А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Хроники Таллина
Говорят так:
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Лошадь на улицах нынешней столицы Эстонии — гость не частый. В таллиннской же топонимике и декоративно-прикладном искусстве — персонаж излюбленный.
Ледяной лошадиный торс установленный на углу улиц Харыо и Нигулисте аккурат к наступлению Нового года по восточному календарю, оказался недолговечным.

Типы ревельских извозчиков. Акварель середины XIX века.

Типы ревельских извозчиков. Акварель середины XIX века.

Подлинные же памятники «лошадиному прошлому» Таллинна неподвластны капризам погоды: иные из них существуют в городском пространстве вот уже более пяти столетий.
Обзавестись по примеру той же соседки — Риги собственной Конной улицей Таллинн за восемь веков своей биографии так и не удосужился.
Хотя попытки предпринимались: в ходе кампании по «приведению в порядок» городской топонимики в начале двадцатых годов на карте Старого Таллинна появилась улица Хобузе.
В таком виде топоним просуществовал неполных лет семьдесят. Но слишком уж прозрачным, прозаичным и неочевидным показался он горожанам, и в 1989 году городские власти приняли решение вернуться к оригинальному названию — Хобузепеа.
Однако загадочная «лошадиная голова», увековеченная топонимом и вывеской, расположенной на крохотной улочке художественной галереи, — не более чем ошибка, если угодно — описка: плод языкового пуризма членов Ревельского магистрата.
Впервые в письменных источниках она была упомянута во второй половине XV века. Большинством построек здесь владел некий Ханс Ханнеманн, барышник. Его ремеслу улочка и обязана своим изначальным названием: Perdekopstrate — улица Торговца лошадьми.
К тому времени, когда горожане ощутили потребность в уличных табличках, правописание ганзейской эпохи безнадежно устарело. Подгоняя топоним под нормы современного немецкого языка, безвестный чиновник переусердствовал.
Архаичное и малопонятное «Кор» стало «Kopf»: вместо «торговли» появилась «голова». Да так и осталась в речевом обиходе — на радость всем любителям и ценителям таллиннских курьезов.

Старейшие из старейших

Когда именно лошадь получила прописку не в топонимике, а в искусстве Старого Таллинна — ответить не так-то просто. Капелла Святого Георгия, лепящаяся к северной стене Домского собора, наверняка была украшена во времена католичества изваянием легендарного воина-змееборца, летящего в бой на коне, но внутреннее убранство ее не сохранилось.
В годы Второй Мировой войны погибла и надгробная плита XV столетия с изображением святого Георгия, находившаяся в интерьере церкви Нигулисте, — по всей вероятности, старейшее изображение всадника в монументальной пластике Таллинна.
Куда как милосерднее судьба оказалась к всадникам не легендарным, а вполне историческим: закованные в латы члены Братства Святого Маврикия гарцуют на фасаде таллиннского Дома Братства Черноголовых как минимум с 1597 года.
Еще девять лет спустя собственным «автопортретом на рабочем посту» украсил одно из окон церкви Пюхавайму некий Юрген Тух — старейшина цеха ломовых извозчиков, доставлявших товар из гавани в город.
Его дар церковному приходу, объединявшему представителей «ненемецких» ремесел, — старейший витраж, уцелевший на территории Эстонии.

Реалистичный ширпотреб

Здание под номером 55 на улице Пикк архитектурно-художественными достоинствами церкви Пюхавайму и дому Черноголовых безусловно уступает.
Перестроенное в начале XX века из средневекового бюргерского жилище в наши дни выглядит, скажем прямо, неприглядно: в заброшенном состоянии оно пребывает последние лет пятнадцать.
Поэтому практически невозможно отворить половинки решетчатых ворот и, прошагав низкой подворотней, увидеть смотрящую на тебя со стены… лошадиную голову, способную, с непривычки, напугать своим гипсовым реализмом.
Отливка из гипса — массовый продукт, «ширпотреб» рубежа ХIХ-ХХ столетий. По сути своей это — рельефная вывеска, маркировавшая некогда кузницу или украшавшая въезд в конюшню.
Лет десять тому назад подобная конская маска была видна во дворике на улице Вооримехе (Извозчичьей), да сгинула. Остается надеяться, что ее «близнец» с улицы Пикк уцелеет.

Конь над крышей

Конюшни в былом Ревеле располагались, конечно, не только на подворьях жилых домов. Господа из Верхнего города, где свободной территории было немного и земельные участки — небольшие, не мудрствуя лукаво, попросту пристраивали их к крепостной стене.
Нижний город, понятное дело, подобными пристройками к веденному им фортификационному поясу был недоволен — оборонных свойств лепящиеся с наружной стороны конюшни не повышали, а совсем наоборот.
Спор Нижнего города с Верхним тянулся долго. «В исторической перспективе» купцы с ремесленниками одержали над дворянством победу: к стене, образующей западный фронт застройки нынешнего Сада датского короля, конюшни не примыкают. Но возвышавшаяся над ним некогда седловидная крепостная башня и по сей день хранит в своем имени память о давно сгинувших постройках: называется она Таллиторн—Конюшенная.
Чтобы ни у кого не оставалось сомнений, реставраторы, трудившиеся в семидесятые годы над воссозданием ее средневекового облика, увенчали башню флюгером в виде лошадиной головы.

Военный объект

С января 2010 года лошадиная сила на территории ЕС считается только суплиментарной, то есть — вспомогательной единицей мощности.
Между тем на окраине Старого города до сих пор можно отыскать уникальный памятник промышленной архитектуры, возведенный в ту пору, когда лошадиная сила была понятием не абстрактным, а самым что ни на есть конкретным.
Пузатое круглое строение на улице Лай, 47, словно придавленное к земле низкой жестяной крышей, явно знавало лучшие времена. И стены его были повыше, и крыто оно было высоким конусом из пестрой оранжево-красной черепицы.
Но главным, конечно же, был не внешний облик, судя по всему, делающий постройку схожей с башнями городской стены, а «начинка» необычной постройки — механизм мельницы, приводимый в движение запряженными лошадьми.
Конную мельницу построили не ранее 1379 года и активно использовали как минимум до 1710 года. Насколько часто—сказать труднее: подобные сооружения работали преимущественно в военную годину.
Оно и неудивительно: доступа к ветряным и. водяным мельницам, расположенным за чертой городских укреплений, в дни осад не было, по соображениям личной безопасности. К ним, по-просту, было не добраться.
Горожанам не оставалось ничего иного, как запрягать восемь тяжеловозов и, гоняя лошадей по кругу, заставлять вращаться гранитные мельничные жернова…

***

Ровно сто лет тому назад, по данным на 1 января 1914 года, в губернском городе проживало 3079 лошадей.
Сколько их потомков живет в современном Таллинне — всезнающая статистика, к сожалению, об этом молчит. Но с учетом манежа в Тонди с конюшнями городского ипподрома — полсотни, возможно, и наберется.
Но главное — не количество, а порой даже и не качество, а сила традиции, хранящей отголоски былых времен и способной оживить их в воображении неравнодушного горожанина или гостя города.
Что с того, что цокот копыт никогда уже не будет основным лейтмотивом симфонии таллиннских улиц? Эхо его различимо и по сей день. Надо уметь не только прислушиваться, но и вглядываться.

 Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раз в год из заброшенного колодца в центре Таллинна выходит водяной и задает первому встречному вопрос: "Достроен ли город?" И если хоть кто-то ответит: "Да", случится беда -- водяной затопит всю местность. Поэтому горожане из века в век твердят одно: старый Таллинн будет достраиваться вечно.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!