А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Ходила о пригорке Тынисмяги, легенда, вернее притча о привидениях. Водились эти привидения в несколько необычном месте – в колодце. В великую засуху 1674 года с колодцем произошло нечто непонятное: вода в нем вдруг закипела, забурлила, заклокотала. Два человека, попытавшихся спуститься на дно колодца по лестнице, так там и остались. Русалки затянули под воду, решили люди. Третий, спустившийся в колодец, обвязавшись веревкой, только и смог что вымолвить, когда его вытащили наверх: «Привидения»! Отцы города не нашли ничего лучшего как засыпать колодец и установить на его месте крест. Нечисть этого не снесла и сгинула куда-то.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1079 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 229 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Нынешнее здание Департамента охраны культурных ценностей – первый в столице Эстонии «дом печати», возведенный специально для нужд газетного издательства и типографии.

 Приуроченный к годовщине дарованию Ревелю городских прав День Таллинна имеет не меньше оснований считаться и профессиональным праздником столичных газетчиков.

Ровно девяносто лет тому назад – 15 мая 1923 года – к работе приступил подлинный «газетный комбинат» тогдашней столицы: дом Таллиннского объединения эстонских издателей TEKÜ.

Päevaleht kirjandus

Päevaleht kirjandus

По старинке

Где именно располагалась редакция первой таллиннской газеты, старейший номер которой датируется 13 мая 1689 года – сказать сложно.

Тогдашний ревельский почтмейстер Карл Филипп Груббе редактировал ее, скорее всего, в своем собственном доме. А печатал – в единственной на весь город гимназической типографии.

Фактически до самого конца XIX столетия тиражи местных газет редко превышали несколько сотен. Штат редакционных сотрудников помещался в одной комнате, в соседней располагался печатный пресс – и этого было вполне достаточно.

Редакция «Ревельских известий», например, еще и сто лет тому назад занимала сени бывшего жилища средневекового купца в начале нынешней улице Пикк, крупнейшая эстонская газета «Uus Aeg» квартировала в четырех комнатах на Ратушной площади и улицы Дункри.

«По наследству» ее помещения перешли в конце 1905 года к новому ежедневному изданию «Päevaleht». Размеры помещений остались прежними: склад – пять на семь шагов, типография – пять на десять…

О примитивности технического оснащения тогдашних издательств красноречиво свидетельствует способ выпуска экстренного номера «Päevaleht» в историческую дату 24 февраля 1918 года.

Электростанция и газовый завод в тот день в городе не работали: газету с текстом Декларации независимости отпечатали вручную, словно во времена первопечатника Гутенберга…

Новый стандарт

Сложно сейчас даже осознать, какой рывок эстонские периодические издания совершили в первые два-три года существования национальной государственности.

Значительно увеличился объем публиковавшейся информации – следовательно, выросло и число газетных полос. Иллюстрации, в дореволюционное время бывшие событием исключительным, стали обыденной повседневностью. Техника гравюры в них уступала место фотографии.

Понятно, что доставшиеся в наследство от предыдущей исторической эпохи условия существований газетных редакций не могли удовлетворять условиям нового времени. Издания, множившиеся словно грибы после дождя, отчаянно боролись за читателя, стремясь предложить ему самую современную печатную продукцию.

Основная конкуренция развернулась на пороге двадцатых годов между тремя газетами: тартуской «Postimees», а также столичными «Waba maa» и «Päevaleht». Издатели последней твердо решили выйти из схватки победителями: о строительстве новой редакции они начали мечтать уже в 1919 году.

В январе следующего года официальный владелец газеты — Таллиннское объединение эстонских издателей – приобрел земельный участок на пересечении современных улиц Ратаскаеву, Пикк и Вооримехе.

Был даже заложен символический краеугольный камень. Но на том дело и застопорилось: еще не завершилась Освободительная война и средств для строительных инвестиций не нашлось.

Реальные строительные работы начались в апреле 1921 года – и были завершены, в общих чертах, к декабрю года следующего.

Двойной вызов

К тому моменту, когда в фундамент будущего здания TEKÜ закладывался краеугольный камень, его архитектор еще не был демобилизован.

Глава квартирмейстерской службы молодой эстонской армии Артур Перна, уроженец Феллина, выпускник Юрьевского реального училища, инженер-архитектор с дипломом Рижского политехникума, уже имел к тому времени неплохую практику.

Вначале он стажировался в Санкт-Петербурге, в известном архитектурном бюро Миритца и Герасимова. Два года до начала Первой мировой войны сотрудничал с самым популярным на тот момент в Ревеле эстонским архитектором Карлом Бурманом-старшим.

Здание, призванное одновременно стать домом для издательства, газетной редакции и типографии, в творчестве Перна — знаковое. С одной стороны – это манифест возвращения архитектора к прежней, мирной профессии. С другой – серьезный профессиональный вызов.

Прежде всего, задние предстояло вписать в сложившуюся много веков тому назад среду уличной застройки Старого города – строительный участок находился в двух шагах от Ратушной площади.

Не менее важной была и «идеологическая составляющая»: в исконную вотчину архитекторов-остзейцев вторгалась новая, эстонская архитектура.

Переосмысление готики

Ряд зданий, выстроенных по проектам Перна в первой половине двадцатых годов, свидетельствуют: архитектор явно тяготел к формам необарокко.

Оно ощутимо и в облике банковского здания на углу улицы Суур-Карья и Пярнуского шоссе, оно проступает еще отчетливее в облике доходного дома под номером 22 на Нарвском шоссе.

В том же стиле решен фасад здания TEKÜ, выходящий на улице Ратаскаеву: ломаная мансардная крыша, вытянутые пилястры. Но для фасада, смотрящего на ворота Пикк-Ялг архитектор неизменно избрал готику. Точнее – ее «творческое переосмысление».

Общий силуэт здания повторяет наработку безвестных зодчих ганзейского Ревеля: вытянутый фасад под узнаваемым треугольным фронтоном. Каких-либо украшений он лишен: лишь край его декорирован утрированными листьями аканта.

Высота дома – пять этажей, плюс один подземный – явно выдают «несредневековый масштаб»: с таким размахом в эпоху готики в здешних краях не строили. На современность указывает и огромная застекленная мансарда со стороны двора.

Элемент замышлялся исключительно функциональным: рабочим, занимающимся набором газетных полос, был необходим свет. Днем солнечный, проникавший сквозь многочисленные окна, а в темное время – газовый.

Он, как ни странно, считался более полезным для напряженных глаз тех, кто литера к литере должны были ежедневно набирать столбцы газетных публикаций.

Стоил многого 

Говорят, что изначально Перна хотел украсить фасад дома, выходящий на улицу Вооримехе, подлинным готическим порталом, перенесенным с какого-нибудь разобранного средневекового здания.

Идея эта – если она, конечно, действительно имела место – так и осталась на стадии замысла. Зато удалось реализовать другую, подчеркнуто современную задумку архитектора: угол дома над пересечением улиц Пикк и Ратаскаэву был умышленно скруглен.

Сделано это было ровно с той же целью, с которой последние лет пятнадцать в Таллинне преднамеренно «выгибают» дорожные знаки – для того, что бы помещенные на гнутой поверхности буквы были в равной степени видны движущимся с любой стороны. В данном случае они слагались в название газеты.

«Просто, без претензий, но вполне солидно выглядит дом, принадлежащий газете «Päevaleht». На фасаде нет ни одного излишнего украшения и никаких дешевых эффектов. Наружный облик соответствует содержанию. Через широкие окна видно, как внутри кипит газетная работа, бьется пульс жизни».

Такими словами творение Артура Перна оценил его собрат по архитектурному цеху – Александр Владовский. Похвала от едкого на язык зодчего петербургской закваски, зачастую довольно критичного по отношению к современной ему эстонской архитектуре стоил многого.

Немало стоил дом TEKÜ и в прямом смысле: один только участок под застройку был выкуплен за пять миллионов марок, еще в тридцать два миллиона обошлись сами строительные работы.

* * *

За минувшие девяносто лет здание на углу Пикк и Ратаскаеву утратило рекламную надпись на фасаде и внушительную чердачную мансарду, сиявшую некогда в таллиннской ночи.

Десятки тысяч туристов, неизбежно ловящие его в кадр при фотосъемке со смотровой площадки Кохтуотса, даже и не догадываются, что перед ними – не частица Средневековья, а дом, который называли некогда «газетным небоскребом».

Помнят ли об это таллиннцы? Разве что старожилы. Но оно, возможно, и к лучшему. Ведь подлинное архитектурное мастерство как раз и заключается в том, чтобы вписать новое здание в историческую среду максимально незаметно.

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Обретая столичный фасад: градостроительный памятник Таллина

Имидж не только «заповедника ганзейского средневековья», но и столицы современного государства Таллинн впервые примерил на себя в годы правления президента ...

Читать дальше...

Вид Больших морских ворот из хроники Иоганна Реннера XVI века. Здание на первом плане — вероятно, Гертрудинская церковь.

Кяэдри, которая Гертруда: позабытая покровительница Каламая, района Таллина

17 марта — Гертрудин день, или, как отмечен он в народном календаре, Käädripäev — повод вспомнить о почти забытой современными ...

Читать дальше...

Вывеска кафе "Kultas" — нынешнего «Wabadus» — в конце тридцатых годов прошлого века.

Кафе Николая Культаса — легенда площади Вабадузе в Таллине

Восемьдесят лет назад в самом сердце Таллинна открылось кафе, само название которого стало синонимом столичного шика и — символом обслуживания ...

Читать дальше...

Цветочный магазин «Каннике» — манифест финской «природной архитектуры» в центре Таллинна. Фото 1973 года.

«Фиалка» на углу улицы Гонсиори в Таллине: полвека цветочному магазину «Каннике»

В январе 1967 года список торговых точек столицы пополнился новым адресом, а лексикон таллиннцев — новым названием: открылся цветочный магазин ...

Читать дальше...

Замена покрытия куполов на тогдашнем Александровском кафедральном соборе — нынешнем соборе Александра Невского. Снимок второй половины тридцатых годов.

«Склонитесь же перед волей Его и не скорбите»: как собор Александра Невского Александровским собором в Ревеле стал

Ровно восемьдесят лет назад в Таллинне не стало... собора Александра Невского — появился Александровский кафедральный собор. Речь шла не о простом ...

Читать дальше...

Екатерина Александрийская. Скульптура XV века. Главный алтарь церкви Нигулисте.

Святые, императрицы, мастерицы: россыпь Екатерин на таллиннской карте

Кадрипяэв, или День Катарины — не только дата эстонского народного календаря, но и самый подходящий повод вспомнить всех земных тезок ...

Читать дальше...

Единственное дошедшее до нас изображение исторического Колесного колодца: зарисовка Карла Буддеуса. 1828 год.

Ворот с колесом под крышей-колоколом: тридцать лет возвращению Колесного колодца в Таллине

Один из «дежурных» ныне туристических магнитов Старого Таллинна вернулся к таллиннцам и гостям города ровно тридцать лет назад — в ...

Читать дальше...

Переулки Таллин: Космос над нашим городом.

В этом выпуске: Американский астронавт с эстонскими корнями, полковник морской пехоты США, Джек-Роберт Лузма (он же, Яаак Лаасьмаа). Встреча в ...

Читать дальше...

Переулки Таллин, Что дальше?

 Будущее блога и некоторые ответы зрителям. http://dobro.ee/

Читать дальше...

Родовой герб, дарованный вице-адмиралу Вульфу и его потомкам.

Под девизом «Стремясь, достигаю»: командир Ревельского порта адмирал Вульф

Сто десять лет назад Таллинн покинул человек, подаривший городу один из самых узнаваемых его символов — памятник броненосцу береговой обороны ...

Читать дальше...

Нижний маяк - в просторечии Красный, хотя официально - Белый.

Погляди в свое окно — всё на улице красно: оттенки красного в городской палитре Таллинна

Трактовавшийся в различные эпохи как цвет самопожертвования, греха и революционной борьбы широко представлен в прошлом и настоящем столицы Эстонии. Любому советскому ...

Читать дальше...

Подводная лодка «Калев». Открытка конца тридцатых годов.

Последний поход подлодки Калев: К семидесятипятилетию со дня гибели.

Корабли, как и люди, имеют свою судьбу, и никто не может ее предугадать, особенно если речь идет о военном флоте. Одни ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!