А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллинн - всегда был и остается одним из старейших ганзейских городов, справедливо величая себя одним из «прекрасно сохранившихся средневековых европейских городов», прекрасно сочетая средневековые церкви и дома в готическом стиле с современной инфраструктурой.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Сложись история немного по-иному, и у нынешнего кафе «Майасмокк» в борьбе за звание старейшего заведения таллиннского общепита имелся бы солидный конкурент.
Далеко не каждый столичный старожил с ходу вспомнит, где некогда располагалась «Сладкая нора».
«Лисья нора» — существовавший на улице Ратаскаэву ресторан «Rebase Urg» — на слуху и поныне, спустя добрых полтора десятилетия после смены вывески. Его «сладкий» тезка забыт основательно.

Вход и вывеска в винный магазин-погреб Карла Петенберга.

Вход и вывеска в винный магазин-погреб Карла Петенберга.

Потому, возможно, что большая часть завсегдатаев «Сладкой норы» покинула Таллинн во время переселения остзейских немцев в Германию накануне Второй мировой войны. А может, потому что название это так и не стало официальным.
Официально питейное заведение, распахнувшее перед посетителями двери в апреле 1854 года непосредственно в подвалах ревельской Большой гильдии, называлась громоздко: «Ренсковый погреб и виноторговля Карла Германа Петтенберга».
Выговорить такое и на трезвую-то голову с первого раза непросто: «Сладкая нора» — проще, образнее, ярче. И в равной степени понятно — что в эстонском, переводном, варианте «Magus urg», что в немецком, изначальном «Das süsse Loch».

Жидкая валюта

Словосочетание «жидкая валюта» жителю ганзейского Ревеля было не-известно, но смысл его однозначно был понятен. Применительно к вину — особенно.
Напиток, входивший на берегах Средиземного моря в ежедневный рацион даже не самых зажиточных горожан, жителям побережья Балтики виделся предметом роскоши, подающимся на стол только по большим праздникам.
Вино играло ключевую роль в церковной литургии и средневековой медицине — завистники даже сетовали, что основной доход арендаторы ратушной аптеки получают от продажи не столько лекарств, сколько кларета — бордоского, сдобренного сахаром.
Вплоть до самого конца XVIII столетия рождественские «подарки», отсылаемые ревельским магистратом губернатору и высшим чинам губернской администрации в замок Тоомпеа, обязательно включали в себя несколько бочонков отборного вина.
Созданием собственного винного погреба отцы города озаботились, как минимум, в 1403 году, одновременно с возведением нынешнего здания ратуши: известно, что некому каменотесу Икмеле было за его обустройство щедро заплачено.
Дом Большой гильдии был возведен семью годами позже. А уже в 1437 году документы главной купеческой корпорации города упоминают винные бочки, принятые на хранение в гильдейский подвал.

Вход и вывеска в винный погреб Карла Петенберга. Интерьер гильдейского винного погреба в конце XIX века.

Вход и вывеска в винный погреб Карла Петенберга.
Интерьер гильдейского винного погреба в конце XIX века.

Незнатной фамилии

На протяжении более пяти веков вино в погребе Большой гильдии исключительно хранили — торговать им, а тем более — на вынос, никому из горожан не приходило в голову.
Многовековая традиция была прервана в 1854 году, когда арендовать подвальные помещения на самой бойкой улице города решил владелец основанной за пять лет до того виноторговой фирмы Карл Герман Петтенберг.
Судя по отрывочным данным, будущий виноторговец впервые увидел свет не позднее 1822 года в деревне Раннамыйза. Вскоре после рождения семья Петтенбергов перебралась в Ревель: отец Карла устроился слугой в дворянском Акцизном клубе.
Овладев чтением, письмом и азами арифметики, юноша поступил приказчиком в лавку купца Кристиана Августа Дельсена. Вероятно, после кончины хозяина Петтенберг взял управление магазином в свои руки.
У молодого человека явно была коммерческая жилка: в 1843 году он был принят в Братство Черноголовых, став, вероятно, первым членом этой закрытой организации, не будучи по национальности немцем.
Еще через шесть лет Карл Герман Петтенберг был признан полноправным ревельским бюргером: карьера для осиротевшего в возрасте девяти лет крестьянского сына головокружительная!
О его богатстве свидетельствовало хотя бы имя нынешней улице Коцебу: по двум принадлежавшим виноторговцу земельным участкам она звалась в конце XIX века «Петтенберговской».

Незабываемые вечера

«На главной улице Ревеля высится гильдейский дом незапамятных времен, в котором располагается ныне городская биржа. В подвале его расположен винный погребок, уютнее которого мне посещать не доводилось.
Все помещения его оформлены с крайней простотой, но вино — просто великолепно. По стенам, тут и там, развешаны восхитительные картоны с прекрасно выполненными карандашными набросками».
Такими словами свои впечатления от визита в «Сладкую нору» описывал немецкий литератор Вилли Вестен, автор вышедшей в 1884 году в Мюнхене книги путевых заметок «Четыре месяца в России».
Что касается местных жителей, то среди них заведение Петгенберга в усиленной рекламе не нуждалось: пропустить бокальчик-другой в подвале бывшей Большой гильдии среди состоятельных горожан было вопросом поддержания имиджа.
«После выступления узкий круг гостей спустился в биржевой подвал, — вспоминал состоявшиеся осенью 1867 года гастроли пианиста Теодора Штайна художник и редактор газеты «Revalsche Zeitung» Леопольд фон Пецольд.
Всем, но прежде всего — исполнителю, хозяин заведения Карл Петтенберг предложил праздничный напиток. Разговоры, которые текли за распитием смеси бургундского и шампанского, позволяют говорить о незабываемом вечере…»

На память ревельцам

Если верить Пецольду, именно этот вечер стал поворотным пунктом в истории заведения: ренсковый погребок, которых насчитывалось в городе с полдюжины, стал превращаться в модное место времяпрепровождения.
Подтвердить или опровергнуть это заявление сложно, но с уверенностью можно сказать: сам журналист и художник стал с тех пор частым гостем кабачка Карла Петтенберга. Настолько частым, что он даже принял участие в его украшении.
«Посетителям вот уже несколько месяцев хорошо знаком фриз, который господин Пецольд расписал на память своим ревельским друзьям, — сообщала в ноябре 1871 года «Revalsche Zeitung». — Он показывает, как гнать от себя прочь все зимние невзгоды».
К сожалению, юмористическое произведение, написанное незадолго до переезда Пецольда в Ригу, современному таллиннцу практически незнакомо. А художественными достоинствами фриз наверняка обладал.
По крайней мере его популярность у современников была такова, что некий рижский книготорговец Дойбнер с успехом выставлял — и, надо понимать, продавал — в своем магазине фотографические снимки фриза.

Живой бренд

Порой даже удивляешься: каким образом такой занятый и солидный коммерсант, как Петтенберг, выкраивал время не только для персонального обслуживания почетных гостей заведения, но и на бурную общественную деятельность.
Так, он активно занимался садоводством и животноводством, проложил первую в городе частную линию телеграфа от гильдейского погреба до собственного дома, принимал участие в заседаниях культурных обществ, разрабатывал… фейерверки.
Последнее оказалось для виноторговца роковым: летом 1885 года, зажигая в своем саду огни очередной фейерверочной фигуры, Петтенберг получил тяжкие ожоги. Усилия медиков оказались тщетными: в ноябре газеты сообщили о его безвременной кончине.
Фамилия основателя винного погребка в Большой гильдии превратилась к тому времени в признанный бренд: последующими владельцами она использовалась вплоть до самой национализации летом 1940 года…
После войны былая «Сладкая нора» были передана тресту «Главвино». Летом 1952 года, в помещения Большой гильдии въехал Исторический музей ЭССР – его фонды и архивы заняли собой подвал.
Во время последней реставрации гильдейского дома его погреба были возвращены посетителям: здесь разместилась часть постоянной экспозиции. Среди прочего, упоминает она и заведение Петенберга.
Жаль только, что возродить его музейное руководство не сподобилось. Нет сомнения, что исторический винный погреб имел бы успех как у таллиннцев, так и у гостей города.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!