А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
Говорят так:
История возникновения марципана обросла множеством легенд, одна из версий изложена в рассказе Яана Кросса «Мартов хлеб». Там рассказывается история о том, что однажды заболел бургомистр. Но поскольку тогдашние микстуры делались из лягушачьих лапок и прочих неаппетитных вещей, глава города категорически отказался лечиться и положился на Божью волю. И обеспокоенная здоровьем мужа супруга бургомистра попросила таллиннского аптекаря «замаскировать» лекарство, спрятав его либо в пищу, либо в сладости. Так и поступил помощник аптекаря, исцеливший вкусной смесью бургомистра. Так глава города первым отведал эстонского марципана.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1318 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Предприятие, полностью насытившее потребности внутреннего рынка и успешно экспортировавшее свою продукцию в дальнее зарубежье, могло бы отмечать в эти дни свое девяностолетие.  Могло — если бы люди, оказавшиеся полтора десятка лет назад в руководстве предприятием, были бы чуть больше озабочены не сиюминутной выгодой, а сохранением одного из старейших брендов таллиннской промышленности.

Управленческих ли талантов, экономического ли мышления или уважения к давним традициям оказалось на тот момент недостаточно, но в 1998 году фабрика резиновых изделий «Põhjala» прекратила свое существование.
До своего юбилея предприятие не дотянуло всего год: основано оно было в марте 1928-го — в крохотной постройке на территории бывшего Русско-Балтийского завода в Копли.

Фабрика "Põhjala" в момент своего основания и в день десятилетнего юбилея. Иллюстрация из газеты «Вести дня».

Фабрика «Põhjala» в момент своего основания и в день десятилетнего юбилея. Иллюстрация из газеты «Вести дня».

Давнее пристрастие

«Эстонцы — вообще большие любители резины, — писала в 1932 году «Postimees». — И в самый жаркий летний день подростку перед предстоящей конфирмацией покупают пару галош, которые не снимаются в этот день даже в ателье фотографа…»

Любовь к незаменимой в сыром и промозглом местном климате обуви, конечно же, национальных границ не знала. Однако собственное производство галош, равно как и прочих резиновых изделий, в Эстонии вплоть до конца двадцатых годов отсутствовало.
В царское время местные потребности вполне удовлетворяли российские предприятия: по соседству, в Риге и Санкт-Петербурге, работали, как уверяла реклама, «гиганты галошной индустрии»: фабрики «Унион» и «Треугольник».
Последний, добавивший в честь пятой годовщины Пролетарской революции к своему названию прилагательное «Красный», оказался за границей. Сохранить собственное резиновое производство в былом объеме рижане не сумели.
«Шесть лет назад инженер Фельдманн задумался: справедливо ли, что Эстония испытывает «резиновый голод», — продолжала «Postimees». — Начал он с малого: взялся за производство резиновых стелек и набоек на каблуки».

Реклама галош фабрики "Põhjala". 1940 год.

Реклама галош фабрики «Põhjala». 1940 год.

Секрет успеха

Три работника и бывшая сторожка одной из верфей Русско-Балтийского завода: первые страницы истории будущего ведущего производства довоенного Таллинна были более чем скромны.
Тем стремительнее кажется взлет, который удалось ему осуществить за считанные годы: уже к 1932 году штат работников предприятия насчитывал свыше восьмидесяти человек, а само оно переехало в пустующий цех Беккеровской судоверфи.
Обыватели тех лет были твердо уверены: инженеру Харри Фельдманну удалось открыть некую «секретную формулу», благодаря которой выпускаемая им резина практически не знает износа — в ней-то, дескать, и таится главный залог успеха предприятия.
Заводская документация, сохранившаяся до наших дней, никаких производственных секретов не содержит. «Ноу-хау», скорее, было обусловлено не ими, а рациональностью технологического процесса и бережливым отношением к рабочей силе.
Получить работу у Фельдманна считалось среди жителей Копли удачей. Ведь предприятие не только хорошо оплачивало труд работников, но и гарантировало им систему поощрительных «бонусов».
Например, в 1939 году было принято решение: средства, сэкономленные на обработке первичного сырья, направлять в фонд, из которого отличившимся рабочим будут выплачиваться премии.
Сберечь удалось двадцать пять тысяч крон: половина этой суммы была передана в премиальный фонд, половина — вложена в погашение банковской ссуды на строительство жилья для рабочих. Построить до войны успели, правда, всего один дом на улице Эрика. Но зато какой! С двух-трехкомнатными квартирами, центральным отоплением и ваннами.

Запах праздника

К середине тридцатых годов фабрика Фельдманна вполне оправдывала громкое имя — «Эстонская резиновая мануфактура»: предприятие «Põhjala» не только стало монополистом в Эстонии, но и экспортировало свой товар в Исландию и Португалию.
Десятилетний юбилей производства был отмечен с подобающим размахом: почетными гостями на нем стали столичный городской голова Антон Уэссон, министр экономики Карл Сельтер, исполняющий обязанности главы государства Константин Пятс.
«Двор, аллейки, узкий проулок и вот — корпус № 117, где разместилась Эстонская резиновая мануфактура — «Põhjala», — писала о торжествах 1934 года газета «Вести дня». — У ворот ограды —шеренга автомобилей и наряд полиции.
Внутри всё по-праздничному убрано и украшено: гирлянды, флаги, разноцветные бумажные ленты. Сразу же охватывает пряный, особенный запах, свойственный резине: идем наверх к мастерским.
Фабричный оркестр балалаечников играет приветствие. Вообще, на фабрике очень много русских работников. Все надписи внутри, между прочим, выполнены на эстонском и русском языках.
Переходим в огромный зал: сухой, теплый, под стеклянным сводчатым потолком-крышей. Тут собрались служащие и рабочие фабрики, множество гостей…»

Маникюрная ловкость

Страсть Пятса к произнесению пространных речей была общеизвестна, но 10 марта 1934 года и.о. главы государства был краток.
Ограничившись подчеркиванием важности развития отечественной промышленности, Пятс с сопровождающими его лицами направился воочию убедиться в ее работе: гостям был показан сам производственный процесс.
«На глазах у публики производится резиновая масса, вальцуется между блестящими, быстро крутящимися валами, — сообщает корреспондент газеты. — А затем в руках проворных работниц превращается в галошу или резиновую туфлю.
Ловко и быстро, у некоторых даже поблескивая маникюром, работают ловкие женские пальцы. Одна работница в день выпускает от десяти до двадцати калош, в зависимости от проворства рук и фасона обуви. Что же еще выпускает фабрика?
Боты, купальные туфли и шапочки, игрушки, шины, шланги, всякого рода прокладки, изоляторы и еще всякую разность. Одних калош выпускается от шестисот до семисот пар в день».

Заверено мэром

Несмотря на разнообразность ассортимента, именно обувь, похоже, была «лицом» предприятия: недаром состязания по волейболу, организованные его дирекцией, шли, разумеется, на приз «Серебряная галоша».
«Примерно в 1929 году, когда впервые стала появляться реклама галош «Põhjala», я решил приобрести себе пару. С тех пор носил их три года по любым дорогам и при любой погоде, а они по-прежнему — как новые, только блестят чуть поменьше.
Мне уже сорок семь лет, и за свою жизнь я сносил несколько десятков галош. Большая часть их приходила в полную негодность уже через несколько месяцев, и только в редких случаях они протягивали до одного года.
Следовательно, я пришел к выводу, что галоши «Põhjala» обладают выдающимся качеством, и считаю своим долгом сообщить это посредством вашей газеты, одновременно испытывая благодарность и гордость за отечественное производство».
Того, кто написал письмо, опубликованное зимой 1932-го на страницах «Postimees», можно было бы, пожалуй, заподозрить в неумело скрытой рекламе, если бы не личность автора панегирика.

Его в редакцию отправил человек, вряд ли подрабатывающий публикацией под своим именем платных рекламных текстов: городской голова Пыльтсамаа Генрих Голд.

* * *
Довоенная реклама особенно любила подчеркивать: «Põhjala» — предприятие, базирующееся исключительно на местном, эстонском капитале.

При этом не уточнялось, что большая часть акционеров была соплеменниками инженера Фельдманна — остзейскими немцами: их переселение по призыву фюрера в Германию осенью 1939-го нанесло по предприятию болезненный удар.
Но фабрика выстояла, сумев и после аннексии Эстонии СССР сохранить не только производство, но и название. К концу 70-х годов семьсот с лишним работников изготавливали до двух миллионов резиновой обуви и до миллиона — других изделий в год.
Допустим, что галоши в наши дни вышли из моды окончательно и, похоже, бесповоротно. Но разве по одной только этой причине стоило губить во второй половине девяностых легендарное производство с многолетней и славной историей?!

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Главное здание больницы Общества общественного призрения с характерными вентиляционными трубами. Рисунок, выполненный по памяти в середине ХХ века.

От богаделен и госпиталей до больничных комплексов

Специальные здания для ухода за больными и их лечения предки нынешних таллиннцев начали строить еще до того, как поселение у ...

Читать дальше...

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Театр «Эстония»: метаморфозы фасада

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял ...

Читать дальше...

Вход в здание Большой гильдии, стилизованный под сени сказочного терема 
в дни проведения Первой русской выставки Эстонии.

Смотр достижений нацменьшинства: Первая русская выставка

Первая русская выставка Эстонии, прошедшая в Таллинне весной 1931 года, привлекла всеобщее внимание и стала существенной вехой на пути межкультурного ...

Читать дальше...

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Восемь столетий Таллинна: век XVIII, просвещенный

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ...

Читать дальше...

Портреты космонавтов на фасаде таллиннского кафе «Москва».
Фото первой половины шестидесятых годов.

Таллинн, апрель 1961-го: космос становится ближе

Никогда до того – да, пожалуй, и никогда после, вплоть до дня сегодняшнего – космические дали не были так близки ...

Читать дальше...

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Новая кадриоргская оранжерея в представлении ее архитекторов.

Лето круглый год: в Кадриорг вернется оранжерея

Начать восстановление оранжереи, некогда бывшей неотъемлемой частью садово-паркового ансамбля в Кадриорге, городские власти планируют еще до конца нынешнего года. К числу ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!