А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Хроники Таллина
Говорят так:
Есть города, которые искусственно создают вокруг себя мифы, легенды, надуманные традиции, спешно заворачиваясь в них, скрывая свою молодость-зеленость. Таллинн - полная их противоположность. Он буквально задыхается под комом накрученных на него легенд и мифов. Ну как не развесить уши, слушая легенду о удачливом аптекаре, устроившем у себя в аптеке первый в мире "мужской клуб", просто наклеив на бутылки с вином этикетки от лекарств, когда эта самая аптека перед тобой: она работает аж с 1422 года, и ей владеет десятое поколение того самого аптекаря. Как не поверить про "свадьбу чёрта и нечистую квартиру", когда вот они, давно занавешенные окна этой квартиры, в которой никто не живёт и вот оно, уже сотню с гаком лет публикуемое в местной газете объявление о продаже, на которое никакой здравомыслящий человек не купится.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Написанные сто двадцать лет назад немудреные газетные вирши — отголосок былой славы дачного местечка, до включения в состав Таллинна успевшего побыть отдельным городом.

 Нынешнее Нымме и его дачная слава родились практически одновременно.

Летом 1872 года правление Балтийской железной дороги распорядилось учредить «Остановку на 7-й версте», осенью владелец окрестных земель Николай фон Глен продал первые участки под застройку.

Склон Мустамяги в бытность ее «Синей горой»

Склон Мустамяги в бытность ее «Синей горой»

Спустя два десятилетия здесь в летние месяцы отдыхало свыше трехсот горожан — примерно поровну взрослых и детей, не считая сотни человек прислуги. И хотя дачные домики, по свидетельству современника, «частью напоминали избушки на курьих ножках», все до одного были они заняты жильцами.

 Просто и удобно

Дачный корреспондент «Ревельских известий» сообщал в 1893 году, что из города в Нымме можно добраться множеством способов: пешком, на извозчике, на телеге с молочницей и «даже на велосипеде».

Большинство, конечно, избирало более традиционное сообщение — железнодорожное: двадцать пять копеек за билет было не ахти какой разорительной суммой. Правда, билеты до Нымме продавались только в третий класс: желающим ехать с большим комфортом приходилось оплачивать стоимость проезда до Кейла.

Необходимость платить дополнительный гривенник расстраивала дачников меньше, чем частота движения поездов: два из них следовали через Немме в сторону Балтийского порта утром и вечером, а два — направлялись практически в то же самое время из Кейла в Ревель.

Вечерние поезда стояли у ныммеского перрона минуту, утренние — «целых» две. Так что при выходе из вагонов и во время погрузки в них пассажирам надо было проявлять изрядную сноровку. Кондукторам приходилось вылавливать в толпе тех, кто норовил проскользнуть в мягкий вагон с билетом третьего класса.

«Выходят пассажиры и выносят с собой тьму пачек, мешков, мешочков, — писала газета. — Нередко, для удобства, эти пачки вылетают из окон вагона еще на ходу поезда, а затем подбираются соседними дачниками. Просто и удобно».

Несмотря на все эти неудобства, железнодорожным сообщением воспользовались за лето 1893 года свыше шестнадцати тысяч человек: фактически каждый пятый житель Ревеля.

 Особая музыка

Поезд в Нымме. Открытка начала XX века.

Поезд в Нымме. Открытка начала XX века.

Прибытие поезда — особенно того, что шел из Ревеля, — было для ныммеских дачников едва ли не событием дня.

«Перед приходом состава раздается особая неммовская музыка: не то скрипение, ни то визжание, — живописуют «Ревельские известия». — Это спускают шлагбаумы. Затем «…свистит свисток, и поезд мчится, несется пар из-под колес. И в Немме дачник наш стремится, набит посылками, как воз».

Перрон заменял в Нымме одновременно и клуб, и аллеи Екатериненталя. Сюда два раза в день выходило едва ли не всё местное общество: урядник, «неммовский страж и ангел-хранитель», внушительный жандарм, «младой, но представительный» начальник станции «в чудной ярко-красной шапке, блистающей как солнце над платформой».

Встречать вечерний ревельский поезд в погожие дни приходил и владелец окрестных земель барон Глен. За его супругой семенила запряженная в повозку с пузатым бочонком белая козочка: госпожа Глен предлагала утомленным дорогой пассажирам свежего козьего молока.

•      Запряженная   в   тележку   коза была чем-то вроде «бренда» дачного местечка: снимки с изображением детей, катающихся на этом необычном «транспортном средстве» и надпечаткой «Ыетте» использовались на рубеже ХIХ-ХХ веков в качестве почтовых открыток.

 Черничное Синегорье

 Газета свидетельствует: немного отдохнувших с дороги друзей и родственников обитатели Нымме незамедлительно вели к тропе, змеившейся по кромке Мустамяги.

Кстати, «Черной» являющуюся по сути крутым склоном холма «гору» в ту пору горожане еще не называли. «У обрыва — множество названий: Черничная гора, Песочная, наконец — Голубые или Синие горы», — перечисляла газета.

По мнению корреспондента «Ревельских известий», последнее название было связано исключительно с тем, что «побывавшие на этом обрыве возвращаются к вечеру с губами, синими от моря произрастающей здесь среди сосен и папоротников черники».

«Синеву» нынешней «Черной горы» автор статьи пытался вывести и потому, что отсюда открывается «восхитительный и несравнимый ни с чем вид» сразу на два синеющих вдали водоема: озеро Харку и Коплискую бухту.

Версии, конечно, красивые. Но традиционное краеведение объясняет топоним, бывший в ходу преимущественно у остзейцев, иным: с балконов резиденций Верхнего города поросший сосняком склон Мустамяги действительно отливает синевой.

 Сон под соснами

 Очарование дачной жизни, буквально струящееся с пожелтевшей газетной страницы более чем вековой давности, не может не зачаровывать. «Когда бы вы ни гуляли по Немме: утром, когда местные обитатели медленно встают ото сна, или днем, когда их совсем не видно, или вечером — всегда здесь тихо и безмятежно.

Сосны мирно растут, тихо шумят вершинами и наполняют наш уголок запахом смолы. Ах, какой у нас чудесный воздух, душистый, как малина и чистый, как эфир. Солнце печет особенно горячо. Немме дремлет.

А какая здесь свобода! Можно ходить где угодно и одеваться как угодно. Наши дамы гуляют без шляпок, перчаток и зонтиков — очень хорошо делают. Они не стесняют себя так, как это делают екатеринентальские дачницы, которые всегда затянуты, разодеты, с серьезными лицами.

Что делают неммовские обыватели? Трудно сказать. Гуляют, дышат воздухом, ничего не делают. Иногда раздается удар крокетного молотка или нежное пение ночною порою. Вечером молодежь утраивает шумные игры: начинается беготня, игры, смех.

Есть у нас и Салон — свой собственный, не хуже Екатеринентальского. Это ресторан «Немме» господина Гагена, расположенный в тени сосен и снабженный кегельбаном. Каждую неделю здесь бывают семейные танцевальные вечера.

Очень приятно видеть, что на вечера эти собираются не только русские, но и немецкие дачники, и все танцуют необычайно весело…»

 Убедиться самому

 …И сто с лишним лет тому назад таллиннское лето было кратким и быстротечным — равно как и дачный сезон.

Уже с 12 сентября поезд переставал останавливаться у платформы Нымме. Большинство же дачников начинало разъезжаться где-то со второй декады августа. К концу месяца поселок пустел.

«Дачи уже почти все заколочены,  —  писали в предпоследний день лета «Ревельские известия». — В Немме вообще тихо, а теперь совсем пустынно, безлюдно и безмолвно. Сыро и холодно, дожди и ветер. В одно утро иней покрыл траву. Тоска и уныние».

«Можно подумать, что они вообще когда-нибудь покидают дачное местечко Немме!» — ядовито усмехался фельетонист «Рижского вестника»: с его точки зрения, место отдыха ревельцев ни в какое сравнение не могло идти с нынешней Юрмалой.

«Мы советуем коллеге поселиться будущим летом в Немме, — ревностно защищая честь родных краев, парировали спустя десяток дней «Ревельские известия». — А впрочем, — пускай острит себе!

Наше Немме от этого только выиграет, так как получит только больше известности. Чего мы ему искренне желаем».

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллин капитулировал перед победоносными русскими войсками 29 сентября 1710 года. Царь Петр впервые посетил город в декабре 1711 года, он остановился в доме на Тоомпеа, в настоящее время - дом № 4 на площади Лосси. В последующие годы царь останавливался в своем городском дворце (на месте дома № 8, по улице Толли). В 1714 году Петр приобрел поместье, названное им в честь царицы Екатериненталем (Долина Екатерины). Тогда же был построен Старый дворец (Домик Петра), небольшое здание в силе барокко. В 1718 году началось строительство Нового дворца, причем Петр собственноручно положил в северном углу стены дворца три кирпича - они не оштукатурены и видны в стене.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!