А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
Хроники Таллина
Говорят так:
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1307 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Мемуары журналиста и редактора пресс-службы Таллиннской мэрии Лейви Шера — рассказ не только о себе и своих родных-близких-знакомых, но и о недавнем прошлом, уже успевшем стать достоянием истории.

«Не знаю, это свойство возраста или индивидуальная особенность, но по ночам моя память начинает просыпаться. И, как в песне, вспоминается всё, что было «не со мной».

Первомайские демонстрации — неотъемлемая часть воспоминаний всякого таллиннца, чье детство пришлось на советские времена.

Первомайские демонстрации — неотъемлемая часть воспоминаний всякого таллиннца, чье детство пришлось на советские времена.

Перед глазами проносится калейдоскоп людей и событий, причем в странной, хаотической, на первый взгляд, последовательности, но связанной какой-то неуловимой логикой».

Пять строк, предваряющих свыше четырехсот страниц добротной мемуарной прозы Лейви Шера, служат к ней лучшим предисловием. И одновременно — ключом к восприятию книги, написанной журналистом не по профессии, а по призванию.

Точно и емко

«Профессиональные байки»: такое определение, пожалуй, будет для книги Лейви Шера наиболее точным и, одновременно, — самым емким.

От самого жанра этого тщетно ждать документальной точности: педант без труда отыщет ошибку, допустим, в дате сражения под Цесисом, превращенной «агитпропом» довоенной ЭР в День победы, или же в названии журнала, дерзнувшего опубликовать «Один день Ивана Денисовича».

Но книга Шера — не энциклопедический справочник по событиям недавнего прошлого. Она — живой слепок с эпохи, в которой довелось жить автору: одновременно непростой и противоречивой, но позволяющей лучше понимать процессы дня сегодняшнего, декларативно провозглашающей разрыв с ней.

При этом (что, надо отметить, немаловажно) книга не скатывается в голую публицистику или сборник исторических анекдотов. Это — именно мемуаристика: события, очевидцем или участникам которых выпало быть автору, показанные сквозь призму личных воспоминаний.

Интересны они будут самому широкому кругу: как тем, кто был знаком с автором лично, учился в одних с ним учебных заведениях, работал вместе в различных учреждениях, так и стороннему человеку, желающему лучше понять, какой была вторая половина
XX века на территории «одной шестой части суши».

Постовой на площади Выйду (ныне — Вабадузе) в начале пятидесятых годов. Возможно, сменивший на посту ставшего оперным певцом Александра Пюви.

Постовой на площади Выйду (ныне — Вабадузе) в начале пятидесятых годов. Возможно, сменивший на посту ставшего оперным певцом Александра Пюви.

Призма многогранности

Новейшая история Эстонии и ее столицы знакома мемуаристу не понаслышке: вместе с матерью и бабушкой он вернулся в Таллинн 16 октября 1944 года — менее чем через месяц после вступления в город советских войск.

Детально прописанный таллиннский быт послевоенных лет и яркие зарисовки повседневности делают книгу Шера занимательным чтивом как для краеведов, так и для всех интересующихся первыми шагами в становлении того Таллинна, в котором живут современные горожане.

«Тартуские страницы» книги (а с этим городом автора связывают как родственные узы, так и годы студенческой молодости — вначале на математическом, затем на филологическом факультете) позволяют увидеть прославленных светил науки и культуры в житейском, будничном, человеческом измерении.

Швейковской невозмутимостью и чонкинским здравомыслием веет от глав, посвященных службе автора в рядах Советской армии. Прозой «шестидесятников» — от целинной эпопеи, в которой мемуаристу довелось принимать самое непосредственное участие. А о годах журналистской работы в ЭССР Шер пишет с вполне довлатовской иронией.

Кстати, он перепроверяет и уточняет некоторые, давно ставшие достоянием местного интеллигентского фольклора, предания, вроде звонка корреспондента «Советской Эстонии» вождю болгарских коммунистов Димитрову накануне очередной годовщины установления в союзной республике советской власти. По легенде, Димитров, не расслышав, откуда звонит журналист, решил, что на проводе — сам товарищ Сталин… А как оно было на самом деле — читайте у Лейви Шера.

Цитаты из жизни

«Память просыпается во сне» читать легко. Что действительно тяжело

— так это выбирать из нее для цитирования отрывки: рано лли поздно ловишь себя на мысли, : как, сам того не замечая, начинаешь перепечатывать страницу за страницей.

Практически в каждой из сорока двух глав есть достойные сюжеты. От сетований хозяйки в далеком татарском Чистополе, где семье автора довелось жить в эвакуации, на кофейные зерна, никак не желающие развариваться в кашу, до «непристойного» эпиграфа в эстонском переводе «Малой Земли» Л.И. Брежнева.
Многие ли, например, горожане помнят, что странное хобби регулировщика, стоявшего в сороковых годах на нынешней площади Вабаду-зе, — петь во весь голос, направляя потоки дорожного движения, — оказалось решающим в его карьере: он был замечен, принят в оперную труппу «Эстонии» и стал ведущим тенором Александром Пюви?

Или еще история: поездка группы учащихся эстонских вузов на далекую целину чуть не закончилась историей в духе гайдаевской «Кавказской пленницы» — один из местных жителей-ингушей всерьез предложил Лейви Шеру, как «начальнику студентов», обменять приглянувшуюся ему девушку на… стадо баранов в сто двадцать голов?

А однажды мемуаристу невольно довелось «поставить на уши» весь ТАСС — подготовленное им сообщение о том, что в рамках развития отношений между родственными народами и «в духе атмосферы разрядки» жители ЭССР смотрят передачи финского телевидения, попало на страницы «Нью-Йорк Таймс» и «Вашингтон Пост»…

Продолжение следует

«Функция разведчика ничем не отличается по природе от функции журналиста, — заверяет автор. — И тот, и другой занимается сбором и анализом информации. Даже нельзя сказать, что журналист занимается сбором и анализом информации, полученной законными путями, в то время как разведчик — незаконными».

С информации, собранной некогда журналистом, корреспондентом и редактором Лейви Шером, гриф секретности снят давным-давно. Но актуальности с любовью собранные и мастерски обработанные им сюжеты, байки и истории отнюдь не утратили и спустя несколько десятилетий.

Повествование в книге, выпущенной таллиннским издательством «Александра» в конце минувшего года и недавно официально презентованной, прерывается началом второй половины восьмидесятых годов — зарей перестройки и началом пути Эстонии к восстановлению независимости.

О том, как протекал тот период, Лейви Шер — мемуарист и непосредственный участник событий, знающий их «изнутри» так, как, возможно, никто другой из пишущих в нашей стране на русском языке.

Будем надеяться, что пробудившиеся во сне воспоминания и впредь будут яркими, содержательными, запоминающимися.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!