А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

В отличие от всех других театров этот начинает «заражать» настроением не с вешалки, а еще раньше – с лестницы.

Крутые каменные ступени, сумрак – лестница винтом. Остается шершавое прикосновение стен на ладонях и пыль. Пыль веков? Долго идешь вверх и когда окажешься наконец под самой крышей башни «Кик-ин-де-кёк» («смотри в кухни» — так называли в средневековье самую высокую башню города, с нее стража заглядывала в трубы домов, проверяя, потушены ли очаги на ночь), то ощущаешь себя уже вне реального времени и готов не просто смотреть спектакль, а почти соучаствовать в нем.

Крепостная башня «Кик ин де Кек». Фото А.Рятсеп 1968г.

Крепостная башня «Кик ин де Кек». Фото А.Рятсеп 1968г.

Дальше все происходит таинственно и странно. В глубоких нишах (стены-то более 3 метров толщины!) стоят манекены. Кажется, живые? Зрители – в центре башни, сцена – все вокруг. И вокруг стоят, безучастно смотрят застывшие кардинал, судья, королева, шут… Не шевельнутся, ни одна ресница не дрогнет, но, конечно же, живые. Пока. По действию каждому из обозначенных героев предстоит умереть. В одиночку и по-своему. Спектакль называется «Пляска смерти».

Тема и даже отчасти решение спектакля навеяны одноименным живописным циклом Бернта Нотке, которая считается одной из драгоценностей художественного музея Таллина, расположенного во Дворце Кадриорга. В XV веке не только Нотке, но и многие другие художники создавали «Пляски смерти». Тема, так сказать, была модной.

Итак, «Пляска смерти». Страшная аллегория. Возможно ли сейчас слово «пляски» воспринять буквально и перевести «это» в балет, в пантомиму, в действие? Нужно было отчаянно полюбить картину, нужно было мысленно вписать ее потом в ее ровесницу – башню «Кик-ин-де-кёк», нужно было наконец совсем не бояться провала, а рассчитывать только на эксперимент и случай… Все эти «нужно» были, и Марэт Калдоя со своим маленьким коллективом принялась за репетиции. Работали с вдохновением. Готовили дерзкий сюрприз таллинцам: ведь композиция Нотке – любимая реликвия города, и вот она встрепенется новой жизнью. Нотке – мастер колоритных характеров, перенести в спектакль все черты его героев, ничего не потерять, а что-то добавить – это увлекательно и трудно.

Коллектив сложился два года назад – при Эстонском республиканском драмтеатре организовалась труппа пантомимы. Потом у театра изменились планы, и труппа была передана одному из клубов. Жизнь началась невеселая, и этот необычный спектакль был отчаянной попыткой проверить свое право на существование. И случилось так, что в «Плясках смерти» коллектив заново возродился. Конечно, прежде всего благодаря Марэт.

…То вся в черном, то в красной мантии, длинные белые волосы зловеще блестят из полумрака, а вот вспыхнули на свету легким облаком, — она то летает вдоль серых стен, то вдруг остановится, и живут лишь глаза и руки, как много можно сказать едва заметным движением, которое естественно слито со звуками музыки.

Но прежде всего Марэт Калдоя – режиссер и вдохновитель коллектива. В 67-м году она закончила в Москве цирковое училище, где училась в основном своей любимой пантомиме. Сейчас заканчивает режиссерский факультет ГИТИСа. У эстонской пантомимы есть прошлое, но настоящее, к сожалению, эпизодично, и Марэт мечтает, что эото пробел в искусстве ее родной республики будет восполнен истинным творчеством. Марэт убеждена, что язык пантомимы не уступает языку музыки.

Но идею «Плясок смерти» Марэт пытается объяснить также и словами: «Тема жизни и смерти никогда не устареет, да? Волнует каждого. Сказать, что все суета сует – глупость. Ведь у жизни есть глубокий смысл, какая-то тайна. Ее каждый открывает для себя. Прочем, это слишком сложная философия. Мы только прикоснулись к ней своим спектаклем. Нам хотелось сказать, что самое высшее в жизни – творчество, что творчество побеждает смерть».

Спектаклем Марэт недовольна: «Пока еще похоже на самодеятельность». Наверное, это правда. Но могло ли быть иначе? В коллективе, кроме Марэт, нет ни одного профессионального актера… но есть одержимость к искусству, желание него идти на любые жертвы. И они идут. Работают абсолютно бесплатно, хотя билет на их спектакль стоит довольно дорого. Пользуясь добротой различных организаций, а порой доплачивая из своих студенческих стипендий, добывают себе костюмы, декорации, переписывают музыку. Трудно перечислить все их заботы и тяготы. Стоит ли перечислять? Разумеется, каждый новый коллектив рождается в муках. Но здесь хождение по мукам слишком затянулось и горько сказывается на творческих делах коллектива.

В древнюю башню, что стоит в центре Таллина, теперь идут не только экскурсанты, но и театралы. Часто бывают иностранные гости. Неожиданный, философский спектакль имеет неизменный успех у зрителей. Жаль, что театральные организации, от которых зависит судьба нового коллектива, ничем не оказывают ему поддержки.

Л. Графова.

(Наш спец. корр.).

Таллин.

«Комсомольская правда» 25 сентября, 1971 г.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!