А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
Хроники Таллина
Говорят так:
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Предприятие, полностью насытившее потребности внутреннего рынка и успешно экспортировавшее свою продукцию в дальнее зарубежье, могло бы отмечать в эти дни свое девяностолетие.  Могло — если бы люди, оказавшиеся полтора десятка лет назад в руководстве предприятием, были бы чуть больше озабочены не сиюминутной выгодой, а сохранением одного из старейших брендов таллиннской промышленности.

Управленческих ли талантов, экономического ли мышления или уважения к давним традициям оказалось на тот момент недостаточно, но в 1998 году фабрика резиновых изделий «Põhjala» прекратила свое существование.
До своего юбилея предприятие не дотянуло всего год: основано оно было в марте 1928-го — в крохотной постройке на территории бывшего Русско-Балтийского завода в Копли.

Фабрика "Põhjala" в момент своего основания и в день десятилетнего юбилея. Иллюстрация из газеты «Вести дня».

Фабрика «Põhjala» в момент своего основания и в день десятилетнего юбилея. Иллюстрация из газеты «Вести дня».

Давнее пристрастие

«Эстонцы — вообще большие любители резины, — писала в 1932 году «Postimees». — И в самый жаркий летний день подростку перед предстоящей конфирмацией покупают пару галош, которые не снимаются в этот день даже в ателье фотографа…»

Любовь к незаменимой в сыром и промозглом местном климате обуви, конечно же, национальных границ не знала. Однако собственное производство галош, равно как и прочих резиновых изделий, в Эстонии вплоть до конца двадцатых годов отсутствовало.
В царское время местные потребности вполне удовлетворяли российские предприятия: по соседству, в Риге и Санкт-Петербурге, работали, как уверяла реклама, «гиганты галошной индустрии»: фабрики «Унион» и «Треугольник».
Последний, добавивший в честь пятой годовщины Пролетарской революции к своему названию прилагательное «Красный», оказался за границей. Сохранить собственное резиновое производство в былом объеме рижане не сумели.
«Шесть лет назад инженер Фельдманн задумался: справедливо ли, что Эстония испытывает «резиновый голод», — продолжала «Postimees». — Начал он с малого: взялся за производство резиновых стелек и набоек на каблуки».

Реклама галош фабрики "Põhjala". 1940 год.

Реклама галош фабрики «Põhjala». 1940 год.

Секрет успеха

Три работника и бывшая сторожка одной из верфей Русско-Балтийского завода: первые страницы истории будущего ведущего производства довоенного Таллинна были более чем скромны.
Тем стремительнее кажется взлет, который удалось ему осуществить за считанные годы: уже к 1932 году штат работников предприятия насчитывал свыше восьмидесяти человек, а само оно переехало в пустующий цех Беккеровской судоверфи.
Обыватели тех лет были твердо уверены: инженеру Харри Фельдманну удалось открыть некую «секретную формулу», благодаря которой выпускаемая им резина практически не знает износа — в ней-то, дескать, и таится главный залог успеха предприятия.
Заводская документация, сохранившаяся до наших дней, никаких производственных секретов не содержит. «Ноу-хау», скорее, было обусловлено не ими, а рациональностью технологического процесса и бережливым отношением к рабочей силе.
Получить работу у Фельдманна считалось среди жителей Копли удачей. Ведь предприятие не только хорошо оплачивало труд работников, но и гарантировало им систему поощрительных «бонусов».
Например, в 1939 году было принято решение: средства, сэкономленные на обработке первичного сырья, направлять в фонд, из которого отличившимся рабочим будут выплачиваться премии.
Сберечь удалось двадцать пять тысяч крон: половина этой суммы была передана в премиальный фонд, половина — вложена в погашение банковской ссуды на строительство жилья для рабочих. Построить до войны успели, правда, всего один дом на улице Эрика. Но зато какой! С двух-трехкомнатными квартирами, центральным отоплением и ваннами.

Запах праздника

К середине тридцатых годов фабрика Фельдманна вполне оправдывала громкое имя — «Эстонская резиновая мануфактура»: предприятие «Põhjala» не только стало монополистом в Эстонии, но и экспортировало свой товар в Исландию и Португалию.
Десятилетний юбилей производства был отмечен с подобающим размахом: почетными гостями на нем стали столичный городской голова Антон Уэссон, министр экономики Карл Сельтер, исполняющий обязанности главы государства Константин Пятс.
«Двор, аллейки, узкий проулок и вот — корпус № 117, где разместилась Эстонская резиновая мануфактура — «Põhjala», — писала о торжествах 1934 года газета «Вести дня». — У ворот ограды —шеренга автомобилей и наряд полиции.
Внутри всё по-праздничному убрано и украшено: гирлянды, флаги, разноцветные бумажные ленты. Сразу же охватывает пряный, особенный запах, свойственный резине: идем наверх к мастерским.
Фабричный оркестр балалаечников играет приветствие. Вообще, на фабрике очень много русских работников. Все надписи внутри, между прочим, выполнены на эстонском и русском языках.
Переходим в огромный зал: сухой, теплый, под стеклянным сводчатым потолком-крышей. Тут собрались служащие и рабочие фабрики, множество гостей…»

Маникюрная ловкость

Страсть Пятса к произнесению пространных речей была общеизвестна, но 10 марта 1934 года и.о. главы государства был краток.
Ограничившись подчеркиванием важности развития отечественной промышленности, Пятс с сопровождающими его лицами направился воочию убедиться в ее работе: гостям был показан сам производственный процесс.
«На глазах у публики производится резиновая масса, вальцуется между блестящими, быстро крутящимися валами, — сообщает корреспондент газеты. — А затем в руках проворных работниц превращается в галошу или резиновую туфлю.
Ловко и быстро, у некоторых даже поблескивая маникюром, работают ловкие женские пальцы. Одна работница в день выпускает от десяти до двадцати калош, в зависимости от проворства рук и фасона обуви. Что же еще выпускает фабрика?
Боты, купальные туфли и шапочки, игрушки, шины, шланги, всякого рода прокладки, изоляторы и еще всякую разность. Одних калош выпускается от шестисот до семисот пар в день».

Заверено мэром

Несмотря на разнообразность ассортимента, именно обувь, похоже, была «лицом» предприятия: недаром состязания по волейболу, организованные его дирекцией, шли, разумеется, на приз «Серебряная галоша».
«Примерно в 1929 году, когда впервые стала появляться реклама галош «Põhjala», я решил приобрести себе пару. С тех пор носил их три года по любым дорогам и при любой погоде, а они по-прежнему — как новые, только блестят чуть поменьше.
Мне уже сорок семь лет, и за свою жизнь я сносил несколько десятков галош. Большая часть их приходила в полную негодность уже через несколько месяцев, и только в редких случаях они протягивали до одного года.
Следовательно, я пришел к выводу, что галоши «Põhjala» обладают выдающимся качеством, и считаю своим долгом сообщить это посредством вашей газеты, одновременно испытывая благодарность и гордость за отечественное производство».
Того, кто написал письмо, опубликованное зимой 1932-го на страницах «Postimees», можно было бы, пожалуй, заподозрить в неумело скрытой рекламе, если бы не личность автора панегирика.

Его в редакцию отправил человек, вряд ли подрабатывающий публикацией под своим именем платных рекламных текстов: городской голова Пыльтсамаа Генрих Голд.

* * *
Довоенная реклама особенно любила подчеркивать: «Põhjala» — предприятие, базирующееся исключительно на местном, эстонском капитале.

При этом не уточнялось, что большая часть акционеров была соплеменниками инженера Фельдманна — остзейскими немцами: их переселение по призыву фюрера в Германию осенью 1939-го нанесло по предприятию болезненный удар.
Но фабрика выстояла, сумев и после аннексии Эстонии СССР сохранить не только производство, но и название. К концу 70-х годов семьсот с лишним работников изготавливали до двух миллионов резиновой обуви и до миллиона — других изделий в год.
Допустим, что галоши в наши дни вышли из моды окончательно и, похоже, бесповоротно. Но разве по одной только этой причине стоило губить во второй половине девяностых легендарное производство с многолетней и славной историей?!

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!