А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Такими словами выходившая в столице девяносто лет тому назад газета «Последние известия» приветствовала освящение вновь выстроенного здания нынешней Таллиннской еврейской школы.

Во всяком городе – и Таллинн тут, разумеется, не исключение – есть адреса, сами говорящие за себя.

Здание Таллиннской еврейской гимназии. Иллюстрация к статье, опубликованной газетой "Последние известия" в номере за 5 февраля 1924 года.

Здание Таллиннской еврейской гимназии. Иллюстрация к статье, опубликованной газетой «Последние известия» в номере за 5 февраля 1924 года.

Кару, 16 – один из таких «адресов-брендов» и «адресов-паролей», известных подавляющему большинству горожан, вне зависимости, от их национальности и родного языка.

Он был хорошо в двадцатые-тридцатые годы минувшего столетия. Он вновь возвратил себе былую известность в самом начале девяностых – и, похоже, намерен сохранять ее и в текущем третьем тысячелетии.

Да и как может быть по-другому, когда оператор всякой, наверное таллиннской таксофирмы на просьбу выслать машину к зданию по адресу Кару, 16, неизбежно уточняют-переспрашивают в телефонной трубке: «вам, к Еврейской гимназии?!»

За чертой

Сто лет тому назад улица, обязанная своим изначальным, «до-эстонизированным» названием, огородам некого Медведьева, никаким отношением к евреям похвастаться не могла.

Большинство еврейских магазинов располагались на нынешней Виру, особой популярностью у квартиросъемщиков-евреев пользовалась Рауа, хоральная синагога высилась на перекрестке Маакри и утраченной после войны Вяйке-Тарту мантеэ.

Здесь же, в пристройке к синагогальному зданию, не позднее начала девяностых годов XIX века, располагалась и первая в городе еврейская школа: так называемый «хедер» — комната, в которой меламед учил подростков азам иврита и талмудической премудрости.

Формат учебного заведения дающего, по сути, начальное религиозное образование, на заре ХХ столетия был явным анахронизмом. Желание шагать в ногу со времен вынудило местную общину добавить к его программе русский и немецкий языки плюс математику.

Нечто более масштабное и современное относительно поздно сформировавшаяся, немногочисленная, а главное – не слишком богатая еврейская община губернского города Ревеля позволить себе не могла.

Да и сам город находился вне «черты оседлости» — той части Российской Империи, где исповедовавшие иудаизм могли проживать свободно. Так что рассчитывать на поддержку городских властей в образовательном вопросе местные евреи не могли.

Еврейские гимназисты на уроке химии. Фото тридцатых годов прошлого века.

Еврейские гимназисты на уроке химии. Фото тридцатых годов прошлого века.

Разумные аргументы

Ситуация стала меняться с началом Первой мировой войны: вначале поток беженцев из оккупированной Германией Литвы и Южной Латвии смел «черту оседлости» де-факто, а грянувшая в феврале 1917 года революция упразднила ее де-юре.

Не успел былой Ревель стать Таллинном – столицей новорожденной Эстонской Республики – как его захлестнула новая волна эмигрантов: обеспеченные слои населения «красного Петрограда» искали здесь защиту от ужасов военного коммунизма.

Едва ли евреи составляли среди них большинство, но к концу 1918 года еврейское население Таллинна выросло на полторы тысячи. Большая часть беженцев, планировала вскоре вернуться домой, но пока – спешила обустроиться на временном месте.

Помочь с обучением отпрысков местная еврейская община, увы, не могла: она и сама, судя по хранящимся в фондах Таллиннского городского архива документам, столкнулась на ниве школьного образования с новыми, неведомыми доселе проблемами.

«С обретением государственной независимости ревельские школы поделились на три типа, — сообщает составленный в начале 1919 года меморандум. – Государственные, с эстонским языком обучения, который еврейские дети не знают в должном объеме.

Немецкие, в которых царит дух антисемитизма и которые не берут к себе еврейских детей. Эмигрантские русские, в которых отношение к евреям нельзя назвать дружественным, так как их обвиняют в установлении власти большевиков…»

Городской отдел народного образования счел аргументы разумными. И дал согласие на открытие в Таллинне частной еврейской школы с программой, приближенной, по возможности, к гимназической.

Восемь комнат

Помещений у открывшейся в 1919 году школы не было – да и откуда им было взяться, если единственной общинной недвижимостью у таллиннских евреев на тот момент было здание синагоги и пристроенный к нему дом правления?

Школе, за несколько месяцев увеличившей количество своих учеников до ста двадцати, было тесно. На помощь евреям пришел некий Евгений Гильдебранд, петроградский беженец, планировавший открыть частную гимназию для русских эмигрантов.

Что у него не заладилось – сказать трудно, но в начале 1920 года он согласился предоставить еврейской школе в аренду восемь из девяти комнат в собственном доме на улице Рауа – с сохранением за собой права свободного прохода через них в свой кабинет.

В таких, далеко не комфортных условиях, Таллиннская еврейская школа проработала два с половиной учебных года. Все это время школьная администрация и руководство общины было занято поиском более подобающих для обучения помещений.

Достаточно скоро стало очевидно: пустующих классов в стремительно увеличивающей число населения столице нет и не предвидеться. Потому единственным выходом из патовой ситуации стало решение о строительстве собственной школы.

Просьба заказчика

Участок на углу улиц Аэдвилья и Кару был приобретен в конце 1921 года, а следующим летом, в торжественной обстановке, здесь был заложен символический краеугольный камень.

Проект здания был заказан у архитектора-остзейца Эриха Якоби. К тому времени он уже снискал себе известность как соавтор здания Женского коммерческого училища – современного Английского колледжа на углу Пярнуского шоссе и бульвара Эстония.

Наряду с адвентистской церковью на бульваре Мере, школьное здание на улице Кару может быть отнесено к наиболее характерным работам зодчего. Скромное внешне — декор ограничен лишь лепным украшением над входом – изнутри оно решено мастерски.

Изогнутая форма коридоров помогала избавиться от ощущения присущих школьным зданиям былой поры «казарменности» и «казенности». Паровое отопление и принудительная вентиляция обеспечивала благоприятный «микроклимат» в классах.

Решительно разрывая с традицией царского времени, Якоби принципиально развел торжественный актовый зал и зал спортивный: похоже, еврейская школа стала первым в Таллинне учебным заведением, где было применено подобное решение.

По просьбе дирекции, архитектор внес два дополнения в дизайн интерьеров: подоконники в коридорах были сделаны скошенными, чтобы отбить у школяров желание сидеть на них во время перемены.

Директор школы настоял также на том, чтобы все перила были снабжены металлическими «шишечками», делающими невозможным скатывание по ним для любителей острых ощущений.

Сердечное поздравление

Новоселье на улице Кару началось в воскресный полдень, 3 февраля 1924 года: построившиеся в пары ученики под школьным знаменем прошагали от дома Гильдебрандта в новые учебные помещения.

В сгущающихся сумерках к подъезду школьного здания стали съезжаться пролетки и немногочисленные еще в городе служебные автомобили: официальная церемония освящения дома была назначена на пять часов вечера.

Поздравить таллиннское еврейство с радостным событием пришли руководители эстонских, немецких и русских школ, зарубежные гости, городской голова А. Уэссон, министр образования А. Вейдерман, государственный старейшина К. Пятс.

«Вы – древний культурный народ, — обратился к евреям глава государства. – Ваши страдания столь же древни, как и сам народ. Со скорбью сочувствуем мы вам, ибо таким же скорбным и тяжким было и прошлое нашего народа.

Свое государственное устройство Эстония намерена строить на новых, лучших, справедливых, основах. Уважение всех народов, уважение их прав да будет нашим краеугольным камнем навеки.

Пусть в этом школьном здании воспитываются свободные граждане, которые относятся друг к другу с уважением и почтением. От лица Эстонской Республики – сердечно поздравляю!»

Главный подарок школе был преподнесен государственной властью днем ранее: 2 февраля 1924 года Министерство образования утвердило ее в долгожданном статусе полной гимназии.

* * *

«Еврейское общество в Ревеле недавно отпраздновало открытие здание гимназии, — писали через две недели после торжеств «Последние известия». — Для нас, русских Эстонии, этот пример должен быть весьма поучительным».

Далее автор заметки пускался в невеселые рассуждения по поводу того, что кампания сбора средств для возведения Русской гимназии, стартовавшая с большим энтузиазмом, «угасла, лишь только собранная сумма превысила шестизначное число».

Какое именно – газета не уточняла. Однако известно, что обзавестись собственным школьным зданием в довоенной Эстонии не удалось ни Таллиннской частной, ни Таллиннской городской русской гимназии.

Последняя, кстати, с 1931 по 1935 год проработала по адресу Кару, 16: Еврейская гимназия, возведенная «на вырост» охотно предоставила для учебной работы ряд временно пустующих аудиторий.

Но сосуществование под одной крышей двух школ – уже иная история, заслуживающая отдельного обстоятельного рассказа…

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!