А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1135 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

До просмотра, постановки Евгения Корняка «Можно, я буду Моцартом?», не читал рецензий, не слушал отзывов и даже не читал программку. Возможно, именно поэтому спектакль стал для меня откровением. С творчеством Кена Кизи, я также знаком не был, что дало прекрасную возможность осмыслить постановку самостоятельно, как говорят, «с чистого листа»».

Можно, я буду Моцартом? Наталья Дымченко

Можно, я буду Моцартом? Наталья Дымченко

 Мой шоковый коридор.

 Сейчас, я могу только благодарить режиссёра, постановщика и весь замечательный коллектив актёров, сотворивших прекраснейший шедевр. Во время же просмотра тяжесть психических расстройств пациентов, давила грустью и хотелось немедленно уйти. В знак протеста, творимому вокруг, я то и дело поглядывал на часы, и ждал антракта, дарующего предлог уйти из театра прочь. Но антракта не последовало. Режиссёр прочно втиснул зрителя в ловушку зала, будто в палату или в шоковый коридор. На самом же деле, постановка оказалась настолько глубокой, и насыщенной, что я, как зритель, просто не был к ней готов. Перевернул отношение финальный акт. Момент явленной истины озарил, превращая для меня спектакль в настоящий и неожиданный триллер, заставил увидеть весь замысел, целиком и сразу. Раскрыть, переосмыслить и перевернуть в сознании первичное впечатление, неспешно выстраиваемое режиссурой, словно домик из кубиков. Финальная фраза Татьяны Космыниной окатила, словно ушат холодной воды, распаренное внутренним протестом тело.

 — Я стою на сцене. У меня в руках скрипка. Я начинаю играть, но скрипка не слушается меня. Скрипка издаёт совсем другие звуки.

 И в момент, в секунду, сразу и до мелких подробностей стало ясно всё. Буквально всё, что увидел за последние полтора часа. Осколочки мозаики сложились в правильном порядке, старательно склеенными пазлами. Будто кровью глаза, залило понимание, что в постановку я влюбился, как ребёнок в маму, а патриот в Родину, как девушка в первого парня, как маньяк в жертву, как вместе всё и с разу.

 Доброе утро. Что вы видели сегодня во сне?

 Честно, не помню, что снилось в ту ночь. Пробудившись, я понял, что спектакль необходимо увидеть ещё раз. Не для лучшего понимания, нет. Для переживания вновь и вновь, тех роковых моментов, что сделали меня чуточку другим, за неполные два часа в зале Русского театра.

 Второй просмотр, лишь укрепил в том, что в этой, именно в этой постановке, я теперь нуждаюсь как в глотке свежего воздуха, как в новой дозе тех наркотических переживаний, что выворачивают всего и пронзительно насквозь: в музыке, пластике, игре светом, и наконец в ярких образах создававших этот шедевр на сцене. Я ходил на спектакль три раза.   Надеюсь, из репертуара Русского театра спектакль не снимут, что даст возможность наслаждаться им вновь и вновь, вновь и вновь.

Можно, я буду Моцартом? Ксения Агаркова и Любовь Агапова

Можно, я буду Моцартом? Ксения Агаркова и Любовь Агапова

 Моментальное помутнение рассудка.

 О своём понимании замысла Евгения Корняка, я поделился с хорошим знакомым, актёром московского театра, Дмитрием Файнштейном.

 — Эк, ты глубоко копнул! Не нужно так глубоко, — предостерёг он. – Смотри проще.

 Рассказал я Дмитрию, про спектакль, именно потому что, до сих пор не даёт увиденное покоя. Прочно удерживают цепкие крючки и невидимые лески трагичной истории:

 То, что на сцене актёры играют пациентов, — самообман многих. Про тоталитаризм, заблуждение не меньшее. Перед нами, совсем не психушка. В том и есть морок постановки-триллера: душевно больной всего один. Вернее, одна. Жёсткая, подчиняющая волевому диктату всё вокруг. Воля бодрствует, но рассудок спит. Именно такая роль и досталась великолепной Татьяне Космыниной. В начале спектакля её героиня, гротескная и хрупкая, негромко поёт песню: “Iam crazy for feeling…”, (в очаровании, я запомнил лишь первую строку).

Сумасшествие, ради ощущений… Другие действующие лица, они лишь мысли и потоки подсознания, рождённые внутри спящего разума героини.

 Мисс Дымовски, мистер Кормас и другие, для неё это тени, отголоски значимых в минувшей жизни людей. Но омут подсознательных страхов, втягивает водоворотом всё новые и новые образы. Главная героиня, упорно втаскивает на жертвенный алтарь подсознания, мужа, напоследок снимая обручальное кольцо с его пальца. Престарелая, но по-прежнему любящая бабушка, (Любовь Агапова) прикованная к инвалидной коляске. Она не может сказать ни слова, но не смотря на предательство внучки, цепляется за неё, и дарит нежность из последних сил. Маятник безумия раскачивается всё сильнее. Новым напором, вгоняет на плаху маленькую и беззащитную девочку, дочь главной героини, и по-видимому, младшую сестру мисс Дымовски. Трогательная Наташа Дымченко, изо всех сил, старается помочь, уберечь девочку от опасности, наступающей неотвратимым маршем. Но удаётся лишь оттянуть неизбежное. Девочку ни за что не вырвать у механически прыгающих демонов Морфея.

Когда не осталось никого из близких, на жертвенный алтарь, прямо из одноколёсной тачки вываливают принципы и веру. Они, это последний внутренний стержень, который символизирует несчастный ангел. Павший ангел, но павший не по собственной прихоти, и выброшенный, как более ненужная, назойливая безумству вещь, как последняя апелляция, и мостик надежды к смыслу здравому. Где-то по ту сторону, не попадая в фокус экшена, двигается фигура Сознания, но так и не может до конца постановки пробиться на сцену, достучаться до разума героини. Мосты разрушены, они горят ярким пламенем неоновых ламп.

mozartОднако, тотальная отчуждённость героини от мира забытого Вовне, по началу не мешает оставаться в ладу с собственным деструктивным безумством. Пороки и совесть пойманные в сети рабства подсознания, стремятся к хаосу, но всё ещё упорядочены внутренней этикой, они покорены и послушны героине. Это её партия, её мир, она сама себе тут Моцарт! Она выстраивает собственные правила, она вправе миловать и уничтожать. Но гармония рушиться с казнью неугодной, навязчивой и колючей мысли. Кто этот, мистер Сандей, из прошлой жизни героини, догадаться не так уж и трудно:

Первая увлечённость, а может быть, один из не многих кто чувствовал и понимал её когда-то. Тот редкий солнечный день в длинном сумраке жизненных невзгод:

 —       Столько раз меня оскорбляли, что я родился мертвым… Жизнь была тяжелой. 24 года я мертвый… Больше никаких сил…

 Непокорного мистера Сандея (Солнечный день), уже невозможно остановить, он для героини деструктивен и может взломать хрупкий каркас её внутреннего мира. Остаётся только придушить его той рукой, (а может быть иглой?), что давала некогда нежность умиротворения, что задавала правила всей игры.

Но бунт не окончен. Мысли, гадкие, противные, неблагодарные фобии и мысли, избегают хозяина. Уже нет поблизости тех, кому адресована опёка. Игрушечные солдатики и куклы забвения, стремятся двигаться собственными маршрутами и по своим правилам. У главной героини теперь нет выхода, некуда более направить ласку и внимание, как на саму себя. Она теряет контроль над собственными стихиями и низвергает «благодать» на саму себя. Рука независимо от воли, — того последнего, что оставалось у несчастной до сих пор, принимается нежить и ласкать собственную хозяйку. Подчинять правилам того, кто их придумал. Дух покоряет собственного бога-создателя!

 * * *

 Сцена. У Неё в руках скрипка. Начинает играть. Но скрипка не слушается Её. Скрипка издаёт совсем другие звуки.

Можно, Она будет Моцартом?

 Финал открыт, и зрителю, который, впрочем, и сам становиться частью созданного тут мира, даётся надежда:

 —       Нельзя!

 Пора возвращаться. Звонками десятков телефонов тут и там в кромешной тьме потухшего и безмолвного зала, уже пытается достучаться до нас Явь мира осознанного, реального. Безумие уступает разуму. Мысли-образы выдранные из зала в самом начале, обязательно заполнят места в своих брошенных одеждах. В финале все вернуться в привычные формы.

Люди со сцены, и люди из партера, уже на пути в себя.

 Сливаясь в потоках вечерних улиц, зрители и актёры разъедутся по своим домам, по собственным мирам.

 TLN











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь.

Мужик обеспечивает пернатых кормом. Март 2018. Таллин, Ратушная площадь. Чайки, любовь и голуби в Средневековом Таллине. Март 2018 года. Мужик обеспечивает ...

Читать дальше...

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом!

Аномальная зона в Таллине. Ратушную площадь располовининло снегом! Март 2018 года. Сторона Тепла, и Сторона Холода.    

Читать дальше...

Ратман Якоб Иоганн фон Гонзиор и его супруга Амалия Констанция. Снимок шестидесятых годов позапрошлого столетия.

Наследие ратмана Якоба Гонзиора: фонд, улица, социальное жилье в Ревеле

Начало очередного ремонта одной из основных магистралей центра столицы заставляет вновь вспомнить человека, которого величали «таллиннским Рокфеллером». Корреспондент издания "Esmaspäev", присвоивший ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!