А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Что манило почтен­ных горожан к прича­лам, почему, возмущались гости из Гельсингфорса, как развлекалась «позолочен­ная молодежь» на рубеже XIXXX столетий?

За ответами отправимся на прогулку по улицам и паркам весеннего Ревеля столетней давности: благо, наступив­шее, наконец, подобие тепла к тому располагает.

Весна в Ревеле

Весна в Ревеле

Первые вестники

Зависимость от сезонных циклов ощущалась сто лет назад острее: окончания зимы предки нынешних таллиннцев ждали ничуть не меньше, чем мы с вами. Где-то с середины марта газеты спешили сообщить, в какой части города уже видели прилетевших скворцов.

Проходило еще несколько недель — и кто-нибудь из газетчиков обяза­тельно подмечал, что на улицах были замечены первые мороженщики. «Не слишком ли в этом году рановато?!» —   неизбежно задавались издания риторическим вопросом.

Традиционное недовольство раз­ливом луж и обнажившимся из-под стаявших сугробов мусором быстро сменялось заметками о том, что на бульварах уже вовсю пылят метлами дворники, а город обещает поправить сломанные за зиму скамейки и ограды в парках.

И, наконец, раздел городской хроники открывался долгожданной новостью: море освободилось ото льда. Ревель окончательно просыпался от сезонной «спячки»: начиналась на­вигация.

Весна в Ревеле

Весна в Ревеле

Горячие дни

«Как в гавани, так и в городе — большое оживление, — передавал ревельский корреспондент «Рижского вестника». — Загромыхали тяжелые телеги с угольными ящиками. Гавань и ближайшие к ней улицы застилает черная угольная пыль. Замелькали поезда по товарной ветке железной дороги. Все спешат, торопятся».

Пароход, открывший весеннюю на­вигацию Ревельского порта ровно сто двадцать лет тому назад — 24 апреля 1893 года, доставил груз кардиффского каменного угля. Следом за ним при­были еще шестнадцать судов — в их трюмах лежали тюки хлопка и «зару­бежные машинные товары», а на борт грузили местную пшеницу и рожь.

«Торговый люд, агенты, пароходчи­ки стремятся наверстать упущенное время, — писала газета. — Ревельские конторы надеются поработать хоть не­сколько дней, пока закрыт еще льдом

петербургский порт. На это краткое горячее время в Ревель приехали агенты многих столичных контор для приема и отправки товаров».

В порт с наступлением первых теплых дней устремлялись не только коммерсанты и судовладельцы, спе­шившие заключить выгодные кон­тракты. «Море освободилось ото льда, и привлекает взоры соскучившихся ревельцев, — свидетельствовали «Ре­вельские известия». — Даже чистень­кая публика не гнушается угольной пылью и усердно гуляет по мосткам, любуясь судами»,

Издание сообщало: в гавань зашел редкий гость — океанский пароход «Нижний Новгород», вставший у стен­ки портового элеватора. Читателям советовали «обязательно пойти по­смотреть на этого гиганта и измерить, сколько он имеет шагов в длину».

Под стук колес

С наступлением весеннего тепла жизнь ревельцев наполнялась гро­хотом: выставлялись зимние рамы, и стук колес подвод ломовых извоз­чиков становился навязчивым фоном повседневной жизни.

Время от времени газеты напомина­ли: не только в европейских столицах, но даже в соседнем Гельсингфорсе полиция строго-настрого запретила извозчикам пользоваться какими либо шинами, кроме резиновых.

Дальше обывательских сетований дело не шло: даже обыкновенных гру­зовых телег «на железном ходу» ката­строфически не хватало — особенно, если море вскрывалось внезапно и

окрестные крестьяне не успевали подтянуться на заработок со своими телегами.

Ситуацией спешили воспользо­ваться легковые извозчики, которые охотно «переквалифицировали» свои пролетки для грузоперевозок на деся­ток-другой горячих деньков.

Городская дума боролась с подоб­ной «предприимчивостью» штрафами, но искоренить ее до самой революции, похоже, так и не смогла.

Воскресная конка

Извозчичья пролетка — пускай и со следами временного использования ее в качестве «грузовика» — для большинства ревельских обывателей столетней давности оставалась все же транспортом недешевым.

Территория города была неболь­шая, а если возникала необходимость в по-настоящему дальних поездках, го­рожанин даже среднего достатка пред­почитал, скорее, конку: проехаться на ней до Екатериненталя воскресным днем было частью весеннего ритуала.

«Известно, что в других городах публика ездит на конке, когда ходить неудобно, а в Ревеле наоборот: публика ездит, когда и прогуляться пешком хорошо», — иронизировал по этому поводу корреспондент «Рижского вестника» в 1893 году.

«Конки вчера были переполнены, — вторили ему «Ревельские известия». — Барышни, за неимением мест, при­саживались на перила платформ и занимали места кучеров, сгоняя тех на ступеньки вагонов или даже на крюки, которыми прицепляют лошадей».

То, что в конце XIX века могло выз­вать едва ли не умиление, спустя два десятилетия выглядело уже досадным анахронизмом: жалобы на допотоп­ный характер единственного в Ревеле вида общественного транспорта стали лейтмотивом газетных публикаций.

В мае 1912 года «Päevaleht» опубли­ковала заметку о группе туристов из Гельсингфорса, категорически отказав­шихся ехать на пикник в Екатериненталь на конке — «дабы не становиться

невольными участниками истязания невинной лошади».

Приказчики и кавалеры

Местные жители, вероятно, не были столь сердобольны: во всяком случае, недостатка в отдыхающих нынешний Кадриорг в погожий весенний день не знал. Особенно — если на летней эстраде играл оркестр одного из квартировавшихся в городе полков или зашедшего в порт военного корабля.

«Масса гуляющей публики, наслаж­даясь весенним днем и воскресным отдыхом, наводнила аллеи Екатеринентальского парка, — писали в мае 1905 года «Ревельские известия». — Приказчики, утратив пылкий нрав и забыв свой протестующий тон, мирно гуляли группами, сверкая белоснеж­ными воротничками и начищенными ботинками.

Прелестные дамы в новомодных фиолетовых платьях величаво про­гуливались вдоль аллей, гордясь собой, своими шляпками, нарядами и новыми весенними зонтиками. Из концертного зала доносилось пение, что еще больше поднимало торже­ственно-праздничное настроение.

На главной дороге элегантные кава­леры демонстрировали свое искусство верховой езды, восхищая публику грациозной рысью и пугая нервных дам и малолетних детей бешеным форсированным галопом».

Жертвы конфетти

Но испуг представительниц прекрасно­го пола был, скорее, данью жеманству. А вот что действительно портило настроение во время воскресных про­гулок — так это выходки хулиганов.

«Удивительный год нынче: нет, кажется, такой заразы, которая бы не заявила из вонючей лужи о своем су­ществовании, — сокрушались весной 1905-го «Ревельские известия». — За­ражается не только тело, но и душа. Одной из наиболее распространенных нравственных зараз наших дней явля­ется хулиганство».

Газета отмечала: невесть откуда в городе появилось множество празд­ношатающейся молодежи приличного вида, в гимназических фуражках, не имеющих, впрочем, отношения ни к одному из существовавших в городе учебных заведений.

Любимым развлечением этой «позолоченной молодежи» стало осыпание встречных дам конфетти: самый представительный из молодых бездельников подстраивался к гуля­ющим девушкам, пытаясь завязать с ними беседу.

Если контакт, что называется, был установлен, из-за ближайших деревьев или кустов выбегала пара сообщников хулигана и бросала в лицо ничего не подозревающей жертве горсть пе­стрых бумажек, после чего компания «шутников» бросалась наутек.

«Что может быть пошлее таких выходок? — возмущалась газета. — В заключение всем праздношатающимся и скучающим от безделья можно пред­ложить искать удовлетворения, не на аллеях и тротуарах, а в гавани, где каждому найдется работа».

…Вечно запаздывавший апрель сменялся прохладным, но солнечным маем, городовые меняли серые шинели на белые гимнастерки, зацветала чере­муха и сирень.

На «летнюю квартиру» в Кадриорг перебиралось с Ратушной площади Офицерское морское собрание, спе­шили за город самые отчаянные из дачников, наконец, в Екатерининский дворец перебирался эстляндский губернатор.

Едва заметная ревельская весна незаметно перетекала в стремитель­ное прибалтийское лето, безусловно, заслуживающее отдельного рассказа.

 Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!