А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Написанные сто двадцать лет назад немудреные газетные вирши — отголосок былой славы дачного местечка, до включения в состав Таллинна успевшего побыть отдельным городом.

 Нынешнее Нымме и его дачная слава родились практически одновременно.

Летом 1872 года правление Балтийской железной дороги распорядилось учредить «Остановку на 7-й версте», осенью владелец окрестных земель Николай фон Глен продал первые участки под застройку.

Склон Мустамяги в бытность ее «Синей горой»

Склон Мустамяги в бытность ее «Синей горой»

Спустя два десятилетия здесь в летние месяцы отдыхало свыше трехсот горожан — примерно поровну взрослых и детей, не считая сотни человек прислуги. И хотя дачные домики, по свидетельству современника, «частью напоминали избушки на курьих ножках», все до одного были они заняты жильцами.

 Просто и удобно

Дачный корреспондент «Ревельских известий» сообщал в 1893 году, что из города в Нымме можно добраться множеством способов: пешком, на извозчике, на телеге с молочницей и «даже на велосипеде».

Большинство, конечно, избирало более традиционное сообщение — железнодорожное: двадцать пять копеек за билет было не ахти какой разорительной суммой. Правда, билеты до Нымме продавались только в третий класс: желающим ехать с большим комфортом приходилось оплачивать стоимость проезда до Кейла.

Необходимость платить дополнительный гривенник расстраивала дачников меньше, чем частота движения поездов: два из них следовали через Немме в сторону Балтийского порта утром и вечером, а два — направлялись практически в то же самое время из Кейла в Ревель.

Вечерние поезда стояли у ныммеского перрона минуту, утренние — «целых» две. Так что при выходе из вагонов и во время погрузки в них пассажирам надо было проявлять изрядную сноровку. Кондукторам приходилось вылавливать в толпе тех, кто норовил проскользнуть в мягкий вагон с билетом третьего класса.

«Выходят пассажиры и выносят с собой тьму пачек, мешков, мешочков, — писала газета. — Нередко, для удобства, эти пачки вылетают из окон вагона еще на ходу поезда, а затем подбираются соседними дачниками. Просто и удобно».

Несмотря на все эти неудобства, железнодорожным сообщением воспользовались за лето 1893 года свыше шестнадцати тысяч человек: фактически каждый пятый житель Ревеля.

 Особая музыка

Поезд в Нымме. Открытка начала XX века.

Поезд в Нымме. Открытка начала XX века.

Прибытие поезда — особенно того, что шел из Ревеля, — было для ныммеских дачников едва ли не событием дня.

«Перед приходом состава раздается особая неммовская музыка: не то скрипение, ни то визжание, — живописуют «Ревельские известия». — Это спускают шлагбаумы. Затем «…свистит свисток, и поезд мчится, несется пар из-под колес. И в Немме дачник наш стремится, набит посылками, как воз».

Перрон заменял в Нымме одновременно и клуб, и аллеи Екатериненталя. Сюда два раза в день выходило едва ли не всё местное общество: урядник, «неммовский страж и ангел-хранитель», внушительный жандарм, «младой, но представительный» начальник станции «в чудной ярко-красной шапке, блистающей как солнце над платформой».

Встречать вечерний ревельский поезд в погожие дни приходил и владелец окрестных земель барон Глен. За его супругой семенила запряженная в повозку с пузатым бочонком белая козочка: госпожа Глен предлагала утомленным дорогой пассажирам свежего козьего молока.

•      Запряженная   в   тележку   коза была чем-то вроде «бренда» дачного местечка: снимки с изображением детей, катающихся на этом необычном «транспортном средстве» и надпечаткой «Ыетте» использовались на рубеже ХIХ-ХХ веков в качестве почтовых открыток.

 Черничное Синегорье

 Газета свидетельствует: немного отдохнувших с дороги друзей и родственников обитатели Нымме незамедлительно вели к тропе, змеившейся по кромке Мустамяги.

Кстати, «Черной» являющуюся по сути крутым склоном холма «гору» в ту пору горожане еще не называли. «У обрыва — множество названий: Черничная гора, Песочная, наконец — Голубые или Синие горы», — перечисляла газета.

По мнению корреспондента «Ревельских известий», последнее название было связано исключительно с тем, что «побывавшие на этом обрыве возвращаются к вечеру с губами, синими от моря произрастающей здесь среди сосен и папоротников черники».

«Синеву» нынешней «Черной горы» автор статьи пытался вывести и потому, что отсюда открывается «восхитительный и несравнимый ни с чем вид» сразу на два синеющих вдали водоема: озеро Харку и Коплискую бухту.

Версии, конечно, красивые. Но традиционное краеведение объясняет топоним, бывший в ходу преимущественно у остзейцев, иным: с балконов резиденций Верхнего города поросший сосняком склон Мустамяги действительно отливает синевой.

 Сон под соснами

 Очарование дачной жизни, буквально струящееся с пожелтевшей газетной страницы более чем вековой давности, не может не зачаровывать. «Когда бы вы ни гуляли по Немме: утром, когда местные обитатели медленно встают ото сна, или днем, когда их совсем не видно, или вечером — всегда здесь тихо и безмятежно.

Сосны мирно растут, тихо шумят вершинами и наполняют наш уголок запахом смолы. Ах, какой у нас чудесный воздух, душистый, как малина и чистый, как эфир. Солнце печет особенно горячо. Немме дремлет.

А какая здесь свобода! Можно ходить где угодно и одеваться как угодно. Наши дамы гуляют без шляпок, перчаток и зонтиков — очень хорошо делают. Они не стесняют себя так, как это делают екатеринентальские дачницы, которые всегда затянуты, разодеты, с серьезными лицами.

Что делают неммовские обыватели? Трудно сказать. Гуляют, дышат воздухом, ничего не делают. Иногда раздается удар крокетного молотка или нежное пение ночною порою. Вечером молодежь утраивает шумные игры: начинается беготня, игры, смех.

Есть у нас и Салон — свой собственный, не хуже Екатеринентальского. Это ресторан «Немме» господина Гагена, расположенный в тени сосен и снабженный кегельбаном. Каждую неделю здесь бывают семейные танцевальные вечера.

Очень приятно видеть, что на вечера эти собираются не только русские, но и немецкие дачники, и все танцуют необычайно весело…»

 Убедиться самому

 …И сто с лишним лет тому назад таллиннское лето было кратким и быстротечным — равно как и дачный сезон.

Уже с 12 сентября поезд переставал останавливаться у платформы Нымме. Большинство же дачников начинало разъезжаться где-то со второй декады августа. К концу месяца поселок пустел.

«Дачи уже почти все заколочены,  —  писали в предпоследний день лета «Ревельские известия». — В Немме вообще тихо, а теперь совсем пустынно, безлюдно и безмолвно. Сыро и холодно, дожди и ветер. В одно утро иней покрыл траву. Тоска и уныние».

«Можно подумать, что они вообще когда-нибудь покидают дачное местечко Немме!» — ядовито усмехался фельетонист «Рижского вестника»: с его точки зрения, место отдыха ревельцев ни в какое сравнение не могло идти с нынешней Юрмалой.

«Мы советуем коллеге поселиться будущим летом в Немме, — ревностно защищая честь родных краев, парировали спустя десяток дней «Ревельские известия». — А впрочем, — пускай острит себе!

Наше Немме от этого только выиграет, так как получит только больше известности. Чего мы ему искренне желаем».

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!