А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
История возникновения марципана обросла множеством легенд, одна из версий изложена в рассказе Яана Кросса «Мартов хлеб». Там рассказывается история о том, что однажды заболел бургомистр. Но поскольку тогдашние микстуры делались из лягушачьих лапок и прочих неаппетитных вещей, глава города категорически отказался лечиться и положился на Божью волю. И обеспокоенная здоровьем мужа супруга бургомистра попросила таллиннского аптекаря «замаскировать» лекарство, спрятав его либо в пищу, либо в сладости. Так и поступил помощник аптекаря, исцеливший вкусной смесью бургомистра. Так глава города первым отведал эстонского марципана.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1191 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Первый в Таллинне памят­ник мог быть установлен в честь автора государ­ственнаго гимна Россий­ской Империи.

Ревельское происхождение Алексея Федоровича Львова — для любителей русской музыки не секрет.

Но даже самый большой знаток таллиннской старины едва ли сможет указать, где именно будущий компо­зитор появился на свет.

А уж тем более — вспомнить, каким образом «малая родина» планировала увековечить своего прославленного сына.

Л.Ф. Львов. Портрет А.Ф. Львова. 1836 год.

Л.Ф. Львов. Портрет А.Ф. Львова. 1836 год.

Загадки биографии

Розовый двухэтажный дом на север­ной окраине Старого города — угол улиц Лай и Толли.

Нынче — Таллиннский городской архив, наверняка хранящий в своих фондах документы, касающиеся первых строк биографии будущего композитора.

Двести лет назад — здание Ревельской портовой таможни, куда летом 1794 года был переведен по службе из Архангельской губернии инспектор Фёдор Петрович Львов.

Служебные квартиры для тамо­женного руководства располагались непосредственно над местом службы — по крайней мере в начале XIX столетия. По всей вероятности, тре­тий сын Федора Петровича Львова впервые увидел свет именно здесь: 25 мая 1798 года.

В какой церкви младенец был наречён Алексеем? Однозначного, а главное — документально заверенно­го ответа на этот вопрос до сих пор, увы, тоже не существует: действовать приходится путем исключения.

Практически сразу же исключа­ется Никольская: приход храма на улице Вене составляли преимуще­ственно купцы. Равно как и Казан­ская — она относилась к военному ведомству.

Остаются: Преображенский со­бор, считавшийся вотчиной губерн­ских чиновников, и Симеоновская церковь — в конце XVIII века ее зачастую звали просто «адмирал­тейская».

Учитывая, что по службе отец новорожденного Алеши был связан с портом, можно предположить: крести­ли младенца именно в Симеоновской.

"Львовский мостик" над водопадом в Кейла-Йоа. Фото до 1917 года.

«Львовский мостик» над водопадом в Кейла-Йоа. Фото до 1917 года.

Любовь к музыке

«Я провел первую свою молодость счастливо, будучи безмерно любим родителями и любя их.

К сему много способствовало и то, что почтенный родитель мой, любя страстно музыку, видел во мне ре­шительный талант к сему искусству. От семи лет возраста, я, худо или хорошо, разыгрывал с ним и дядей моим все ноты старинных сочини­телей, которые батюшка выписывал из всех стран Европы», — вспоминал впоследствии Львов.

С музыкой семья будущего компо­зитора была связана на протяжении вот уже третьего поколения. Брат деда со стороны отца, Николай Львов, был автором либретто к пер­вым русским операм. Упомянутый дядя, Андрей Козлянинов, в молодо­сти играл в военном оркестре.

Уроки музыки не ограничивались кругом семьи: для обучения сына Фёдор Петрович приглашал испол­нителей-виртуозов и теоретиков. Фамилии их сохранились: Кайзер, Бем, Шейнур, Цейнер, Миллер.

Вероятно, немецкие фамилии учителей укрепили иных исследова­телей биографии Львова в том, что вплоть до поступления в столичный Институт путей сообщения Алексей Федорович жил в наших краях.

Внимание к обучению ребенка музыке видится при таком раскладе логичным: современники писали о Ревеле как едва ли не о самом музыкальном городе России, где фортепьяно звучит даже из окон семьи ремесленника.

Однако это — заблуждение: из Ревеля в Петербург Фёдор Львов был переведён в 1801 году. Сын же вспоминал, что всё детство он провёл неотрывно от отца. Музыкальная пре­мьера самого известного произведения композитора Львова в окрестностях  Ревеля — тоже, к сожалению, не более  чем предание.

Легендарное первенство

Согласно ему, музыка гимна «Боже, Царя храни» была впервые исполнена ее автором 26 мая 1833 года — во время визита в принадлежащее Александру Бенкендорфу поместье Фалль импера­тора Николая I.

Неоготический замок, высящийся чуть в стороне от водопада Кейла-Йоа, самодержец действительно посещал. Присутствовал во время визита и адъютант хозяина усадьбы — Алексей Львов. Не исключено, что он и впрямь играл на скрипке августейшему гостю.

Но исполнить гимн он не мог при всем желании. Просто потому что музыка к нему была написана полгода спустя. Сам композитор недвусмыс­ленно свидетельствовал: впервые «Боже, Царя храни» прозвучал в Пе­тербурге — в конце ноября 1833 года.

Авторство легенды, вероятно, принадлежит Сергею Игнатьевичу Уманцу — сотруднику губернской администрации конца ХIХ — начала XX века, ревельскому корреспонденту «Рижского вестника».

Во всяком случае, цикл написанных им статей «Замок Фалль близь Ревеля», позже переизданный отдельной кни­гой, содержит легендарную историю.

Наша гордость

Краеведческие заметки о поместье Бенкедорфа были опубликованы на страницах «Ревельских известий» летом 1894 года.

А осенью в адрес редакции пришло письмо из уездного города Вейсенштейна. Его автор, некто Яков Дунцов, напоминал: в обозримой перспективе вырисовывается столетие прославлен­ного земляка.

«Я говорю об Александре Львове, создавшем гимн, изящная и торже­ственная музыка которого вот уже более шестидесяти лет составляет нашу гордость, — писал житель нынешнего Пайде. — Хотя жизнь его протекала в Петербурге, Ревель, как родина композитора, должен бы чем-нибудь ознаменовать наступающий день годовщины.

Даже простой бронзовый, но, ко­нечно, художественно исполненный, бюст Львова, поставленный на гранит­ный пьедестал с вырезанными нотами гимна и с соответствующей надписью, составил бы немалое украшение для города и послужил бы прекрасным внешним знаком духовного единения города Ревеля и всей нашей окраины с нашим Отечеством.

Лучше всего это было бы достигнуть сооружением хотя бы небольшого памятника покойному композитору на одном из видных мест — на Морской горке или в Екатеринентале. Я уверен, что при серьезном отношении к делу со стороны лиц, которым сие надлежит ведать, этот проект окажется далеко не неосуществимым.

Тем более что времени осталось еще не мало и не Бог знает какие громадные средства необходимы для этого».

Ожидание возвращения

От себя газета добавляла: мысль, озву­ченная автором письма, уже обсужда­лась в местном русском обществе.

Дальше разговоров и благих наме­рений дело не пошло. Столетний юби­лей Львова был отмечен концертом в ревельском музыкально-драматиче­ском обществе «Гусли» — и только.

Материальным памятником ком­позитору на территории современной Эстонии сохранялся уникальный мостик, созданный по проекту Львова, чуть выше уступа водопада в Кейла-Йоа.

По рассказам старожилов, под весом снега и льда он обрушился 1 января 1917 года. Музыке, сочинен­ной Львовым, оставалось быть гимном Российской Империи считанные месяцы…

15 июня нынешнего года — акку­рат в сто восьмидесятую годовщину посещения Николаем I замка Фалль и днем позже двухсот пятнадцатилетия со дня рождения Алексея Львова — гимн «Боже, Царя храни», впервые в нынешнем веке, прозву­чал под стенами бывшего поместья Бенкендорфа.

Самое знаменитое произведение самого известного из родившихся в Таллинне русских композиторов открыло программу концерта, ознаменовавшего собой окончание первого этапа реконструкции мызы Кейла-Йоа. Кто знает — не будет ли, рано или поздно, установлен в аллеях окружающего ее живописного парка и скромный памятник Алексею Львову?

 Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

Ходы, фундаменты, пороховой погреб бастион Сконе в Таллине, раскрывает секреты.

Что скрывает внутри себя самый большой из пояса былых таллиннских бастионов и какой была его биография на протяжении последних трех ...

Читать дальше...

Барон Николай фон Глен сам спроектировал замок и принимал активное участие в его строительстве. Фото: Вадим Анцупов

Таллиннский район Нымме — город, который построил Глен

Один из самых зелёных районов Таллинна — Нымме — когда-то был самостоятельным городом и престижным местом отдыха. Город Нымме был ...

Читать дальше...

Как Петр I в Ревеле мызы покупал

В начале 18 века, после первого посещения Ревеля, Петр I полюбил этот город и вместе с супругой и светлейшим князем ...

Читать дальше...

В конце года в Кадриоргском дворце состоялась презентация весьма объемного труда Игоря Коробова «Эстляндское имматрикулированное дворянство».

Разоблачение Михельсона, в новой книге Эстляндское имматрикулированное дворянство

В конце декабря в Таллинне состоялось событие, которого многие – по вполне понятным причинам – не заметили. Предпраздничная пора – ...

Читать дальше...

Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.

Уникальное, без преувеличения, издание на русском языке посвященное истории Эстляндского рыцарства, увидело свет в Таллинне.

От самого слова «гербовник» веет почтенностью, седой стариной и сладковатым запахом пыли. Ему бы стоять в архивном зале Национальной библиотеки, рядом ...

Читать дальше...

«Вилсанди», «Стенсо» и «Ханси»: эстонские суда на Дороге Жизни

Три четверти века назад — 19 ноября 1944 года — завершился один из самых трагических эпизодов Второй мировой войны: была ...

Читать дальше...

Замок Ангерн - малый замок Ливонского Ордена

   В средневековой Ливонии было не так уж и мало замков. На территории современной Латвии их было 152, на территории нынешней ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Таллина в преддверии 1968 года

Если главной площадью страны считается площадь некогда именовавшаяся Петровской, то главной площадью города без всякого сомнения мы воспринимаем, Ратушную, а ...

Читать дальше...

Как выглядел рабоче-крестьянский костюм в 13-14 святых веках?

     Разнообразия для люда служивого и деревенского особо не было. Во второй половине 14 века, можем выделить особую моду у горожан. ...

Читать дальше...

Легенды Таллина: ул. Ратаскаэву 16. Хуго, домовладелец, у которого справлял свадьбу Дьявол.

     Легенды древнего города Таллина. История седьмая: Улица Ратаскаэву 16 (Колодезная). Хуго, домовладелец, у которого справлял свадьбу Дьявол... Каждую неделю, по средам, ...

Читать дальше...

Самая первая елка на Ратушной площади Таллинна глазами популярного в довоенной Эстонии карикатуриста Гори (Велло Агори). Первая полоса номера газеты "Rahvaleht" за 18 декабря 1928 года.

«Это ель господ-коммерсантов...»: девяносто лет елочной премьеры в Таллине

У елки на Ратушной площади Таллинна — достойный юбилей: ровно девяносто лет назад она была установлена здесь впервые. Современному таллиннцу, не ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!