А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
История возникновения марципана обросла множеством легенд, одна из версий изложена в рассказе Яана Кросса «Мартов хлеб». Там рассказывается история о том, что однажды заболел бургомистр. Но поскольку тогдашние микстуры делались из лягушачьих лапок и прочих неаппетитных вещей, глава города категорически отказался лечиться и положился на Божью волю. И обеспокоенная здоровьем мужа супруга бургомистра попросила таллиннского аптекаря «замаскировать» лекарство, спрятав его либо в пищу, либо в сладости. Так и поступил помощник аптекаря, исцеливший вкусной смесью бургомистра. Так глава города первым отведал эстонского марципана.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1149 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Самый, пожалуй, извест­ный писатель довоенного русского зарубежья, лау­реат Нобелевской премии Иван Алексеевич Бунин по­сетил Таллинн три четверти века тому назад: 10-12 мая 1938 года.

Первый военный сентябрь выдался на Средиземноморском побережье Франции тихим и теплым.

Кажется, ничто не напоминало о бурях, сотрясающих. Европейский континент, в зеленом и солнечном курортном городке Грассе.

Домик Бунина в Таллине

Домик Бунина в Таллине

Иван Бунин

Иван Бунин

Один из обитателей небольшого двухэтажного домика, гордо имено­вавшегося «Вилла Жаннет», заправил чернилами авторучку, вынул из ящика стола блокнот-ежедневник и начал писать:

«Как незаметно прошло такое огромное событие — исчезновение це­лых трех государств — Литвы, Латвии, Эстонии! Давно ли я видел их со всей их национальной гордостью, их пре­зидентами, их «процветанием»…»

 Минуло, и правда, совсем немного

— без малого два с половиной года: единственное свое прибалтийское тур­не Бунин предпринял весной 1938 года.

В «литературную гастроль»

О возможном визите прославленного писателя на берега Балтики стало из­вестно пятью годами ранее.

Еще осенью 1933 года «Постимеес» опубликовала краткую заметку о том, что путь новоиспеченного лауреата Нобелевской премии в Стокгольм будет пролегать через Таллинн.

Разговоры так и остались разгово­рами: по соображениям финансового характера Бунин предпочел не заезжать в Литву, Латвию и Эстонию ни на пути в Швецию, ни возвращаясь назад в Париж.

Возможность посещения вос­точного берега Балтики вновь стала актуальной четыре года спустя: деньги, полученные от Нобелевского комитета, иссякли, и Бунин был вы­нужден отправиться на «литератур­ные гастроли».

За плечами лауреата уже были ви­зиты в Бельгию, Швейцарию, Италию, Чехословакию, Великобританию, Югославию — в том числе и много­кратные.

Поздним вечером 21 апреля 1938 года экспресс Берлин—Таллинн до­ставил Бунина к перрону Каунасского вокзала. Границу Эстонии писатель пересек двумя неделями позже.

Почти Пушкин

«Как известно, присуждение И. А. Бу­нину в свое время Нобелевской премии вызвало повсюду широкий отклик, — писала газета «Вести дня». — Его стали переводить на все языки.

У нас в Эстонии издательством «Лоодус» была выпущена его повесть «Деревня», еще за несколько лет до того тартуским изданием «Сынавара» был издан рассказ «Господин из Сан-Франциско».

Вряд ли самого писателя, воз­веденного местными журналистами в «признанные академики по отрасли изящной словесности», радовали эти издания, осуществлявшиеся, как правило, без учета интересов автора. Но интерес к нему со стороны читатель­ской публики не греть не мог.

«Мы сердечно приветствуем Ивана Алексеевича в древнем Таллинне. Для всех нас — большая радость увидеть его в своей среде, войти с ним в личное общение, — продолжали «Вести дня». — Ведь как бы хорошо ни знать и ни любить автора, но совсем иное — услы­шать его живой голос, течение его речи.

Для нашего времени, когда русские люди в качестве национального мень­шинства или эмигрантов живут раз-бросанно по всему миру, становясь под влияние различных культур, — Бунин весьма характерное явление: европеец, сохранивший живую струю русского мироощущения».

Газета отмечала, что, оставаясь русским по духу, писатель никогда не замыкался в узконациональных рамках, обращаясь к универсальным, общечеловеческим мировоззренческим вопросам. «И если не в своих темах, то во внутренних глубинах Бунин перекликается с Пушкиным, принад­лежавшим двум мирам — Востоку и Западу», — писали «Вести дня».

Без бород

Столица Эстонии встречала писателя ненастьем: вечерний тартуский поезд подъезжал к Таллинну, сопровождае­мый густой завесой дождя.

К семи часам вечера дождь перешел в ливень, заставивший перенести встречу с открытого перрона под перронный навес. «Это лишило ее импозантности, но холоднее она от этого не стала», — отмечал журналист.

«Смотрите, да вот же он!» — крик­нул кто-то из встречавших. Фото­графии, опубликованные за четыре дня до того в газетах, подтверждали: худощавый господин в элегантном синем пальто и серой кепке — долго­жданный гость.

«У меня же нет галош! — произнес он в лицо растерявшемуся корреспон­денту газеты «Уус Ээсти» — Как же я пойду прямо по воде?» Прежде чем от­вет успел прозвучать, Бунина окружили школьники и студенты. В их окружении он дошагал до навеса

Там его ждали эстонские и русские писатели, общественные деятели, политики, художники, артисты, пред­ставители прессы. Пятилетний сын председателя Союза русских просвети­тельных и благотворительных обществ Эстонии «от лица русских детей в Эстонии» вручил Бунину розы.

Букетом гость был тронут. А вот секретарю той же самой организации А. Булатову, поднесшему хлеб-соль, Бунин с неожиданной категоричностью порекомендовал немедленно сбрить его пышную бороду.

Впрочем, неприязнь к бородачам писатель высказывал и ранее. Посетив в Тарту Общество русских студентов, Бунин буркнул на портреты почетных членов: мол, развесили по стенам каких-то леших.

Сложно сказать однозначно, чего было в подобном поведении больше откровенного эпатажа, подчеркнуто­го «западничества» или страха перед старостью и неизбежной кончиной.

Официальная любезность

Излишняя ностальгия была Бунину не присуща, однако дирекция театра «Эстония», выступавшая в роли официально принимающей стороны, решила поселить гостя не в современ­нейшей таллиннской гостинице, а в старейшей.

Комната в легендарном «Золотом льве» писателю понравилась. Един­ственное, о чем попросил он, — по­весить на окна более плотные шторы: южанин по своим симпатиям, Бунин, вероятно, не слишком комфортно чув­ствовал себя в белесых прибалтийских сумерках.

Понравился ли Таллинн ему в целом? На страницах опубликованных бунинских дневников воспоминаний о посещении столицы Эстонии не сохра­нилось. Публикации в местной прессе сухо перечисляют список дежурных достопримечательностей, которые по­сетил писатель.

На импровизированной пресс-конференции в гостиничном фойе Бунин обошелся протокольными любезностями, сообщив журна­листам, что рад увидеть местную жизнь воочию.

«Собственными глазами я смогу увидеть, как живете вы в новом независимом государстве, — пере­давала слова гостя газета «уус Эээсти». — Всем сердцем сочувствую я вашим устремлениям развивать свою наци­ональную культуру».

«Вести дня» упоминали, что с эстон­скими писателями Бунину удалось поговорить накануне своего отъезда 12 мая. Но подробности этой беседы, увы, не сохранились.

Слова и чувства

Сложно сказать, почему так полу­чилось, но наиболее подробно пребывание Бунина в Таллинне отражено на страницах не столичной,

а провинциальной газеты — «Старого нарвского листка».

«Как хорошо читает Бунин! — передавал таллиннский корреспондент газеты впечатление от вечера в театре «Эстония». — Как много чувства в его словах и как они, при всей бунинской скупости на слова, богато насыщены содержанием».

Эстонская пресса, в целом достаточ­но тепло отзывавшаяся о Бунине и его визите, впрочем, не смогла удержаться от критических ноток: «Уудислехт» делился сожалением некой дамы по по­воду того, что гость прочел всего один рассказ о любви.

«Рахвалехт» жаловалась, что несовер­шенство микрофонов искажало голос выступавшего, и речь Бунина слилась для публики, сидевшей на балконе, в какой-то малопонятный неразборчи­вый шум.

«В целом осталось чувство, что книги Бунина интереснее читать, чем слушать его самого», — заключала газета.

«Приезд и выступление Бунина—не только литературное событие. Поездка Бунина по Балтийским государствам, несомненно, даст ему новых почитате­лей его таланта, и упрочит культурные связи русских с народами Балтийского моря».

Сбылось ли «интеграционное» поже­лание, которым редакционная колонка единственной русской газеты Таллинна семидесятипятилетней давности при­ветствовала нобелевского лауреата?

Будем надеяться — хотя бы отчасти.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

Электрический трамвай, Тартуское шоссе, 1928 год.

130 лет: от конки на деревянных рельсах до современных трамваев в Таллине

Регулярное движение конного трамвая в Таллинне началось 130 лет назад, 24 августа. Первая одноколейная трамвайная линия шла от Русского рынка ...

Читать дальше...

Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.

Монумент на площади Свободы в Таллине: мечты, идеи, проекты и авторы

Таллиннский «памятник номер один» мог быть многофигурной композицией, вознесенным в небо мечом и даже... церковью. Идея увековечить образование Эстонской Республики ЯЗЫКОМ ...

Читать дальше...

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллинн - всегда был и остается одним из старейших ганзейских городов, справедливо величая себя одним из «прекрасно сохранившихся средневековых европейских городов», прекрасно сочетая средневековые церкви и дома в готическом стиле с современной инфраструктурой.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!