А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Уникальный ансамбль кирпичной архитектуры Ревеля начала XX столетия и одновременно памятник военному прошлому Таллинна готовится отметить свой вековой юбилей.

Подъезд Высшей военной школы в Тонди в двадцатые годы.

Подъезд Высшей военной школы в Тонди в двадцатые годы.

…К третьему классу я уже твердо усвоил, что предложения вроде «показать Москву», скорее всего, означают болезненную процедуру поднятия за уши — и потому к идее «поглядеть на Брестскую крепость» отнесся настороженно.

Одноклассник, однако, был настроен абсолютно миролюбиво, да и весовая его категория не позволяла ему (технически) устроить болезненный для меня розыгрыш. Мы ударили по рукам, и, дождавшись окончания занятий, сели на велосипеды.

Добрые полчаса проплутав среди частной застройки той части города, которая впоследствии получит название Кристийне, мы выехали на относительно широкую улицу. «Гляди», — явно рассчитывая на произведенный эффект, произнес приятель.

Поглядеть действительно было на что: за обшарпанным забором с колючей проволокой поднимались краснокирпичные корпуса, и впрямь похожие на изображения легендарного плацдарма времен войны в книжных иллюстрациях и в кадрах патриотических фильмов.

Что это такое — мой ровесник не знал. Услышанное от взрослых словосочетание «Матросовские казармы» ситуацию проясняло не сильно: казармы — они серые и скучные. А тут — целый городок, если и не сказочного, то почти «замкового» облика точно!

Кадеты во дворе Тондиских казарм.

Кадеты во дворе Тондиских казарм.

Работа Ярона

Запоминающийся облик зданий военного городка на улице Тонди — плод творческих изысканий военного инженера Александра Ярона.

Человек безусловно одаренный, он с охотой брался и за вполне гражданские проекты: участвовал, например, в конкурсе проектов Новой ревельской ратуши. Но полнее всего талант его раскрылся именно в проектировании комплексов казарм.

Комплекс казарм и прочих вспомогательных помещений Ярон начал проектировать в 1908 году: революционные события трехлетней давности убедили губернское начальство в необходимости увеличения численности городских гарнизонов.

Необходимость в строительстве военного городка стала особенно актуальной после того как Ревель стал центром обширного укрепрайона, вскоре получившего пышный официальный титул «Морская крепость императора Петра Великого».

На нынешнем полуострове Пальясааре торжественная церемония ее закладки состоялась летом 1912 года. А еще через год с небольшим, поздней осенью 1913-го, было подведено под крышу первое здание военгородка в Тонди — электростанция.

Первые жители въехали в казармы почти через полгода: это были служащие строительных войск, занятые на возведении приморских укреплений и рубежей обороны в ближайших окрестностях Тонди.

Выполненная команда

Время проектирования и строительства Тондиского военного городка — «золотая осень» Российской империи: грозный 1905-й ушел в прошлое, роковой 1914-й еще не наступил.

Возводили архитектурный ансамбль солидно, основательно, всем видом демонстрируя военную и финансовую мощь государства. Цоколь выкладывали из местного доломита, стены — из красного кирпича, декор — из кирпича желтого.

Внешний облик построек — своего рода компромисс между считавшимися на тот момент в Европе образцовыми военными городками Германии и традициями российского «кирпичного стиля»: манеры, в которой возводились фабрики, вокзалы, рабочие казармы.

На военный характер постройки указывают утрированные элементы фортификационной архитектуры Средних веков: эркеры, в которых размещены внутренние лестницы, напоминают башни, завершения их карнизов — бойницы и варницы.

Если последние можно трактовать как «перепевы» местной традиции (при желании их аналоги можно отыскать в оформлении верхнего яруса Длинного Германа), то оконные проемы торцевых фасадов очертаниями напоминают шлем древнерусского воина.

Комплекс из трех казарм, электростанции, офицерского казино, бани, прачечной, столовой и прочих построек расположен между четырьмя улицами Риви (Строевой), Самму (Шаговой), Марси (Маршевой) и непосредственно Тонди.

Плотность «милитаристских» топонимов породила легенду. Дескать, в них использован приказ, данный некогда командованием всему вонному городку: «Tondile rivi sammu marss!». То есть: «В Тонди строем шагом марш!»

Колыбель независимости

Первая мировая война, грянувшая летом 1914 года, непосредственного влияния на судьбу Тондиского военного городка поначалу не оказала.

Ревель находился в глубоком тылу, и ходу строительных работ, казалось, ничто не могло помешать: к последней предреволюционной зиме, например, завершили возведение штабного корпуса.

В бурных событиях 1917 года военному городку в Тонди выпала особая роль: в мае его казармы были назначены местом сбора национальных эстонских полков, созданных по распоряжению Временного правительства.

Отправить их на фронт новые республиканские российские власти так и не успели: после падения Риги «эстонских стрелков» было решено дислоцировать в Ревеле — в бой они должны были вступить при приближении к городу кайзеровских войск.

Приказ из Петрограда так и не поступил. Но и после большевистского переворота эстонские части оставались расквартированными в Тонди. Власть коммунистов они не поддержали, сохранив верность Земскому совету Эстонии.

Таким образом, помещения, изначально возводившиеся для императорской армии, превратились в фактическую «колыбель» вооруженных сил будущей Эстонской Республики: осенью 1917 года в Тонди была сформирована Первая эстонская дивизия.

Именно ее служащие несли охрану здания бывшей Дворянской кредитной кассы, где 24 февраля был зачитан Манифест ко всем народам Эстонии — по сути Декларация независимости новорожденной страны.

Бунт и память

В первые недели Освободительной войны казарменный городок в Тонди опустел: армия Эстонской Республики была слишком немногочисленной, чтобы держать в столице резервистов.

Вместо них в Тонди пришли… лошади: на базе конюшен военного городка было решено создать лазарет для раненных в боях животных — возможно, самое оригинальное лечебное заведение, существовавшее когда-либо в Таллинне.

С весны 1920 года ветеринары вновь уступили место военным: комплекс казарм и прилегающих построек было решено отдать для нужд вновь создаваемой Высшей военной школы — кузницы командных кадров для молодой армии.

Именно это обстоятельство сделало Тондиский военный городок одним из направлений атаки участников попытки государственного переворота, предпринятого агентами Коминтерна 1 декабря 1924 года.

В память об учениках военной школы, пятерых убитых участниками провалившегося путча кадетах, перед центральным корпусом казарм четыре года спустя был открыт монумент.

Его автором, кстати, был создатель знаменитой «Русалки» — эстонский скульптор Амандус Адамсон.

С новой стороны

Имя прославленного ваятеля не спасло созданный им памятник: в феврале 1941 года он был демонтирован, а в годы нацистской оккупации — утрачен окончательно.

Монумент «парням из Тонди» — точная реплика оригинального, довоенного — был вторично открыт четыре года назад. На фоне отреставрированных корпусов казарм он выглядит так, будто стоял тут всегда.

По-иному сложилась судьба памятного камня, установленного в память работавшего в зданиях военного городка в 1940-1941 годах Таллиннского военно-пехотного училища: он был самовольно снят пресловутым Юри Лиймом и увезен во двор музея на Маарьямяги.

Главные доминанты архитектурного ансамбля — стоящие вдоль улицы Тонди постройки — были отреставрированы в середине двухтысячных годов: ныне в них располагаются учебные помещения частного университета Аudentes.

Однако бывшие казармы — только часть военного городка. Ознакомиться же с другими его постройками, а также больше узнать о бурной биографии комплекса можно, приняв участие в экскурсиях, которые регулярно организует НКО «Исторический клуб Тондиских казарм»…

Иосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!