Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллинн имеет свой флаг - с тремя голубыми и тремя белыми полосками, он был частично заимствован из древнего датского флага. Как гласит легенда, флаг упал с небес после битвы за крепость Таллинна. Однако, другая легенда утверждает, что упавший с неба флаг, был дарован Господом Богом датчанам, и с тех самых пор, стал государственным флагом Дании: белый опрокинутый крест на красном фоне.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.6 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Скромное, если не сказать — неприметное, сооружение на бульваре Тоомпуйестеэ, совершенно случайно стало катализатором широкой градостроительно-идеологической кампании. Строение — православная часовенка святителя Николая напротив Балтийского вокзала, освященная ровно сто лет тому назад — 23 апреля 1904 года. Кампания — начавшаяся через неполных семнадцать лет борьба за «украшение Таллинна» — на первых порах, как и водится, выражалась преимущественно в искоренении визуального наследия старого режима.

Никольская часовня у Балтийского вокзала вскоре после того как была сооружена...

Никольская часовня у Балтийского вокзала вскоре после того как была сооружена…

Загадка неприметности

Нет, да, пожалуй, и не было, среди былых православных часовен Ревеля менее известной, чем та, что встречала некогда гостей города, прибывающих по железной дороге. Запечатленная на дюжине фотоснимков, попавшая на несколько часто встречающихся у коллекционеров открыток и удостоенная посвященной ей брошюры, изданной ко дню освящения, она, похоже, безвозвратно стерлась даже из памяти старожилов. Краеведы, снабжающие любителей таллиннской старины фактами различной степени достоверности, не уверены в дате ее появления в городском пейзаже. Не говоря уже о том, кому она была посвящена, кем и в связи с какими событиями построена. И это, действительно, трудно объяснить. Ведь небольшое культовое сооружение располагалось на одном из самых людных, точнее — «проходных», мест в городе. А, кроме того, против своей воли, оказалось в эпицентре ожесточенных споров.

_и за считанные недели до сноса.

_и за считанные недели до сноса.

Покровитель путников

Научно-популярная литература, знакомящая с прошлым предместий Таллинна эстонских читателей, уверяет привокзальная часовня была построена в 1903 году — в память о «чудесном спасении» императорской семьи в железнодорожной катастрофе. Версия звучит достоверно. Часовни, посвященные крушению царского поезда у станции Борки в окрестностях Харькова, выжить в которой семье Александра III, удалось, и вправду, чудом, действительно строились по всей Российской империи. Одно из самых величественных подобных сооружений было возведено у главного входа в здание Центрального вокзала соседней с Ревелем Риги ровно через год после происшествия — Александро-Невская часовня была освящена 17 октября 1889 года. Не исключено, что пример рижан мог воодушевить и ревельцев — особенно тех, кто по службе был связан с железной дорогой. Но никаких свидетельств тому, что «собственной» мемориальной часовней они решили обзавестись, до нас не дошло. Лишь в 1900 году, во время работ по благоустройству привокзальной площади и примыкающей к нему заболоченной пустоши на берегу бывшего крепостного рва, был установлен столп с иконой святого Николая. Событие это, буквально двумя строчками мелькнувшее в разделе местной газетной хроники, никоим образом не связывалось с событиями двенадцатилетней давности в далеких Борках и спасением императорской семьи. Скорее, появление столпа могло быть связано как с традиционной популярностью небесного тезки царствующего монарха в народной среде, так и с тем, что святитель Николай — покровитель путников.

Профессиональный праздник

Судя по всему, столп с иконой изначально замышлялся как сооружение временное. Во всяком случае уже через три года после его установки он был удален, а на его месте заложена каменная часовня. Произошло это действительно почти что в пятнадцатилетие железнодорожной катастрофы, едва не оборвавшей жизнь Александра III и его близких. Правда, она поизошла осенью, а культовое строение начали возводить летом — 7 июля. «Часовня сооружается чинами Ревельского отделения Петербургско-Варшавского жандармского полицейского управления железных дорог, — писали «Ревельские известия», — в память установления праздника Отдельного корпуса жандармов». Отмечался он 6 декабря — в день Николы зимнего. Что еще раз указывает на то, что к катастрофе под Борками ревельская часовня отношения не имела — разве что тем, что располагалась в непосредственной близости от железнодорожного вокзала.

За царя и начальствующих

Пополудни 23 апреля 1904 года на противоположной от Балтийского вокзала стороне нынешнего бульвара Тоомпуйестеэ было многолюдно: мелькали форменные фуражки, дамские шляпки, рабочие картузы. Ровно в час дня из собора Александра Невского к вновь построенной Никольской часовне двинулся крестный ход. Едва завидев вдали золоченые хоругви, военный оркестр заиграл мелодию духовного гимна «Коль славен». На освящение часовни прибыл эстляндский губернатор Алексей Бельгард и прибывший из столицы начальник жандармского управления генерал-майор Василий Пузанов. Приветствовал гостей хор учеников Ревельского железнодорожного училища. Часовня, построенная по плану начальника Ревельского участка пути и здания Балтийской железной дороги инженера А.Софронова, оригинальностью архитектурных форм не отличалась, но изяществом и камерностью — однозначно. Построенная из оштукатуренного кирпича, увенчанная позолоченным железным куполом, она удачно вписалась как в привокзальную площадь, так и в примыкающий к ней парк на берегу пруда Шнелли. Над входом была закреплена мраморная доска с высеченной золочеными буквами цитатой из послания апостола Павла: «Совершайте молитвы за царя и всех начальствующих».

До основанья…

Никто из присутствовавших на освящении часовни не мог себе и представить, что строчка из Библии спустя менее двух десятилетий превратится в «улику» и станет для здания роковой. Искусствоведческая байка повествует: осенью 1921 года на Балтийский вокзал прибыл новоиспеченный драматург театра «Эстония», художественный критик, выпускник архитектурного отделения Рижского политехникума Ханно Компус. То ли извозчиков у вокзальных дверей не наблюдалось, то ли просто пребывал Компус в скверном настроении, но на глаза ему попалась злополучная надпись над входом в изрядно потрепанную революционными бурями Никольскую часовню. Не то чтобы библейский текст был критику не знаком, но содержательная сторона цитаты показалась ему возмутительной: в столице независимой Эстонской Республики мы, в конце концов, живем или в губернском захолустье Российской империи?! Придя домой, возмущенный до глубины души Компус незамедлительно взялся за перо, и в конце октября газета «Tallinna Teataja» опубликовала пространный текст, озаглавленный «Об украшении Таллинна». Призыв придать городу более достойный столичного облик был безусловно оправдан. Вот только начать кампанию благоустройства несостоявшийся архитектор предлагал… с разрушения. Прежде всего, по мнению автора, надо было удалить все следы царизма. К ним относились «безликие будки с иконами», памятник Петру I и собор Александра Невского.

Краска и грязь

Возможно, отсылка к цитате, якобы подвигнувшей Компуса на борьбу с «тенями прошлого», — не более чем городской фольклор. Но часть национально озабоченных таллиннцев накинулась на Никольскую часовню с особой силой. Если вопрос о судьбе часовни, стоявшей на Русском рынке, теперешней площади Виру, активно дискутировался в прессе, то строеньице у Балтийского вокзала, похоже, с самого начала газетной шумихи была приговорено к скорейшему уничтожению. «Будка с иконами» и «памятник верноподданичества» — вероятно, самые мягкие из нелестных эпитетов, которыми награждали часовню. Словесной грязи оказалось мало: в ход, как это часто бывает при недостатке весомых аргументов, пошла краска. «Задняя стена постройки измазана довольно-таки пестро, — с плохо скрываемым сарказмом сообщала 16 февраля 1922 года «Waba Maa». — Можно представить, какое впечатление о Таллинне это может оставить у пассажиров, особенно — иностранцев». Ветераны окончившейся совсем недавно Освободительной войны и скаутское общество «Noored sepad» требовали удалить часовни и памятник Петру непосредственно перед годовщиной провозглашения независимости. Но денег в городской казне не нашлось, да и мороз стоял суровый: о работах, по началу уничтожения часовни у Балтийского вокзала «Последние известия» сообщили 23 марта. Завершен снос был в кратчайшие сроки: отыскать дальнейшие следы строения на газетных полосах после этой даты невозможно. Тем неожиданнее обнаружить его… в современном Таллинне. Плита с именами жертвователей была перенесена за считанные дни до сноса в собор Александра Невского. Там она находится и по сей день — на западной стене у входа в собор. И хранит память об утраченной частице таллиннского прошлого — недавнего, но основательно забытого горожанами.

 Йосеф Кац «Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!