А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Монография финского эмерит-профессора Сеппо Зеттерберга позволяет взглянуть на прошлое страны глазами стороннего наблюдателя, чуждого местным «идеологическим битвам».
Эстонской историографии на русском языке до самого последнего времени определенно не везло.
Солидного вида трехтомник «История Эстонской ССР», увидевший свет более полувека тому назад, сводил события минувшего к непрестанной классовой борьбе, а потому — устарел давно и бесповоротно.
Seppo-Zetterberg-ajalugu«Очерки истории эстонского народа», написанные триумвиратом во главе с премьер-министром Мартом Лааром на заре восстановления независимости, были призваны развенчать былые исторические мифы. Но параллельно породили столько новых, что интересны нынче разве что в качестве курьеза.

Выходили, разумеется, гимназические учебники, издавались труды по отдельным вопросам, несколько номеров академического журнала Тuna, вышли исключительно на русском языке — однако попыток дать целостный обзор прошлого нашей страны для тех, кто не владеет эстонским, с начала девяностых годов, увы, не предпринималось.

Неспешная обстоятельность

«С предложениями опубликовать историю Эстонии ко мне обращались не раз, — рассказывает директор издательства «КПД» Валентина Кашина. — Но потенциальные авторы и предлагавшиеся ими тексты всякий раз оказывались то эклектичными, то эксцентричными, а порой — даже и экстремистскими».
Ни один из подобных упреков в адрес «Истории Эстонской Республики», официально презентованной на Зимнем книжном салоне издательств «КПД» и «Александра», появившейся на полках книжных магазинов столицы и уже заказанной рядом российских книготорговых сетей, бросить невозможно при всём желании.
Да и желание подобное, пожалуй, не возникнет даже у самого строгого критика. Ведь автор книги — финский историк Сеппо Зеттерберг, эмерит-профессор университета Ювяскюля, член Академии наук Финляндии, в прошлом

Эмерит-профессор университета Юваскюлья Сеппо Зеттеберг

Эмерит-профессор университета Юваскюлья Сеппо Зеттеберг

— руководитель Финского института в Эстонии, далек от желания «разрушать мифы» и «срывать покровы».
Руководствуясь профессиональным тактом и национальной финской обстоятельностью, он страница за страницей и год за годом буквально «препарирует» прошлое страны-соседа, пытаясь не просто описать, но и понять механизм тех или иных процессов, определявших исторический выбор Эстонии в недавнем прошлом.
«Финская и эстонская редакция книга охватывает историю Эстонии с послеледникового периода, — отмечает автор. — Для русского читателя мною подготовлена часть труда, начиная с Первой мировой войны и образования независимой Эстонской Республики в 1918 году.
Полагаю, что история именно последнего столетия представляет для него наибольший интерес».
Двухтомная монография Зеттерберга, опубликованная на эстонском языке несколько лет тому назад, дважды занимала ведущие позиции в топе продаж книжных магазинов Таллинна

Взгляд извне

Ее нынешняя квинтэссенция, сжатая до трех с половиной сотен страниц, наверняка повторит этот успех. Прежде всего потому, что она дает
русскоговорящему читателю возможность ознакомиться с теми сторонами прошлого Эстонии, которые до недавнего времени были недоступны по причине «языкового барьера».
Едва ли до публикации «Истории Эстонской Республики» на русском языке можно было в легкой и доступной форме уяснить для себя, что представляли собой те или иные политические партии довоенной ЭР и почему их курс порой причудливо менялся за короткое время практически до неузнаваемости.
Мало кто — и, что особенно примечательно, без какого-либо налета «красной» или «белой» идеологии — мог дать картину происходившего в Эстонии в период от Февральской революции 1917 года до захвата ее территории войсками кайзеровской Германии в феврале 1918-го.
То же самое можно сказать и о трактовке автором самых спорных вопросов недавнего прошлого: событий Второй мировой. Вполне понимая чаяния тех, кто надеялся в ее ходе восстановить независимость ЭР политическим путем, Зеттерберг показывает тщетность подобных надежд.
Не скрывает автор и участия добровольных и полудобровольных вооруженных формирований, созданных из местного населения в годы нацистской оккупации, в практической реализации гитлеровской политики геноцид — как в Эстонии, так и за ее пределами.

Взвешенный подход к болезненной теме, пожалуй, обусловлен именно «позицией стороннего наблюдателя»: автор, живущий на северном берегу Финского залива, порой умышленно «выносит себя за скобки». Что идет только на пользу его книге.

Зеркало минувшего

Те, кто ждет увидеть в труде Зеттерберга картину недавнего прошлого, принципиально отличную от той, которая является в современной ЭР общепринятой, едва ли найдут в его книге утешение.
Каких-либо симпатий к советской действительности, а прежде всего — к тому, каким образом данная модель государственного и экономического устройства была в ходе начавшейся Второй мировой войны Эстонии навязана, автор не испытывает.
В частности, опираясь на стенограммы заседаний Государственного собрания за июль-август 1940 года, финский историк поэтапно рассматривает сам процесс формирования концепции «народной революции» и «добровольного вступления в Советский Союз».

Цитирование документов, равно как и обращение к иным подлинным свидетельствам эпохи — дипломатической переписке, мемуаристике, газетным публикациям, вообще является сильной стороной книги: «История Эстонской Республики» словно бы пишется современниками тех или иных ключевых событий.
Причем касается это, разумеется, отнюдь не только политики: автор стремиться дать максимально разностороннюю картину развития культуры, искусства, спорта, наконец — привычек в повседневной жизни в ту или иную историческую эпоху.
Через них минувшее понимается шире и глубже: чего стоит, допустим, один эпизод насильственной передачи таллиннского Домского собора от немецкого церковного прихода к эстонскому в 1927 году: полиция попросту взломала закрытые двери.
Следствием «эстонизации» его интерьеров чуть было не стала утрата уникальной коллекции размещенных на стенах дворянских гербов: в них в ту пору видели лишь «свидетельства баронского владычества»…

Пространство для совершенства

От субъективности не застрахован никто. В то числе — и автор «Истории Эстонской Республики».
Досадно, например, что в главе, посвященной советскому периоду в работе Тартуского университета, Зеттерберг пишет разве что об идеологическом прессинге и реструктуализации вуза, не упоминая о том, что он стал «островом свободы» для целой плеяды гонимых на родине российских ученых во главе с Ю.М. Лотманом.
В стороне от интересов исследователя, к сожалению, остался и не долгий, но яркий период «медового месяца» русско-эстонского сотрудничества в Ревельской городской думе конца 1904-1905 года: он открыл «дверь в большую политику» для будущих ведущих фигур политической жизни межвоенной Эстонии.
Несколько схематично описан и путь Эстонской Республики к восстановлению государственности: он показан как противостояние местных политических движений и московского «центра» вкупе с созданным им Интердвижением — об участии неэстонцев в деятельности Народного фронта остается только догадываться.
Впрочем, подобные упущения не могут изменить позитивного впечатления, которое оставляет труд Сеппо Зеттерберга в целом. Хочется верить, что в последующих переизданиях они будут устранены.
А в том, что «Историю Эстонской Республики» на русском языке наверняка ждет в недалеком будущем второе, можно предполагать — дополненное, издание, сомневаться не приходится.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!