Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Первый в Таллинне памят­ник мог быть установлен в честь автора государ­ственнаго гимна Россий­ской Империи.

Ревельское происхождение Алексея Федоровича Львова — для любителей русской музыки не секрет.

Но даже самый большой знаток таллиннской старины едва ли сможет указать, где именно будущий компо­зитор появился на свет.

А уж тем более — вспомнить, каким образом «малая родина» планировала увековечить своего прославленного сына.

Л.Ф. Львов. Портрет А.Ф. Львова. 1836 год.

Л.Ф. Львов. Портрет А.Ф. Львова. 1836 год.

Загадки биографии

Розовый двухэтажный дом на север­ной окраине Старого города — угол улиц Лай и Толли.

Нынче — Таллиннский городской архив, наверняка хранящий в своих фондах документы, касающиеся первых строк биографии будущего композитора.

Двести лет назад — здание Ревельской портовой таможни, куда летом 1794 года был переведен по службе из Архангельской губернии инспектор Фёдор Петрович Львов.

Служебные квартиры для тамо­женного руководства располагались непосредственно над местом службы — по крайней мере в начале XIX столетия. По всей вероятности, тре­тий сын Федора Петровича Львова впервые увидел свет именно здесь: 25 мая 1798 года.

В какой церкви младенец был наречён Алексеем? Однозначного, а главное — документально заверенно­го ответа на этот вопрос до сих пор, увы, тоже не существует: действовать приходится путем исключения.

Практически сразу же исключа­ется Никольская: приход храма на улице Вене составляли преимуще­ственно купцы. Равно как и Казан­ская — она относилась к военному ведомству.

Остаются: Преображенский со­бор, считавшийся вотчиной губерн­ских чиновников, и Симеоновская церковь — в конце XVIII века ее зачастую звали просто «адмирал­тейская».

Учитывая, что по службе отец новорожденного Алеши был связан с портом, можно предположить: крести­ли младенца именно в Симеоновской.

"Львовский мостик" над водопадом в Кейла-Йоа. Фото до 1917 года.

«Львовский мостик» над водопадом в Кейла-Йоа. Фото до 1917 года.

Любовь к музыке

«Я провел первую свою молодость счастливо, будучи безмерно любим родителями и любя их.

К сему много способствовало и то, что почтенный родитель мой, любя страстно музыку, видел во мне ре­шительный талант к сему искусству. От семи лет возраста, я, худо или хорошо, разыгрывал с ним и дядей моим все ноты старинных сочини­телей, которые батюшка выписывал из всех стран Европы», — вспоминал впоследствии Львов.

С музыкой семья будущего компо­зитора была связана на протяжении вот уже третьего поколения. Брат деда со стороны отца, Николай Львов, был автором либретто к пер­вым русским операм. Упомянутый дядя, Андрей Козлянинов, в молодо­сти играл в военном оркестре.

Уроки музыки не ограничивались кругом семьи: для обучения сына Фёдор Петрович приглашал испол­нителей-виртуозов и теоретиков. Фамилии их сохранились: Кайзер, Бем, Шейнур, Цейнер, Миллер.

Вероятно, немецкие фамилии учителей укрепили иных исследова­телей биографии Львова в том, что вплоть до поступления в столичный Институт путей сообщения Алексей Федорович жил в наших краях.

Внимание к обучению ребенка музыке видится при таком раскладе логичным: современники писали о Ревеле как едва ли не о самом музыкальном городе России, где фортепьяно звучит даже из окон семьи ремесленника.

Однако это — заблуждение: из Ревеля в Петербург Фёдор Львов был переведён в 1801 году. Сын же вспоминал, что всё детство он провёл неотрывно от отца. Музыкальная пре­мьера самого известного произведения композитора Львова в окрестностях  Ревеля — тоже, к сожалению, не более  чем предание.

Легендарное первенство

Согласно ему, музыка гимна «Боже, Царя храни» была впервые исполнена ее автором 26 мая 1833 года — во время визита в принадлежащее Александру Бенкендорфу поместье Фалль импера­тора Николая I.

Неоготический замок, высящийся чуть в стороне от водопада Кейла-Йоа, самодержец действительно посещал. Присутствовал во время визита и адъютант хозяина усадьбы — Алексей Львов. Не исключено, что он и впрямь играл на скрипке августейшему гостю.

Но исполнить гимн он не мог при всем желании. Просто потому что музыка к нему была написана полгода спустя. Сам композитор недвусмыс­ленно свидетельствовал: впервые «Боже, Царя храни» прозвучал в Пе­тербурге — в конце ноября 1833 года.

Авторство легенды, вероятно, принадлежит Сергею Игнатьевичу Уманцу — сотруднику губернской администрации конца ХIХ — начала XX века, ревельскому корреспонденту «Рижского вестника».

Во всяком случае, цикл написанных им статей «Замок Фалль близь Ревеля», позже переизданный отдельной кни­гой, содержит легендарную историю.

Наша гордость

Краеведческие заметки о поместье Бенкедорфа были опубликованы на страницах «Ревельских известий» летом 1894 года.

А осенью в адрес редакции пришло письмо из уездного города Вейсенштейна. Его автор, некто Яков Дунцов, напоминал: в обозримой перспективе вырисовывается столетие прославлен­ного земляка.

«Я говорю об Александре Львове, создавшем гимн, изящная и торже­ственная музыка которого вот уже более шестидесяти лет составляет нашу гордость, — писал житель нынешнего Пайде. — Хотя жизнь его протекала в Петербурге, Ревель, как родина композитора, должен бы чем-нибудь ознаменовать наступающий день годовщины.

Даже простой бронзовый, но, ко­нечно, художественно исполненный, бюст Львова, поставленный на гранит­ный пьедестал с вырезанными нотами гимна и с соответствующей надписью, составил бы немалое украшение для города и послужил бы прекрасным внешним знаком духовного единения города Ревеля и всей нашей окраины с нашим Отечеством.

Лучше всего это было бы достигнуть сооружением хотя бы небольшого памятника покойному композитору на одном из видных мест — на Морской горке или в Екатеринентале. Я уверен, что при серьезном отношении к делу со стороны лиц, которым сие надлежит ведать, этот проект окажется далеко не неосуществимым.

Тем более что времени осталось еще не мало и не Бог знает какие громадные средства необходимы для этого».

Ожидание возвращения

От себя газета добавляла: мысль, озву­ченная автором письма, уже обсужда­лась в местном русском обществе.

Дальше разговоров и благих наме­рений дело не пошло. Столетний юби­лей Львова был отмечен концертом в ревельском музыкально-драматиче­ском обществе «Гусли» — и только.

Материальным памятником ком­позитору на территории современной Эстонии сохранялся уникальный мостик, созданный по проекту Львова, чуть выше уступа водопада в Кейла-Йоа.

По рассказам старожилов, под весом снега и льда он обрушился 1 января 1917 года. Музыке, сочинен­ной Львовым, оставалось быть гимном Российской Империи считанные месяцы…

15 июня нынешнего года — акку­рат в сто восьмидесятую годовщину посещения Николаем I замка Фалль и днем позже двухсот пятнадцатилетия со дня рождения Алексея Львова — гимн «Боже, Царя храни», впервые в нынешнем веке, прозву­чал под стенами бывшего поместья Бенкендорфа.

Самое знаменитое произведение самого известного из родившихся в Таллинне русских композиторов открыло программу концерта, ознаменовавшего собой окончание первого этапа реконструкции мызы Кейла-Йоа. Кто знает — не будет ли, рано или поздно, установлен в аллеях окружающего ее живописного парка и скромный памятник Алексею Львову?

 Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!