Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.6 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Сложись история немного по-иному, и у нынешнего кафе «Майасмокк» в борьбе за звание старейшего заведения таллиннского общепита имелся бы солидный конкурент.
Далеко не каждый столичный старожил с ходу вспомнит, где некогда располагалась «Сладкая нора».
«Лисья нора» — существовавший на улице Ратаскаэву ресторан «Rebase Urg» — на слуху и поныне, спустя добрых полтора десятилетия после смены вывески. Его «сладкий» тезка забыт основательно.

Вход и вывеска в винный магазин-погреб Карла Петенберга.

Вход и вывеска в винный магазин-погреб Карла Петенберга.

Потому, возможно, что большая часть завсегдатаев «Сладкой норы» покинула Таллинн во время переселения остзейских немцев в Германию накануне Второй мировой войны. А может, потому что название это так и не стало официальным.
Официально питейное заведение, распахнувшее перед посетителями двери в апреле 1854 года непосредственно в подвалах ревельской Большой гильдии, называлась громоздко: «Ренсковый погреб и виноторговля Карла Германа Петтенберга».
Выговорить такое и на трезвую-то голову с первого раза непросто: «Сладкая нора» — проще, образнее, ярче. И в равной степени понятно — что в эстонском, переводном, варианте «Magus urg», что в немецком, изначальном «Das süsse Loch».

Жидкая валюта

Словосочетание «жидкая валюта» жителю ганзейского Ревеля было не-известно, но смысл его однозначно был понятен. Применительно к вину — особенно.
Напиток, входивший на берегах Средиземного моря в ежедневный рацион даже не самых зажиточных горожан, жителям побережья Балтики виделся предметом роскоши, подающимся на стол только по большим праздникам.
Вино играло ключевую роль в церковной литургии и средневековой медицине — завистники даже сетовали, что основной доход арендаторы ратушной аптеки получают от продажи не столько лекарств, сколько кларета — бордоского, сдобренного сахаром.
Вплоть до самого конца XVIII столетия рождественские «подарки», отсылаемые ревельским магистратом губернатору и высшим чинам губернской администрации в замок Тоомпеа, обязательно включали в себя несколько бочонков отборного вина.
Созданием собственного винного погреба отцы города озаботились, как минимум, в 1403 году, одновременно с возведением нынешнего здания ратуши: известно, что некому каменотесу Икмеле было за его обустройство щедро заплачено.
Дом Большой гильдии был возведен семью годами позже. А уже в 1437 году документы главной купеческой корпорации города упоминают винные бочки, принятые на хранение в гильдейский подвал.

Вход и вывеска в винный погреб Карла Петенберга. Интерьер гильдейского винного погреба в конце XIX века.

Вход и вывеска в винный погреб Карла Петенберга.
Интерьер гильдейского винного погреба в конце XIX века.

Незнатной фамилии

На протяжении более пяти веков вино в погребе Большой гильдии исключительно хранили — торговать им, а тем более — на вынос, никому из горожан не приходило в голову.
Многовековая традиция была прервана в 1854 году, когда арендовать подвальные помещения на самой бойкой улице города решил владелец основанной за пять лет до того виноторговой фирмы Карл Герман Петтенберг.
Судя по отрывочным данным, будущий виноторговец впервые увидел свет не позднее 1822 года в деревне Раннамыйза. Вскоре после рождения семья Петтенбергов перебралась в Ревель: отец Карла устроился слугой в дворянском Акцизном клубе.
Овладев чтением, письмом и азами арифметики, юноша поступил приказчиком в лавку купца Кристиана Августа Дельсена. Вероятно, после кончины хозяина Петтенберг взял управление магазином в свои руки.
У молодого человека явно была коммерческая жилка: в 1843 году он был принят в Братство Черноголовых, став, вероятно, первым членом этой закрытой организации, не будучи по национальности немцем.
Еще через шесть лет Карл Герман Петтенберг был признан полноправным ревельским бюргером: карьера для осиротевшего в возрасте девяти лет крестьянского сына головокружительная!
О его богатстве свидетельствовало хотя бы имя нынешней улице Коцебу: по двум принадлежавшим виноторговцу земельным участкам она звалась в конце XIX века «Петтенберговской».

Незабываемые вечера

«На главной улице Ревеля высится гильдейский дом незапамятных времен, в котором располагается ныне городская биржа. В подвале его расположен винный погребок, уютнее которого мне посещать не доводилось.
Все помещения его оформлены с крайней простотой, но вино — просто великолепно. По стенам, тут и там, развешаны восхитительные картоны с прекрасно выполненными карандашными набросками».
Такими словами свои впечатления от визита в «Сладкую нору» описывал немецкий литератор Вилли Вестен, автор вышедшей в 1884 году в Мюнхене книги путевых заметок «Четыре месяца в России».
Что касается местных жителей, то среди них заведение Петгенберга в усиленной рекламе не нуждалось: пропустить бокальчик-другой в подвале бывшей Большой гильдии среди состоятельных горожан было вопросом поддержания имиджа.
«После выступления узкий круг гостей спустился в биржевой подвал, — вспоминал состоявшиеся осенью 1867 года гастроли пианиста Теодора Штайна художник и редактор газеты «Revalsche Zeitung» Леопольд фон Пецольд.
Всем, но прежде всего — исполнителю, хозяин заведения Карл Петтенберг предложил праздничный напиток. Разговоры, которые текли за распитием смеси бургундского и шампанского, позволяют говорить о незабываемом вечере…»

На память ревельцам

Если верить Пецольду, именно этот вечер стал поворотным пунктом в истории заведения: ренсковый погребок, которых насчитывалось в городе с полдюжины, стал превращаться в модное место времяпрепровождения.
Подтвердить или опровергнуть это заявление сложно, но с уверенностью можно сказать: сам журналист и художник стал с тех пор частым гостем кабачка Карла Петтенберга. Настолько частым, что он даже принял участие в его украшении.
«Посетителям вот уже несколько месяцев хорошо знаком фриз, который господин Пецольд расписал на память своим ревельским друзьям, — сообщала в ноябре 1871 года «Revalsche Zeitung». — Он показывает, как гнать от себя прочь все зимние невзгоды».
К сожалению, юмористическое произведение, написанное незадолго до переезда Пецольда в Ригу, современному таллиннцу практически незнакомо. А художественными достоинствами фриз наверняка обладал.
По крайней мере его популярность у современников была такова, что некий рижский книготорговец Дойбнер с успехом выставлял — и, надо понимать, продавал — в своем магазине фотографические снимки фриза.

Живой бренд

Порой даже удивляешься: каким образом такой занятый и солидный коммерсант, как Петтенберг, выкраивал время не только для персонального обслуживания почетных гостей заведения, но и на бурную общественную деятельность.
Так, он активно занимался садоводством и животноводством, проложил первую в городе частную линию телеграфа от гильдейского погреба до собственного дома, принимал участие в заседаниях культурных обществ, разрабатывал… фейерверки.
Последнее оказалось для виноторговца роковым: летом 1885 года, зажигая в своем саду огни очередной фейерверочной фигуры, Петтенберг получил тяжкие ожоги. Усилия медиков оказались тщетными: в ноябре газеты сообщили о его безвременной кончине.
Фамилия основателя винного погребка в Большой гильдии превратилась к тому времени в признанный бренд: последующими владельцами она использовалась вплоть до самой национализации летом 1940 года…
После войны былая «Сладкая нора» были передана тресту «Главвино». Летом 1952 года, в помещения Большой гильдии въехал Исторический музей ЭССР – его фонды и архивы заняли собой подвал.
Во время последней реставрации гильдейского дома его погреба были возвращены посетителям: здесь разместилась часть постоянной экспозиции. Среди прочего, упоминает она и заведение Петенберга.
Жаль только, что возродить его музейное руководство не сподобилось. Нет сомнения, что исторический винный погреб имел бы успех как у таллиннцев, так и у гостей города.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!