А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1275 posts
    • 4 comments
    • 33 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

«Вот и наступило Рождество. Правда, нет его обычных атрибутов — зимы с глубоким снегом, — но, всё-таки, оно пришло…»

Вынесенная в лид фраза позаимствована не из «живого журнала» современного таллиннца и не скопирована с его страницы в «фейсбуке».

Ревель. Рождество 1913 года.

Предрождественский Ревель столетней давности на акварели нашего современника Вадима Войтеховича…

Опубликована она была в предрождественском номере «Ревельских известий» сто десять лет назад: декабрь 1903 года выдался в городе таким же бесснежным и серым, как и нынче.

Капризы непостоянной балтийской погоды, конечно, омрачали настроение горожан начала XX века. Но, как и потомкам, живущим в начале третьего тысячелетия, испортить праздник они не могли: Ревель готовился встретить Рождество.

И хотя часть жителей город покидала (эстонцы ехали к родне в деревню, русские — те, кто считал здешнее Рождество «слишком немецким по духу», — к знакомым в столицу), предпраздничная атмосфера сказочным образом преображала тогдашний Таллинн…

С Сенного рынка

...и на рождественской поздравительной открытке начала XX века.

…и на рождественской поздравительной открытке начала XX века.

«Выйдем на улицу — какое оживление! — восхищались «Ревельские известия». — Всюду зеленятся хвоей деревца, пестреют бумажные цветы, блестят золотые нити бус, разноцветные свечки на каждом шагу бросаются вам в глаза.

Вот мчится нарядная дама в собственном экипаже, а за ней везут большую, пышную елку. Тут солдат, взвалив на плечи хорошенькую елочку, тащит её в дом своего офицера. Там идут с довольными лицами ремесленник с женою, и у них в руках крошечная ёлочка и незатейливое украшение…»

Главный «ёлочный базар» Ревеля рубежа столетий располагался на Сенном рынке, современной площади Вабадузе. Сюда едва ли не за неделю до Рождества начинали тянуться крестьянские подводы с пахнущим лесом и хвоей товаром.

Привезти его старались ровно столько, чтобы распродать за один день: хранить елки в городе было негде, а возвращаться с ними домой — позорно. Поэтому самые расчетливые горожане «выходили на елочную охоту» с наступлением сумерек.

Скрывать нечего: шанс того, что в неровном свете газового или керосинового фонаря продавец может подсунуть «неходовой» товар, конечно имелся. Зато и скидки были неплохие: к вечеру елка могла подешеветь раза в полтора, а то и в два.

В любом наряде

«Везде она желанная, — писали о елке «Ревельские известия». — И в скромном уборе бумажных цветов, сахарных леденцов, грошовых пряников — и в блеске золотого дождя, бриллиантового снега с заграничными игрушками, дорогими бонбоньерками…»

«Ёлка должна была быть до потолка, — вспоминал на страницах написанных уже в послевоенной ФРГ мемуаров журналист-остзеец Эрик Ферг. — В квартиру ее вносили чужие, которым доверяли и саму установку рождественского дерева в крестовину.

Мы же с братом Карлом Людвигом были ответственными за её убранство. Все украшения — за исключением грецких орехов, которые мы золотили сами, — были покупными. Большей частью они происходили из тех времен, когда родители жили в Пскове.

Для того чтобы закрепить игрушки и свечи, из чулана приносили лестницу — нам предстояло взбираться на нее. Моей обязанностью было развесить фигурки ангелочков и украсить ветви золотистым дождем».

Ферг вспоминает: среди казавшихся ему в детстве однообразных шаров красотой и изяществом выделялся стеклянный журавль с белыми крыльями и длинным алым носом.

Правда, повесить его на ветку детям не доверяли: те обязательно звали на помощь кого-нибудь из взрослых.

Цветы под елку

«Коммерциализация Рождества», о которой любят ныне посокрушаться иные таллиннцы, похоже, была неведома горожанам вековой давности. Напротив: газеты буквально умилялись его проявлениями.

«Игрушечные магазины переполнены родителями, выбирающими желательные игрушки дорогим деткам, — сообщали «Ревельские известия». — Искрятся глаза, разбегаясь по полкам, уставленным всевозможными прелестями детского счастья».

Не было в декабре у ревельской детворы, по словам Ферга, занятия сладостнее, чем по пути из школы стоять перед игрушечными витринами и сообщать друг другу, какой именно подарок хотелось бы получить на Рождество больше всего.

Если заветный подарок в один прекрасный день исчезал из витрины, «игра в исполнение желаний» переходила на новый уровень: участники её силились угадать, чьи же родители приобрели заветную игрушку и уже припрятали до праздника.

Взрослым, если верить газетной рекламе, в качестве лучшего подарка к Рождеству рекомендовали «альбомы для фотокарточек, рамки для портретов, карманные и записные книжки, бювары, картины религиозные — в громадном выборе».

Провизор Шретер, владелец «Санкт-Петербургского аптекарского магазина» на улице Пикк, предлагал уложить под елку «мыла, духи, головные и зубные щетки, домашний фейерверк, зеркала и шпильки, детские краски неядовитые».

Не самым очевидным рождественским подарком в наши дни видятся цветы, однако «садовое заведение Генриха Соанса в конце Нарвской улицы близь Екатериненталя» советовало украсить ими жилище накануне праздника.

Ассортимент впечатляет: азалии, гиацинты, тюльпаны и ландыши, «также красивые араукарии и разнообразные пальмы по самым разным ценам».

Пряничный секрет

Ваза с традиционно считающимися летними цветами — украшение для рождественского стола, конечно, оригинальное. Но главным его достоинством, конечно же, было угощение.

«Готовиться к Рождеству начинали уже с октября, когда замешивали тесто для пипаркооков, — делится детскими впечатлениями Ферг. — Дом пах сиропом, натертой цедрой и кардамоном. Чтобы печенье было воздушнее, капали толику нашатыря».

Хорошо замешенное и укутанное тканью тесто ставили в холод месяца на полтора. К выпечке печенья приступали где-то в середине декабря, когда основные предпраздничные хлопоты были еще впереди.

«Мать раскатывала тесто, и тогда-то я мог начинать вырезать из него фигурки: звезды и полумесяцы, ромбы, треугольники, зверушек, — рассказывает мемуарист. — Обрезки с теста я отправлял в рот, ничуть не убоявшись предрекаемой расплаты — боли в животе.

В отличие от наших дней, пипаркооки были исключительно «домашним продуктом»: в кафе и кондитерских перечные пряники сто лет тому назад не продавались, и каждая хозяйка готовила их по собственному, передающемуся в семье рецепту.

Эхо поста

Хотя рождественский пост — равно как и все остальные посты — лютеране не соблюдают, меню вечера Сочельника явно несло в Ревеле вековой давности отголосок средневековых, католических времен: в первую очередь угощали морепродуктами.

«На стол обязательно выкладывали скумбрию, — вспоминал Ферг. — По сути, за этим красивым словом скрывались не более чем кусочки макрели в томатном соусе, но они были произведены в России и потому пользовались у родителей особым вниманием.

Обязательно подавали рижские шпроты — законсервированные в масле копчушки, и ревельские кильки — ту же самую рыбешку, однако замаринованную до лилово-коричневатого цвета и сдобренную горошинами перца и лавровым листом.

Они мне никогда особенно не нравились, но всё же больше, чем миноги, относительно которых я даже и не ведал, каков их вкус, выглядели они настолько ужасно, что попробовать в детстве я их так и не отважился».

Ближе к ночи подавали винегрет с соленой селедкой, который молодые непочтительно называли «извозчичьей пищей», за ним — терпкий бульон с пирожками и печеночный паштет.

«Король» рождественского стола — тушенный с яблоками гусь — появлялся на столе лишь на второй день праздника, когда в гости приходили друзья и знакомые.

«Пройдет вечер, догорят цветные свечки, снимут украшения и сладости, уже поломаются полученные игрушки, искалеченная елка будет лежать где-нибудь в углу во дворе, но не скоро улетучится из памяти тот чудесный миг, когда отворили перед ребятишками двери, и в глаза им блеснула зеленая красавица…»

Абзац, которым «Ревельские известия» ровно сто десять лет тому назад завершили зарисовку рождественского города, скажем прямо, не блещет особым литературным изяществом.

В ином нельзя ему отказать — в искреннем восхищении долгожданным праздником. Которое остается точно таким же восторженным и ныне — более столетия спустя.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Всё хорошо, Таллин 1992 / Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992

Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Всё хорошо, Таллин, 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992. Vennaskond "Kõik on hea". ...

Читать дальше...

Таллинская весна 1960 года. Столица Эстонии ровно 60 лет назад.

В том году, то есть ровно 60 лет назад, кардинально изменился облик таллиннского Певческого поля вследствие того, что было построено ...

Читать дальше...

Таксофоны.

ФОТО: Lembit Soonpere, Eesti Filmiarhiiv

Эстония в советские годы: вещи, о которых многие из нас уже не помнят

В то время, когда люди старшего поколения ищут свои трудовые книжки, молодым людям стоит напомнить о вещах и явлениях, которые ...

Читать дальше...

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

От казематов к музейным залам: вчера и сегодня бастионных ходов Таллина

Десять лет назад одним белым пятном на карте Таллинна стало меньше: для посетителей открылись подземные ходы, скрытые в недрах бывшего ...

Читать дальше...

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

Восемь столетий Таллинна: век пятнадцатый, каменный

Век пятнадцатый – от основания же города третий – применительно к таллиннской истории по праву можно именовать «каменным». Не в том, ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Невероятно романтическая и пестрая история Таллинна началась почти 850 лет назад. По одной из легенд, а Таллинн полон ими, как старинный бабушкин сундук, датский король Вольдемар, захвативший к началу XII века весь север Эстонии, выехал со своей свитой на охоту. Увидев оленя небывалой красоты, Вольдемар приказал взять его живым. Но гордый зверь не дался в руки датчанам и бросился с высокой отвесной скалы. Восхищенный король решил возвести на этом месте город. Так, по преданию, возник Таллин, нынешняя столица Эстонской Республики. Его старое название, - Реваль, происходит от датского выражения, в переводе: «косуля упала».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!