А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Есть города, которые искусственно создают вокруг себя мифы, легенды, надуманные традиции, спешно заворачиваясь в них, скрывая свою молодость-зеленость. Таллинн - полная их противоположность. Он буквально задыхается под комом накрученных на него легенд и мифов. Ну как не развесить уши, слушая легенду о удачливом аптекаре, устроившем у себя в аптеке первый в мире "мужской клуб", просто наклеив на бутылки с вином этикетки от лекарств, когда эта самая аптека перед тобой: она работает аж с 1422 года, и ей владеет десятое поколение того самого аптекаря. Как не поверить про "свадьбу чёрта и нечистую квартиру", когда вот они, давно занавешенные окна этой квартиры, в которой никто не живёт и вот оно, уже сотню с гаком лет публикуемое в местной газете объявление о продаже, на которое никакой здравомыслящий человек не купится.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1195 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Таллиннский ипподром празднует в последний понедельник ноября свой девяностый день рождения.

Что роднит Таллинн не с ближайшими соседями по Балтийскому региону, а со столицами Скандинавского полуострова?

Наличие в пределах городской черты места для проведения конноспортивных праздников и состязаний: на своем нынешнем месте Таллиннский ипподром находится вот уже девять десятилетий.

Не первый век

История конного спорта в нынешней столице Эстонии, разумеется, значительно длиннее.

Свой исток она берет в Средних веках: «Майским графом» в городах былой Ливонии становился, как известно, самый умелый наездник, владевший копьем ничуть не хуже, чем конской упряжью.

Исторические трибуны и павильон правления Таллиннского ипподрома.

Исторические трибуны и павильон правления Таллиннского ипподрома.

Северная война уничтожила то, что не смогла стереть война Ливонская: средневековые городские празднества, пережившие эпоху Реформации, окончательно угасают в Таллинне к середине ХVIII столетия.

Последующий век открывает новую эпоху: в Ревеле строится специальное помещение для развития навыков выездки — манеж. Сам он был переведен из центра города лет сто тридцать назад, но улица Манеэжи существует и по сей день.

Улица Выйдуйооксу (в переводе — Беговая) — еще один «топонимический памятник» конноспортивного прошлого Таллинна. Ведет она к месту, где на Иванов день 1884 года состоялись первые в городе рысистые бега.

Правда, век ипподрома на нынешнем Ласнамяги оказался недолгим: слишком уж далеко было да него добираться. Более популярным в начале XX века был у горожан ипподром в Нымме.

Ему, кстати, прочили славу будущего ревельского аэродрома — только вот никак не могли ликвидировать с беговых дорожек пни и коряги, способные повредить аэропланы при посадке.

Достойно Кадриорга

Конноспортивный праздник первой половины тридцатых годов.

Конноспортивный праздник первой половины тридцатых годов.

Акционерное общество «Таллиннский ипподром» было основано в 1917 году. Тогда же были приобретены семь первых рысаков орловской породы.

Как удалось им пережить месяцы оккупации города кайзеровской Германией, когда на бойню пустили даже изможденных до крайности лошадей городской конки — сказать сложно.

Но стоило отгреметь пушкам Освободительной войны, как акционеры начали активный поиск земельного участка, на котором можно было бы не только оборудовать беговые дорожки, но и создать всю необходимую инфраструктуру.

Город пошел навстречу: между кирпичным заводом на Палдиском шоссе и территорией лечебницы для душевнобольных удалось обнаружить не слишком заболоченный луг. Летом 1922 года сюда пришли землемеры, за ними — строители.

Результат усилий оказался достойным: газеты писали, что по масштабу ансамбль столичного ипподрома может сравниться разве что с эстрадой, возведенной в Кадриорге для проведения Певческого праздника архитектором Карлом Бурманом.

Бурман же проектировал и строения вокруг беговых дорожек: трибуны на семь тысяч мест, павильон правления, в котором располагался также и ресторан, ограду, величественные ворота главного входа.

Примечательно, что жить на ипподроме должны были не только лошади, но и… наездники. Во всяком случае жилища жокеев были снесены лишь во время послевоенной реконструкции.

Первый аншлаг

Ночь на 25 ноября 1923 года выдалась ненастной, но порывы шквалистого ветра не остановили тех, кто воскресным утром потянулся из центра города по Палдискому шоссе.

Реклама, утверждавшая, что мест на трибунах хватит для всех, сыграла недобрую шутку: бесплатный автобус, пущенный от площади Виру к воротам ипподрома его владельцами, оказался перегружен пассажирами и поначалу попросту не смог сдвинуться с места.

Досадное это происшествие, надо полагать, было полностью компенсировано выручкой от тотализатора: в первый же день в кассу ипподрома поступило около миллиона марок — сумма, приблизительно равная миллиону эстонских крон трехлетней давности.

К десяти часам утра прибыли первые лица страны. Честь перерезать символическую ленточку была предоставлена государственному старейшине Константину Пятсу, выступившему с речью, подчеркивающей важность момента.

«Конный спорт — не просто развлечение и увеселение, — назидательно подчеркнул он. — Но и смотр достижений животноводства: основы и сельского хозяйства, и армии, и всего благосостояния».

Имена на слуху

Популярность Таллиннского ипподрома — и, как несложно предположить, тотализатора при нем — была во времена первой Эстонской Республики огромна.

Столичные газеты регулярно печатали рекламу предстоящих состязаний, а после — писали об их результатах. Имена жокеев были на слуху не меньше, чем имена цирковых борцов до революции и футболистов — после войны.

Что там жокеи: — журналисты двадцатых годов охотно перечисляли и лошадиные клички. Почему-то — преимущественно русские: Кремень, Сокол, Полынок, Ясный… Кобыла Сальме, названная в честь героини эстонского эпоса, выглядит на их фоне экзотикой.

Использовался ипподром не только для рысистых бегов. Милитаризованная атмосфера двадцатых-тридцатых годов породила такой феномен, как конноспортивные праздники: назвать их «конновоенными» было бы, пожалуй, честнее.

Тысячи таллиннцев — особенно, вероятно, школьного возраста (но не исключительно их) — собирали ежегодные смотры Объединенных армейских училищ. В такие дни на ипподроме можно было увидеть маневры не только кавалерии, но даже артиллерии.

Реальность настоящей войны значительно поубавила энтузиазма вокруг ее «имитаций». В пятидесятые годы на ипподроме проводились уже исключительно мирные мероприятия — с уклоном в созидательный труд, преимущественно — в сельское хозяйство.

Пока «выставка достижений» ЭССР не прописалась в Пирита окончательно, на беговых дорожках Таллиннского ипподрома можно было увидеть немало чудес. Например — буренку, дающую до 6000 литров молока. Или племенного бычка весом в тонну.

Зимами шестидесятых годов на ипподроме заливался каток: тогда поездка туда на недавно пущенном в Таллинне троллейбусе была для юных конькобежцев дополнительным развлечением сама по себе.

Призрак удачи

«Таллиннский ипподром представляет собой довольно жалкое зрелище. Грязноватое поле, косые трибуны. Земля усеяна обрывками использованных билетов. Возбужденная, крикливая толпа циркулирует от бара к перилам…»

Отражали ли строки, написанные Сергеем Довлатовым в эмиграции, реальное положение столичного ипподрома середины семидесятых? Или краски сгущены сознательно, чтобы подчеркнуть фальшь официозной статьи, написанной автором для «Советской Эстонии»?

Во всяком случае, современники, близко знавшие журналиста и писателя, вспоминают: по адресу Палдиское шоссе, 50 он отправлялся вовсе не потому только, что это было «единственное в городе место, где торгуют в розлив дешевым портвейном».

Говорят, что на каком-то этапе своей таллиннской биографии Довлатов всерьез поверил в возможность легкого заработка на тотализаторе. И хотя одно время он выбирался на бега едва ли не каждое воскресенье, фортуна ему улыбаться не спешила.

Но для городского фольклора это — лишь незначительное упущение. Ипподром ныне твердо вошел в список «довлатовских мест Таллинна». И в маршрут знакомящей с ними одноименной экскурсии.

Застывшее время

Знакомый современному таллиннцу облик ипподрома — во многом результат пожара 1961 года, уничтожившего исторические постройки Карла Бурмана.

Ворота и трибуна, спешно возведенные в духе почти спартанского аскетизма времен хрущевской «оттепели», вряд ли передают великолепие утраченного архитектурного ансамбля.

Правда, в 1986-1988 годах по проекту архитектора Харри Кутссеппа здесь был возведен внушительный комплекс конюшен на шестьдесят лошадей и служебных помещений для ухода за ними: выглядит он основательно и довольно ретроспективно.

С тех пор время над беговыми дорожками словно отказалось бежать. Стоит ли удивляться тому, что один из нынешних парламентариев всерьез заявляет: дескать, ипподром — лишь «рассадник ностальгии по семидесятым» — и ничего более?

Подобные высказывания, конечно же, отражают не реальное положение дел в конном спорте. А вопиющее слабую осведомленность иных политиков в событиях давнего и недавнего прошлого столицы.

Скоропалительные решения застройщиков и девелоперов в середине девяностых годов уничтожили ипподромы Риги и Вильнюса. Есть ли смысл таллиннцам повторять ошибки соседей?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Церковь Святого Духа — со времен Реформации оплот эстонского языка в немецком по духу и языку правящей элиты Ревеле конца Средневековья — начала Нового времени.

«Mynno toyuetan, nink wannun»: эстонский в средневековом Ревеле

Эстонский язык звучал в Таллинне задолго до того как летом 1919 года впервые в своей истории обрел статус государственного. День родного ...

Читать дальше...

Главный фасад здания бани на улице Вана-Каламая, 9а полвека тому назад.

Баня на улице Вана-Каламая в Таллине: Мельпомена в парилке

Старейшей из действующих и одновременно — самой красивой общественной бане Таллинна исполняется девяносто лет. Фраза «сходил в театр, заодно и помылся» ...

Читать дальше...

Празднование Дня независимости Эстонии на площади Вабадузе в 1919 году.

24 февраля 1919 года: дебют Дня независимости Эстонии

День независимости Эстонской Республики был впервые отпразднован ровно сто лет назад. Список государственных праздников Эстонской Республики День независимости открывает не столько ...

Читать дальше...

Пуск механизма ратушных часов. Фото из журнала "Pilt ja Sõna", 1957 год.

«Зоркий глаз ратушного фасада»: таллинские столичные часы номер один

Часы таллиннской ратуши сообщают точное время горожанам и гостям города вот уже более полутора столетий. Сложно даже осознать, что являются они ...

Читать дальше...

Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

Ходы, фундаменты, пороховой погреб бастион Сконе в Таллине, раскрывает секреты.

Что скрывает внутри себя самый большой из пояса былых таллиннских бастионов и какой была его биография на протяжении последних трех ...

Читать дальше...

Барон Николай фон Глен сам спроектировал замок и принимал активное участие в его строительстве. Фото: Вадим Анцупов

Таллиннский район Нымме — город, который построил Глен

Один из самых зелёных районов Таллинна — Нымме — когда-то был самостоятельным городом и престижным местом отдыха. Город Нымме был ...

Читать дальше...

Как Петр I в Ревеле мызы покупал

В начале 18 века, после первого посещения Ревеля, Петр I полюбил этот город и вместе с супругой и светлейшим князем ...

Читать дальше...

В конце года в Кадриоргском дворце состоялась презентация весьма объемного труда Игоря Коробова «Эстляндское имматрикулированное дворянство».

Разоблачение Михельсона, в новой книге Эстляндское имматрикулированное дворянство

В конце декабря в Таллинне состоялось событие, которого многие – по вполне понятным причинам – не заметили. Предпраздничная пора – ...

Читать дальше...

Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.

Уникальное, без преувеличения, издание на русском языке посвященное истории Эстляндского рыцарства, увидело свет в Таллинне.

От самого слова «гербовник» веет почтенностью, седой стариной и сладковатым запахом пыли. Ему бы стоять в архивном зале Национальной библиотеки, рядом ...

Читать дальше...

«Вилсанди», «Стенсо» и «Ханси»: эстонские суда на Дороге Жизни

Три четверти века назад — 19 ноября 1944 года — завершился один из самых трагических эпизодов Второй мировой войны: была ...

Читать дальше...

Замок Ангерн - малый замок Ливонского Ордена

   В средневековой Ливонии было не так уж и мало замков. На территории современной Латвии их было 152, на территории нынешней ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!