Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Здание театрального и концертного зала «Эстония» было торжественно открыто сто лет назад.

«Цилиндры блестят, а дамские вуали переливаются в лучах солнца. Извозчики и автомобили подвозят элегантную публику. С другой стороны улицы толпится народ, провожающий их любопытными взглядами.
Фотограф работает изо всех сил. Его аппарат то и дело клацает, словно игрушечный пистолет. Новые и новые толпы людей проходят и проходят мимо его объектива…»
Таким корреспонденту газеты «Tataja» запомнилось 23 августа 1913 года: дата открытия театра «Эстония».

Прибытие гостей на торжества по поводу открытия театра «Эстония» в 1913 году

Прибытие гостей на торжества по поводу открытия театра «Эстония» в 1913 году

Долгожданный день
Эстонское население Ревеля ждало этого дня как минимум девять лет: с того самого момента, как Городская дума постановила выделить земельный участок для строительства эстонского театра.
А может — и все одиннадцать: в августе 1902 года «Teataja» отозвалась на открытие Финского национального театра в соседнем Гельсингфорсе предложением построить в Таллинне «общественное здание, украшенное орнаментами в народном стиле».
Однако справедливее всего начинать отсчет биографии нынешнего юбиляра от 24 марта 1908 года, когда музыкально-драматическое общество «Эстония» провозгласило международный конкурс проектов будущего здания.
Первое место так и не было присуждено. Второе поделили между собой два коллектива авторов: петербуржцы Николай Васильев с Алексеем Бубырем и финны Армас Линдгрен с Виви Лённ.
Проект последних, после внесения в него ряда поправок, был в итоге и принят к реализации: краеугольный камень будущей «Эстонии» лег в фундамент в дни Певческого праздника 1910 года.
К тому времени в непосредственной близости от строительной площадки уже высились стены Ревельского немецкого театра — нынешнего Театра драмы.

... и гости на торжествах по поводу столетия этого события нынешней осенью.

… и гости на торжествах по поводу столетия этого события нынешней осенью.

Спиной и лицом
Едва ли не с самого начала строительства соседство двух храмов культуры стало благодатной темой для городского фольклора и газетных фельетонов.
Национальные общины, беспощадно боровшиеся за политическое влияние в Ревеле, казалось, перенесли эту борьбу даже не только в архитектуру театральных зданий, но и в само их расположение относительно один другого.
«Что между немцами и эстами вражда
О том уж знают даже дети,
— иронизировали в августе 1911 года «Ревельские известия». —

Игра давно идет в «мы» — «эти»
Конечно, гордо «мы» звучит в устах
А «эти» — так, с презреньем.
И вдруг — театры в двух шагах.
Тут я спросил с понятным удивленьем
Случайно встретив одного из них:
«Как может быть? Неужели же рядом?»
И он ответил в тот же миг.
«3ато — друг к дружке задом!»
Повод для зубоскальства, конечно, имелся. Но определяющим всё же было не демонстративное презрение к конкурентам, а желание театров повернуться лицом к потенциальной зрительской аудитории.
Немецкий театр распахивает двери своего главного входа к Старому городу — исконной остзейской вотчине. «Эстония», напротив, — к населенным преимущественно эстонцами предместьям.

Больше света
Прежде всего строящийся театр бросался в лицо своими размерами: по мнению журналиста «Ревельских известий», он мог бы без труда вместить в себя «всех эстонцев города Ревеля, если даже не больше».
Фельетонист «Ревельского листка», тоже не удержавшийся от восторгов по поводу масштабов возводимого здания, сделал акцент на ином: подчеркнутой современности облика и «воздушном характере архитектуры». «Как он светел и сколько, должно быть, внутри в нем света! — восхищался автор. — Весь пронизан светом: окна большие, окна маленькие и многочисленные маленькие окошечки. Прекрасный замысел: что-то радостное, как чувство юности».
«Вы не знаете, не был ли его архитектор женихом, когда создавал план его? — обращался герой фельетона к своему собеседнику. — Или, во всяком случае, охвачен чувством возвышенной любви?»
Не исключено, что в слегка завуалированной форме газета намекала на «пикантное», с точки зрения горожан, обстоятельство: один из соавторов проекта «Эстонии», Виви Лённ был… женщиной.
До нее представительницы прекрасного пола в роли архитекторов в Таллинне никогда прежде не выступали.

Не просто дом
«Все устали ходить около народного дома, устали ждать окончания работ, — писали летом 1913 года «Ревельские известия». — Всем хочется поскорее войти в него, поскорее вкусить той особенной жизни, которая рисуется воображению ревельского эстонца.
Да, он гораздо красивее, импозантнее немецкого театра, он вполне затмил соседа, превзошел его во всех отношениях. По справедливости нужно сказать, что постройка колоссального народного дома — факт огромного значения для всей эстонской нации, результат гигантской работы на ниве культурного просвещения.
С постройкой ревельского театра, служащего вместе с тем и народным домом, эстонцы смогут считаться выдержавшими экзамен на культурную зрелость. Теперь они полностью самоопределились, поставили себе широкие цели и наметили путь к их осуществлению».
«Это не просто дом, возведенный из бесчувственных стройматериалов,
— вторила русскому изданию ведущая эстонская газета «Tallinna Teataja», — но живой организм: витальный дух этого здания способен оживить и камень.
Разные дни довелось пережить эстонскому Таллинну: с юношеской радостью возвещал он о своих победах, принимал на себя тяжкие удары, вновь восставал из праха — но в любые времена намерения, вдохновлявшие строительство «Эстонии», только ширились и росли.
Всему цивилизованному миру дается знак: народ, в будущность и жизнеспособность которого еще несколько десятилетий тому назад верили немногие, обладает неизменной силой, ведущей к достижению поставленных целей».

Тень императора
Если для эстонского населения города открытие театрального здания стало национальным триумфом, а для остзейского — очередным напоминанием о том, что «их время вышло», то ревельские русские, пожалуй, испытывали двойственные чувства.

«Медовый месяц» времен победы на выборах в Городскую думу единого эстонско-русского блока и правления городского головы Эраста Гиацинтова был «далеким» прошлым без малого десятилетней давности.

Эстонцы стали восприниматься как политическая сила, не желающая быть лишь «попутчиком в борьбе за сокрушение привилегий немечества», но преследующая собственные интересы, далеко не всегда совпадающие с точкой зрения губернских властей и официального Петербурга.
Потому, вероятно, репортаж об открытии театрального здания «Ревельские известия» завершили предложением согражданам-эстонцам: увековечить «память того, кто положил краеугольный камень их теперешнему культурному процветанию,— Александру III».
«Памятник и сквер на месте снесенных рыночных будок украсит и оживит всю площадь и самому эстонскому театру придаст характер законченности, — наставляла газета. — Без них театр стоит как-то одиноко, без связи с той частью города, где находится эстонский банк и другие здания».
Предложение по установке монумента эстонская пресса перевела и перепечатала. Но идея эта у читателей сколько-нибудь заметного отзыва, судя по всему, так никогда и не вызвала.
Рынок у стен храма Мельпомены исчез в 1947 году, а предполагаемое место бронзового императора занял в семидесятые годы памятник Антону Хансену Таммсааре.
Самому же зданию театра, вопреки разрушениям военных лет, посчастливилось сохранить свой первозданный облик — пускай и не в деталях, измененных в процессе восстановительных работ, а в общем восприятии архитектурного памятника.
Потому так современно звучат строки, опубликованные ровно сто лет тому назад: «…высоко вздымаются зеленые гребни театральных крыш, приветливо улыбаются бело-кремовые стены, приветствует прохожих блеск окон…».

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!