А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1202 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Монография финского эмерит-профессора Сеппо Зеттерберга позволяет взглянуть на прошлое страны глазами стороннего наблюдателя, чуждого местным «идеологическим битвам».
Эстонской историографии на русском языке до самого последнего времени определенно не везло.
Солидного вида трехтомник «История Эстонской ССР», увидевший свет более полувека тому назад, сводил события минувшего к непрестанной классовой борьбе, а потому — устарел давно и бесповоротно.
Seppo-Zetterberg-ajalugu«Очерки истории эстонского народа», написанные триумвиратом во главе с премьер-министром Мартом Лааром на заре восстановления независимости, были призваны развенчать былые исторические мифы. Но параллельно породили столько новых, что интересны нынче разве что в качестве курьеза.

Выходили, разумеется, гимназические учебники, издавались труды по отдельным вопросам, несколько номеров академического журнала Тuna, вышли исключительно на русском языке — однако попыток дать целостный обзор прошлого нашей страны для тех, кто не владеет эстонским, с начала девяностых годов, увы, не предпринималось.

Неспешная обстоятельность

«С предложениями опубликовать историю Эстонии ко мне обращались не раз, — рассказывает директор издательства «КПД» Валентина Кашина. — Но потенциальные авторы и предлагавшиеся ими тексты всякий раз оказывались то эклектичными, то эксцентричными, а порой — даже и экстремистскими».
Ни один из подобных упреков в адрес «Истории Эстонской Республики», официально презентованной на Зимнем книжном салоне издательств «КПД» и «Александра», появившейся на полках книжных магазинов столицы и уже заказанной рядом российских книготорговых сетей, бросить невозможно при всём желании.
Да и желание подобное, пожалуй, не возникнет даже у самого строгого критика. Ведь автор книги — финский историк Сеппо Зеттерберг, эмерит-профессор университета Ювяскюля, член Академии наук Финляндии, в прошлом

Эмерит-профессор университета Юваскюлья Сеппо Зеттеберг

Эмерит-профессор университета Юваскюлья Сеппо Зеттеберг

— руководитель Финского института в Эстонии, далек от желания «разрушать мифы» и «срывать покровы».
Руководствуясь профессиональным тактом и национальной финской обстоятельностью, он страница за страницей и год за годом буквально «препарирует» прошлое страны-соседа, пытаясь не просто описать, но и понять механизм тех или иных процессов, определявших исторический выбор Эстонии в недавнем прошлом.
«Финская и эстонская редакция книга охватывает историю Эстонии с послеледникового периода, — отмечает автор. — Для русского читателя мною подготовлена часть труда, начиная с Первой мировой войны и образования независимой Эстонской Республики в 1918 году.
Полагаю, что история именно последнего столетия представляет для него наибольший интерес».
Двухтомная монография Зеттерберга, опубликованная на эстонском языке несколько лет тому назад, дважды занимала ведущие позиции в топе продаж книжных магазинов Таллинна

Взгляд извне

Ее нынешняя квинтэссенция, сжатая до трех с половиной сотен страниц, наверняка повторит этот успех. Прежде всего потому, что она дает
русскоговорящему читателю возможность ознакомиться с теми сторонами прошлого Эстонии, которые до недавнего времени были недоступны по причине «языкового барьера».
Едва ли до публикации «Истории Эстонской Республики» на русском языке можно было в легкой и доступной форме уяснить для себя, что представляли собой те или иные политические партии довоенной ЭР и почему их курс порой причудливо менялся за короткое время практически до неузнаваемости.
Мало кто — и, что особенно примечательно, без какого-либо налета «красной» или «белой» идеологии — мог дать картину происходившего в Эстонии в период от Февральской революции 1917 года до захвата ее территории войсками кайзеровской Германии в феврале 1918-го.
То же самое можно сказать и о трактовке автором самых спорных вопросов недавнего прошлого: событий Второй мировой. Вполне понимая чаяния тех, кто надеялся в ее ходе восстановить независимость ЭР политическим путем, Зеттерберг показывает тщетность подобных надежд.
Не скрывает автор и участия добровольных и полудобровольных вооруженных формирований, созданных из местного населения в годы нацистской оккупации, в практической реализации гитлеровской политики геноцид — как в Эстонии, так и за ее пределами.

Взвешенный подход к болезненной теме, пожалуй, обусловлен именно «позицией стороннего наблюдателя»: автор, живущий на северном берегу Финского залива, порой умышленно «выносит себя за скобки». Что идет только на пользу его книге.

Зеркало минувшего

Те, кто ждет увидеть в труде Зеттерберга картину недавнего прошлого, принципиально отличную от той, которая является в современной ЭР общепринятой, едва ли найдут в его книге утешение.
Каких-либо симпатий к советской действительности, а прежде всего — к тому, каким образом данная модель государственного и экономического устройства была в ходе начавшейся Второй мировой войны Эстонии навязана, автор не испытывает.
В частности, опираясь на стенограммы заседаний Государственного собрания за июль-август 1940 года, финский историк поэтапно рассматривает сам процесс формирования концепции «народной революции» и «добровольного вступления в Советский Союз».

Цитирование документов, равно как и обращение к иным подлинным свидетельствам эпохи — дипломатической переписке, мемуаристике, газетным публикациям, вообще является сильной стороной книги: «История Эстонской Республики» словно бы пишется современниками тех или иных ключевых событий.
Причем касается это, разумеется, отнюдь не только политики: автор стремиться дать максимально разностороннюю картину развития культуры, искусства, спорта, наконец — привычек в повседневной жизни в ту или иную историческую эпоху.
Через них минувшее понимается шире и глубже: чего стоит, допустим, один эпизод насильственной передачи таллиннского Домского собора от немецкого церковного прихода к эстонскому в 1927 году: полиция попросту взломала закрытые двери.
Следствием «эстонизации» его интерьеров чуть было не стала утрата уникальной коллекции размещенных на стенах дворянских гербов: в них в ту пору видели лишь «свидетельства баронского владычества»…

Пространство для совершенства

От субъективности не застрахован никто. В то числе — и автор «Истории Эстонской Республики».
Досадно, например, что в главе, посвященной советскому периоду в работе Тартуского университета, Зеттерберг пишет разве что об идеологическом прессинге и реструктуализации вуза, не упоминая о том, что он стал «островом свободы» для целой плеяды гонимых на родине российских ученых во главе с Ю.М. Лотманом.
В стороне от интересов исследователя, к сожалению, остался и не долгий, но яркий период «медового месяца» русско-эстонского сотрудничества в Ревельской городской думе конца 1904-1905 года: он открыл «дверь в большую политику» для будущих ведущих фигур политической жизни межвоенной Эстонии.
Несколько схематично описан и путь Эстонской Республики к восстановлению государственности: он показан как противостояние местных политических движений и московского «центра» вкупе с созданным им Интердвижением — об участии неэстонцев в деятельности Народного фронта остается только догадываться.
Впрочем, подобные упущения не могут изменить позитивного впечатления, которое оставляет труд Сеппо Зеттерберга в целом. Хочется верить, что в последующих переизданиях они будут устранены.
А в том, что «Историю Эстонской Республики» на русском языке наверняка ждет в недалеком будущем второе, можно предполагать — дополненное, издание, сомневаться не приходится.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

ТАЛЛИННСКИЕ ФЛЮГЕРА И КОВАНЫЕ ИЗДЕЛИЯ

В компании с опытным экскурсоводом, Татьяной, и Русским Старым Томасом! Рекомендуем взять с собой подзорную трубу или бинокль! Цена экскурсии: ...

Читать дальше...

Особняк Лютера до марта 1944 года. Видна утраченная форма венчающего башню шлема.

Былой особняк фабриканта Лютера: «Дворец счастья» на Пярнуском шоссе в Таллине.

Таллиннский дворец бракосочетания на Пярнуском шоссе — уникальный «сплав» подлинного модерна начала XX века с его удачной стилизацией, созданной без ...

Читать дальше...

Фото: Ирина Шлеева Одно из старейших жилых зданий Копли – и, одновременно, значимая веха в истории таллиннского градостроительства – оказалось под угрозой гибели.

Пятая линия, одиннадцатый дом: реквием ветерану застройки Копли в Таллине

Останется ли самый «открыточный вид» Копли с домом на 5-ой линии (слева) исключительно на фотографиях, сделанных до рокового мартовского дня ...

Читать дальше...

Таллинский розыгрыш 1 апреля 1966 года.

На страничке Фкейсбука, уважаемый Йосеф Кац рассказал, каким розыгрышем одарили журналисты газеты "Ыхтулехт", своих читателей в далеком 1966 году: Нигулисте ...

Читать дальше...

Здание кинотеатра Раху в Таллине. Основан в пятидесятых годах. Приговорен в 2007, уничтожен будет в 2019-м.

Дом бывшего кинотеатра, "Раху", (а бывших кинотеатров не бывает), приобретает перед смертию своей, естественный вид. Слетает рекламная никчемная казиношная шелухонь. ...

Читать дальше...

Позднесредневековая реконструкция утраченного оригинала карты, составленной аль-Идриси в 1154 году.

Ревель-Таллин: восемь веков точка отсчета

На государственном уровне нынешний год официально провозглашен годом эстонского языка. На уровне столичном — вполне бы мог считаться годом восьмисотлетия ...

Читать дальше...

Рыболовецкое судно, названное в честь капитана Георга Каска, до сих пор бороздит моря — хотя теперь и под иным именем.

Георг Каск, капитан и траулер: две достойные даты

Со дня рождения одного из создателей рыбной промышленности Эстонии второй половины XX века — капитана Георга Каска — пройдет в ...

Читать дальше...

Церковь Святого Духа — со времен Реформации оплот эстонского языка в немецком по духу и языку правящей элиты Ревеле конца Средневековья — начала Нового времени.

«Mynno toyuetan, nink wannun»: эстонский в средневековом Ревеле

Эстонский язык звучал в Таллинне задолго до того как летом 1919 года впервые в своей истории обрел статус государственного. День родного ...

Читать дальше...

Главный фасад здания бани на улице Вана-Каламая, 9а полвека тому назад.

Баня на улице Вана-Каламая в Таллине: Мельпомена в парилке

Старейшей из действующих и одновременно — самой красивой общественной бане Таллинна исполняется девяносто лет. Фраза «сходил в театр, заодно и помылся» ...

Читать дальше...

Празднование Дня независимости Эстонии на площади Вабадузе в 1919 году.

24 февраля 1919 года: дебют Дня независимости Эстонии

День независимости Эстонской Республики был впервые отпразднован ровно сто лет назад. Список государственных праздников Эстонской Республики День независимости открывает не столько ...

Читать дальше...

Пуск механизма ратушных часов. Фото из журнала "Pilt ja Sõna", 1957 год.

«Зоркий глаз ратушного фасада»: таллинские столичные часы номер один

Часы таллиннской ратуши сообщают точное время горожанам и гостям города вот уже более полутора столетий. Сложно даже осознать, что являются они ...

Читать дальше...

Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!