А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1104 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

История и добрые традиции городского самоуправления, насчитывающие в Таллинне более семи с половиной столетий, не потеряли актуальности и для жителей столицы наших дней.
В чем именно и почему? Об этом рассуждает старейший член Таллиннского горсобрания, автор книги «От магистрата к мэрии» Маргарита Черногорова.

Ратуша — резиденция городских властей Таллинна на протяжении без малого шести столетий.

Ратуша — резиденция городских властей Таллинна на протяжении без малого шести столетий.

— Однозначного ответа на вопрос, сколько же точно лет Таллинну, как известно, не существует. А можно ли сказать, сколько в нынешнем году «стукнуло» таллиннской муниципальной власти?
— Начальный период в истории нашего города достаточно туманен: историки до сих пор так и не договорились, с какой даты отсчитывать таллиннскую «биографию».
Можно предложить несколько вариантов. Это и дата, когда поселение на месте будущего Таллинна попало на карту мира, и дата захвата окрестных земель датским королем Вальдемаром, и дарование поселению у подножия Тоомпеа городских прав.
Датчане, закрепившиеся на нынешнем Вышгороде в 1219 году, достаточно скоро осознали: одной только военной силы для управления покоренными землями недостаточно. Власть должна быть подкреплена экономически.
Безусловно, двести купеческих семей, поселившихся в пределах нынешнего Нижнего города около 1230 года, представление об организации городской общины имели: они происходили из немецких городов Балтийского побережья.
Но какими законами регулировался их жизненный уклад на новом месте первые полтора десятка лет — неизвестно. Точно известно лишь то, что в 1248 году Ревелю был дарован свод законов, известный ныне как Любекское право.
То есть — право самостоятельного ведения дел на своей территории. С этого времени городская община сама принимает законодательные акты, а главное — сама выбирает управление.

Урны для голосования, применявшиеся в разные годы для выборов в магистрат и городскую думу Ревеля.

Урны для голосования, применявшиеся в разные годы для выборов в магистрат и городскую думу Ревеля.

— Можно ли говорить, что и традиция демократических выборов в нашем городе — ровесник органов местной власти?
— Сказать так, конечно, было бы очень соблазнительно. Однако неверно исторически — принципы современного политического устройства в Средние века были европейцам незнакомы.
Стоит отметить, что выборы в Ревеле, как и в прочих городах ганзейского региона, были делом чрезвычайно важным, почти мистическим. За две недели до дня их проведения во всех церквах города полагалось читать особую молитву об их благополучном исходе.
Но и без «небесного покровительства» результаты выборов, по большому счету, были достаточно предсказуемы. Членами городского совета могли стать только «лучшие люди» — купцы. Голос не только простолюдинов, большинства населения города, но даже ремесленников был на выборах магистрата не слышен.
Попытка переломить ситуацию была предпринята только в последней трети XVIII века, когда российская императрица Екатерина II повелела ввести в Прибалтике общероссийское законодательство и избрать в Ревеле городскую думу, большинство в которой получили представители ремесленных цехов.
Можно сказать, что это был первый опыт введения в городе всеобщего избирательного права, весьма, правда, ограниченного имущественным и сословным цензом. Продлился он, увы, недолго: всего с 1787-го по 1796 год.
— Только ли демонстративное желание взошедшего на престол Павла I действовать наперекор любым начинаниям своей нелюбимой матери были причиной «сворачивания эксперимента»?
— Я бы не стала абсолютизировать личные пристрастия Павла: помимо них существовали и объективные причины подобного, кажущегося нам не слишком логичным, шага.
Дело в том, что на протяжении всего XVIII столетия Ревель переживал далеко не лучший период своего развития. В экономической жизни города царил застой: по объему товарооборота пярнуский порт одно время даже опережал таллиннский.
В городе попросту не успела еще сформироваться та группа населения, для которой предложенная центральными властями модель самоуправления была бы наиболее предпочтительна. Элиту — купечество — удовлетворяли ее средневековые привилегии.
Задумайтесь: ведь все, без исключения, владельцы земель, на которых был построен Таллинн, из века в век эти привилегии подтверждали. И датские короли, и магистры Ливонского ордена, и шведские монархи, и российские императоры.
Последним, кто официально подтвердил действие в Ревеле Любекского права, был самодержец Николай I. Его сын Александр дерзнул нарушить казавшиеся незыблемыми традиции…
— …И вновь предпринял попытку ввести в Ревеле общероссийскую модель муниципальной власти — на этот раз увенчавшуюся успехом.
— Абсолютно верно, причем надо заметить: в отличие от Екатерины он действовал крайне осторожно и деликатно, с учетом местной специфики.
Например, срок введения в Ревеле общероссийского Городового уложения 1870 года был растянут на восемь лет. Также в число избирателей были включены и т.н. литераты — лица «вольных профессий» с высшим образованием.
Но главным, пожалуй, был принцип, согласно которому право избирать и быть избранными в думу получили все владельцы недвижимости на городской территории — даже если и была эта недвижимость достаточно скромной.
Монополия немецкой олигархии на управление городом была раз и навсегда подорвана на законодательном, юридическом уровне. И именно этот шаг дал ключ к управлению городу не только остзейцам, но и эстонцам, и русским.
Окончательно вытеснить потомков ганзейского купечества из управления городом им удалось, правда, только почти через неполных полвека: на муниципальных выборах 1904 года эстонско-русский избирательный блок получил абсолютное большинство.
Кстати, след административной реформы времен Александра II и по сей день сохранился в эстонском языке. Официальный термин «linnapea», которым называют у нас мэра, — точная калька с русского «городской голова» XIX века…
— Может сложиться впечатление, что Любекское право — нечто отжившее свой век, сданное, в лучшем случае, в музей или архив, а по мнению русских публицистов полуторавековой давности — и вовсе списанное на свалку истории…
— Опять же: подходить к каким-либо историческим реалиям с точки зрения современности, какими бы «злободневными» они нам ни казались,
— всегда чревато скоропалительными выводами.
Любекское право — это свод самого разного рода законодательных актов, различных и по своему характеру, и по сфере применения. Что-то в нем кажется нам наивным — допустим, детально прописанное устройство уборных или место расположения свинарников на подворьях горожан.
Что-то — выглядит наивной, неумелой попыткой «замаскировать» истинную суть вещей: понятно, что писать в законах — дескать, избирать и быть избранным может немец, было бы слишком откровенным, для чего изобретались расплывчатые формулировки, вроде «сын достойных родителей лютеранского исповедания».
Но главное, на мой взгляд, совсем не это. Любекское право, безусловно несущее на себе сильнейший отпечаток средневековых представлений об устройстве общества, «достойности» или, напротив, «презренности» тех или иных профессий или родов деятельности, важно совсем не этим.
Любекское право официально провозглашало опеку городских властей над сирыми и убогими — прежде всего над вдовами и их детьми. То есть, по сути, впервые была попытка прописать в законодательстве параграфы, касающиеся, как сказали бы мы, сферы социальной защиты населения.
Оно пыталось поставить преграду коррупции: четко было прописано, что ни один ратсгерр, то есть — член магистрата, не должен принимать подарков в делах, касающихся ведения городских дел. Уходя в отставку, он, кстати, должен был подтвердить это клятвой.
Подробно рассматривалось даже то, на чьей стороне будет закон, если горожанина, без злого умысла вошедшего в чье-либо жилище, ненароком покусает хозяйская собака, и можно ли ловить рыбу в городских рвах и прочих водоемах.
Не утратила своей актуальности и клятва, которую давали, вступая в должность, члены магистрата: «Я, такой-то, хочу быть верным бюргером, защищать магистрат и по своему лучшему усмотрению совершать равное правосудие над бедными и богатыми.
И во имя своей чести не проговариваться о том, о чем идет речь за закрытыми дверями ратуши. Да поможет мне в этом Бог и его Святое Евангелие».

Беседу вёл: Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!