагов в длину».

Под стук колес

С наступлением весеннего тепла жизнь ревельцев наполнялась гро­хотом: выставлялись зимние рамы, и стук колес подвод ломовых извоз­чиков становился навязчивым фоном повседневной жизни.

Время от времени газеты напомина­ли: не только в европейских столицах, но даже в соседнем Гельсингфорсе полиция строго-настрого запретила извозчикам пользоваться какими либо шинами, кроме резиновых.

Дальше обывательских сетований дело не шло: даже обыкновенных гру­зовых телег «на железном ходу» ката­строфически не хватало — особенно, если море вскрывалось внезапно и

окрестные крестьяне не успевали подтянуться на заработок со своими телегами.

Ситуацией спешили воспользо­ваться легковые извозчики, которые охотно «переквалифицировали» свои пролетки для грузоперевозок на деся­ток-другой горячих деньков.

Городская дума боролась с подоб­ной «предприимчивостью» штрафами, но искоренить ее до самой революции, похоже, так и не смогла.

Воскресная конка

Извозчичья пролетка — пускай и со следами временного использования ее в качестве «грузовика» — для большинства ревельских обывателей столетней давности оставалась все же транспортом недешевым.

Территория города была неболь­шая, а если возникала необходимость в по-настоящему дальних поездках, го­рожанин даже среднего достатка пред­почитал, скорее, конку: проехаться на ней до Екатериненталя воскресным днем было частью весеннего ритуала.

«Известно, что в других городах публика ездит на конке, когда ходить неудобно, а в Ревеле наоборот: публика ездит, когда и прогуляться пешком хорошо», — иронизировал по этому поводу корреспондент «Рижского вестника» в 1893 году.

«Конки вчера были переполнены, — вторили ему «Ревельские известия». — Барышни, за неимением мест, при­саживались на перила платформ и занимали места кучеров, сгоняя тех на ступеньки вагонов или даже на крюки, которыми прицепляют лошадей».

То, что в конце XIX века могло выз­вать едва ли не умиление, спустя два десятилетия выглядело уже досадным анахронизмом: жалобы на допотоп­ный характер единственного в Ревеле вида общественного транспорта стали лейтмотивом газетных публикаций.

В мае 1912 года «Päevaleht» опубли­ковала заметку о группе туристов из Гельсингфорса, категорически отказав­шихся ехать на пикник в Екатериненталь на конке — «дабы не становиться

невольными участниками истязания невинной лошади».

Приказчики и кавалеры

Местные жители, вероятно, не были столь сердобольны: во всяком случае, недостатка в отдыхающих нынешний Кадриорг в погожий весенний день не знал. Особенно — если на летней эстраде играл оркестр одного из квартировавшихся в городе полков или зашедшего в порт военного корабля.

«Масса гуляющей публики, наслаж­даясь весенним днем и воскресным отдыхом, наводнила аллеи Екатеринентальского парка, — писали в мае 1905 года «Ревельские известия». — Приказчики, утратив пылкий нрав и забыв свой протестующий тон, мирно гуляли группами, сверкая белоснеж­ными воротничками и начищенными ботинками.

Прелестные дамы в новомодных фиолетовых платьях величаво про­гуливались вдоль аллей, гордясь собой, своими шляпками, нарядами и новыми весенними зонтиками. Из концертного зала доносилось пение, что еще больше поднимало торже­ственно-праздничное настроение.

На главной дороге элегантные кава­леры демонстрировали свое искусство верховой езды, восхищая публику грациозной рысью и пугая нервных дам и малолетних детей бешеным форсированным галопом».

Жертвы конфетти

Но испуг представительниц прекрасно­го пола был, скорее, данью жеманству. А вот что действительно портило настроение во время воскресных про­гулок — так это выходки хулиганов.

«Удивительный год нынче: нет, кажется, такой заразы, которая бы не заявила из вонючей лужи о своем су­ществовании, — сокрушались весной 1905-го «Ревельские известия». — За­ражается не только тело, но и душа. Одной из наиболее распространенных нравственных зараз наших дней явля­ется хулиганство».

Газета отмечала: невесть откуда в городе появилось множество празд­ношатающейся молодежи приличного вида, в гимназических фуражках, не имеющих, впрочем, отношения ни к одному из существовавших в городе учебных заведений.

Любимым развлечением этой «позолоченной молодежи» стало осыпание встречных дам конфетти: самый представительный из молодых бездельников подстраивался к гуля­ющим девушкам, пытаясь завязать с ними беседу.

Если контакт, что называется, был установлен, из-за ближайших деревьев или кустов выбегала пара сообщников хулигана и бросала в лицо ничего не подозревающей жертве горсть пе­стрых бумажек, после чего компания «шутников» бросалась наутек.

«Что может быть пошлее таких выходок? — возмущалась газета. — В заключение всем праздношатающимся и скучающим от безделья можно пред­ложить искать удовлетворения, не на аллеях и тротуарах, а в гавани, где каждому найдется работа».

…Вечно запаздывавший апрель сменялся прохладным, но солнечным маем, городовые меняли серые шинели на белые гимнастерки, зацветала чере­муха и сирень.

На «летнюю квартиру» в Кадриорг перебиралось с Ратушной площади Офицерское морское собрание, спе­шили за город самые отчаянные из дачников, наконец, в Екатерининский дворец перебирался эстляндский губернатор.

Едва заметная ревельская весна незаметно перетекала в стремитель­ное прибалтийское лето, безусловно, заслуживающее отдельного рассказа.

 Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Едва занимался рассвет, как по самым оживленным ныне улицам Таллинна, - Суур-Карья и Вяйке-Карья - устремлялся на пастбища скот. Названия улиц (Большая стадная и Малая стадная) живут по сей день, хотя скот горожане уже давно не держат.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!