А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

До просмотра, постановки Евгения Корняка «Можно, я буду Моцартом?», не читал рецензий, не слушал отзывов и даже не читал программку. Возможно, именно поэтому спектакль стал для меня откровением. С творчеством Кена Кизи, я также знаком не был, что дало прекрасную возможность осмыслить постановку самостоятельно, как говорят, «с чистого листа»».

Можно, я буду Моцартом? Наталья Дымченко

Можно, я буду Моцартом? Наталья Дымченко

 Мой шоковый коридор.

 Сейчас, я могу только благодарить режиссёра, постановщика и весь замечательный коллектив актёров, сотворивших прекраснейший шедевр. Во время же просмотра тяжесть психических расстройств пациентов, давила грустью и хотелось немедленно уйти. В знак протеста, творимому вокруг, я то и дело поглядывал на часы, и ждал антракта, дарующего предлог уйти из театра прочь. Но антракта не последовало. Режиссёр прочно втиснул зрителя в ловушку зала, будто в палату или в шоковый коридор. На самом же деле, постановка оказалась настолько глубокой, и насыщенной, что я, как зритель, просто не был к ней готов. Перевернул отношение финальный акт. Момент явленной истины озарил, превращая для меня спектакль в настоящий и неожиданный триллер, заставил увидеть весь замысел, целиком и сразу. Раскрыть, переосмыслить и перевернуть в сознании первичное впечатление, неспешно выстраиваемое режиссурой, словно домик из кубиков. Финальная фраза Татьяны Космыниной окатила, словно ушат холодной воды, распаренное внутренним протестом тело.

 — Я стою на сцене. У меня в руках скрипка. Я начинаю играть, но скрипка не слушается меня. Скрипка издаёт совсем другие звуки.

 И в момент, в секунду, сразу и до мелких подробностей стало ясно всё. Буквально всё, что увидел за последние полтора часа. Осколочки мозаики сложились в правильном порядке, старательно склеенными пазлами. Будто кровью глаза, залило понимание, что в постановку я влюбился, как ребёнок в маму, а патриот в Родину, как девушка в первого парня, как маньяк в жертву, как вместе всё и с разу.

 Доброе утро. Что вы видели сегодня во сне?

 Честно, не помню, что снилось в ту ночь. Пробудившись, я понял, что спектакль необходимо увидеть ещё раз. Не для лучшего понимания, нет. Для переживания вновь и вновь, тех роковых моментов, что сделали меня чуточку другим, за неполные два часа в зале Русского театра.

 Второй просмотр, лишь укрепил в том, что в этой, именно в этой постановке, я теперь нуждаюсь как в глотке свежего воздуха, как в новой дозе тех наркотических переживаний, что выворачивают всего и пронзительно насквозь: в музыке, пластике, игре светом, и наконец в ярких образах создававших этот шедевр на сцене. Я ходил на спектакль три раза.   Надеюсь, из репертуара Русского театра спектакль не снимут, что даст возможность наслаждаться им вновь и вновь, вновь и вновь.

Можно, я буду Моцартом? Ксения Агаркова и Любовь Агапова

Можно, я буду Моцартом? Ксения Агаркова и Любовь Агапова

 Моментальное помутнение рассудка.

 О своём понимании замысла Евгения Корняка, я поделился с хорошим знакомым, актёром московского театра, Дмитрием Файнштейном.

 — Эк, ты глубоко копнул! Не нужно так глубоко, — предостерёг он. – Смотри проще.

 Рассказал я Дмитрию, про спектакль, именно потому что, до сих пор не даёт увиденное покоя. Прочно удерживают цепкие крючки и невидимые лески трагичной истории:

 То, что на сцене актёры играют пациентов, — самообман многих. Про тоталитаризм, заблуждение не меньшее. Перед нами, совсем не психушка. В том и есть морок постановки-триллера: душевно больной всего один. Вернее, одна. Жёсткая, подчиняющая волевому диктату всё вокруг. Воля бодрствует, но рассудок спит. Именно такая роль и досталась великолепной Татьяне Космыниной. В начале спектакля её героиня, гротескная и хрупкая, негромко поёт песню: “Iam crazy for feeling…”, (в очаровании, я запомнил лишь первую строку).

Сумасшествие, ради ощущений… Другие действующие лица, они лишь мысли и потоки подсознания, рождённые внутри спящего разума героини.

 Мисс Дымовски, мистер Кормас и другие, для неё это тени, отголоски значимых в минувшей жизни людей. Но омут подсознательных страхов, втягивает водоворотом всё новые и новые образы. Главная героиня, упорно втаскивает на жертвенный алтарь подсознания, мужа, напоследок снимая обручальное кольцо с его пальца. Престарелая, но по-прежнему любящая бабушка, (Любовь Агапова) прикованная к инвалидной коляске. Она не может сказать ни слова, но не смотря на предательство внучки, цепляется за неё, и дарит нежность из последних сил. Маятник безумия раскачивается всё сильнее. Новым напором, вгоняет на плаху маленькую и беззащитную девочку, дочь главной героини, и по-видимому, младшую сестру мисс Дымовски. Трогательная Наташа Дымченко, изо всех сил, старается помочь, уберечь девочку от опасности, наступающей неотвратимым маршем. Но удаётся лишь оттянуть неизбежное. Девочку ни за что не вырвать у механически прыгающих демонов Морфея.

Когда не осталось никого из близких, на жертвенный алтарь, прямо из одноколёсной тачки вываливают принципы и веру. Они, это последний внутренний стержень, который символизирует несчастный ангел. Павший ангел, но павший не по собственной прихоти, и выброшенный, как более ненужная, назойливая безумству вещь, как последняя апелляция, и мостик надежды к смыслу здравому. Где-то по ту сторону, не попадая в фокус экшена, двигается фигура Сознания, но так и не может до конца постановки пробиться на сцену, достучаться до разума героини. Мосты разрушены, они горят ярким пламенем неоновых ламп.

mozartОднако, тотальная отчуждённость героини от мира забытого Вовне, по началу не мешает оставаться в ладу с собственным деструктивным безумством. Пороки и совесть пойманные в сети рабства подсознания, стремятся к хаосу, но всё ещё упорядочены внутренней этикой, они покорены и послушны героине. Это её партия, её мир, она сама себе тут Моцарт! Она выстраивает собственные правила, она вправе миловать и уничтожать. Но гармония рушиться с казнью неугодной, навязчивой и колючей мысли. Кто этот, мистер Сандей, из прошлой жизни героини, догадаться не так уж и трудно:

Первая увлечённость, а может быть, один из не многих кто чувствовал и понимал её когда-то. Тот редкий солнечный день в длинном сумраке жизненных невзгод:

 —       Столько раз меня оскорбляли, что я родился мертвым… Жизнь была тяжелой. 24 года я мертвый… Больше никаких сил…

 Непокорного мистера Сандея (Солнечный день), уже невозможно остановить, он для героини деструктивен и может взломать хрупкий каркас её внутреннего мира. Остаётся только придушить его той рукой, (а может быть иглой?), что давала некогда нежность умиротворения, что задавала правила всей игры.

Но бунт не окончен. Мысли, гадкие, противные, неблагодарные фобии и мысли, избегают хозяина. Уже нет поблизости тех, кому адресована опёка. Игрушечные солдатики и куклы забвения, стремятся двигаться собственными маршрутами и по своим правилам. У главной героини теперь нет выхода, некуда более направить ласку и внимание, как на саму себя. Она теряет контроль над собственными стихиями и низвергает «благодать» на саму себя. Рука независимо от воли, — того последнего, что оставалось у несчастной до сих пор, принимается нежить и ласкать собственную хозяйку. Подчинять правилам того, кто их придумал. Дух покоряет собственного бога-создателя!

 * * *

 Сцена. У Неё в руках скрипка. Начинает играть. Но скрипка не слушается Её. Скрипка издаёт совсем другие звуки.

Можно, Она будет Моцартом?

 Финал открыт, и зрителю, который, впрочем, и сам становиться частью созданного тут мира, даётся надежда:

 —       Нельзя!

 Пора возвращаться. Звонками десятков телефонов тут и там в кромешной тьме потухшего и безмолвного зала, уже пытается достучаться до нас Явь мира осознанного, реального. Безумие уступает разуму. Мысли-образы выдранные из зала в самом начале, обязательно заполнят места в своих брошенных одеждах. В финале все вернуться в привычные формы.

Люди со сцены, и люди из партера, уже на пути в себя.

 Сливаясь в потоках вечерних улиц, зрители и актёры разъедутся по своим домам, по собственным мирам.

 TLN











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!