А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
Хроники Таллина
Говорят так:
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1307 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Здание театрального и концертного зала «Эстония» было торжественно открыто сто лет назад.

«Цилиндры блестят, а дамские вуали переливаются в лучах солнца. Извозчики и автомобили подвозят элегантную публику. С другой стороны улицы толпится народ, провожающий их любопытными взглядами.
Фотограф работает изо всех сил. Его аппарат то и дело клацает, словно игрушечный пистолет. Новые и новые толпы людей проходят и проходят мимо его объектива…»
Таким корреспонденту газеты «Tataja» запомнилось 23 августа 1913 года: дата открытия театра «Эстония».

Прибытие гостей на торжества по поводу открытия театра «Эстония» в 1913 году

Прибытие гостей на торжества по поводу открытия театра «Эстония» в 1913 году

Долгожданный день
Эстонское население Ревеля ждало этого дня как минимум девять лет: с того самого момента, как Городская дума постановила выделить земельный участок для строительства эстонского театра.
А может — и все одиннадцать: в августе 1902 года «Teataja» отозвалась на открытие Финского национального театра в соседнем Гельсингфорсе предложением построить в Таллинне «общественное здание, украшенное орнаментами в народном стиле».
Однако справедливее всего начинать отсчет биографии нынешнего юбиляра от 24 марта 1908 года, когда музыкально-драматическое общество «Эстония» провозгласило международный конкурс проектов будущего здания.
Первое место так и не было присуждено. Второе поделили между собой два коллектива авторов: петербуржцы Николай Васильев с Алексеем Бубырем и финны Армас Линдгрен с Виви Лённ.
Проект последних, после внесения в него ряда поправок, был в итоге и принят к реализации: краеугольный камень будущей «Эстонии» лег в фундамент в дни Певческого праздника 1910 года.
К тому времени в непосредственной близости от строительной площадки уже высились стены Ревельского немецкого театра — нынешнего Театра драмы.

... и гости на торжествах по поводу столетия этого события нынешней осенью.

… и гости на торжествах по поводу столетия этого события нынешней осенью.

Спиной и лицом
Едва ли не с самого начала строительства соседство двух храмов культуры стало благодатной темой для городского фольклора и газетных фельетонов.
Национальные общины, беспощадно боровшиеся за политическое влияние в Ревеле, казалось, перенесли эту борьбу даже не только в архитектуру театральных зданий, но и в само их расположение относительно один другого.
«Что между немцами и эстами вражда
О том уж знают даже дети,
— иронизировали в августе 1911 года «Ревельские известия». —

Игра давно идет в «мы» — «эти»
Конечно, гордо «мы» звучит в устах
А «эти» — так, с презреньем.
И вдруг — театры в двух шагах.
Тут я спросил с понятным удивленьем
Случайно встретив одного из них:
«Как может быть? Неужели же рядом?»
И он ответил в тот же миг.
«3ато — друг к дружке задом!»
Повод для зубоскальства, конечно, имелся. Но определяющим всё же было не демонстративное презрение к конкурентам, а желание театров повернуться лицом к потенциальной зрительской аудитории.
Немецкий театр распахивает двери своего главного входа к Старому городу — исконной остзейской вотчине. «Эстония», напротив, — к населенным преимущественно эстонцами предместьям.

Больше света
Прежде всего строящийся театр бросался в лицо своими размерами: по мнению журналиста «Ревельских известий», он мог бы без труда вместить в себя «всех эстонцев города Ревеля, если даже не больше».
Фельетонист «Ревельского листка», тоже не удержавшийся от восторгов по поводу масштабов возводимого здания, сделал акцент на ином: подчеркнутой современности облика и «воздушном характере архитектуры». «Как он светел и сколько, должно быть, внутри в нем света! — восхищался автор. — Весь пронизан светом: окна большие, окна маленькие и многочисленные маленькие окошечки. Прекрасный замысел: что-то радостное, как чувство юности».
«Вы не знаете, не был ли его архитектор женихом, когда создавал план его? — обращался герой фельетона к своему собеседнику. — Или, во всяком случае, охвачен чувством возвышенной любви?»
Не исключено, что в слегка завуалированной форме газета намекала на «пикантное», с точки зрения горожан, обстоятельство: один из соавторов проекта «Эстонии», Виви Лённ был… женщиной.
До нее представительницы прекрасного пола в роли архитекторов в Таллинне никогда прежде не выступали.

Не просто дом
«Все устали ходить около народного дома, устали ждать окончания работ, — писали летом 1913 года «Ревельские известия». — Всем хочется поскорее войти в него, поскорее вкусить той особенной жизни, которая рисуется воображению ревельского эстонца.
Да, он гораздо красивее, импозантнее немецкого театра, он вполне затмил соседа, превзошел его во всех отношениях. По справедливости нужно сказать, что постройка колоссального народного дома — факт огромного значения для всей эстонской нации, результат гигантской работы на ниве культурного просвещения.
С постройкой ревельского театра, служащего вместе с тем и народным домом, эстонцы смогут считаться выдержавшими экзамен на культурную зрелость. Теперь они полностью самоопределились, поставили себе широкие цели и наметили путь к их осуществлению».
«Это не просто дом, возведенный из бесчувственных стройматериалов,
— вторила русскому изданию ведущая эстонская газета «Tallinna Teataja», — но живой организм: витальный дух этого здания способен оживить и камень.
Разные дни довелось пережить эстонскому Таллинну: с юношеской радостью возвещал он о своих победах, принимал на себя тяжкие удары, вновь восставал из праха — но в любые времена намерения, вдохновлявшие строительство «Эстонии», только ширились и росли.
Всему цивилизованному миру дается знак: народ, в будущность и жизнеспособность которого еще несколько десятилетий тому назад верили немногие, обладает неизменной силой, ведущей к достижению поставленных целей».

Тень императора
Если для эстонского населения города открытие театрального здания стало национальным триумфом, а для остзейского — очередным напоминанием о том, что «их время вышло», то ревельские русские, пожалуй, испытывали двойственные чувства.

«Медовый месяц» времен победы на выборах в Городскую думу единого эстонско-русского блока и правления городского головы Эраста Гиацинтова был «далеким» прошлым без малого десятилетней давности.

Эстонцы стали восприниматься как политическая сила, не желающая быть лишь «попутчиком в борьбе за сокрушение привилегий немечества», но преследующая собственные интересы, далеко не всегда совпадающие с точкой зрения губернских властей и официального Петербурга.
Потому, вероятно, репортаж об открытии театрального здания «Ревельские известия» завершили предложением согражданам-эстонцам: увековечить «память того, кто положил краеугольный камень их теперешнему культурному процветанию,— Александру III».
«Памятник и сквер на месте снесенных рыночных будок украсит и оживит всю площадь и самому эстонскому театру придаст характер законченности, — наставляла газета. — Без них театр стоит как-то одиноко, без связи с той частью города, где находится эстонский банк и другие здания».
Предложение по установке монумента эстонская пресса перевела и перепечатала. Но идея эта у читателей сколько-нибудь заметного отзыва, судя по всему, так никогда и не вызвала.
Рынок у стен храма Мельпомены исчез в 1947 году, а предполагаемое место бронзового императора занял в семидесятые годы памятник Антону Хансену Таммсааре.
Самому же зданию театра, вопреки разрушениям военных лет, посчастливилось сохранить свой первозданный облик — пускай и не в деталях, измененных в процессе восстановительных работ, а в общем восприятии архитектурного памятника.
Потому так современно звучат строки, опубликованные ровно сто лет тому назад: «…высоко вздымаются зеленые гребни театральных крыш, приветливо улыбаются бело-кремовые стены, приветствует прохожих блеск окон…».

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!