Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Лошадь на улицах нынешней столицы Эстонии — гость не частый. В таллиннской же топонимике и декоративно-прикладном искусстве — персонаж излюбленный.
Ледяной лошадиный торс установленный на углу улиц Харыо и Нигулисте аккурат к наступлению Нового года по восточному календарю, оказался недолговечным.

Типы ревельских извозчиков. Акварель середины XIX века.

Типы ревельских извозчиков. Акварель середины XIX века.

Подлинные же памятники «лошадиному прошлому» Таллинна неподвластны капризам погоды: иные из них существуют в городском пространстве вот уже более пяти столетий.
Обзавестись по примеру той же соседки — Риги собственной Конной улицей Таллинн за восемь веков своей биографии так и не удосужился.
Хотя попытки предпринимались: в ходе кампании по «приведению в порядок» городской топонимики в начале двадцатых годов на карте Старого Таллинна появилась улица Хобузе.
В таком виде топоним просуществовал неполных лет семьдесят. Но слишком уж прозрачным, прозаичным и неочевидным показался он горожанам, и в 1989 году городские власти приняли решение вернуться к оригинальному названию — Хобузепеа.
Однако загадочная «лошадиная голова», увековеченная топонимом и вывеской, расположенной на крохотной улочке художественной галереи, — не более чем ошибка, если угодно — описка: плод языкового пуризма членов Ревельского магистрата.
Впервые в письменных источниках она была упомянута во второй половине XV века. Большинством построек здесь владел некий Ханс Ханнеманн, барышник. Его ремеслу улочка и обязана своим изначальным названием: Perdekopstrate — улица Торговца лошадьми.
К тому времени, когда горожане ощутили потребность в уличных табличках, правописание ганзейской эпохи безнадежно устарело. Подгоняя топоним под нормы современного немецкого языка, безвестный чиновник переусердствовал.
Архаичное и малопонятное «Кор» стало «Kopf»: вместо «торговли» появилась «голова». Да так и осталась в речевом обиходе — на радость всем любителям и ценителям таллиннских курьезов.

Старейшие из старейших

Когда именно лошадь получила прописку не в топонимике, а в искусстве Старого Таллинна — ответить не так-то просто. Капелла Святого Георгия, лепящаяся к северной стене Домского собора, наверняка была украшена во времена католичества изваянием легендарного воина-змееборца, летящего в бой на коне, но внутреннее убранство ее не сохранилось.
В годы Второй Мировой войны погибла и надгробная плита XV столетия с изображением святого Георгия, находившаяся в интерьере церкви Нигулисте, — по всей вероятности, старейшее изображение всадника в монументальной пластике Таллинна.
Куда как милосерднее судьба оказалась к всадникам не легендарным, а вполне историческим: закованные в латы члены Братства Святого Маврикия гарцуют на фасаде таллиннского Дома Братства Черноголовых как минимум с 1597 года.
Еще девять лет спустя собственным «автопортретом на рабочем посту» украсил одно из окон церкви Пюхавайму некий Юрген Тух — старейшина цеха ломовых извозчиков, доставлявших товар из гавани в город.
Его дар церковному приходу, объединявшему представителей «ненемецких» ремесел, — старейший витраж, уцелевший на территории Эстонии.

Реалистичный ширпотреб

Здание под номером 55 на улице Пикк архитектурно-художественными достоинствами церкви Пюхавайму и дому Черноголовых безусловно уступает.
Перестроенное в начале XX века из средневекового бюргерского жилище в наши дни выглядит, скажем прямо, неприглядно: в заброшенном состоянии оно пребывает последние лет пятнадцать.
Поэтому практически невозможно отворить половинки решетчатых ворот и, прошагав низкой подворотней, увидеть смотрящую на тебя со стены… лошадиную голову, способную, с непривычки, напугать своим гипсовым реализмом.
Отливка из гипса — массовый продукт, «ширпотреб» рубежа ХIХ-ХХ столетий. По сути своей это — рельефная вывеска, маркировавшая некогда кузницу или украшавшая въезд в конюшню.
Лет десять тому назад подобная конская маска была видна во дворике на улице Вооримехе (Извозчичьей), да сгинула. Остается надеяться, что ее «близнец» с улицы Пикк уцелеет.

Конь над крышей

Конюшни в былом Ревеле располагались, конечно, не только на подворьях жилых домов. Господа из Верхнего города, где свободной территории было немного и земельные участки — небольшие, не мудрствуя лукаво, попросту пристраивали их к крепостной стене.
Нижний город, понятное дело, подобными пристройками к веденному им фортификационному поясу был недоволен — оборонных свойств лепящиеся с наружной стороны конюшни не повышали, а совсем наоборот.
Спор Нижнего города с Верхним тянулся долго. «В исторической перспективе» купцы с ремесленниками одержали над дворянством победу: к стене, образующей западный фронт застройки нынешнего Сада датского короля, конюшни не примыкают. Но возвышавшаяся над ним некогда седловидная крепостная башня и по сей день хранит в своем имени память о давно сгинувших постройках: называется она Таллиторн—Конюшенная.
Чтобы ни у кого не оставалось сомнений, реставраторы, трудившиеся в семидесятые годы над воссозданием ее средневекового облика, увенчали башню флюгером в виде лошадиной головы.

Военный объект

С января 2010 года лошадиная сила на территории ЕС считается только суплиментарной, то есть — вспомогательной единицей мощности.
Между тем на окраине Старого города до сих пор можно отыскать уникальный памятник промышленной архитектуры, возведенный в ту пору, когда лошадиная сила была понятием не абстрактным, а самым что ни на есть конкретным.
Пузатое круглое строение на улице Лай, 47, словно придавленное к земле низкой жестяной крышей, явно знавало лучшие времена. И стены его были повыше, и крыто оно было высоким конусом из пестрой оранжево-красной черепицы.
Но главным, конечно же, был не внешний облик, судя по всему, делающий постройку схожей с башнями городской стены, а «начинка» необычной постройки — механизм мельницы, приводимый в движение запряженными лошадьми.
Конную мельницу построили не ранее 1379 года и активно использовали как минимум до 1710 года. Насколько часто—сказать труднее: подобные сооружения работали преимущественно в военную годину.
Оно и неудивительно: доступа к ветряным и. водяным мельницам, расположенным за чертой городских укреплений, в дни осад не было, по соображениям личной безопасности. К ним, по-просту, было не добраться.
Горожанам не оставалось ничего иного, как запрягать восемь тяжеловозов и, гоняя лошадей по кругу, заставлять вращаться гранитные мельничные жернова…

***

Ровно сто лет тому назад, по данным на 1 января 1914 года, в губернском городе проживало 3079 лошадей.
Сколько их потомков живет в современном Таллинне — всезнающая статистика, к сожалению, об этом молчит. Но с учетом манежа в Тонди с конюшнями городского ипподрома — полсотни, возможно, и наберется.
Но главное — не количество, а порой даже и не качество, а сила традиции, хранящей отголоски былых времен и способной оживить их в воображении неравнодушного горожанина или гостя города.
Что с того, что цокот копыт никогда уже не будет основным лейтмотивом симфонии таллиннских улиц? Эхо его различимо и по сей день. Надо уметь не только прислушиваться, но и вглядываться.

 Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!