А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Таллиннский ипподром празднует в последний понедельник ноября свой девяностый день рождения.

Что роднит Таллинн не с ближайшими соседями по Балтийскому региону, а со столицами Скандинавского полуострова?

Наличие в пределах городской черты места для проведения конноспортивных праздников и состязаний: на своем нынешнем месте Таллиннский ипподром находится вот уже девять десятилетий.

Не первый век

История конного спорта в нынешней столице Эстонии, разумеется, значительно длиннее.

Свой исток она берет в Средних веках: «Майским графом» в городах былой Ливонии становился, как известно, самый умелый наездник, владевший копьем ничуть не хуже, чем конской упряжью.

Исторические трибуны и павильон правления Таллиннского ипподрома.

Исторические трибуны и павильон правления Таллиннского ипподрома.

Северная война уничтожила то, что не смогла стереть война Ливонская: средневековые городские празднества, пережившие эпоху Реформации, окончательно угасают в Таллинне к середине ХVIII столетия.

Последующий век открывает новую эпоху: в Ревеле строится специальное помещение для развития навыков выездки — манеж. Сам он был переведен из центра города лет сто тридцать назад, но улица Манеэжи существует и по сей день.

Улица Выйдуйооксу (в переводе — Беговая) — еще один «топонимический памятник» конноспортивного прошлого Таллинна. Ведет она к месту, где на Иванов день 1884 года состоялись первые в городе рысистые бега.

Правда, век ипподрома на нынешнем Ласнамяги оказался недолгим: слишком уж далеко было да него добираться. Более популярным в начале XX века был у горожан ипподром в Нымме.

Ему, кстати, прочили славу будущего ревельского аэродрома — только вот никак не могли ликвидировать с беговых дорожек пни и коряги, способные повредить аэропланы при посадке.

Достойно Кадриорга

Конноспортивный праздник первой половины тридцатых годов.

Конноспортивный праздник первой половины тридцатых годов.

Акционерное общество «Таллиннский ипподром» было основано в 1917 году. Тогда же были приобретены семь первых рысаков орловской породы.

Как удалось им пережить месяцы оккупации города кайзеровской Германией, когда на бойню пустили даже изможденных до крайности лошадей городской конки — сказать сложно.

Но стоило отгреметь пушкам Освободительной войны, как акционеры начали активный поиск земельного участка, на котором можно было бы не только оборудовать беговые дорожки, но и создать всю необходимую инфраструктуру.

Город пошел навстречу: между кирпичным заводом на Палдиском шоссе и территорией лечебницы для душевнобольных удалось обнаружить не слишком заболоченный луг. Летом 1922 года сюда пришли землемеры, за ними — строители.

Результат усилий оказался достойным: газеты писали, что по масштабу ансамбль столичного ипподрома может сравниться разве что с эстрадой, возведенной в Кадриорге для проведения Певческого праздника архитектором Карлом Бурманом.

Бурман же проектировал и строения вокруг беговых дорожек: трибуны на семь тысяч мест, павильон правления, в котором располагался также и ресторан, ограду, величественные ворота главного входа.

Примечательно, что жить на ипподроме должны были не только лошади, но и… наездники. Во всяком случае жилища жокеев были снесены лишь во время послевоенной реконструкции.

Первый аншлаг

Ночь на 25 ноября 1923 года выдалась ненастной, но порывы шквалистого ветра не остановили тех, кто воскресным утром потянулся из центра города по Палдискому шоссе.

Реклама, утверждавшая, что мест на трибунах хватит для всех, сыграла недобрую шутку: бесплатный автобус, пущенный от площади Виру к воротам ипподрома его владельцами, оказался перегружен пассажирами и поначалу попросту не смог сдвинуться с места.

Досадное это происшествие, надо полагать, было полностью компенсировано выручкой от тотализатора: в первый же день в кассу ипподрома поступило около миллиона марок — сумма, приблизительно равная миллиону эстонских крон трехлетней давности.

К десяти часам утра прибыли первые лица страны. Честь перерезать символическую ленточку была предоставлена государственному старейшине Константину Пятсу, выступившему с речью, подчеркивающей важность момента.

«Конный спорт — не просто развлечение и увеселение, — назидательно подчеркнул он. — Но и смотр достижений животноводства: основы и сельского хозяйства, и армии, и всего благосостояния».

Имена на слуху

Популярность Таллиннского ипподрома — и, как несложно предположить, тотализатора при нем — была во времена первой Эстонской Республики огромна.

Столичные газеты регулярно печатали рекламу предстоящих состязаний, а после — писали об их результатах. Имена жокеев были на слуху не меньше, чем имена цирковых борцов до революции и футболистов — после войны.

Что там жокеи: — журналисты двадцатых годов охотно перечисляли и лошадиные клички. Почему-то — преимущественно русские: Кремень, Сокол, Полынок, Ясный… Кобыла Сальме, названная в честь героини эстонского эпоса, выглядит на их фоне экзотикой.

Использовался ипподром не только для рысистых бегов. Милитаризованная атмосфера двадцатых-тридцатых годов породила такой феномен, как конноспортивные праздники: назвать их «конновоенными» было бы, пожалуй, честнее.

Тысячи таллиннцев — особенно, вероятно, школьного возраста (но не исключительно их) — собирали ежегодные смотры Объединенных армейских училищ. В такие дни на ипподроме можно было увидеть маневры не только кавалерии, но даже артиллерии.

Реальность настоящей войны значительно поубавила энтузиазма вокруг ее «имитаций». В пятидесятые годы на ипподроме проводились уже исключительно мирные мероприятия — с уклоном в созидательный труд, преимущественно — в сельское хозяйство.

Пока «выставка достижений» ЭССР не прописалась в Пирита окончательно, на беговых дорожках Таллиннского ипподрома можно было увидеть немало чудес. Например — буренку, дающую до 6000 литров молока. Или племенного бычка весом в тонну.

Зимами шестидесятых годов на ипподроме заливался каток: тогда поездка туда на недавно пущенном в Таллинне троллейбусе была для юных конькобежцев дополнительным развлечением сама по себе.

Призрак удачи

«Таллиннский ипподром представляет собой довольно жалкое зрелище. Грязноватое поле, косые трибуны. Земля усеяна обрывками использованных билетов. Возбужденная, крикливая толпа циркулирует от бара к перилам…»

Отражали ли строки, написанные Сергеем Довлатовым в эмиграции, реальное положение столичного ипподрома середины семидесятых? Или краски сгущены сознательно, чтобы подчеркнуть фальшь официозной статьи, написанной автором для «Советской Эстонии»?

Во всяком случае, современники, близко знавшие журналиста и писателя, вспоминают: по адресу Палдиское шоссе, 50 он отправлялся вовсе не потому только, что это было «единственное в городе место, где торгуют в розлив дешевым портвейном».

Говорят, что на каком-то этапе своей таллиннской биографии Довлатов всерьез поверил в возможность легкого заработка на тотализаторе. И хотя одно время он выбирался на бега едва ли не каждое воскресенье, фортуна ему улыбаться не спешила.

Но для городского фольклора это — лишь незначительное упущение. Ипподром ныне твердо вошел в список «довлатовских мест Таллинна». И в маршрут знакомящей с ними одноименной экскурсии.

Застывшее время

Знакомый современному таллиннцу облик ипподрома — во многом результат пожара 1961 года, уничтожившего исторические постройки Карла Бурмана.

Ворота и трибуна, спешно возведенные в духе почти спартанского аскетизма времен хрущевской «оттепели», вряд ли передают великолепие утраченного архитектурного ансамбля.

Правда, в 1986-1988 годах по проекту архитектора Харри Кутссеппа здесь был возведен внушительный комплекс конюшен на шестьдесят лошадей и служебных помещений для ухода за ними: выглядит он основательно и довольно ретроспективно.

С тех пор время над беговыми дорожками словно отказалось бежать. Стоит ли удивляться тому, что один из нынешних парламентариев всерьез заявляет: дескать, ипподром — лишь «рассадник ностальгии по семидесятым» — и ничего более?

Подобные высказывания, конечно же, отражают не реальное положение дел в конном спорте. А вопиющее слабую осведомленность иных политиков в событиях давнего и недавнего прошлого столицы.

Скоропалительные решения застройщиков и девелоперов в середине девяностых годов уничтожили ипподромы Риги и Вильнюса. Есть ли смысл таллиннцам повторять ошибки соседей?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!