А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Лошадь на улицах нынешней столицы Эстонии — гость не частый. В таллиннской же топонимике и декоративно-прикладном искусстве — персонаж излюбленный.
Ледяной лошадиный торс установленный на углу улиц Харыо и Нигулисте аккурат к наступлению Нового года по восточному календарю, оказался недолговечным.

Типы ревельских извозчиков. Акварель середины XIX века.

Типы ревельских извозчиков. Акварель середины XIX века.

Подлинные же памятники «лошадиному прошлому» Таллинна неподвластны капризам погоды: иные из них существуют в городском пространстве вот уже более пяти столетий.
Обзавестись по примеру той же соседки — Риги собственной Конной улицей Таллинн за восемь веков своей биографии так и не удосужился.
Хотя попытки предпринимались: в ходе кампании по «приведению в порядок» городской топонимики в начале двадцатых годов на карте Старого Таллинна появилась улица Хобузе.
В таком виде топоним просуществовал неполных лет семьдесят. Но слишком уж прозрачным, прозаичным и неочевидным показался он горожанам, и в 1989 году городские власти приняли решение вернуться к оригинальному названию — Хобузепеа.
Однако загадочная «лошадиная голова», увековеченная топонимом и вывеской, расположенной на крохотной улочке художественной галереи, — не более чем ошибка, если угодно — описка: плод языкового пуризма членов Ревельского магистрата.
Впервые в письменных источниках она была упомянута во второй половине XV века. Большинством построек здесь владел некий Ханс Ханнеманн, барышник. Его ремеслу улочка и обязана своим изначальным названием: Perdekopstrate — улица Торговца лошадьми.
К тому времени, когда горожане ощутили потребность в уличных табличках, правописание ганзейской эпохи безнадежно устарело. Подгоняя топоним под нормы современного немецкого языка, безвестный чиновник переусердствовал.
Архаичное и малопонятное «Кор» стало «Kopf»: вместо «торговли» появилась «голова». Да так и осталась в речевом обиходе — на радость всем любителям и ценителям таллиннских курьезов.

Старейшие из старейших

Когда именно лошадь получила прописку не в топонимике, а в искусстве Старого Таллинна — ответить не так-то просто. Капелла Святого Георгия, лепящаяся к северной стене Домского собора, наверняка была украшена во времена католичества изваянием легендарного воина-змееборца, летящего в бой на коне, но внутреннее убранство ее не сохранилось.
В годы Второй Мировой войны погибла и надгробная плита XV столетия с изображением святого Георгия, находившаяся в интерьере церкви Нигулисте, — по всей вероятности, старейшее изображение всадника в монументальной пластике Таллинна.
Куда как милосерднее судьба оказалась к всадникам не легендарным, а вполне историческим: закованные в латы члены Братства Святого Маврикия гарцуют на фасаде таллиннского Дома Братства Черноголовых как минимум с 1597 года.
Еще девять лет спустя собственным «автопортретом на рабочем посту» украсил одно из окон церкви Пюхавайму некий Юрген Тух — старейшина цеха ломовых извозчиков, доставлявших товар из гавани в город.
Его дар церковному приходу, объединявшему представителей «ненемецких» ремесел, — старейший витраж, уцелевший на территории Эстонии.

Реалистичный ширпотреб

Здание под номером 55 на улице Пикк архитектурно-художественными достоинствами церкви Пюхавайму и дому Черноголовых безусловно уступает.
Перестроенное в начале XX века из средневекового бюргерского жилище в наши дни выглядит, скажем прямо, неприглядно: в заброшенном состоянии оно пребывает последние лет пятнадцать.
Поэтому практически невозможно отворить половинки решетчатых ворот и, прошагав низкой подворотней, увидеть смотрящую на тебя со стены… лошадиную голову, способную, с непривычки, напугать своим гипсовым реализмом.
Отливка из гипса — массовый продукт, «ширпотреб» рубежа ХIХ-ХХ столетий. По сути своей это — рельефная вывеска, маркировавшая некогда кузницу или украшавшая въезд в конюшню.
Лет десять тому назад подобная конская маска была видна во дворике на улице Вооримехе (Извозчичьей), да сгинула. Остается надеяться, что ее «близнец» с улицы Пикк уцелеет.

Конь над крышей

Конюшни в былом Ревеле располагались, конечно, не только на подворьях жилых домов. Господа из Верхнего города, где свободной территории было немного и земельные участки — небольшие, не мудрствуя лукаво, попросту пристраивали их к крепостной стене.
Нижний город, понятное дело, подобными пристройками к веденному им фортификационному поясу был недоволен — оборонных свойств лепящиеся с наружной стороны конюшни не повышали, а совсем наоборот.
Спор Нижнего города с Верхним тянулся долго. «В исторической перспективе» купцы с ремесленниками одержали над дворянством победу: к стене, образующей западный фронт застройки нынешнего Сада датского короля, конюшни не примыкают. Но возвышавшаяся над ним некогда седловидная крепостная башня и по сей день хранит в своем имени память о давно сгинувших постройках: называется она Таллиторн—Конюшенная.
Чтобы ни у кого не оставалось сомнений, реставраторы, трудившиеся в семидесятые годы над воссозданием ее средневекового облика, увенчали башню флюгером в виде лошадиной головы.

Военный объект

С января 2010 года лошадиная сила на территории ЕС считается только суплиментарной, то есть — вспомогательной единицей мощности.
Между тем на окраине Старого города до сих пор можно отыскать уникальный памятник промышленной архитектуры, возведенный в ту пору, когда лошадиная сила была понятием не абстрактным, а самым что ни на есть конкретным.
Пузатое круглое строение на улице Лай, 47, словно придавленное к земле низкой жестяной крышей, явно знавало лучшие времена. И стены его были повыше, и крыто оно было высоким конусом из пестрой оранжево-красной черепицы.
Но главным, конечно же, был не внешний облик, судя по всему, делающий постройку схожей с башнями городской стены, а «начинка» необычной постройки — механизм мельницы, приводимый в движение запряженными лошадьми.
Конную мельницу построили не ранее 1379 года и активно использовали как минимум до 1710 года. Насколько часто—сказать труднее: подобные сооружения работали преимущественно в военную годину.
Оно и неудивительно: доступа к ветряным и. водяным мельницам, расположенным за чертой городских укреплений, в дни осад не было, по соображениям личной безопасности. К ним, по-просту, было не добраться.
Горожанам не оставалось ничего иного, как запрягать восемь тяжеловозов и, гоняя лошадей по кругу, заставлять вращаться гранитные мельничные жернова…

***

Ровно сто лет тому назад, по данным на 1 января 1914 года, в губернском городе проживало 3079 лошадей.
Сколько их потомков живет в современном Таллинне — всезнающая статистика, к сожалению, об этом молчит. Но с учетом манежа в Тонди с конюшнями городского ипподрома — полсотни, возможно, и наберется.
Но главное — не количество, а порой даже и не качество, а сила традиции, хранящей отголоски былых времен и способной оживить их в воображении неравнодушного горожанина или гостя города.
Что с того, что цокот копыт никогда уже не будет основным лейтмотивом симфонии таллиннских улиц? Эхо его различимо и по сей день. Надо уметь не только прислушиваться, но и вглядываться.

 Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!