А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1275 posts
    • 4 comments
    • 33 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Монография финского эмерит-профессора Сеппо Зеттерберга позволяет взглянуть на прошлое страны глазами стороннего наблюдателя, чуждого местным «идеологическим битвам».
Эстонской историографии на русском языке до самого последнего времени определенно не везло.
Солидного вида трехтомник «История Эстонской ССР», увидевший свет более полувека тому назад, сводил события минувшего к непрестанной классовой борьбе, а потому — устарел давно и бесповоротно.
Seppo-Zetterberg-ajalugu«Очерки истории эстонского народа», написанные триумвиратом во главе с премьер-министром Мартом Лааром на заре восстановления независимости, были призваны развенчать былые исторические мифы. Но параллельно породили столько новых, что интересны нынче разве что в качестве курьеза.

Выходили, разумеется, гимназические учебники, издавались труды по отдельным вопросам, несколько номеров академического журнала Тuna, вышли исключительно на русском языке — однако попыток дать целостный обзор прошлого нашей страны для тех, кто не владеет эстонским, с начала девяностых годов, увы, не предпринималось.

Неспешная обстоятельность

«С предложениями опубликовать историю Эстонии ко мне обращались не раз, — рассказывает директор издательства «КПД» Валентина Кашина. — Но потенциальные авторы и предлагавшиеся ими тексты всякий раз оказывались то эклектичными, то эксцентричными, а порой — даже и экстремистскими».
Ни один из подобных упреков в адрес «Истории Эстонской Республики», официально презентованной на Зимнем книжном салоне издательств «КПД» и «Александра», появившейся на полках книжных магазинов столицы и уже заказанной рядом российских книготорговых сетей, бросить невозможно при всём желании.
Да и желание подобное, пожалуй, не возникнет даже у самого строгого критика. Ведь автор книги — финский историк Сеппо Зеттерберг, эмерит-профессор университета Ювяскюля, член Академии наук Финляндии, в прошлом

Эмерит-профессор университета Юваскюлья Сеппо Зеттеберг

Эмерит-профессор университета Юваскюлья Сеппо Зеттеберг

— руководитель Финского института в Эстонии, далек от желания «разрушать мифы» и «срывать покровы».
Руководствуясь профессиональным тактом и национальной финской обстоятельностью, он страница за страницей и год за годом буквально «препарирует» прошлое страны-соседа, пытаясь не просто описать, но и понять механизм тех или иных процессов, определявших исторический выбор Эстонии в недавнем прошлом.
«Финская и эстонская редакция книга охватывает историю Эстонии с послеледникового периода, — отмечает автор. — Для русского читателя мною подготовлена часть труда, начиная с Первой мировой войны и образования независимой Эстонской Республики в 1918 году.
Полагаю, что история именно последнего столетия представляет для него наибольший интерес».
Двухтомная монография Зеттерберга, опубликованная на эстонском языке несколько лет тому назад, дважды занимала ведущие позиции в топе продаж книжных магазинов Таллинна

Взгляд извне

Ее нынешняя квинтэссенция, сжатая до трех с половиной сотен страниц, наверняка повторит этот успех. Прежде всего потому, что она дает
русскоговорящему читателю возможность ознакомиться с теми сторонами прошлого Эстонии, которые до недавнего времени были недоступны по причине «языкового барьера».
Едва ли до публикации «Истории Эстонской Республики» на русском языке можно было в легкой и доступной форме уяснить для себя, что представляли собой те или иные политические партии довоенной ЭР и почему их курс порой причудливо менялся за короткое время практически до неузнаваемости.
Мало кто — и, что особенно примечательно, без какого-либо налета «красной» или «белой» идеологии — мог дать картину происходившего в Эстонии в период от Февральской революции 1917 года до захвата ее территории войсками кайзеровской Германии в феврале 1918-го.
То же самое можно сказать и о трактовке автором самых спорных вопросов недавнего прошлого: событий Второй мировой. Вполне понимая чаяния тех, кто надеялся в ее ходе восстановить независимость ЭР политическим путем, Зеттерберг показывает тщетность подобных надежд.
Не скрывает автор и участия добровольных и полудобровольных вооруженных формирований, созданных из местного населения в годы нацистской оккупации, в практической реализации гитлеровской политики геноцид — как в Эстонии, так и за ее пределами.

Взвешенный подход к болезненной теме, пожалуй, обусловлен именно «позицией стороннего наблюдателя»: автор, живущий на северном берегу Финского залива, порой умышленно «выносит себя за скобки». Что идет только на пользу его книге.

Зеркало минувшего

Те, кто ждет увидеть в труде Зеттерберга картину недавнего прошлого, принципиально отличную от той, которая является в современной ЭР общепринятой, едва ли найдут в его книге утешение.
Каких-либо симпатий к советской действительности, а прежде всего — к тому, каким образом данная модель государственного и экономического устройства была в ходе начавшейся Второй мировой войны Эстонии навязана, автор не испытывает.
В частности, опираясь на стенограммы заседаний Государственного собрания за июль-август 1940 года, финский историк поэтапно рассматривает сам процесс формирования концепции «народной революции» и «добровольного вступления в Советский Союз».

Цитирование документов, равно как и обращение к иным подлинным свидетельствам эпохи — дипломатической переписке, мемуаристике, газетным публикациям, вообще является сильной стороной книги: «История Эстонской Республики» словно бы пишется современниками тех или иных ключевых событий.
Причем касается это, разумеется, отнюдь не только политики: автор стремиться дать максимально разностороннюю картину развития культуры, искусства, спорта, наконец — привычек в повседневной жизни в ту или иную историческую эпоху.
Через них минувшее понимается шире и глубже: чего стоит, допустим, один эпизод насильственной передачи таллиннского Домского собора от немецкого церковного прихода к эстонскому в 1927 году: полиция попросту взломала закрытые двери.
Следствием «эстонизации» его интерьеров чуть было не стала утрата уникальной коллекции размещенных на стенах дворянских гербов: в них в ту пору видели лишь «свидетельства баронского владычества»…

Пространство для совершенства

От субъективности не застрахован никто. В то числе — и автор «Истории Эстонской Республики».
Досадно, например, что в главе, посвященной советскому периоду в работе Тартуского университета, Зеттерберг пишет разве что об идеологическом прессинге и реструктуализации вуза, не упоминая о том, что он стал «островом свободы» для целой плеяды гонимых на родине российских ученых во главе с Ю.М. Лотманом.
В стороне от интересов исследователя, к сожалению, остался и не долгий, но яркий период «медового месяца» русско-эстонского сотрудничества в Ревельской городской думе конца 1904-1905 года: он открыл «дверь в большую политику» для будущих ведущих фигур политической жизни межвоенной Эстонии.
Несколько схематично описан и путь Эстонской Республики к восстановлению государственности: он показан как противостояние местных политических движений и московского «центра» вкупе с созданным им Интердвижением — об участии неэстонцев в деятельности Народного фронта остается только догадываться.
Впрочем, подобные упущения не могут изменить позитивного впечатления, которое оставляет труд Сеппо Зеттерберга в целом. Хочется верить, что в последующих переизданиях они будут устранены.
А в том, что «Историю Эстонской Республики» на русском языке наверняка ждет в недалеком будущем второе, можно предполагать — дополненное, издание, сомневаться не приходится.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Всё хорошо, Таллин 1992 / Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992

Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Всё хорошо, Таллин, 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992. Vennaskond "Kõik on hea". ...

Читать дальше...

Таллинская весна 1960 года. Столица Эстонии ровно 60 лет назад.

В том году, то есть ровно 60 лет назад, кардинально изменился облик таллиннского Певческого поля вследствие того, что было построено ...

Читать дальше...

Таксофоны.

ФОТО: Lembit Soonpere, Eesti Filmiarhiiv

Эстония в советские годы: вещи, о которых многие из нас уже не помнят

В то время, когда люди старшего поколения ищут свои трудовые книжки, молодым людям стоит напомнить о вещах и явлениях, которые ...

Читать дальше...

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

От казематов к музейным залам: вчера и сегодня бастионных ходов Таллина

Десять лет назад одним белым пятном на карте Таллинна стало меньше: для посетителей открылись подземные ходы, скрытые в недрах бывшего ...

Читать дальше...

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

Восемь столетий Таллинна: век пятнадцатый, каменный

Век пятнадцатый – от основания же города третий – применительно к таллиннской истории по праву можно именовать «каменным». Не в том, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!