А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

 Нынешняя гостиница, расположенная буквально напротив входа в зал обслуживания столичной мэрии, большую часть своей «биографии» прослужила медицине.

Кому, а точнее — чему, один из таллиннских отелей обязан своим названием любителям старины, известно: не популярному в начале девяностых сериалу, а средневековому кладбищу святой Барбары.
Чем было гостиничное здание в недавнем прошлом, помнят, собственно, далеко не только старожилы: вплоть до 1988 года в доме по адресу: Роозикрантси (Лауристини), 2 располагалась Таллиннская Харьюмяэская больница.

Доктор медицины Вильгельм Адольф Грайффенхаген.

Доктор медицины Вильгельм Адольф Грайффенхаген.

Имя ее основателя, лично распахнувшего двери медицинского заведения ровно сто десять лет назад — 4(17) апреля 1904, почти полностью стерлось из памяти горожан. Разве только специалисты могут сказать с ходу, кто такой был легендарный некогда доктор Грайффенхаген.

Живая легенда

Одно только предположение о том, что Грайффенхагенам грозит забвение, вызвало бы в Ревеле столетней давности как минимум непонимание: Отто Фридрих Грайффенхаген, педагог и городской архивариус, досконально исследовал и задокументировал историю своего рода.
К древним ливонским фамилиям Граффенхагены не относились: происходили они от небогатых прусских ремесленников, переселившихся в Россию во времена Екатерины II, расселившись по необъятным просторам империи от Санкт-Петербурга до Архангельска, где родился отец будущей легенды таллиннской медицины.
Сам Вильгельм Адольф появился на свет уже в Ревеле — в 1862 году. Здесь учился в Губернской гимназии, ныне носящей имя шведского короля Густава Адольфа. Отсюда отправился в Дертпский университет, который окончил в 1886 году с дипломом доктора медицины. Сюда вернулся после практики в клиниках Австрии, Германии, Швейцарии.
Начав свою практику в качестве частного врача, двадцатишестилетний медик был уже на следующий год приглашен возглавить отделение экстренной хирургии в Ревельской больнице Общества диаконис — предшественницы современной Таллиннской больницы Магдалеэна.
Уже на этом посту доктор Грайффенхаген стал достоянием городских преданий: среди эстонского населения бытовала байка о некой злосчастной
работнице, которая в результате аварии не производстве лишилась кожи то ли на всей голове, то ли — «только» на лице.
Грайффенхаген спас ее жизнь и даже — красоту. Правда, пациентка всё равно осталась недовольна: на страницах местной немецкой газеты врач детально описал её случай, не умолчав, о том, что кожу для пересадки он взял, понятное дело, с ягодиц пострадавшей…

Очень ревельский

Сам Грайффенхаген вспоминал, что в раннем детстве он мечтал стать музыкантом, и лишь эпидемия дизентерии, за считанные недели лишившая его, десятилетнего, трех младших братьев и сестер, заставила пересмотреть планы на будущее и выучиться на врача.
Впрочем, и служению музам медик окончательно не изменил: с гимназических лет он участвовал в работе музыкальных и драматических кружков, в зрелом возрасте — был членом певческого общества «Revaler Liedertapfel», а на бракосочетание родственника написал полноценную оперетту.
Либретто и партитура ее, к сожалению, не сохранились. Судя по воспоминаниям зрителей, произведение это было «по духу очень ревельским». Еще бы: среди действующих лиц присутствовали персонификации не только Любви и Доброй Памяти, но и… пригородных летних мыз: Шпрингталя, Хааберсти, Рокка-аль-Маре.
Еще одной страстью Грайффенхагена был парусный спорт. Причем, в отличие от многих людей его круга общения, сын ревельского городского головы не просто владел яхтой, разъезжая на ней в качестве пассажира, но и участвовал в гонках. Принадлежащая врачу-яхтсмену «Möwe» оправдывала свое имя «Чайки» — и не раз выходила победителем.
Но морская романтика имела в душе медика еще одного конкурента: увлечения всяческого рода изобретениями и техническими новшествами. Особенно имеющими к сфере его профессиональный деятельности самое непосредственное отношение.

Улица Роозикрантси в конце тридцатых годов XX века. На первом плане — клиника Грайффенхагена, вдали - дом ее владельца.

Улица Роозикрантси в конце тридцатых годов XX века. На первом плане — клиника Грайффенхагена, вдали — дом ее владельца.

Первый и второй

Самый первый рентгеновский аппарат появился в Ревеле ровно через год после изобретения: из Берлина он был доставлен уже весной 1896-го.
После демонстрационных сеансов, состоявшихся в актовом зале Реального училища в присутствии самого эстляндского губернатора, чудо-техника перебралась в ателье известного в ту пору фотографа Бернхарда Лайса.
За плату Лайс позволял местным медикам пользоваться аппаратом. Но одновременно — предлагал его выкупить. .. таможенникам и, время от времени, проводил почти цирковые «сеансы видения сквозь предметы» в зале бывшей Большой гильдии, а потом и вовсе уехал в Петербург.
Рентгеновский аппарат, доставленный по заказу Грайффенхагена зимой 1901 года, с точки зрения формальной хронологии был в Ревеле вторым. Однако — и это значительнее — первым, использовавшимся не с развлекательными, а исключительно с медицинскими целями.
Уже весной в городе заработал первый кабинет рентгена Располагался он в двухэтажном деревянном доме на углу нынешнего бульвара Каарли и улицы Роозикрантси: непосредственном жилище доктора Грайффенхагена.

Давняя потребность

Принимать пациентов «на дому» Грайффенхаген был бы и рад, да поток их с каждым месяцем становился всё более плотным. Немудрено, что уже в 1902 году медик задумался над возможностью строительства собственной клиники. Благо, земельный участок уже имелся: после семейного совета Грайффенхагены распрощались с обширным садом, вытянувшимся вдоль улицы Роозикрантси. Давний друг семьи — архитектор Эрвин Бернгард подготовил проект будущего лечебного заведения.
Сомнений при выборе стиля постройки быть не могло: конечно же, неоготика. При этом — реализованная в традиционном для Ревеля местном доломите. Зато «начинка» здания была решена в подчеркнуто современном ключе — никакого излишнего украшательства и декорирования.
«Частная клиника помещается в новом трехэтажном доме на углу Большой Розенкранцекой улицы, — писали в апреле 1904 года «Ревельские известия». — В клинике имеются все новейшие приспособления, в том числе — и приспособление для лечения рентгеновскими лучами.
Насколько сильно ощущается в Ревеле потребность в новой частной клинике, доказывает то обстоятельство, что в означенном заведении, открывшемся в воскресенье, уже в среду все кровати в первом классе были заняты больными».

Газетное клише

Лаконичность заметки в «Ревельских известиях» понятна. Равно как и отсутствие в ней упоминания фамилии владельца клиники: отец Грайффенхагена, в свое время, не желая переводить делопроизводство с немецкого на русский, покинул пост городского головы.
Понятен и малый интерес к событию местных эстонских газет: лечебное заведение предназначалось, как было заявлено официально, «для высшего и среднего сословия», к которому большинство их читательской аудитории, увы, на тот момент никак не относилось.
Но слава доктора Грайффенхагена оказалась сильнее любых сословных, имущественных или национальных барьеров. По данным за 1907-1911 годы именно эстонцы составляли больше половины от числа пациентов клиники на улице Роозикрантси. Причем часть иногородних больных лечилась бесплатно.
С началом Первой мировой войны в клинике заработал лазарет для раненых солдат и льготный стационар для беженцев. Работа в последнем, похоже, и стала для руководителя больницы роковой: заразившись от пациента воспалением легких, Грайффенхаген скончался в марте 1916 года.
Перед смертью он взял с родственников клятву: провести его похороны по самому скромному разряду, а сэкономленные таким образом деньги потратить на оплату койко-места, которое во веки веков будет предназначено для страждущих бедняков…
По свидетельству журналиста газеты «Пяэвалехт» в последний путь доктора Грайффенхагена провожал, без преувеличения, весь город, И верится, что это — не просто газетное клише.

Подходящее имя

Под разными названиями основанная Вильгельмом Адольфом Грайффенхагеном клиника проработала более восьмидесяти лет.
Реконструкция амортизированного здания с целью приспособления его для нужд будущего центра диагностической медицины, затеянное на закате советской власти, чуть было не окончилось печально: деньги иссякли, а лишенная крыши постройка стала разрушаться.
Принятое в середине девяностых годов решение перестроить гибнущий архитектурный памятник в гостиницу стоит назвать спасительным. И — насколько это было возможно в ту пору — деликатным: четвертый этаж, достроенный новым владельцем, выполнен с максимальным архитектурным тактом.
Имя того, кто построил занимаемый ныне отелем дом, вероятно, показалось «слишком агрессивным», а фамилия — слишком уж трудно выговариваемой. Святая Барбара — покровительница существовавшего некогда на месте будущей клиники Вильгельма Адольфа Грайффенхагена кладбища — оказалась более уместной.
А так как в католицизме, помимо всего прочего, она защищает и от внезапной кончины — то уместным вдвойне. Ведь доктор Грайффенхаген, по сути, тоже занимался тем же самым — большую часть своей пятидесятишестилетней жизни.

 Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!