А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1350 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Таллиннский ипподром празднует в последний понедельник ноября свой девяностый день рождения.

Что роднит Таллинн не с ближайшими соседями по Балтийскому региону, а со столицами Скандинавского полуострова?

Наличие в пределах городской черты места для проведения конноспортивных праздников и состязаний: на своем нынешнем месте Таллиннский ипподром находится вот уже девять десятилетий.

Не первый век

История конного спорта в нынешней столице Эстонии, разумеется, значительно длиннее.

Свой исток она берет в Средних веках: «Майским графом» в городах былой Ливонии становился, как известно, самый умелый наездник, владевший копьем ничуть не хуже, чем конской упряжью.

Исторические трибуны и павильон правления Таллиннского ипподрома.

Исторические трибуны и павильон правления Таллиннского ипподрома.

Северная война уничтожила то, что не смогла стереть война Ливонская: средневековые городские празднества, пережившие эпоху Реформации, окончательно угасают в Таллинне к середине ХVIII столетия.

Последующий век открывает новую эпоху: в Ревеле строится специальное помещение для развития навыков выездки — манеж. Сам он был переведен из центра города лет сто тридцать назад, но улица Манеэжи существует и по сей день.

Улица Выйдуйооксу (в переводе — Беговая) — еще один «топонимический памятник» конноспортивного прошлого Таллинна. Ведет она к месту, где на Иванов день 1884 года состоялись первые в городе рысистые бега.

Правда, век ипподрома на нынешнем Ласнамяги оказался недолгим: слишком уж далеко было да него добираться. Более популярным в начале XX века был у горожан ипподром в Нымме.

Ему, кстати, прочили славу будущего ревельского аэродрома — только вот никак не могли ликвидировать с беговых дорожек пни и коряги, способные повредить аэропланы при посадке.

Достойно Кадриорга

Конноспортивный праздник первой половины тридцатых годов.

Конноспортивный праздник первой половины тридцатых годов.

Акционерное общество «Таллиннский ипподром» было основано в 1917 году. Тогда же были приобретены семь первых рысаков орловской породы.

Как удалось им пережить месяцы оккупации города кайзеровской Германией, когда на бойню пустили даже изможденных до крайности лошадей городской конки — сказать сложно.

Но стоило отгреметь пушкам Освободительной войны, как акционеры начали активный поиск земельного участка, на котором можно было бы не только оборудовать беговые дорожки, но и создать всю необходимую инфраструктуру.

Город пошел навстречу: между кирпичным заводом на Палдиском шоссе и территорией лечебницы для душевнобольных удалось обнаружить не слишком заболоченный луг. Летом 1922 года сюда пришли землемеры, за ними — строители.

Результат усилий оказался достойным: газеты писали, что по масштабу ансамбль столичного ипподрома может сравниться разве что с эстрадой, возведенной в Кадриорге для проведения Певческого праздника архитектором Карлом Бурманом.

Бурман же проектировал и строения вокруг беговых дорожек: трибуны на семь тысяч мест, павильон правления, в котором располагался также и ресторан, ограду, величественные ворота главного входа.

Примечательно, что жить на ипподроме должны были не только лошади, но и… наездники. Во всяком случае жилища жокеев были снесены лишь во время послевоенной реконструкции.

Первый аншлаг

Ночь на 25 ноября 1923 года выдалась ненастной, но порывы шквалистого ветра не остановили тех, кто воскресным утром потянулся из центра города по Палдискому шоссе.

Реклама, утверждавшая, что мест на трибунах хватит для всех, сыграла недобрую шутку: бесплатный автобус, пущенный от площади Виру к воротам ипподрома его владельцами, оказался перегружен пассажирами и поначалу попросту не смог сдвинуться с места.

Досадное это происшествие, надо полагать, было полностью компенсировано выручкой от тотализатора: в первый же день в кассу ипподрома поступило около миллиона марок — сумма, приблизительно равная миллиону эстонских крон трехлетней давности.

К десяти часам утра прибыли первые лица страны. Честь перерезать символическую ленточку была предоставлена государственному старейшине Константину Пятсу, выступившему с речью, подчеркивающей важность момента.

«Конный спорт — не просто развлечение и увеселение, — назидательно подчеркнул он. — Но и смотр достижений животноводства: основы и сельского хозяйства, и армии, и всего благосостояния».

Имена на слуху

Популярность Таллиннского ипподрома — и, как несложно предположить, тотализатора при нем — была во времена первой Эстонской Республики огромна.

Столичные газеты регулярно печатали рекламу предстоящих состязаний, а после — писали об их результатах. Имена жокеев были на слуху не меньше, чем имена цирковых борцов до революции и футболистов — после войны.

Что там жокеи: — журналисты двадцатых годов охотно перечисляли и лошадиные клички. Почему-то — преимущественно русские: Кремень, Сокол, Полынок, Ясный… Кобыла Сальме, названная в честь героини эстонского эпоса, выглядит на их фоне экзотикой.

Использовался ипподром не только для рысистых бегов. Милитаризованная атмосфера двадцатых-тридцатых годов породила такой феномен, как конноспортивные праздники: назвать их «конновоенными» было бы, пожалуй, честнее.

Тысячи таллиннцев — особенно, вероятно, школьного возраста (но не исключительно их) — собирали ежегодные смотры Объединенных армейских училищ. В такие дни на ипподроме можно было увидеть маневры не только кавалерии, но даже артиллерии.

Реальность настоящей войны значительно поубавила энтузиазма вокруг ее «имитаций». В пятидесятые годы на ипподроме проводились уже исключительно мирные мероприятия — с уклоном в созидательный труд, преимущественно — в сельское хозяйство.

Пока «выставка достижений» ЭССР не прописалась в Пирита окончательно, на беговых дорожках Таллиннского ипподрома можно было увидеть немало чудес. Например — буренку, дающую до 6000 литров молока. Или племенного бычка весом в тонну.

Зимами шестидесятых годов на ипподроме заливался каток: тогда поездка туда на недавно пущенном в Таллинне троллейбусе была для юных конькобежцев дополнительным развлечением сама по себе.

Призрак удачи

«Таллиннский ипподром представляет собой довольно жалкое зрелище. Грязноватое поле, косые трибуны. Земля усеяна обрывками использованных билетов. Возбужденная, крикливая толпа циркулирует от бара к перилам…»

Отражали ли строки, написанные Сергеем Довлатовым в эмиграции, реальное положение столичного ипподрома середины семидесятых? Или краски сгущены сознательно, чтобы подчеркнуть фальшь официозной статьи, написанной автором для «Советской Эстонии»?

Во всяком случае, современники, близко знавшие журналиста и писателя, вспоминают: по адресу Палдиское шоссе, 50 он отправлялся вовсе не потому только, что это было «единственное в городе место, где торгуют в розлив дешевым портвейном».

Говорят, что на каком-то этапе своей таллиннской биографии Довлатов всерьез поверил в возможность легкого заработка на тотализаторе. И хотя одно время он выбирался на бега едва ли не каждое воскресенье, фортуна ему улыбаться не спешила.

Но для городского фольклора это — лишь незначительное упущение. Ипподром ныне твердо вошел в список «довлатовских мест Таллинна». И в маршрут знакомящей с ними одноименной экскурсии.

Застывшее время

Знакомый современному таллиннцу облик ипподрома — во многом результат пожара 1961 года, уничтожившего исторические постройки Карла Бурмана.

Ворота и трибуна, спешно возведенные в духе почти спартанского аскетизма времен хрущевской «оттепели», вряд ли передают великолепие утраченного архитектурного ансамбля.

Правда, в 1986-1988 годах по проекту архитектора Харри Кутссеппа здесь был возведен внушительный комплекс конюшен на шестьдесят лошадей и служебных помещений для ухода за ними: выглядит он основательно и довольно ретроспективно.

С тех пор время над беговыми дорожками словно отказалось бежать. Стоит ли удивляться тому, что один из нынешних парламентариев всерьез заявляет: дескать, ипподром — лишь «рассадник ностальгии по семидесятым» — и ничего более?

Подобные высказывания, конечно же, отражают не реальное положение дел в конном спорте. А вопиющее слабую осведомленность иных политиков в событиях давнего и недавнего прошлого столицы.

Скоропалительные решения застройщиков и девелоперов в середине девяностых годов уничтожили ипподромы Риги и Вильнюса. Есть ли смысл таллиннцам повторять ошибки соседей?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

Хо Ши Мин после представления в театре «Эстония».

«С приветом от трудящихся Ханоя»: как столица Хо Ши Мина принимала.

Шестьдесят лет тому назад Таллинн посетил, возможно, один из самых экзотических официальных гостей - президент Демократической Республики Вьетнам Хо Ши ...

Читать дальше...

Восковой макет памятника Свободы, созданный в 1923 году скульптором Амандусом Адамсоном.

Пирамида, колоннада, обелиск: шансы для памятника Свободы

Памятник победе в Освободительной войне, называемый также памятником свободы или Крестом Свободы, мог быть совершенно иным – если бы проекты ...

Читать дальше...

После реставрации вновь стало понятно, почему особняк нынешнего музея называли в тридцатые годы «белым лебедем Каламая».

Пространство памяти и поле эксперимента: Музей Каламая и Русский музей предлагают

Две новинки музейного сезона этой осени – открывшийся в одноименной части города Музей Каламая и экспериментальная выставка-лаборатория в Таллиннском русском ...

Читать дальше...

Интерьер кафе таллиннской телебашни через несколько дней после открытия сорок лет тому назад.

Общепит за облаками: кафе таллиннской телебашни

Сорок лет назад небо стало ближе: у таллиннцев и гостей города появилась уникальная возможность перекусить и выпить чашечку кофе в ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Ратушная площадь, интересна, например, тем, что именно здесь была установлена праматерь всех русских новогодних елок. По свидетельству историков, Петр I, в 1710 году увидел наряженную елку и повелел отныне на Руси тоже такие ставить. Так что, событию этому, более трёхсот лет.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!