Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.6 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

 Нынешняя гостиница, расположенная буквально напротив входа в зал обслуживания столичной мэрии, большую часть своей «биографии» прослужила медицине.

Кому, а точнее — чему, один из таллиннских отелей обязан своим названием любителям старины, известно: не популярному в начале девяностых сериалу, а средневековому кладбищу святой Барбары.
Чем было гостиничное здание в недавнем прошлом, помнят, собственно, далеко не только старожилы: вплоть до 1988 года в доме по адресу: Роозикрантси (Лауристини), 2 располагалась Таллиннская Харьюмяэская больница.

Доктор медицины Вильгельм Адольф Грайффенхаген.

Доктор медицины Вильгельм Адольф Грайффенхаген.

Имя ее основателя, лично распахнувшего двери медицинского заведения ровно сто десять лет назад — 4(17) апреля 1904, почти полностью стерлось из памяти горожан. Разве только специалисты могут сказать с ходу, кто такой был легендарный некогда доктор Грайффенхаген.

Живая легенда

Одно только предположение о том, что Грайффенхагенам грозит забвение, вызвало бы в Ревеле столетней давности как минимум непонимание: Отто Фридрих Грайффенхаген, педагог и городской архивариус, досконально исследовал и задокументировал историю своего рода.
К древним ливонским фамилиям Граффенхагены не относились: происходили они от небогатых прусских ремесленников, переселившихся в Россию во времена Екатерины II, расселившись по необъятным просторам империи от Санкт-Петербурга до Архангельска, где родился отец будущей легенды таллиннской медицины.
Сам Вильгельм Адольф появился на свет уже в Ревеле — в 1862 году. Здесь учился в Губернской гимназии, ныне носящей имя шведского короля Густава Адольфа. Отсюда отправился в Дертпский университет, который окончил в 1886 году с дипломом доктора медицины. Сюда вернулся после практики в клиниках Австрии, Германии, Швейцарии.
Начав свою практику в качестве частного врача, двадцатишестилетний медик был уже на следующий год приглашен возглавить отделение экстренной хирургии в Ревельской больнице Общества диаконис — предшественницы современной Таллиннской больницы Магдалеэна.
Уже на этом посту доктор Грайффенхаген стал достоянием городских преданий: среди эстонского населения бытовала байка о некой злосчастной
работнице, которая в результате аварии не производстве лишилась кожи то ли на всей голове, то ли — «только» на лице.
Грайффенхаген спас ее жизнь и даже — красоту. Правда, пациентка всё равно осталась недовольна: на страницах местной немецкой газеты врач детально описал её случай, не умолчав, о том, что кожу для пересадки он взял, понятное дело, с ягодиц пострадавшей…

Очень ревельский

Сам Грайффенхаген вспоминал, что в раннем детстве он мечтал стать музыкантом, и лишь эпидемия дизентерии, за считанные недели лишившая его, десятилетнего, трех младших братьев и сестер, заставила пересмотреть планы на будущее и выучиться на врача.
Впрочем, и служению музам медик окончательно не изменил: с гимназических лет он участвовал в работе музыкальных и драматических кружков, в зрелом возрасте — был членом певческого общества «Revaler Liedertapfel», а на бракосочетание родственника написал полноценную оперетту.
Либретто и партитура ее, к сожалению, не сохранились. Судя по воспоминаниям зрителей, произведение это было «по духу очень ревельским». Еще бы: среди действующих лиц присутствовали персонификации не только Любви и Доброй Памяти, но и… пригородных летних мыз: Шпрингталя, Хааберсти, Рокка-аль-Маре.
Еще одной страстью Грайффенхагена был парусный спорт. Причем, в отличие от многих людей его круга общения, сын ревельского городского головы не просто владел яхтой, разъезжая на ней в качестве пассажира, но и участвовал в гонках. Принадлежащая врачу-яхтсмену «Möwe» оправдывала свое имя «Чайки» — и не раз выходила победителем.
Но морская романтика имела в душе медика еще одного конкурента: увлечения всяческого рода изобретениями и техническими новшествами. Особенно имеющими к сфере его профессиональный деятельности самое непосредственное отношение.

Улица Роозикрантси в конце тридцатых годов XX века. На первом плане — клиника Грайффенхагена, вдали - дом ее владельца.

Улица Роозикрантси в конце тридцатых годов XX века. На первом плане — клиника Грайффенхагена, вдали — дом ее владельца.

Первый и второй

Самый первый рентгеновский аппарат появился в Ревеле ровно через год после изобретения: из Берлина он был доставлен уже весной 1896-го.
После демонстрационных сеансов, состоявшихся в актовом зале Реального училища в присутствии самого эстляндского губернатора, чудо-техника перебралась в ателье известного в ту пору фотографа Бернхарда Лайса.
За плату Лайс позволял местным медикам пользоваться аппаратом. Но одновременно — предлагал его выкупить. .. таможенникам и, время от времени, проводил почти цирковые «сеансы видения сквозь предметы» в зале бывшей Большой гильдии, а потом и вовсе уехал в Петербург.
Рентгеновский аппарат, доставленный по заказу Грайффенхагена зимой 1901 года, с точки зрения формальной хронологии был в Ревеле вторым. Однако — и это значительнее — первым, использовавшимся не с развлекательными, а исключительно с медицинскими целями.
Уже весной в городе заработал первый кабинет рентгена Располагался он в двухэтажном деревянном доме на углу нынешнего бульвара Каарли и улицы Роозикрантси: непосредственном жилище доктора Грайффенхагена.

Давняя потребность

Принимать пациентов «на дому» Грайффенхаген был бы и рад, да поток их с каждым месяцем становился всё более плотным. Немудрено, что уже в 1902 году медик задумался над возможностью строительства собственной клиники. Благо, земельный участок уже имелся: после семейного совета Грайффенхагены распрощались с обширным садом, вытянувшимся вдоль улицы Роозикрантси. Давний друг семьи — архитектор Эрвин Бернгард подготовил проект будущего лечебного заведения.
Сомнений при выборе стиля постройки быть не могло: конечно же, неоготика. При этом — реализованная в традиционном для Ревеля местном доломите. Зато «начинка» здания была решена в подчеркнуто современном ключе — никакого излишнего украшательства и декорирования.
«Частная клиника помещается в новом трехэтажном доме на углу Большой Розенкранцекой улицы, — писали в апреле 1904 года «Ревельские известия». — В клинике имеются все новейшие приспособления, в том числе — и приспособление для лечения рентгеновскими лучами.
Насколько сильно ощущается в Ревеле потребность в новой частной клинике, доказывает то обстоятельство, что в означенном заведении, открывшемся в воскресенье, уже в среду все кровати в первом классе были заняты больными».

Газетное клише

Лаконичность заметки в «Ревельских известиях» понятна. Равно как и отсутствие в ней упоминания фамилии владельца клиники: отец Грайффенхагена, в свое время, не желая переводить делопроизводство с немецкого на русский, покинул пост городского головы.
Понятен и малый интерес к событию местных эстонских газет: лечебное заведение предназначалось, как было заявлено официально, «для высшего и среднего сословия», к которому большинство их читательской аудитории, увы, на тот момент никак не относилось.
Но слава доктора Грайффенхагена оказалась сильнее любых сословных, имущественных или национальных барьеров. По данным за 1907-1911 годы именно эстонцы составляли больше половины от числа пациентов клиники на улице Роозикрантси. Причем часть иногородних больных лечилась бесплатно.
С началом Первой мировой войны в клинике заработал лазарет для раненых солдат и льготный стационар для беженцев. Работа в последнем, похоже, и стала для руководителя больницы роковой: заразившись от пациента воспалением легких, Грайффенхаген скончался в марте 1916 года.
Перед смертью он взял с родственников клятву: провести его похороны по самому скромному разряду, а сэкономленные таким образом деньги потратить на оплату койко-места, которое во веки веков будет предназначено для страждущих бедняков…
По свидетельству журналиста газеты «Пяэвалехт» в последний путь доктора Грайффенхагена провожал, без преувеличения, весь город, И верится, что это — не просто газетное клише.

Подходящее имя

Под разными названиями основанная Вильгельмом Адольфом Грайффенхагеном клиника проработала более восьмидесяти лет.
Реконструкция амортизированного здания с целью приспособления его для нужд будущего центра диагностической медицины, затеянное на закате советской власти, чуть было не окончилось печально: деньги иссякли, а лишенная крыши постройка стала разрушаться.
Принятое в середине девяностых годов решение перестроить гибнущий архитектурный памятник в гостиницу стоит назвать спасительным. И — насколько это было возможно в ту пору — деликатным: четвертый этаж, достроенный новым владельцем, выполнен с максимальным архитектурным тактом.
Имя того, кто построил занимаемый ныне отелем дом, вероятно, показалось «слишком агрессивным», а фамилия — слишком уж трудно выговариваемой. Святая Барбара — покровительница существовавшего некогда на месте будущей клиники Вильгельма Адольфа Грайффенхагена кладбища — оказалась более уместной.
А так как в католицизме, помимо всего прочего, она защищает и от внезапной кончины — то уместным вдвойне. Ведь доктор Грайффенхаген, по сути, тоже занимался тем же самым — большую часть своей пятидесятишестилетней жизни.

 Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Ходила о пригорке Тынисмяги, легенда, вернее притча о привидениях. Водились эти привидения в несколько необычном месте – в колодце. В великую засуху 1674 года с колодцем произошло нечто непонятное: вода в нем вдруг закипела, забурлила, заклокотала. Два человека, попытавшихся спуститься на дно колодца по лестнице, так там и остались. Русалки затянули под воду, решили люди. Третий, спустившийся в колодец, обвязавшись веревкой, только и смог что вымолвить, когда его вытащили наверх: «Привидения»! Отцы города не нашли ничего лучшего как засыпать колодец и установить на его месте крест. Нечисть этого не снесла и сгинула куда-то.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!