А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1155 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Монография финского эмерит-профессора Сеппо Зеттерберга позволяет взглянуть на прошлое страны глазами стороннего наблюдателя, чуждого местным «идеологическим битвам».
Эстонской историографии на русском языке до самого последнего времени определенно не везло.
Солидного вида трехтомник «История Эстонской ССР», увидевший свет более полувека тому назад, сводил события минувшего к непрестанной классовой борьбе, а потому — устарел давно и бесповоротно.
Seppo-Zetterberg-ajalugu«Очерки истории эстонского народа», написанные триумвиратом во главе с премьер-министром Мартом Лааром на заре восстановления независимости, были призваны развенчать былые исторические мифы. Но параллельно породили столько новых, что интересны нынче разве что в качестве курьеза.

Выходили, разумеется, гимназические учебники, издавались труды по отдельным вопросам, несколько номеров академического журнала Тuna, вышли исключительно на русском языке — однако попыток дать целостный обзор прошлого нашей страны для тех, кто не владеет эстонским, с начала девяностых годов, увы, не предпринималось.

Неспешная обстоятельность

«С предложениями опубликовать историю Эстонии ко мне обращались не раз, — рассказывает директор издательства «КПД» Валентина Кашина. — Но потенциальные авторы и предлагавшиеся ими тексты всякий раз оказывались то эклектичными, то эксцентричными, а порой — даже и экстремистскими».
Ни один из подобных упреков в адрес «Истории Эстонской Республики», официально презентованной на Зимнем книжном салоне издательств «КПД» и «Александра», появившейся на полках книжных магазинов столицы и уже заказанной рядом российских книготорговых сетей, бросить невозможно при всём желании.
Да и желание подобное, пожалуй, не возникнет даже у самого строгого критика. Ведь автор книги — финский историк Сеппо Зеттерберг, эмерит-профессор университета Ювяскюля, член Академии наук Финляндии, в прошлом

Эмерит-профессор университета Юваскюлья Сеппо Зеттеберг

Эмерит-профессор университета Юваскюлья Сеппо Зеттеберг

— руководитель Финского института в Эстонии, далек от желания «разрушать мифы» и «срывать покровы».
Руководствуясь профессиональным тактом и национальной финской обстоятельностью, он страница за страницей и год за годом буквально «препарирует» прошлое страны-соседа, пытаясь не просто описать, но и понять механизм тех или иных процессов, определявших исторический выбор Эстонии в недавнем прошлом.
«Финская и эстонская редакция книга охватывает историю Эстонии с послеледникового периода, — отмечает автор. — Для русского читателя мною подготовлена часть труда, начиная с Первой мировой войны и образования независимой Эстонской Республики в 1918 году.
Полагаю, что история именно последнего столетия представляет для него наибольший интерес».
Двухтомная монография Зеттерберга, опубликованная на эстонском языке несколько лет тому назад, дважды занимала ведущие позиции в топе продаж книжных магазинов Таллинна

Взгляд извне

Ее нынешняя квинтэссенция, сжатая до трех с половиной сотен страниц, наверняка повторит этот успех. Прежде всего потому, что она дает
русскоговорящему читателю возможность ознакомиться с теми сторонами прошлого Эстонии, которые до недавнего времени были недоступны по причине «языкового барьера».
Едва ли до публикации «Истории Эстонской Республики» на русском языке можно было в легкой и доступной форме уяснить для себя, что представляли собой те или иные политические партии довоенной ЭР и почему их курс порой причудливо менялся за короткое время практически до неузнаваемости.
Мало кто — и, что особенно примечательно, без какого-либо налета «красной» или «белой» идеологии — мог дать картину происходившего в Эстонии в период от Февральской революции 1917 года до захвата ее территории войсками кайзеровской Германии в феврале 1918-го.
То же самое можно сказать и о трактовке автором самых спорных вопросов недавнего прошлого: событий Второй мировой. Вполне понимая чаяния тех, кто надеялся в ее ходе восстановить независимость ЭР политическим путем, Зеттерберг показывает тщетность подобных надежд.
Не скрывает автор и участия добровольных и полудобровольных вооруженных формирований, созданных из местного населения в годы нацистской оккупации, в практической реализации гитлеровской политики геноцид — как в Эстонии, так и за ее пределами.

Взвешенный подход к болезненной теме, пожалуй, обусловлен именно «позицией стороннего наблюдателя»: автор, живущий на северном берегу Финского залива, порой умышленно «выносит себя за скобки». Что идет только на пользу его книге.

Зеркало минувшего

Те, кто ждет увидеть в труде Зеттерберга картину недавнего прошлого, принципиально отличную от той, которая является в современной ЭР общепринятой, едва ли найдут в его книге утешение.
Каких-либо симпатий к советской действительности, а прежде всего — к тому, каким образом данная модель государственного и экономического устройства была в ходе начавшейся Второй мировой войны Эстонии навязана, автор не испытывает.
В частности, опираясь на стенограммы заседаний Государственного собрания за июль-август 1940 года, финский историк поэтапно рассматривает сам процесс формирования концепции «народной революции» и «добровольного вступления в Советский Союз».

Цитирование документов, равно как и обращение к иным подлинным свидетельствам эпохи — дипломатической переписке, мемуаристике, газетным публикациям, вообще является сильной стороной книги: «История Эстонской Республики» словно бы пишется современниками тех или иных ключевых событий.
Причем касается это, разумеется, отнюдь не только политики: автор стремиться дать максимально разностороннюю картину развития культуры, искусства, спорта, наконец — привычек в повседневной жизни в ту или иную историческую эпоху.
Через них минувшее понимается шире и глубже: чего стоит, допустим, один эпизод насильственной передачи таллиннского Домского собора от немецкого церковного прихода к эстонскому в 1927 году: полиция попросту взломала закрытые двери.
Следствием «эстонизации» его интерьеров чуть было не стала утрата уникальной коллекции размещенных на стенах дворянских гербов: в них в ту пору видели лишь «свидетельства баронского владычества»…

Пространство для совершенства

От субъективности не застрахован никто. В то числе — и автор «Истории Эстонской Республики».
Досадно, например, что в главе, посвященной советскому периоду в работе Тартуского университета, Зеттерберг пишет разве что об идеологическом прессинге и реструктуализации вуза, не упоминая о том, что он стал «островом свободы» для целой плеяды гонимых на родине российских ученых во главе с Ю.М. Лотманом.
В стороне от интересов исследователя, к сожалению, остался и не долгий, но яркий период «медового месяца» русско-эстонского сотрудничества в Ревельской городской думе конца 1904-1905 года: он открыл «дверь в большую политику» для будущих ведущих фигур политической жизни межвоенной Эстонии.
Несколько схематично описан и путь Эстонской Республики к восстановлению государственности: он показан как противостояние местных политических движений и московского «центра» вкупе с созданным им Интердвижением — об участии неэстонцев в деятельности Народного фронта остается только догадываться.
Впрочем, подобные упущения не могут изменить позитивного впечатления, которое оставляет труд Сеппо Зеттерберга в целом. Хочется верить, что в последующих переизданиях они будут устранены.
А в том, что «Историю Эстонской Республики» на русском языке наверняка ждет в недалеком будущем второе, можно предполагать — дополненное, издание, сомневаться не приходится.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Столетие Балтийского Герцогства

В 2018 году, Эстония широко отмечает 100-летие республики, и почему-то выпадает из официальных сообщений другая, не менее знаменательная дата: 100-лет ...

Читать дальше...

«Михаил Федорович», «Волынец», «Суур Тылль»: ледокол-герой, ледокол-музей, ледокол-легенда.

Одно из сокровищ собрания Морского музея Эстонии — ледокол «Суур Тылль» — празднует в этом году сразу две знаменательные даты. Первая ...

Читать дальше...

Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Зодчий Александр Владовский: эскиз творческой биографии Таллинца

Самый, пожалуй, яркий и колоритный архитектор довоенного Таллинна — Александр Владовский — вновь вернулся к таллиннцам: книгой, посвященной его жизни ...

Читать дальше...

Сквер на улице Марта, ба с памятным крестом Бласиуса Хохгреве в наши дни.

Оправа старейшему памятнику в Таллине: сквер у креста Бласиуса Хохгреве

Один из оригинальных памятников таллиннской старины получил недавно достойную «оправу» — благоустроенный сквер на улице Марта. В свое время всякий уважающий ...

Читать дальше...

О значимой дате в истории Таллина

318 лет назад, в 1710 году, российские войска приступили к летне-осенней кампании Северной войны на землях современных Латвии и Эстонии. Успех ...

Читать дальше...

Сложно представить, что сто десять лет назад на месте нынешнего театра «Эстония» и парка Таммсааре стояли крестьянские подводы и шумел рынок.

Парк имени Таммсааре в Таллине: круговорот вечных перемен

Прежде, чем обрести современный облик, нынешнему парку Таммсааре довелось пережить на своем долгом веку целый ряд радикальных градостроительных «перевоплощений». Путь от ...

Читать дальше...

Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!