А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллин капитулировал перед победоносными русскими войсками 29 сентября 1710 года. Царь Петр впервые посетил город в декабре 1711 года, он остановился в доме на Тоомпеа, в настоящее время - дом № 4 на площади Лосси. В последующие годы царь останавливался в своем городском дворце (на месте дома № 8, по улице Толли). В 1714 году Петр приобрел поместье, названное им в честь царицы Екатериненталем (Долина Екатерины). Тогда же был построен Старый дворец (Домик Петра), небольшое здание в силе барокко. В 1718 году началось строительство Нового дворца, причем Петр собственноручно положил в северном углу стены дворца три кирпича - они не оштукатурены и видны в стене.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Мемуары журналиста и редактора пресс-службы Таллиннской мэрии Лейви Шера — рассказ не только о себе и своих родных-близких-знакомых, но и о недавнем прошлом, уже успевшем стать достоянием истории.

«Не знаю, это свойство возраста или индивидуальная особенность, но по ночам моя память начинает просыпаться. И, как в песне, вспоминается всё, что было «не со мной».

Первомайские демонстрации — неотъемлемая часть воспоминаний всякого таллиннца, чье детство пришлось на советские времена.

Первомайские демонстрации — неотъемлемая часть воспоминаний всякого таллиннца, чье детство пришлось на советские времена.

Перед глазами проносится калейдоскоп людей и событий, причем в странной, хаотической, на первый взгляд, последовательности, но связанной какой-то неуловимой логикой».

Пять строк, предваряющих свыше четырехсот страниц добротной мемуарной прозы Лейви Шера, служат к ней лучшим предисловием. И одновременно — ключом к восприятию книги, написанной журналистом не по профессии, а по призванию.

Точно и емко

«Профессиональные байки»: такое определение, пожалуй, будет для книги Лейви Шера наиболее точным и, одновременно, — самым емким.

От самого жанра этого тщетно ждать документальной точности: педант без труда отыщет ошибку, допустим, в дате сражения под Цесисом, превращенной «агитпропом» довоенной ЭР в День победы, или же в названии журнала, дерзнувшего опубликовать «Один день Ивана Денисовича».

Но книга Шера — не энциклопедический справочник по событиям недавнего прошлого. Она — живой слепок с эпохи, в которой довелось жить автору: одновременно непростой и противоречивой, но позволяющей лучше понимать процессы дня сегодняшнего, декларативно провозглашающей разрыв с ней.

При этом (что, надо отметить, немаловажно) книга не скатывается в голую публицистику или сборник исторических анекдотов. Это — именно мемуаристика: события, очевидцем или участникам которых выпало быть автору, показанные сквозь призму личных воспоминаний.

Интересны они будут самому широкому кругу: как тем, кто был знаком с автором лично, учился в одних с ним учебных заведениях, работал вместе в различных учреждениях, так и стороннему человеку, желающему лучше понять, какой была вторая половина
XX века на территории «одной шестой части суши».

Постовой на площади Выйду (ныне — Вабадузе) в начале пятидесятых годов. Возможно, сменивший на посту ставшего оперным певцом Александра Пюви.

Постовой на площади Выйду (ныне — Вабадузе) в начале пятидесятых годов. Возможно, сменивший на посту ставшего оперным певцом Александра Пюви.

Призма многогранности

Новейшая история Эстонии и ее столицы знакома мемуаристу не понаслышке: вместе с матерью и бабушкой он вернулся в Таллинн 16 октября 1944 года — менее чем через месяц после вступления в город советских войск.

Детально прописанный таллиннский быт послевоенных лет и яркие зарисовки повседневности делают книгу Шера занимательным чтивом как для краеведов, так и для всех интересующихся первыми шагами в становлении того Таллинна, в котором живут современные горожане.

«Тартуские страницы» книги (а с этим городом автора связывают как родственные узы, так и годы студенческой молодости — вначале на математическом, затем на филологическом факультете) позволяют увидеть прославленных светил науки и культуры в житейском, будничном, человеческом измерении.

Швейковской невозмутимостью и чонкинским здравомыслием веет от глав, посвященных службе автора в рядах Советской армии. Прозой «шестидесятников» — от целинной эпопеи, в которой мемуаристу довелось принимать самое непосредственное участие. А о годах журналистской работы в ЭССР Шер пишет с вполне довлатовской иронией.

Кстати, он перепроверяет и уточняет некоторые, давно ставшие достоянием местного интеллигентского фольклора, предания, вроде звонка корреспондента «Советской Эстонии» вождю болгарских коммунистов Димитрову накануне очередной годовщины установления в союзной республике советской власти. По легенде, Димитров, не расслышав, откуда звонит журналист, решил, что на проводе — сам товарищ Сталин… А как оно было на самом деле — читайте у Лейви Шера.

Цитаты из жизни

«Память просыпается во сне» читать легко. Что действительно тяжело

— так это выбирать из нее для цитирования отрывки: рано лли поздно ловишь себя на мысли, : как, сам того не замечая, начинаешь перепечатывать страницу за страницей.

Практически в каждой из сорока двух глав есть достойные сюжеты. От сетований хозяйки в далеком татарском Чистополе, где семье автора довелось жить в эвакуации, на кофейные зерна, никак не желающие развариваться в кашу, до «непристойного» эпиграфа в эстонском переводе «Малой Земли» Л.И. Брежнева.
Многие ли, например, горожане помнят, что странное хобби регулировщика, стоявшего в сороковых годах на нынешней площади Вабаду-зе, — петь во весь голос, направляя потоки дорожного движения, — оказалось решающим в его карьере: он был замечен, принят в оперную труппу «Эстонии» и стал ведущим тенором Александром Пюви?

Или еще история: поездка группы учащихся эстонских вузов на далекую целину чуть не закончилась историей в духе гайдаевской «Кавказской пленницы» — один из местных жителей-ингушей всерьез предложил Лейви Шеру, как «начальнику студентов», обменять приглянувшуюся ему девушку на… стадо баранов в сто двадцать голов?

А однажды мемуаристу невольно довелось «поставить на уши» весь ТАСС — подготовленное им сообщение о том, что в рамках развития отношений между родственными народами и «в духе атмосферы разрядки» жители ЭССР смотрят передачи финского телевидения, попало на страницы «Нью-Йорк Таймс» и «Вашингтон Пост»…

Продолжение следует

«Функция разведчика ничем не отличается по природе от функции журналиста, — заверяет автор. — И тот, и другой занимается сбором и анализом информации. Даже нельзя сказать, что журналист занимается сбором и анализом информации, полученной законными путями, в то время как разведчик — незаконными».

С информации, собранной некогда журналистом, корреспондентом и редактором Лейви Шером, гриф секретности снят давным-давно. Но актуальности с любовью собранные и мастерски обработанные им сюжеты, байки и истории отнюдь не утратили и спустя несколько десятилетий.

Повествование в книге, выпущенной таллиннским издательством «Александра» в конце минувшего года и недавно официально презентованной, прерывается началом второй половины восьмидесятых годов — зарей перестройки и началом пути Эстонии к восстановлению независимости.

О том, как протекал тот период, Лейви Шер — мемуарист и непосредственный участник событий, знающий их «изнутри» так, как, возможно, никто другой из пишущих в нашей стране на русском языке.

Будем надеяться, что пробудившиеся во сне воспоминания и впредь будут яркими, содержательными, запоминающимися.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!