А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
Хроники Таллина
Говорят так:
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

«Вот и наступило Рождество. Правда, нет его обычных атрибутов — зимы с глубоким снегом, — но, всё-таки, оно пришло…»

Вынесенная в лид фраза позаимствована не из «живого журнала» современного таллиннца и не скопирована с его страницы в «фейсбуке».

Ревель. Рождество 1913 года.

Предрождественский Ревель столетней давности на акварели нашего современника Вадима Войтеховича…

Опубликована она была в предрождественском номере «Ревельских известий» сто десять лет назад: декабрь 1903 года выдался в городе таким же бесснежным и серым, как и нынче.

Капризы непостоянной балтийской погоды, конечно, омрачали настроение горожан начала XX века. Но, как и потомкам, живущим в начале третьего тысячелетия, испортить праздник они не могли: Ревель готовился встретить Рождество.

И хотя часть жителей город покидала (эстонцы ехали к родне в деревню, русские — те, кто считал здешнее Рождество «слишком немецким по духу», — к знакомым в столицу), предпраздничная атмосфера сказочным образом преображала тогдашний Таллинн…

С Сенного рынка

...и на рождественской поздравительной открытке начала XX века.

…и на рождественской поздравительной открытке начала XX века.

«Выйдем на улицу — какое оживление! — восхищались «Ревельские известия». — Всюду зеленятся хвоей деревца, пестреют бумажные цветы, блестят золотые нити бус, разноцветные свечки на каждом шагу бросаются вам в глаза.

Вот мчится нарядная дама в собственном экипаже, а за ней везут большую, пышную елку. Тут солдат, взвалив на плечи хорошенькую елочку, тащит её в дом своего офицера. Там идут с довольными лицами ремесленник с женою, и у них в руках крошечная ёлочка и незатейливое украшение…»

Главный «ёлочный базар» Ревеля рубежа столетий располагался на Сенном рынке, современной площади Вабадузе. Сюда едва ли не за неделю до Рождества начинали тянуться крестьянские подводы с пахнущим лесом и хвоей товаром.

Привезти его старались ровно столько, чтобы распродать за один день: хранить елки в городе было негде, а возвращаться с ними домой — позорно. Поэтому самые расчетливые горожане «выходили на елочную охоту» с наступлением сумерек.

Скрывать нечего: шанс того, что в неровном свете газового или керосинового фонаря продавец может подсунуть «неходовой» товар, конечно имелся. Зато и скидки были неплохие: к вечеру елка могла подешеветь раза в полтора, а то и в два.

В любом наряде

«Везде она желанная, — писали о елке «Ревельские известия». — И в скромном уборе бумажных цветов, сахарных леденцов, грошовых пряников — и в блеске золотого дождя, бриллиантового снега с заграничными игрушками, дорогими бонбоньерками…»

«Ёлка должна была быть до потолка, — вспоминал на страницах написанных уже в послевоенной ФРГ мемуаров журналист-остзеец Эрик Ферг. — В квартиру ее вносили чужие, которым доверяли и саму установку рождественского дерева в крестовину.

Мы же с братом Карлом Людвигом были ответственными за её убранство. Все украшения — за исключением грецких орехов, которые мы золотили сами, — были покупными. Большей частью они происходили из тех времен, когда родители жили в Пскове.

Для того чтобы закрепить игрушки и свечи, из чулана приносили лестницу — нам предстояло взбираться на нее. Моей обязанностью было развесить фигурки ангелочков и украсить ветви золотистым дождем».

Ферг вспоминает: среди казавшихся ему в детстве однообразных шаров красотой и изяществом выделялся стеклянный журавль с белыми крыльями и длинным алым носом.

Правда, повесить его на ветку детям не доверяли: те обязательно звали на помощь кого-нибудь из взрослых.

Цветы под елку

«Коммерциализация Рождества», о которой любят ныне посокрушаться иные таллиннцы, похоже, была неведома горожанам вековой давности. Напротив: газеты буквально умилялись его проявлениями.

«Игрушечные магазины переполнены родителями, выбирающими желательные игрушки дорогим деткам, — сообщали «Ревельские известия». — Искрятся глаза, разбегаясь по полкам, уставленным всевозможными прелестями детского счастья».

Не было в декабре у ревельской детворы, по словам Ферга, занятия сладостнее, чем по пути из школы стоять перед игрушечными витринами и сообщать друг другу, какой именно подарок хотелось бы получить на Рождество больше всего.

Если заветный подарок в один прекрасный день исчезал из витрины, «игра в исполнение желаний» переходила на новый уровень: участники её силились угадать, чьи же родители приобрели заветную игрушку и уже припрятали до праздника.

Взрослым, если верить газетной рекламе, в качестве лучшего подарка к Рождеству рекомендовали «альбомы для фотокарточек, рамки для портретов, карманные и записные книжки, бювары, картины религиозные — в громадном выборе».

Провизор Шретер, владелец «Санкт-Петербургского аптекарского магазина» на улице Пикк, предлагал уложить под елку «мыла, духи, головные и зубные щетки, домашний фейерверк, зеркала и шпильки, детские краски неядовитые».

Не самым очевидным рождественским подарком в наши дни видятся цветы, однако «садовое заведение Генриха Соанса в конце Нарвской улицы близь Екатериненталя» советовало украсить ими жилище накануне праздника.

Ассортимент впечатляет: азалии, гиацинты, тюльпаны и ландыши, «также красивые араукарии и разнообразные пальмы по самым разным ценам».

Пряничный секрет

Ваза с традиционно считающимися летними цветами — украшение для рождественского стола, конечно, оригинальное. Но главным его достоинством, конечно же, было угощение.

«Готовиться к Рождеству начинали уже с октября, когда замешивали тесто для пипаркооков, — делится детскими впечатлениями Ферг. — Дом пах сиропом, натертой цедрой и кардамоном. Чтобы печенье было воздушнее, капали толику нашатыря».

Хорошо замешенное и укутанное тканью тесто ставили в холод месяца на полтора. К выпечке печенья приступали где-то в середине декабря, когда основные предпраздничные хлопоты были еще впереди.

«Мать раскатывала тесто, и тогда-то я мог начинать вырезать из него фигурки: звезды и полумесяцы, ромбы, треугольники, зверушек, — рассказывает мемуарист. — Обрезки с теста я отправлял в рот, ничуть не убоявшись предрекаемой расплаты — боли в животе.

В отличие от наших дней, пипаркооки были исключительно «домашним продуктом»: в кафе и кондитерских перечные пряники сто лет тому назад не продавались, и каждая хозяйка готовила их по собственному, передающемуся в семье рецепту.

Эхо поста

Хотя рождественский пост — равно как и все остальные посты — лютеране не соблюдают, меню вечера Сочельника явно несло в Ревеле вековой давности отголосок средневековых, католических времен: в первую очередь угощали морепродуктами.

«На стол обязательно выкладывали скумбрию, — вспоминал Ферг. — По сути, за этим красивым словом скрывались не более чем кусочки макрели в томатном соусе, но они были произведены в России и потому пользовались у родителей особым вниманием.

Обязательно подавали рижские шпроты — законсервированные в масле копчушки, и ревельские кильки — ту же самую рыбешку, однако замаринованную до лилово-коричневатого цвета и сдобренную горошинами перца и лавровым листом.

Они мне никогда особенно не нравились, но всё же больше, чем миноги, относительно которых я даже и не ведал, каков их вкус, выглядели они настолько ужасно, что попробовать в детстве я их так и не отважился».

Ближе к ночи подавали винегрет с соленой селедкой, который молодые непочтительно называли «извозчичьей пищей», за ним — терпкий бульон с пирожками и печеночный паштет.

«Король» рождественского стола — тушенный с яблоками гусь — появлялся на столе лишь на второй день праздника, когда в гости приходили друзья и знакомые.

«Пройдет вечер, догорят цветные свечки, снимут украшения и сладости, уже поломаются полученные игрушки, искалеченная елка будет лежать где-нибудь в углу во дворе, но не скоро улетучится из памяти тот чудесный миг, когда отворили перед ребятишками двери, и в глаза им блеснула зеленая красавица…»

Абзац, которым «Ревельские известия» ровно сто десять лет тому назад завершили зарисовку рождественского города, скажем прямо, не блещет особым литературным изяществом.

В ином нельзя ему отказать — в искреннем восхищении долгожданным праздником. Которое остается точно таким же восторженным и ныне — более столетия спустя.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Невероятно романтическая и пестрая история Таллинна началась почти 850 лет назад. По одной из легенд, а Таллинн полон ими, как старинный бабушкин сундук, датский король Вольдемар, захвативший к началу XII века весь север Эстонии, выехал со своей свитой на охоту. Увидев оленя небывалой красоты, Вольдемар приказал взять его живым. Но гордый зверь не дался в руки датчанам и бросился с высокой отвесной скалы. Восхищенный король решил возвести на этом месте город. Так, по преданию, возник Таллин, нынешняя столица Эстонской Республики. Его старое название, - Реваль, происходит от датского выражения, в переводе: «косуля упала».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!