А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Самый знаменитый летчик двадцатых-тридцатых годов прошлого столетия посетил Таллинн первый и единственный раз ровно восемьдесят лет назад.
В пятницу, 29 октября 1933 года, около трех часов дня со стороны острова Аэгна над Таллиннской бухтой показалась черно-красная точка. Не прошло и десяти-пятнадцати минут, как она увеличилась настолько, что даже невооруженным глазом самолет-моноплан, взявший курс на столицу, сделался отчетливо различимым.

Совершив два приветственных круга над акваторией порта, гидроплан снизился и совершил посадку. Оповещенная лодка береговой охраны отбуксировала воздушного гостя к причалу.

Чарльз Линдберг и его супруга Энн Морроу Линдберг прибыли из Таллинна в Осло.

Чарльз Линдберг и его супруга Энн Морроу Линдберг прибыли из Таллинна в Осло.

Так, без особой помпы и пышной встречи, в столицу Эстонской Республики прибыли Чарльз Линдберг и его супруга Энн: летчики, чьи имена были известны в то время едва ли не каждому здравомыслящему человеку по обе стороны Атлантики.

Небесная слава
Авиация, едва разменявшая к началу тридцатых годов четвертое десятилетие своей биографии, приковывала в ту пору всеобщее и самое пристальное внимание.
Сложно, пожалуй, отыскать в современном мире аналог той популярности, которой заслуженно пользовались летчики. Особенно — те из них, которым довелось совершить нечто до них невозможное.
Чарльз Линдберг занимал в их когорте первое место. Всемирная слава и прозвище «летучий американец» закрепились за ним после того как в мае 1927 года он первым в истории совершил «большой прыжок» — пересек по воздуху Атлантический океан.
Перелет с посещением шестнадцати государств Латинской Америки, начавшийся в декабре того же года, имел для Линдберга романтические последствия: в Мексике он встретил свою будущую супругу — дочь посла США Энн Морроу.
Вскоре после свадьбы профессией летчика овладела и она; слава «авиационной семьи» удвоилась. Всемирная слава, увы, не замедлила обернуться трагедией: гангстер выкрал ребенка Линдбергов и зверски убил его.
Потрясенные шумихой, раздутой падкими до сенсаций газетчиками вокруг их личной жизни, Линдберги решили на какое-то время покинуть Америку. Их путь лежал в Европу.

Прославленный авиатор глазами карикатуриста газеты «Waba Maa».

Прославленный авиатор глазами карикатуриста газеты «Waba Maa».

Курс на СССР
Решение Чарльза Линдберга избрать в качестве направления очередного трансконтинентального перелета Советский Союз может показаться неожиданным только в наши дни.
В начале же тридцатых подобный шаг удивления вызывать не мог. Первое, что интересовало авиаторов, — стремительное создание в краткие сроки мощного воздушного флота в СССР.
Вторым фактором было географическое расположение Страны Советов: корреспондентам московских газет Линдберг говорил, что строительство аэродромов на Крайнем Севере создаст базу для будущих трансполярных перелетов.
Из Нью-Йорка супруги Линдберги вылетели 9 июля 1933 года. Впереди лежал путь на Ньюфаундленд, Лабрадор, Гренландию, Исландию, Фарерские острова, Данию. Посетил авиатор и родину своих предков — Швецию, взяв оттуда курс на Хельсинки.
22 сентября самолет «Локхид-Орион» совершил посадку на гладь Невы, тремя днями позже — Москвы-реки. Отваге авиаторов, рискнувших лететь над сухопутным участком Ленинград— Москва на гидроплане, не было предела.

Условия визита
О намерении посетить Таллинн Линдберг оповестил эстонское посольство в Малом Кисловском переулке уже в среду, 27 сентября.
Полномочный представитель Эстонии выразил идее авиатора полное одобрение. Единственное — посоветовал совершать перелет на высоте не менее тысячи метров, чтобы не беспокоить погранохрану.
С условием принимающей стороны Линдберг согласился. Выдвинув, в свою очередь и свое собственное: вероятно, утомленный повышенной шумихой вокруг его перелета, авиатор просил не оповещать таллиннцев о его предстоящем визите заранее.
Перечить мировой знаменитости не стали: на причале Летной гавани его самолет встречали только официальные лица — командующий ВВС Томберг, представитель МИД Мюллерсон.
Первый из них произнес краткую приветственную речь, а второй, как свидетельствуют «Вести дня», «преподнес супруге «победителя океана» букет красных гвоздик».

Задержка вылета
Разместиться прославленная пара приняла решение в достаточно «демократичной» гостинице «Коммерц», хотя и в номере, где незадолго до того ночевал принц Сиама.
Однако официальный прием в честь Линдберга и его супруги было решено устроить вечером первого дня прибытия в самом фешенебельном на тот момент таллиннском отеле—«Золотом льве».
Едва забрезжил субботний рассвет, как гости Таллинна были на ногах. Быстро позавтракав, Линдберг поспешил в Летную гавань — в ангар для гидросамолетов уже были доставлены купленные накануне шестьсот литров лучшего авиационного бензина.
Судя по всему, авиатор планировал в тот же день отправиться в Осло. Но метеосводка, доставленная ему непосредственно во время заправки самолета, внесла коррективу в изначальные планы: с Балтийского моря на город двигалась плотная пелена тумана.
Лететь в такую погоду было небезопасно. Временную задержку Линдберги решили использовать для нанесения официальных визитов и знакомства с городскими достопримечательностями.
В половине десятого Чарльз был принят главой государства Яаном Тыниссоном и главой Министерства иностранных дел Аугустом Пийпом. Затем последовала прогулка по улочкам Тоомпеа.
Экскурсию для Энн взялись организовать «дамы из американской колонии»: супруги проживавших в Таллинне дипломатов США.

Такт и скромность
Что поразило Линдберга в Таллинне больше всего — это такт и скромность местных журналистов, ничуть не похожих на заокеанских собратьев по перу. Как признавался летчик впоследствии, первые четверть часа состоявшейся в субботу пресс-конференции он только и ждал, что с минуты на минуту на него обрушат шквал вопросов, болезненных для него.
Негативные ожидания не оправдались: вместо вопросов о подробностях семейной жизни, корреспонденты таллиннских газет спрашивали — какое впечатление произвели на него авиационные достижения СССР, и что он думает об эстонской авиации?
Ответы Линдберга были доброжелательны: он оценил путь, пройденный большевиками в плане создания воздушного флота за пятнадцать лет, как «заслуживающий внимания», а достижения эстонских коллег — как впечатляющие для такой небольшой страны.
Он добавил также, что ему симпатично уважение эстонцев к сельскохозяйственному труду, так как и сам он — крестьянин по своим корням. И выразил сожаление, что языка своих шведских предков он уже не знает.

Под маской инкогнито
Сохранить полное инкогнито во время таллиннского визита Линдбергу не удалось: уже вечером в субботу к гостинице «Коммерц» стали подходить зеваки и охотники за автографами.
В тот день, правда, им пришлось разойтись не солоно хлебавши: своей росписью на фотокарточке летчик осчастливил только тех, кто пришел проводить его к гостиничным дверям утром в воскресенье.
За ночь погода переменилась: туман рассеялся, и ничего не могло помешать вылету в сторону столицы Норвегии. Ровно в полдень 1 октября, качнув ярко-красным крылом, гидроплан с супругами Линдберг поднялся над акваторией Летной гавани.
Представители Министерства иностранных дел Эстонии, прибывший из Хельсинки посол США, летчики Таллиннского отряда береговой обороны и, конечно же, жители предместья Каламая махали ему вслед.
Дальнейшая биография Линдберга и его супруги сложилась небезупречно — прежде всего в плане политики: восхищения СССР сменились не меньшими восторгами в адрес Третьего рейха.
Говорят, что нацистские спецслужбы откровенно считали покорителя Атлантики и его жену своими агентами влияния в англо-американском мире и активно пользовались их славой для взращивания в США своей пятой колонны.
Но роковые заблуждения Линдберга — общественного деятеля меркнут перед славой Линдберга — авиатора. Ведь он и сам любил повторять: «Риски, которым я подвергаюсь, оправданы чувством чистой любви к тому стилю жизни, который я веду»…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!