А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Нынешнее здание Департамента охраны культурных ценностей – первый в столице Эстонии «дом печати», возведенный специально для нужд газетного издательства и типографии.

 Приуроченный к годовщине дарованию Ревелю городских прав День Таллинна имеет не меньше оснований считаться и профессиональным праздником столичных газетчиков.

Ровно девяносто лет тому назад – 15 мая 1923 года – к работе приступил подлинный «газетный комбинат» тогдашней столицы: дом Таллиннского объединения эстонских издателей TEKÜ.

Päevaleht kirjandus

Päevaleht kirjandus

По старинке

Где именно располагалась редакция первой таллиннской газеты, старейший номер которой датируется 13 мая 1689 года – сказать сложно.

Тогдашний ревельский почтмейстер Карл Филипп Груббе редактировал ее, скорее всего, в своем собственном доме. А печатал – в единственной на весь город гимназической типографии.

Фактически до самого конца XIX столетия тиражи местных газет редко превышали несколько сотен. Штат редакционных сотрудников помещался в одной комнате, в соседней располагался печатный пресс – и этого было вполне достаточно.

Редакция «Ревельских известий», например, еще и сто лет тому назад занимала сени бывшего жилища средневекового купца в начале нынешней улице Пикк, крупнейшая эстонская газета «Uus Aeg» квартировала в четырех комнатах на Ратушной площади и улицы Дункри.

«По наследству» ее помещения перешли в конце 1905 года к новому ежедневному изданию «Päevaleht». Размеры помещений остались прежними: склад – пять на семь шагов, типография – пять на десять…

О примитивности технического оснащения тогдашних издательств красноречиво свидетельствует способ выпуска экстренного номера «Päevaleht» в историческую дату 24 февраля 1918 года.

Электростанция и газовый завод в тот день в городе не работали: газету с текстом Декларации независимости отпечатали вручную, словно во времена первопечатника Гутенберга…

Новый стандарт

Сложно сейчас даже осознать, какой рывок эстонские периодические издания совершили в первые два-три года существования национальной государственности.

Значительно увеличился объем публиковавшейся информации – следовательно, выросло и число газетных полос. Иллюстрации, в дореволюционное время бывшие событием исключительным, стали обыденной повседневностью. Техника гравюры в них уступала место фотографии.

Понятно, что доставшиеся в наследство от предыдущей исторической эпохи условия существований газетных редакций не могли удовлетворять условиям нового времени. Издания, множившиеся словно грибы после дождя, отчаянно боролись за читателя, стремясь предложить ему самую современную печатную продукцию.

Основная конкуренция развернулась на пороге двадцатых годов между тремя газетами: тартуской «Postimees», а также столичными «Waba maa» и «Päevaleht». Издатели последней твердо решили выйти из схватки победителями: о строительстве новой редакции они начали мечтать уже в 1919 году.

В январе следующего года официальный владелец газеты — Таллиннское объединение эстонских издателей – приобрел земельный участок на пересечении современных улиц Ратаскаеву, Пикк и Вооримехе.

Был даже заложен символический краеугольный камень. Но на том дело и застопорилось: еще не завершилась Освободительная война и средств для строительных инвестиций не нашлось.

Реальные строительные работы начались в апреле 1921 года – и были завершены, в общих чертах, к декабрю года следующего.

Двойной вызов

К тому моменту, когда в фундамент будущего здания TEKÜ закладывался краеугольный камень, его архитектор еще не был демобилизован.

Глава квартирмейстерской службы молодой эстонской армии Артур Перна, уроженец Феллина, выпускник Юрьевского реального училища, инженер-архитектор с дипломом Рижского политехникума, уже имел к тому времени неплохую практику.

Вначале он стажировался в Санкт-Петербурге, в известном архитектурном бюро Миритца и Герасимова. Два года до начала Первой мировой войны сотрудничал с самым популярным на тот момент в Ревеле эстонским архитектором Карлом Бурманом-старшим.

Здание, призванное одновременно стать домом для издательства, газетной редакции и типографии, в творчестве Перна — знаковое. С одной стороны – это манифест возвращения архитектора к прежней, мирной профессии. С другой – серьезный профессиональный вызов.

Прежде всего, задние предстояло вписать в сложившуюся много веков тому назад среду уличной застройки Старого города – строительный участок находился в двух шагах от Ратушной площади.

Не менее важной была и «идеологическая составляющая»: в исконную вотчину архитекторов-остзейцев вторгалась новая, эстонская архитектура.

Переосмысление готики

Ряд зданий, выстроенных по проектам Перна в первой половине двадцатых годов, свидетельствуют: архитектор явно тяготел к формам необарокко.

Оно ощутимо и в облике банковского здания на углу улицы Суур-Карья и Пярнуского шоссе, оно проступает еще отчетливее в облике доходного дома под номером 22 на Нарвском шоссе.

В том же стиле решен фасад здания TEKÜ, выходящий на улице Ратаскаеву: ломаная мансардная крыша, вытянутые пилястры. Но для фасада, смотрящего на ворота Пикк-Ялг архитектор неизменно избрал готику. Точнее – ее «творческое переосмысление».

Общий силуэт здания повторяет наработку безвестных зодчих ганзейского Ревеля: вытянутый фасад под узнаваемым треугольным фронтоном. Каких-либо украшений он лишен: лишь край его декорирован утрированными листьями аканта.

Высота дома – пять этажей, плюс один подземный – явно выдают «несредневековый масштаб»: с таким размахом в эпоху готики в здешних краях не строили. На современность указывает и огромная застекленная мансарда со стороны двора.

Элемент замышлялся исключительно функциональным: рабочим, занимающимся набором газетных полос, был необходим свет. Днем солнечный, проникавший сквозь многочисленные окна, а в темное время – газовый.

Он, как ни странно, считался более полезным для напряженных глаз тех, кто литера к литере должны были ежедневно набирать столбцы газетных публикаций.

Стоил многого 

Говорят, что изначально Перна хотел украсить фасад дома, выходящий на улицу Вооримехе, подлинным готическим порталом, перенесенным с какого-нибудь разобранного средневекового здания.

Идея эта – если она, конечно, действительно имела место – так и осталась на стадии замысла. Зато удалось реализовать другую, подчеркнуто современную задумку архитектора: угол дома над пересечением улиц Пикк и Ратаскаэву был умышленно скруглен.

Сделано это было ровно с той же целью, с которой последние лет пятнадцать в Таллинне преднамеренно «выгибают» дорожные знаки – для того, что бы помещенные на гнутой поверхности буквы были в равной степени видны движущимся с любой стороны. В данном случае они слагались в название газеты.

«Просто, без претензий, но вполне солидно выглядит дом, принадлежащий газете «Päevaleht». На фасаде нет ни одного излишнего украшения и никаких дешевых эффектов. Наружный облик соответствует содержанию. Через широкие окна видно, как внутри кипит газетная работа, бьется пульс жизни».

Такими словами творение Артура Перна оценил его собрат по архитектурному цеху – Александр Владовский. Похвала от едкого на язык зодчего петербургской закваски, зачастую довольно критичного по отношению к современной ему эстонской архитектуре стоил многого.

Немало стоил дом TEKÜ и в прямом смысле: один только участок под застройку был выкуплен за пять миллионов марок, еще в тридцать два миллиона обошлись сами строительные работы.

* * *

За минувшие девяносто лет здание на углу Пикк и Ратаскаеву утратило рекламную надпись на фасаде и внушительную чердачную мансарду, сиявшую некогда в таллиннской ночи.

Десятки тысяч туристов, неизбежно ловящие его в кадр при фотосъемке со смотровой площадки Кохтуотса, даже и не догадываются, что перед ними – не частица Средневековья, а дом, который называли некогда «газетным небоскребом».

Помнят ли об это таллиннцы? Разве что старожилы. Но оно, возможно, и к лучшему. Ведь подлинное архитектурное мастерство как раз и заключается в том, чтобы вписать новое здание в историческую среду максимально незаметно.

Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!