А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раз в год из заброшенного колодца в центре Таллинна выходит водяной и задает первому встречному вопрос: "Достроен ли город?" И если хоть кто-то ответит: "Да", случится беда -- водяной затопит всю местность. Поэтому горожане из века в век твердят одно: старый Таллинн будет достраиваться вечно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Нынешнее здание Департамента охраны культурных ценностей – первый в столице Эстонии «дом печати», возведенный специально для нужд газетного издательства и типографии.

 Приуроченный к годовщине дарованию Ревелю городских прав День Таллинна имеет не меньше оснований считаться и профессиональным праздником столичных газетчиков.

Ровно девяносто лет тому назад – 15 мая 1923 года – к работе приступил подлинный «газетный комбинат» тогдашней столицы: дом Таллиннского объединения эстонских издателей TEKÜ.

Päevaleht kirjandus

Päevaleht kirjandus

По старинке

Где именно располагалась редакция первой таллиннской газеты, старейший номер которой датируется 13 мая 1689 года – сказать сложно.

Тогдашний ревельский почтмейстер Карл Филипп Груббе редактировал ее, скорее всего, в своем собственном доме. А печатал – в единственной на весь город гимназической типографии.

Фактически до самого конца XIX столетия тиражи местных газет редко превышали несколько сотен. Штат редакционных сотрудников помещался в одной комнате, в соседней располагался печатный пресс – и этого было вполне достаточно.

Редакция «Ревельских известий», например, еще и сто лет тому назад занимала сени бывшего жилища средневекового купца в начале нынешней улице Пикк, крупнейшая эстонская газета «Uus Aeg» квартировала в четырех комнатах на Ратушной площади и улицы Дункри.

«По наследству» ее помещения перешли в конце 1905 года к новому ежедневному изданию «Päevaleht». Размеры помещений остались прежними: склад – пять на семь шагов, типография – пять на десять…

О примитивности технического оснащения тогдашних издательств красноречиво свидетельствует способ выпуска экстренного номера «Päevaleht» в историческую дату 24 февраля 1918 года.

Электростанция и газовый завод в тот день в городе не работали: газету с текстом Декларации независимости отпечатали вручную, словно во времена первопечатника Гутенберга…

Новый стандарт

Сложно сейчас даже осознать, какой рывок эстонские периодические издания совершили в первые два-три года существования национальной государственности.

Значительно увеличился объем публиковавшейся информации – следовательно, выросло и число газетных полос. Иллюстрации, в дореволюционное время бывшие событием исключительным, стали обыденной повседневностью. Техника гравюры в них уступала место фотографии.

Понятно, что доставшиеся в наследство от предыдущей исторической эпохи условия существований газетных редакций не могли удовлетворять условиям нового времени. Издания, множившиеся словно грибы после дождя, отчаянно боролись за читателя, стремясь предложить ему самую современную печатную продукцию.

Основная конкуренция развернулась на пороге двадцатых годов между тремя газетами: тартуской «Postimees», а также столичными «Waba maa» и «Päevaleht». Издатели последней твердо решили выйти из схватки победителями: о строительстве новой редакции они начали мечтать уже в 1919 году.

В январе следующего года официальный владелец газеты — Таллиннское объединение эстонских издателей – приобрел земельный участок на пересечении современных улиц Ратаскаеву, Пикк и Вооримехе.

Был даже заложен символический краеугольный камень. Но на том дело и застопорилось: еще не завершилась Освободительная война и средств для строительных инвестиций не нашлось.

Реальные строительные работы начались в апреле 1921 года – и были завершены, в общих чертах, к декабрю года следующего.

Двойной вызов

К тому моменту, когда в фундамент будущего здания TEKÜ закладывался краеугольный камень, его архитектор еще не был демобилизован.

Глава квартирмейстерской службы молодой эстонской армии Артур Перна, уроженец Феллина, выпускник Юрьевского реального училища, инженер-архитектор с дипломом Рижского политехникума, уже имел к тому времени неплохую практику.

Вначале он стажировался в Санкт-Петербурге, в известном архитектурном бюро Миритца и Герасимова. Два года до начала Первой мировой войны сотрудничал с самым популярным на тот момент в Ревеле эстонским архитектором Карлом Бурманом-старшим.

Здание, призванное одновременно стать домом для издательства, газетной редакции и типографии, в творчестве Перна — знаковое. С одной стороны – это манифест возвращения архитектора к прежней, мирной профессии. С другой – серьезный профессиональный вызов.

Прежде всего, задние предстояло вписать в сложившуюся много веков тому назад среду уличной застройки Старого города – строительный участок находился в двух шагах от Ратушной площади.

Не менее важной была и «идеологическая составляющая»: в исконную вотчину архитекторов-остзейцев вторгалась новая, эстонская архитектура.

Переосмысление готики

Ряд зданий, выстроенных по проектам Перна в первой половине двадцатых годов, свидетельствуют: архитектор явно тяготел к формам необарокко.

Оно ощутимо и в облике банковского здания на углу улицы Суур-Карья и Пярнуского шоссе, оно проступает еще отчетливее в облике доходного дома под номером 22 на Нарвском шоссе.

В том же стиле решен фасад здания TEKÜ, выходящий на улице Ратаскаеву: ломаная мансардная крыша, вытянутые пилястры. Но для фасада, смотрящего на ворота Пикк-Ялг архитектор неизменно избрал готику. Точнее – ее «творческое переосмысление».

Общий силуэт здания повторяет наработку безвестных зодчих ганзейского Ревеля: вытянутый фасад под узнаваемым треугольным фронтоном. Каких-либо украшений он лишен: лишь край его декорирован утрированными листьями аканта.

Высота дома – пять этажей, плюс один подземный – явно выдают «несредневековый масштаб»: с таким размахом в эпоху готики в здешних краях не строили. На современность указывает и огромная застекленная мансарда со стороны двора.

Элемент замышлялся исключительно функциональным: рабочим, занимающимся набором газетных полос, был необходим свет. Днем солнечный, проникавший сквозь многочисленные окна, а в темное время – газовый.

Он, как ни странно, считался более полезным для напряженных глаз тех, кто литера к литере должны были ежедневно набирать столбцы газетных публикаций.

Стоил многого 

Говорят, что изначально Перна хотел украсить фасад дома, выходящий на улицу Вооримехе, подлинным готическим порталом, перенесенным с какого-нибудь разобранного средневекового здания.

Идея эта – если она, конечно, действительно имела место – так и осталась на стадии замысла. Зато удалось реализовать другую, подчеркнуто современную задумку архитектора: угол дома над пересечением улиц Пикк и Ратаскаэву был умышленно скруглен.

Сделано это было ровно с той же целью, с которой последние лет пятнадцать в Таллинне преднамеренно «выгибают» дорожные знаки – для того, что бы помещенные на гнутой поверхности буквы были в равной степени видны движущимся с любой стороны. В данном случае они слагались в название газеты.

«Просто, без претензий, но вполне солидно выглядит дом, принадлежащий газете «Päevaleht». На фасаде нет ни одного излишнего украшения и никаких дешевых эффектов. Наружный облик соответствует содержанию. Через широкие окна видно, как внутри кипит газетная работа, бьется пульс жизни».

Такими словами творение Артура Перна оценил его собрат по архитектурному цеху – Александр Владовский. Похвала от едкого на язык зодчего петербургской закваски, зачастую довольно критичного по отношению к современной ему эстонской архитектуре стоил многого.

Немало стоил дом TEKÜ и в прямом смысле: один только участок под застройку был выкуплен за пять миллионов марок, еще в тридцать два миллиона обошлись сами строительные работы.

* * *

За минувшие девяносто лет здание на углу Пикк и Ратаскаеву утратило рекламную надпись на фасаде и внушительную чердачную мансарду, сиявшую некогда в таллиннской ночи.

Десятки тысяч туристов, неизбежно ловящие его в кадр при фотосъемке со смотровой площадки Кохтуотса, даже и не догадываются, что перед ними – не частица Средневековья, а дом, который называли некогда «газетным небоскребом».

Помнят ли об это таллиннцы? Разве что старожилы. Но оно, возможно, и к лучшему. Ведь подлинное архитектурное мастерство как раз и заключается в том, чтобы вписать новое здание в историческую среду максимально незаметно.

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!