А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1155 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Таллиннский православный собор Александра Невского был заложен сто двадцать лет назад — в предпоследний летний день 1893 года.
Официальную хронику метеорологическими зарисовками «Ревельские известия» старались не разбавлять.
Но для понедельника, 30 августа, 1893 года редакция единственной издававшейся в Эстляндии на русском языке газеты решила сделать исключение.

Значимость события обязывала. Да и природа в день закладки самого характерного и значимого архитектурного памятника губернского города Ревеля действительно не подкачала.
«Погода одарила нас, как будто нарочно — к великому празднику, прекрасным синим небом, ярким солнцем, разливающим ту тлеющую теплоту, которая еще возможна в это осеннее время», — свидетельствовало издание.

Главный «гость»

Исторический момент закладки собора Александра Невского 30 сентября 1893 года был запечатлен фотографом, снимавшим с крыши нынешней резиденции германского посла на площади Лосси.

Исторический момент закладки собора Александра Невского 30 сентября 1893 года был запечатлен фотографом, снимавшим с крыши нынешней резиденции германского посла на площади Лосси.

30 сентября в 1893 году выпало на понедельник: день для организаций массовых торжеств, на первый взгляд, не самый подходящий.
Не стоит, однако, забывать, что по старому стилю на эту дату выпадал день перенесения в столицу мощей Александра Невского — покровителя будущего храма и тезку царствующего самодержца.
Сам император Александр III, равно как и кто-либо иной из представителей дома Романовых, на торжества по поводу закладки ревельского собора не прибыл. Да и в целом были они обустроены почти исключительно на «местном» уровне.
Едва ли не единственными из иногородних гостей стали архиепископ Рижский Арсений (Брянцев) да Михаил Галкин-Врасский — первый за весь XIX век эстляндский губернатор русского, а не остзейского происхождения.
Главным «гостем» на торжествах стала икона Успения, доставленная из Пюхтицкого монастыря. Встречать ее на вокзал лично прибыл «начальник губернии» князь Сергей Шаховской с супругой.
Оттуда многочисленный крестный ход двинулся к главной православной святыни города — Преображенскому собору, расположенному на нынешней улице Суур-Клоостри.

Лучшее доказательство

«Здесь был соблюден тот русский обычай, который Ревель видел у себя, возможно, в первый раз», — писали «Ревельские известия». — Толпа двигалась навстречу процессии и, становясь в ряд, проходила, согнувшись, под иконой.
Казалось, находишься не в Ревеле, полуэстонском и полунемецком, на краю России, в тысячи верстах от Москвы, но где-нибудь в чисто русском городе, Нижнем Новогорде или Костроме, где «русский дух, где Русью пахнет».

Делая заключение, что «Ревель сильно и решительно русеет», корреспондент отмечал: к иконе подходили отнюдь не только русские, но и эстонцы с немцами, как лютеране, так и католики. В толпе то и дело слышалось «Ach, wie hübsch!» — «Ах, как красиво!».
«Одно это зрелище есть лучшее доказательство, что наше разнородное население объединено не одним только законом и властями, но и духовной связью, основанной на одной вере в одного Бога», — заверяла газета.
И резюмировала: «А также — на взаимном дружелюбии, доверии и уважении — той связи, которая прочнее и нерушимее всякой другой».

Море голов

Исторический момент закладки собора Александра Невского 30 сентября 1893 года был запечатлен фотографом, снимавшим с крыши нынешней резиденции германского посла на площади Лосси.

Исторический момент закладки собора Александра Невского 30 сентября 1893 года был запечатлен фотографом, снимавшим с крыши нынешней резиденции германского посла на площади Лосси.

Суур-Клоостри — Лай — Хобузепеа — Пикк — Ратушная площадь— Куллассепа — Нигулисте — Люхике-Ялг:
таким рисуется маршрут крестного хода на современной карте Таллинна.
«Крестный ход был живописен и величествен, особенно, когда он, повернув к Серебряной, стал подниматься на гору, — вспоминал очевидец. — На сером фоне остроконечных ревельских кирок и домов двигался он медленно, величаво.
Солнце сверкало на парче, золоте и серебре риз, образов и хоругвей, среди которых выделялись форменные мундиры преподавателей, несших гимназические иконы. Сзади шли власти, а вокруг — темное море, море голов».
Справедливости ради стоит отметить: подобную живописную процессию город видел не впервые — за пять лет до того, летом 1888 года, Ревель широко отпраздновал тысячелетие Руси.
Как и тогда, крестным ходом на извилистых улицах руководил директор Николаевской гимназии Григорий Янчевецкий — отец будущего автора исторических романов Василия Яна.
Помогал ему староста бригадной церкви капитан Тимофеев, а также — два юрьевских студента.

На Вышгороде

К половине первого процессия поднялась на площадь перед губернаторским дворцом, предназначенную для строительства собора.
Полотняный шатер высился в ее середине. Вокруг него выстроились солдаты городского гарнизона и члены пожарных команд. Духовой оркестр играл гимн «Коль славен».
Взошедший под сень шатра архиепископ Арсений трижды опустил нательный крест в святую воду и окропил ей народ, а затем опустился в котлован фундамента. Здесь лежал еще один крест — деревянный, двенадцатисаженный.
Арестанты расположенной во внутреннем дворе замка Тоомпеа губернской тюрьмы натянули канаты — и крест начал неспешно подниматься. Несколько раз он замирал и даже опускался: казалось, что чуть-чуть — и натянутые канаты не выдержат.
Идеи сноса или же перестройки собора Александра Невского, с пугающей частотой звучали каждое десятилетие.
Этого не произошло: ровно в два часа крест встал во всю высоту и был закреплен у основания.
В тот же самый миг над Длинным Германом взвился государственный флаг — мгновением позже он затрепетал над водонапорной башней на Тынисмяги.
По этому сигналу ударили четыре установленные на теперешнюю горку Линдамяги пушки. Тридцатиоднократный салют подхватили стоящие на рейде суда, далеко разнеся весть о состоявшемся освящении.
«Не только вся площадь, но и дома, окна, крыши, пестревшие флагами, были унизаны публикой, — сообщали «Ревельские известия». — С крыши одного дома были сделаны фотографические снимки.
Давно на угрюмом Вышгороде не было такого стечения народа, такого торжества, такого ликования».

Ревельошй кремль

Закладку нового православного собора русская газета определила событием первостепенной важности.
Немецкие газеты ограничились сухой констатацией факта: для них закладка очевидного конкурента шпилям лютеранских кирх была болезненным уколом по самолюбию.
Не столько в пику им, а, вероятно, для своих читателей, «Ревельские известия» подчеркивали: «Православному храму приличествует стоять на высоте, чтобы все могли его видеть и помнить о своих первых обязанностях — божеских».
«Напрасно говорят, что Вышгород неудобен, так как очень пустынен и безлюден, — продолжала газета. — Храм есть место молитвы и уединения, ему не подобает стоять на торжище, которое больше посещается. Где меньше людей, там место святее.
Новый собор вдохнет новую жизнь в Вышгород, и, подобно московскому Кремлю, наш Вышгород сделается священным местом, куда всякий будет стекаться для молитвы».
Увы, именно эффектное расположение сакральной постройки на главенствующей над городом возвышенностью чуть было не оказалось для нее роковым.
Идеи сноса или же перестройки собора Александра Невского с пугающей частотой начинали звучать и в двадцатые, и в тридцатые, и в сороковые, и даже — в шестидесятые годы.
Горячие, точнее — маргинальные, головы попробовали «реанимировать» их и на заре восстановления современной эстонской государственности. К счастью, здравый смысл восторжествовал — хочется верить, что теперь уже навсегда.
Собор, некогда воспринимавшийся как «последний гвоздь в гроб остзейского немечества», давно утратил «политическую злободневность» времен даты своей закладки. И это безусловно — к лучшему.

«Столица»
Йосеф Кац











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Столетие Балтийского Герцогства

В 2018 году, Эстония широко отмечает 100-летие республики, и почему-то выпадает из официальных сообщений другая, не менее знаменательная дата: 100-лет ...

Читать дальше...

«Михаил Федорович», «Волынец», «Суур Тылль»: ледокол-герой, ледокол-музей, ледокол-легенда.

Одно из сокровищ собрания Морского музея Эстонии — ледокол «Суур Тылль» — празднует в этом году сразу две знаменательные даты. Первая ...

Читать дальше...

Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Зодчий Александр Владовский: эскиз творческой биографии Таллинца

Самый, пожалуй, яркий и колоритный архитектор довоенного Таллинна — Александр Владовский — вновь вернулся к таллиннцам: книгой, посвященной его жизни ...

Читать дальше...

Сквер на улице Марта, ба с памятным крестом Бласиуса Хохгреве в наши дни.

Оправа старейшему памятнику в Таллине: сквер у креста Бласиуса Хохгреве

Один из оригинальных памятников таллиннской старины получил недавно достойную «оправу» — благоустроенный сквер на улице Марта. В свое время всякий уважающий ...

Читать дальше...

О значимой дате в истории Таллина

318 лет назад, в 1710 году, российские войска приступили к летне-осенней кампании Северной войны на землях современных Латвии и Эстонии. Успех ...

Читать дальше...

Сложно представить, что сто десять лет назад на месте нынешнего театра «Эстония» и парка Таммсааре стояли крестьянские подводы и шумел рынок.

Парк имени Таммсааре в Таллине: круговорот вечных перемен

Прежде, чем обрести современный облик, нынешнему парку Таммсааре довелось пережить на своем долгом веку целый ряд радикальных градостроительных «перевоплощений». Путь от ...

Читать дальше...

Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!