А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1079 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 229 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Первый в Таллинне памят­ник мог быть установлен в честь автора государ­ственнаго гимна Россий­ской Империи.

Ревельское происхождение Алексея Федоровича Львова — для любителей русской музыки не секрет.

Но даже самый большой знаток таллиннской старины едва ли сможет указать, где именно будущий компо­зитор появился на свет.

А уж тем более — вспомнить, каким образом «малая родина» планировала увековечить своего прославленного сына.

Л.Ф. Львов. Портрет А.Ф. Львова. 1836 год.

Л.Ф. Львов. Портрет А.Ф. Львова. 1836 год.

Загадки биографии

Розовый двухэтажный дом на север­ной окраине Старого города — угол улиц Лай и Толли.

Нынче — Таллиннский городской архив, наверняка хранящий в своих фондах документы, касающиеся первых строк биографии будущего композитора.

Двести лет назад — здание Ревельской портовой таможни, куда летом 1794 года был переведен по службе из Архангельской губернии инспектор Фёдор Петрович Львов.

Служебные квартиры для тамо­женного руководства располагались непосредственно над местом службы — по крайней мере в начале XIX столетия. По всей вероятности, тре­тий сын Федора Петровича Львова впервые увидел свет именно здесь: 25 мая 1798 года.

В какой церкви младенец был наречён Алексеем? Однозначного, а главное — документально заверенно­го ответа на этот вопрос до сих пор, увы, тоже не существует: действовать приходится путем исключения.

Практически сразу же исключа­ется Никольская: приход храма на улице Вене составляли преимуще­ственно купцы. Равно как и Казан­ская — она относилась к военному ведомству.

Остаются: Преображенский со­бор, считавшийся вотчиной губерн­ских чиновников, и Симеоновская церковь — в конце XVIII века ее зачастую звали просто «адмирал­тейская».

Учитывая, что по службе отец новорожденного Алеши был связан с портом, можно предположить: крести­ли младенца именно в Симеоновской.

"Львовский мостик" над водопадом в Кейла-Йоа. Фото до 1917 года.

«Львовский мостик» над водопадом в Кейла-Йоа. Фото до 1917 года.

Любовь к музыке

«Я провел первую свою молодость счастливо, будучи безмерно любим родителями и любя их.

К сему много способствовало и то, что почтенный родитель мой, любя страстно музыку, видел во мне ре­шительный талант к сему искусству. От семи лет возраста, я, худо или хорошо, разыгрывал с ним и дядей моим все ноты старинных сочини­телей, которые батюшка выписывал из всех стран Европы», — вспоминал впоследствии Львов.

С музыкой семья будущего компо­зитора была связана на протяжении вот уже третьего поколения. Брат деда со стороны отца, Николай Львов, был автором либретто к пер­вым русским операм. Упомянутый дядя, Андрей Козлянинов, в молодо­сти играл в военном оркестре.

Уроки музыки не ограничивались кругом семьи: для обучения сына Фёдор Петрович приглашал испол­нителей-виртуозов и теоретиков. Фамилии их сохранились: Кайзер, Бем, Шейнур, Цейнер, Миллер.

Вероятно, немецкие фамилии учителей укрепили иных исследова­телей биографии Львова в том, что вплоть до поступления в столичный Институт путей сообщения Алексей Федорович жил в наших краях.

Внимание к обучению ребенка музыке видится при таком раскладе логичным: современники писали о Ревеле как едва ли не о самом музыкальном городе России, где фортепьяно звучит даже из окон семьи ремесленника.

Однако это — заблуждение: из Ревеля в Петербург Фёдор Львов был переведён в 1801 году. Сын же вспоминал, что всё детство он провёл неотрывно от отца. Музыкальная пре­мьера самого известного произведения композитора Львова в окрестностях  Ревеля — тоже, к сожалению, не более  чем предание.

Легендарное первенство

Согласно ему, музыка гимна «Боже, Царя храни» была впервые исполнена ее автором 26 мая 1833 года — во время визита в принадлежащее Александру Бенкендорфу поместье Фалль импера­тора Николая I.

Неоготический замок, высящийся чуть в стороне от водопада Кейла-Йоа, самодержец действительно посещал. Присутствовал во время визита и адъютант хозяина усадьбы — Алексей Львов. Не исключено, что он и впрямь играл на скрипке августейшему гостю.

Но исполнить гимн он не мог при всем желании. Просто потому что музыка к нему была написана полгода спустя. Сам композитор недвусмыс­ленно свидетельствовал: впервые «Боже, Царя храни» прозвучал в Пе­тербурге — в конце ноября 1833 года.

Авторство легенды, вероятно, принадлежит Сергею Игнатьевичу Уманцу — сотруднику губернской администрации конца ХIХ — начала XX века, ревельскому корреспонденту «Рижского вестника».

Во всяком случае, цикл написанных им статей «Замок Фалль близь Ревеля», позже переизданный отдельной кни­гой, содержит легендарную историю.

Наша гордость

Краеведческие заметки о поместье Бенкедорфа были опубликованы на страницах «Ревельских известий» летом 1894 года.

А осенью в адрес редакции пришло письмо из уездного города Вейсенштейна. Его автор, некто Яков Дунцов, напоминал: в обозримой перспективе вырисовывается столетие прославлен­ного земляка.

«Я говорю об Александре Львове, создавшем гимн, изящная и торже­ственная музыка которого вот уже более шестидесяти лет составляет нашу гордость, — писал житель нынешнего Пайде. — Хотя жизнь его протекала в Петербурге, Ревель, как родина композитора, должен бы чем-нибудь ознаменовать наступающий день годовщины.

Даже простой бронзовый, но, ко­нечно, художественно исполненный, бюст Львова, поставленный на гранит­ный пьедестал с вырезанными нотами гимна и с соответствующей надписью, составил бы немалое украшение для города и послужил бы прекрасным внешним знаком духовного единения города Ревеля и всей нашей окраины с нашим Отечеством.

Лучше всего это было бы достигнуть сооружением хотя бы небольшого памятника покойному композитору на одном из видных мест — на Морской горке или в Екатеринентале. Я уверен, что при серьезном отношении к делу со стороны лиц, которым сие надлежит ведать, этот проект окажется далеко не неосуществимым.

Тем более что времени осталось еще не мало и не Бог знает какие громадные средства необходимы для этого».

Ожидание возвращения

От себя газета добавляла: мысль, озву­ченная автором письма, уже обсужда­лась в местном русском обществе.

Дальше разговоров и благих наме­рений дело не пошло. Столетний юби­лей Львова был отмечен концертом в ревельском музыкально-драматиче­ском обществе «Гусли» — и только.

Материальным памятником ком­позитору на территории современной Эстонии сохранялся уникальный мостик, созданный по проекту Львова, чуть выше уступа водопада в Кейла-Йоа.

По рассказам старожилов, под весом снега и льда он обрушился 1 января 1917 года. Музыке, сочинен­ной Львовым, оставалось быть гимном Российской Империи считанные месяцы…

15 июня нынешнего года — акку­рат в сто восьмидесятую годовщину посещения Николаем I замка Фалль и днем позже двухсот пятнадцатилетия со дня рождения Алексея Львова — гимн «Боже, Царя храни», впервые в нынешнем веке, прозву­чал под стенами бывшего поместья Бенкендорфа.

Самое знаменитое произведение самого известного из родившихся в Таллинне русских композиторов открыло программу концерта, ознаменовавшего собой окончание первого этапа реконструкции мызы Кейла-Йоа. Кто знает — не будет ли, рано или поздно, установлен в аллеях окружающего ее живописного парка и скромный памятник Алексею Львову?

 Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Обретая столичный фасад: градостроительный памятник Таллина

Имидж не только «заповедника ганзейского средневековья», но и столицы современного государства Таллинн впервые примерил на себя в годы правления президента ...

Читать дальше...

Вид Больших морских ворот из хроники Иоганна Реннера XVI века. Здание на первом плане — вероятно, Гертрудинская церковь.

Кяэдри, которая Гертруда: позабытая покровительница Каламая, района Таллина

17 марта — Гертрудин день, или, как отмечен он в народном календаре, Käädripäev — повод вспомнить о почти забытой современными ...

Читать дальше...

Вывеска кафе "Kultas" — нынешнего «Wabadus» — в конце тридцатых годов прошлого века.

Кафе Николая Культаса — легенда площади Вабадузе в Таллине

Восемьдесят лет назад в самом сердце Таллинна открылось кафе, само название которого стало синонимом столичного шика и — символом обслуживания ...

Читать дальше...

Цветочный магазин «Каннике» — манифест финской «природной архитектуры» в центре Таллинна. Фото 1973 года.

«Фиалка» на углу улицы Гонсиори в Таллине: полвека цветочному магазину «Каннике»

В январе 1967 года список торговых точек столицы пополнился новым адресом, а лексикон таллиннцев — новым названием: открылся цветочный магазин ...

Читать дальше...

Замена покрытия куполов на тогдашнем Александровском кафедральном соборе — нынешнем соборе Александра Невского. Снимок второй половины тридцатых годов.

«Склонитесь же перед волей Его и не скорбите»: как собор Александра Невского Александровским собором в Ревеле стал

Ровно восемьдесят лет назад в Таллинне не стало... собора Александра Невского — появился Александровский кафедральный собор. Речь шла не о простом ...

Читать дальше...

Екатерина Александрийская. Скульптура XV века. Главный алтарь церкви Нигулисте.

Святые, императрицы, мастерицы: россыпь Екатерин на таллиннской карте

Кадрипяэв, или День Катарины — не только дата эстонского народного календаря, но и самый подходящий повод вспомнить всех земных тезок ...

Читать дальше...

Единственное дошедшее до нас изображение исторического Колесного колодца: зарисовка Карла Буддеуса. 1828 год.

Ворот с колесом под крышей-колоколом: тридцать лет возвращению Колесного колодца в Таллине

Один из «дежурных» ныне туристических магнитов Старого Таллинна вернулся к таллиннцам и гостям города ровно тридцать лет назад — в ...

Читать дальше...

Переулки Таллин: Космос над нашим городом.

В этом выпуске: Американский астронавт с эстонскими корнями, полковник морской пехоты США, Джек-Роберт Лузма (он же, Яаак Лаасьмаа). Встреча в ...

Читать дальше...

Переулки Таллин, Что дальше?

 Будущее блога и некоторые ответы зрителям. http://dobro.ee/

Читать дальше...

Родовой герб, дарованный вице-адмиралу Вульфу и его потомкам.

Под девизом «Стремясь, достигаю»: командир Ревельского порта адмирал Вульф

Сто десять лет назад Таллинн покинул человек, подаривший городу один из самых узнаваемых его символов — памятник броненосцу береговой обороны ...

Читать дальше...

Нижний маяк - в просторечии Красный, хотя официально - Белый.

Погляди в свое окно — всё на улице красно: оттенки красного в городской палитре Таллинна

Трактовавшийся в различные эпохи как цвет самопожертвования, греха и революционной борьбы широко представлен в прошлом и настоящем столицы Эстонии. Любому советскому ...

Читать дальше...

Подводная лодка «Калев». Открытка конца тридцатых годов.

Последний поход подлодки Калев: К семидесятипятилетию со дня гибели.

Корабли, как и люди, имеют свою судьбу, и никто не может ее предугадать, особенно если речь идет о военном флоте. Одни ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!