А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1191 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Самый, пожалуй, извест­ный писатель довоенного русского зарубежья, лау­реат Нобелевской премии Иван Алексеевич Бунин по­сетил Таллинн три четверти века тому назад: 10-12 мая 1938 года.

Первый военный сентябрь выдался на Средиземноморском побережье Франции тихим и теплым.

Кажется, ничто не напоминало о бурях, сотрясающих. Европейский континент, в зеленом и солнечном курортном городке Грассе.

Домик Бунина в Таллине

Домик Бунина в Таллине

Иван Бунин

Иван Бунин

Один из обитателей небольшого двухэтажного домика, гордо имено­вавшегося «Вилла Жаннет», заправил чернилами авторучку, вынул из ящика стола блокнот-ежедневник и начал писать:

«Как незаметно прошло такое огромное событие — исчезновение це­лых трех государств — Литвы, Латвии, Эстонии! Давно ли я видел их со всей их национальной гордостью, их пре­зидентами, их «процветанием»…»

 Минуло, и правда, совсем немного

— без малого два с половиной года: единственное свое прибалтийское тур­не Бунин предпринял весной 1938 года.

В «литературную гастроль»

О возможном визите прославленного писателя на берега Балтики стало из­вестно пятью годами ранее.

Еще осенью 1933 года «Постимеес» опубликовала краткую заметку о том, что путь новоиспеченного лауреата Нобелевской премии в Стокгольм будет пролегать через Таллинн.

Разговоры так и остались разгово­рами: по соображениям финансового характера Бунин предпочел не заезжать в Литву, Латвию и Эстонию ни на пути в Швецию, ни возвращаясь назад в Париж.

Возможность посещения вос­точного берега Балтики вновь стала актуальной четыре года спустя: деньги, полученные от Нобелевского комитета, иссякли, и Бунин был вы­нужден отправиться на «литератур­ные гастроли».

За плечами лауреата уже были ви­зиты в Бельгию, Швейцарию, Италию, Чехословакию, Великобританию, Югославию — в том числе и много­кратные.

Поздним вечером 21 апреля 1938 года экспресс Берлин—Таллинн до­ставил Бунина к перрону Каунасского вокзала. Границу Эстонии писатель пересек двумя неделями позже.

Почти Пушкин

«Как известно, присуждение И. А. Бу­нину в свое время Нобелевской премии вызвало повсюду широкий отклик, — писала газета «Вести дня». — Его стали переводить на все языки.

У нас в Эстонии издательством «Лоодус» была выпущена его повесть «Деревня», еще за несколько лет до того тартуским изданием «Сынавара» был издан рассказ «Господин из Сан-Франциско».

Вряд ли самого писателя, воз­веденного местными журналистами в «признанные академики по отрасли изящной словесности», радовали эти издания, осуществлявшиеся, как правило, без учета интересов автора. Но интерес к нему со стороны читатель­ской публики не греть не мог.

«Мы сердечно приветствуем Ивана Алексеевича в древнем Таллинне. Для всех нас — большая радость увидеть его в своей среде, войти с ним в личное общение, — продолжали «Вести дня». — Ведь как бы хорошо ни знать и ни любить автора, но совсем иное — услы­шать его живой голос, течение его речи.

Для нашего времени, когда русские люди в качестве национального мень­шинства или эмигрантов живут раз-бросанно по всему миру, становясь под влияние различных культур, — Бунин весьма характерное явление: европеец, сохранивший живую струю русского мироощущения».

Газета отмечала, что, оставаясь русским по духу, писатель никогда не замыкался в узконациональных рамках, обращаясь к универсальным, общечеловеческим мировоззренческим вопросам. «И если не в своих темах, то во внутренних глубинах Бунин перекликается с Пушкиным, принад­лежавшим двум мирам — Востоку и Западу», — писали «Вести дня».

Без бород

Столица Эстонии встречала писателя ненастьем: вечерний тартуский поезд подъезжал к Таллинну, сопровождае­мый густой завесой дождя.

К семи часам вечера дождь перешел в ливень, заставивший перенести встречу с открытого перрона под перронный навес. «Это лишило ее импозантности, но холоднее она от этого не стала», — отмечал журналист.

«Смотрите, да вот же он!» — крик­нул кто-то из встречавших. Фото­графии, опубликованные за четыре дня до того в газетах, подтверждали: худощавый господин в элегантном синем пальто и серой кепке — долго­жданный гость.

«У меня же нет галош! — произнес он в лицо растерявшемуся корреспон­денту газеты «Уус Ээсти» — Как же я пойду прямо по воде?» Прежде чем от­вет успел прозвучать, Бунина окружили школьники и студенты. В их окружении он дошагал до навеса

Там его ждали эстонские и русские писатели, общественные деятели, политики, художники, артисты, пред­ставители прессы. Пятилетний сын председателя Союза русских просвети­тельных и благотворительных обществ Эстонии «от лица русских детей в Эстонии» вручил Бунину розы.

Букетом гость был тронут. А вот секретарю той же самой организации А. Булатову, поднесшему хлеб-соль, Бунин с неожиданной категоричностью порекомендовал немедленно сбрить его пышную бороду.

Впрочем, неприязнь к бородачам писатель высказывал и ранее. Посетив в Тарту Общество русских студентов, Бунин буркнул на портреты почетных членов: мол, развесили по стенам каких-то леших.

Сложно сказать однозначно, чего было в подобном поведении больше откровенного эпатажа, подчеркнуто­го «западничества» или страха перед старостью и неизбежной кончиной.

Официальная любезность

Излишняя ностальгия была Бунину не присуща, однако дирекция театра «Эстония», выступавшая в роли официально принимающей стороны, решила поселить гостя не в современ­нейшей таллиннской гостинице, а в старейшей.

Комната в легендарном «Золотом льве» писателю понравилась. Един­ственное, о чем попросил он, — по­весить на окна более плотные шторы: южанин по своим симпатиям, Бунин, вероятно, не слишком комфортно чув­ствовал себя в белесых прибалтийских сумерках.

Понравился ли Таллинн ему в целом? На страницах опубликованных бунинских дневников воспоминаний о посещении столицы Эстонии не сохра­нилось. Публикации в местной прессе сухо перечисляют список дежурных достопримечательностей, которые по­сетил писатель.

На импровизированной пресс-конференции в гостиничном фойе Бунин обошелся протокольными любезностями, сообщив журна­листам, что рад увидеть местную жизнь воочию.

«Собственными глазами я смогу увидеть, как живете вы в новом независимом государстве, — пере­давала слова гостя газета «уус Эээсти». — Всем сердцем сочувствую я вашим устремлениям развивать свою наци­ональную культуру».

«Вести дня» упоминали, что с эстон­скими писателями Бунину удалось поговорить накануне своего отъезда 12 мая. Но подробности этой беседы, увы, не сохранились.

Слова и чувства

Сложно сказать, почему так полу­чилось, но наиболее подробно пребывание Бунина в Таллинне отражено на страницах не столичной,

а провинциальной газеты — «Старого нарвского листка».

«Как хорошо читает Бунин! — передавал таллиннский корреспондент газеты впечатление от вечера в театре «Эстония». — Как много чувства в его словах и как они, при всей бунинской скупости на слова, богато насыщены содержанием».

Эстонская пресса, в целом достаточ­но тепло отзывавшаяся о Бунине и его визите, впрочем, не смогла удержаться от критических ноток: «Уудислехт» делился сожалением некой дамы по по­воду того, что гость прочел всего один рассказ о любви.

«Рахвалехт» жаловалась, что несовер­шенство микрофонов искажало голос выступавшего, и речь Бунина слилась для публики, сидевшей на балконе, в какой-то малопонятный неразборчи­вый шум.

«В целом осталось чувство, что книги Бунина интереснее читать, чем слушать его самого», — заключала газета.

«Приезд и выступление Бунина—не только литературное событие. Поездка Бунина по Балтийским государствам, несомненно, даст ему новых почитате­лей его таланта, и упрочит культурные связи русских с народами Балтийского моря».

Сбылось ли «интеграционное» поже­лание, которым редакционная колонка единственной русской газеты Таллинна семидесятипятилетней давности при­ветствовала нобелевского лауреата?

Будем надеяться — хотя бы отчасти.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

Ходы, фундаменты, пороховой погреб бастион Сконе в Таллине, раскрывает секреты.

Что скрывает внутри себя самый большой из пояса былых таллиннских бастионов и какой была его биография на протяжении последних трех ...

Читать дальше...

Барон Николай фон Глен сам спроектировал замок и принимал активное участие в его строительстве. Фото: Вадим Анцупов

Таллиннский район Нымме — город, который построил Глен

Один из самых зелёных районов Таллинна — Нымме — когда-то был самостоятельным городом и престижным местом отдыха. Город Нымме был ...

Читать дальше...

Как Петр I в Ревеле мызы покупал

В начале 18 века, после первого посещения Ревеля, Петр I полюбил этот город и вместе с супругой и светлейшим князем ...

Читать дальше...

В конце года в Кадриоргском дворце состоялась презентация весьма объемного труда Игоря Коробова «Эстляндское имматрикулированное дворянство».

Разоблачение Михельсона, в новой книге Эстляндское имматрикулированное дворянство

В конце декабря в Таллинне состоялось событие, которого многие – по вполне понятным причинам – не заметили. Предпраздничная пора – ...

Читать дальше...

Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.

Уникальное, без преувеличения, издание на русском языке посвященное истории Эстляндского рыцарства, увидело свет в Таллинне.

От самого слова «гербовник» веет почтенностью, седой стариной и сладковатым запахом пыли. Ему бы стоять в архивном зале Национальной библиотеки, рядом ...

Читать дальше...

«Вилсанди», «Стенсо» и «Ханси»: эстонские суда на Дороге Жизни

Три четверти века назад — 19 ноября 1944 года — завершился один из самых трагических эпизодов Второй мировой войны: была ...

Читать дальше...

Замок Ангерн - малый замок Ливонского Ордена

   В средневековой Ливонии было не так уж и мало замков. На территории современной Латвии их было 152, на территории нынешней ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Таллина в преддверии 1968 года

Если главной площадью страны считается площадь некогда именовавшаяся Петровской, то главной площадью города без всякого сомнения мы воспринимаем, Ратушную, а ...

Читать дальше...

Как выглядел рабоче-крестьянский костюм в 13-14 святых веках?

     Разнообразия для люда служивого и деревенского особо не было. Во второй половине 14 века, можем выделить особую моду у горожан. ...

Читать дальше...

Легенды Таллина: ул. Ратаскаэву 16. Хуго, домовладелец, у которого справлял свадьбу Дьявол.

     Легенды древнего города Таллина. История седьмая: Улица Ратаскаэву 16 (Колодезная). Хуго, домовладелец, у которого справлял свадьбу Дьявол... Каждую неделю, по средам, ...

Читать дальше...

Самая первая елка на Ратушной площади Таллинна глазами популярного в довоенной Эстонии карикатуриста Гори (Велло Агори). Первая полоса номера газеты "Rahvaleht" за 18 декабря 1928 года.

«Это ель господ-коммерсантов...»: девяносто лет елочной премьеры в Таллине

У елки на Ратушной площади Таллинна — достойный юбилей: ровно девяносто лет назад она была установлена здесь впервые. Современному таллиннцу, не ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллин капитулировал перед победоносными русскими войсками 29 сентября 1710 года. Царь Петр впервые посетил город в декабре 1711 года, он остановился в доме на Тоомпеа, в настоящее время - дом № 4 на площади Лосси. В последующие годы царь останавливался в своем городском дворце (на месте дома № 8, по улице Толли). В 1714 году Петр приобрел поместье, названное им в честь царицы Екатериненталем (Долина Екатерины). Тогда же был построен Старый дворец (Домик Петра), небольшое здание в силе барокко. В 1718 году началось строительство Нового дворца, причем Петр собственноручно положил в северном углу стены дворца три кирпича - они не оштукатурены и видны в стене.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!