А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
Говорят так:
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1306 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Первый в Таллинне памят­ник мог быть установлен в честь автора государ­ственнаго гимна Россий­ской Империи.

Ревельское происхождение Алексея Федоровича Львова — для любителей русской музыки не секрет.

Но даже самый большой знаток таллиннской старины едва ли сможет указать, где именно будущий компо­зитор появился на свет.

А уж тем более — вспомнить, каким образом «малая родина» планировала увековечить своего прославленного сына.

Л.Ф. Львов. Портрет А.Ф. Львова. 1836 год.

Л.Ф. Львов. Портрет А.Ф. Львова. 1836 год.

Загадки биографии

Розовый двухэтажный дом на север­ной окраине Старого города — угол улиц Лай и Толли.

Нынче — Таллиннский городской архив, наверняка хранящий в своих фондах документы, касающиеся первых строк биографии будущего композитора.

Двести лет назад — здание Ревельской портовой таможни, куда летом 1794 года был переведен по службе из Архангельской губернии инспектор Фёдор Петрович Львов.

Служебные квартиры для тамо­женного руководства располагались непосредственно над местом службы — по крайней мере в начале XIX столетия. По всей вероятности, тре­тий сын Федора Петровича Львова впервые увидел свет именно здесь: 25 мая 1798 года.

В какой церкви младенец был наречён Алексеем? Однозначного, а главное — документально заверенно­го ответа на этот вопрос до сих пор, увы, тоже не существует: действовать приходится путем исключения.

Практически сразу же исключа­ется Никольская: приход храма на улице Вене составляли преимуще­ственно купцы. Равно как и Казан­ская — она относилась к военному ведомству.

Остаются: Преображенский со­бор, считавшийся вотчиной губерн­ских чиновников, и Симеоновская церковь — в конце XVIII века ее зачастую звали просто «адмирал­тейская».

Учитывая, что по службе отец новорожденного Алеши был связан с портом, можно предположить: крести­ли младенца именно в Симеоновской.

"Львовский мостик" над водопадом в Кейла-Йоа. Фото до 1917 года.

«Львовский мостик» над водопадом в Кейла-Йоа. Фото до 1917 года.

Любовь к музыке

«Я провел первую свою молодость счастливо, будучи безмерно любим родителями и любя их.

К сему много способствовало и то, что почтенный родитель мой, любя страстно музыку, видел во мне ре­шительный талант к сему искусству. От семи лет возраста, я, худо или хорошо, разыгрывал с ним и дядей моим все ноты старинных сочини­телей, которые батюшка выписывал из всех стран Европы», — вспоминал впоследствии Львов.

С музыкой семья будущего компо­зитора была связана на протяжении вот уже третьего поколения. Брат деда со стороны отца, Николай Львов, был автором либретто к пер­вым русским операм. Упомянутый дядя, Андрей Козлянинов, в молодо­сти играл в военном оркестре.

Уроки музыки не ограничивались кругом семьи: для обучения сына Фёдор Петрович приглашал испол­нителей-виртуозов и теоретиков. Фамилии их сохранились: Кайзер, Бем, Шейнур, Цейнер, Миллер.

Вероятно, немецкие фамилии учителей укрепили иных исследова­телей биографии Львова в том, что вплоть до поступления в столичный Институт путей сообщения Алексей Федорович жил в наших краях.

Внимание к обучению ребенка музыке видится при таком раскладе логичным: современники писали о Ревеле как едва ли не о самом музыкальном городе России, где фортепьяно звучит даже из окон семьи ремесленника.

Однако это — заблуждение: из Ревеля в Петербург Фёдор Львов был переведён в 1801 году. Сын же вспоминал, что всё детство он провёл неотрывно от отца. Музыкальная пре­мьера самого известного произведения композитора Львова в окрестностях  Ревеля — тоже, к сожалению, не более  чем предание.

Легендарное первенство

Согласно ему, музыка гимна «Боже, Царя храни» была впервые исполнена ее автором 26 мая 1833 года — во время визита в принадлежащее Александру Бенкендорфу поместье Фалль импера­тора Николая I.

Неоготический замок, высящийся чуть в стороне от водопада Кейла-Йоа, самодержец действительно посещал. Присутствовал во время визита и адъютант хозяина усадьбы — Алексей Львов. Не исключено, что он и впрямь играл на скрипке августейшему гостю.

Но исполнить гимн он не мог при всем желании. Просто потому что музыка к нему была написана полгода спустя. Сам композитор недвусмыс­ленно свидетельствовал: впервые «Боже, Царя храни» прозвучал в Пе­тербурге — в конце ноября 1833 года.

Авторство легенды, вероятно, принадлежит Сергею Игнатьевичу Уманцу — сотруднику губернской администрации конца ХIХ — начала XX века, ревельскому корреспонденту «Рижского вестника».

Во всяком случае, цикл написанных им статей «Замок Фалль близь Ревеля», позже переизданный отдельной кни­гой, содержит легендарную историю.

Наша гордость

Краеведческие заметки о поместье Бенкедорфа были опубликованы на страницах «Ревельских известий» летом 1894 года.

А осенью в адрес редакции пришло письмо из уездного города Вейсенштейна. Его автор, некто Яков Дунцов, напоминал: в обозримой перспективе вырисовывается столетие прославлен­ного земляка.

«Я говорю об Александре Львове, создавшем гимн, изящная и торже­ственная музыка которого вот уже более шестидесяти лет составляет нашу гордость, — писал житель нынешнего Пайде. — Хотя жизнь его протекала в Петербурге, Ревель, как родина композитора, должен бы чем-нибудь ознаменовать наступающий день годовщины.

Даже простой бронзовый, но, ко­нечно, художественно исполненный, бюст Львова, поставленный на гранит­ный пьедестал с вырезанными нотами гимна и с соответствующей надписью, составил бы немалое украшение для города и послужил бы прекрасным внешним знаком духовного единения города Ревеля и всей нашей окраины с нашим Отечеством.

Лучше всего это было бы достигнуть сооружением хотя бы небольшого памятника покойному композитору на одном из видных мест — на Морской горке или в Екатеринентале. Я уверен, что при серьезном отношении к делу со стороны лиц, которым сие надлежит ведать, этот проект окажется далеко не неосуществимым.

Тем более что времени осталось еще не мало и не Бог знает какие громадные средства необходимы для этого».

Ожидание возвращения

От себя газета добавляла: мысль, озву­ченная автором письма, уже обсужда­лась в местном русском обществе.

Дальше разговоров и благих наме­рений дело не пошло. Столетний юби­лей Львова был отмечен концертом в ревельском музыкально-драматиче­ском обществе «Гусли» — и только.

Материальным памятником ком­позитору на территории современной Эстонии сохранялся уникальный мостик, созданный по проекту Львова, чуть выше уступа водопада в Кейла-Йоа.

По рассказам старожилов, под весом снега и льда он обрушился 1 января 1917 года. Музыке, сочинен­ной Львовым, оставалось быть гимном Российской Империи считанные месяцы…

15 июня нынешнего года — акку­рат в сто восьмидесятую годовщину посещения Николаем I замка Фалль и днем позже двухсот пятнадцатилетия со дня рождения Алексея Львова — гимн «Боже, Царя храни», впервые в нынешнем веке, прозву­чал под стенами бывшего поместья Бенкендорфа.

Самое знаменитое произведение самого известного из родившихся в Таллинне русских композиторов открыло программу концерта, ознаменовавшего собой окончание первого этапа реконструкции мызы Кейла-Йоа. Кто знает — не будет ли, рано или поздно, установлен в аллеях окружающего ее живописного парка и скромный памятник Алексею Львову?

 Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!