А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Первый в Таллинне памят­ник мог быть установлен в честь автора государ­ственнаго гимна Россий­ской Империи.

Ревельское происхождение Алексея Федоровича Львова — для любителей русской музыки не секрет.

Но даже самый большой знаток таллиннской старины едва ли сможет указать, где именно будущий компо­зитор появился на свет.

А уж тем более — вспомнить, каким образом «малая родина» планировала увековечить своего прославленного сына.

Л.Ф. Львов. Портрет А.Ф. Львова. 1836 год.

Л.Ф. Львов. Портрет А.Ф. Львова. 1836 год.

Загадки биографии

Розовый двухэтажный дом на север­ной окраине Старого города — угол улиц Лай и Толли.

Нынче — Таллиннский городской архив, наверняка хранящий в своих фондах документы, касающиеся первых строк биографии будущего композитора.

Двести лет назад — здание Ревельской портовой таможни, куда летом 1794 года был переведен по службе из Архангельской губернии инспектор Фёдор Петрович Львов.

Служебные квартиры для тамо­женного руководства располагались непосредственно над местом службы — по крайней мере в начале XIX столетия. По всей вероятности, тре­тий сын Федора Петровича Львова впервые увидел свет именно здесь: 25 мая 1798 года.

В какой церкви младенец был наречён Алексеем? Однозначного, а главное — документально заверенно­го ответа на этот вопрос до сих пор, увы, тоже не существует: действовать приходится путем исключения.

Практически сразу же исключа­ется Никольская: приход храма на улице Вене составляли преимуще­ственно купцы. Равно как и Казан­ская — она относилась к военному ведомству.

Остаются: Преображенский со­бор, считавшийся вотчиной губерн­ских чиновников, и Симеоновская церковь — в конце XVIII века ее зачастую звали просто «адмирал­тейская».

Учитывая, что по службе отец новорожденного Алеши был связан с портом, можно предположить: крести­ли младенца именно в Симеоновской.

"Львовский мостик" над водопадом в Кейла-Йоа. Фото до 1917 года.

«Львовский мостик» над водопадом в Кейла-Йоа. Фото до 1917 года.

Любовь к музыке

«Я провел первую свою молодость счастливо, будучи безмерно любим родителями и любя их.

К сему много способствовало и то, что почтенный родитель мой, любя страстно музыку, видел во мне ре­шительный талант к сему искусству. От семи лет возраста, я, худо или хорошо, разыгрывал с ним и дядей моим все ноты старинных сочини­телей, которые батюшка выписывал из всех стран Европы», — вспоминал впоследствии Львов.

С музыкой семья будущего компо­зитора была связана на протяжении вот уже третьего поколения. Брат деда со стороны отца, Николай Львов, был автором либретто к пер­вым русским операм. Упомянутый дядя, Андрей Козлянинов, в молодо­сти играл в военном оркестре.

Уроки музыки не ограничивались кругом семьи: для обучения сына Фёдор Петрович приглашал испол­нителей-виртуозов и теоретиков. Фамилии их сохранились: Кайзер, Бем, Шейнур, Цейнер, Миллер.

Вероятно, немецкие фамилии учителей укрепили иных исследова­телей биографии Львова в том, что вплоть до поступления в столичный Институт путей сообщения Алексей Федорович жил в наших краях.

Внимание к обучению ребенка музыке видится при таком раскладе логичным: современники писали о Ревеле как едва ли не о самом музыкальном городе России, где фортепьяно звучит даже из окон семьи ремесленника.

Однако это — заблуждение: из Ревеля в Петербург Фёдор Львов был переведён в 1801 году. Сын же вспоминал, что всё детство он провёл неотрывно от отца. Музыкальная пре­мьера самого известного произведения композитора Львова в окрестностях  Ревеля — тоже, к сожалению, не более  чем предание.

Легендарное первенство

Согласно ему, музыка гимна «Боже, Царя храни» была впервые исполнена ее автором 26 мая 1833 года — во время визита в принадлежащее Александру Бенкендорфу поместье Фалль импера­тора Николая I.

Неоготический замок, высящийся чуть в стороне от водопада Кейла-Йоа, самодержец действительно посещал. Присутствовал во время визита и адъютант хозяина усадьбы — Алексей Львов. Не исключено, что он и впрямь играл на скрипке августейшему гостю.

Но исполнить гимн он не мог при всем желании. Просто потому что музыка к нему была написана полгода спустя. Сам композитор недвусмыс­ленно свидетельствовал: впервые «Боже, Царя храни» прозвучал в Пе­тербурге — в конце ноября 1833 года.

Авторство легенды, вероятно, принадлежит Сергею Игнатьевичу Уманцу — сотруднику губернской администрации конца ХIХ — начала XX века, ревельскому корреспонденту «Рижского вестника».

Во всяком случае, цикл написанных им статей «Замок Фалль близь Ревеля», позже переизданный отдельной кни­гой, содержит легендарную историю.

Наша гордость

Краеведческие заметки о поместье Бенкедорфа были опубликованы на страницах «Ревельских известий» летом 1894 года.

А осенью в адрес редакции пришло письмо из уездного города Вейсенштейна. Его автор, некто Яков Дунцов, напоминал: в обозримой перспективе вырисовывается столетие прославлен­ного земляка.

«Я говорю об Александре Львове, создавшем гимн, изящная и торже­ственная музыка которого вот уже более шестидесяти лет составляет нашу гордость, — писал житель нынешнего Пайде. — Хотя жизнь его протекала в Петербурге, Ревель, как родина композитора, должен бы чем-нибудь ознаменовать наступающий день годовщины.

Даже простой бронзовый, но, ко­нечно, художественно исполненный, бюст Львова, поставленный на гранит­ный пьедестал с вырезанными нотами гимна и с соответствующей надписью, составил бы немалое украшение для города и послужил бы прекрасным внешним знаком духовного единения города Ревеля и всей нашей окраины с нашим Отечеством.

Лучше всего это было бы достигнуть сооружением хотя бы небольшого памятника покойному композитору на одном из видных мест — на Морской горке или в Екатеринентале. Я уверен, что при серьезном отношении к делу со стороны лиц, которым сие надлежит ведать, этот проект окажется далеко не неосуществимым.

Тем более что времени осталось еще не мало и не Бог знает какие громадные средства необходимы для этого».

Ожидание возвращения

От себя газета добавляла: мысль, озву­ченная автором письма, уже обсужда­лась в местном русском обществе.

Дальше разговоров и благих наме­рений дело не пошло. Столетний юби­лей Львова был отмечен концертом в ревельском музыкально-драматиче­ском обществе «Гусли» — и только.

Материальным памятником ком­позитору на территории современной Эстонии сохранялся уникальный мостик, созданный по проекту Львова, чуть выше уступа водопада в Кейла-Йоа.

По рассказам старожилов, под весом снега и льда он обрушился 1 января 1917 года. Музыке, сочинен­ной Львовым, оставалось быть гимном Российской Империи считанные месяцы…

15 июня нынешнего года — акку­рат в сто восьмидесятую годовщину посещения Николаем I замка Фалль и днем позже двухсот пятнадцатилетия со дня рождения Алексея Львова — гимн «Боже, Царя храни», впервые в нынешнем веке, прозву­чал под стенами бывшего поместья Бенкендорфа.

Самое знаменитое произведение самого известного из родившихся в Таллинне русских композиторов открыло программу концерта, ознаменовавшего собой окончание первого этапа реконструкции мызы Кейла-Йоа. Кто знает — не будет ли, рано или поздно, установлен в аллеях окружающего ее живописного парка и скромный памятник Алексею Львову?

 Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!