А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Если история таллиннских дуэлей будет когда-либо написана, последняя ее глава будет посвящена (б) 19 марта 1884 года — дате последнего в городе «поединка дворянской чести».
Когда слово «дуэль» впервые вошло в активный лексикон предков нынешних таллиннцев — об этом языковеды и кулъторологи, к сожалению, молчат.
Зато хорошо известны даты, когда подобную практику выяснения отношений пытались запретить в законодательном порядке: в 1662 и 1682 годах «антидуэльные» рескрипты издавали шведские монархи, в 1715 и 1782 годах — российские самодержцы.
Но какими бы наказаниями ни стращали потенциальных дуэлянтов светские власти, какие кары ни предрекали им за гробовой доской проповедники с пасторских кафедр — запретный плод был от этого если и не слаще, то, вне сомнения, только привлекательнее.
Происшествие, всколыхнувшее не только сонный и размеренный ритм жизни Ревеля середины восьмидесятых годов позапрошлого столетия, но и отозвавшееся гулким эхом на страницах как местной, так и иногородней прессы, — очередное тому подтверждение.
Да что там иногородней — как о событии из ряда вон выходящем о нем писали даже немецкие газеты, издававшиеся за много сотен верст как от границ Российской империи, так и от ее прибалтийских, остзейских губерний.

Заразительный пример

Дуэль. Гравюра художника-экспрессиониста Альберта Блоха из коллекции Эстонского Художественного музея.

Дуэль. Гравюра художника-экспрессиониста Альберта Блоха из коллекции Эстонского Художественного музея.

Имя участника Балканского похода атамана Бориса (Бенедикта) Александровича фон Мореншильда современному таллиннцу не говорит практически ничего, да и сто сорок лет тому назад особой популярностью среди местных жителей он вряд ли пользовался.
Если кому он и был известен, то военным, да и то — не за подвиги на поле брани, а в связи с отчаянным экспериментом: зимой 1883 года он вместе с полком, которым обрусевший потомок ливонских рыцарей командовал, совершил марш-бросок от Нижнего Новгорода до Санкт-Петербурга.
Несмотря на стужу, метели и снегопад расстояние в тысячу верст было преодолено, что называется, на одном дыхании. Заметку о рискованном, но благополучно завершившемся предприятии опубликовали столичные СМИ и перепечатали, как было заведено, провинциальные издания.
Одним из них оказалась газета «Revaler Beobachter», именно из этой газеты о походе Мореншильда узнал барон Эмиль фон Шиллинг, наследный владелец поместья Лехтигаль — нынешнего Сууре-Ляхтру неподалеку от Хаапсалу. Вдохновленный примером, он решил доказать, что и в Эстляндии не перевелись смельчаки.
Проскакав с единомышленниками девяносто верст, отделявших родовое гнездо от Ревеля, за четыре с половиной часа, Шиллинг заявил: следующей зимой он готов отправиться верхом прямиком до Берлина. И готов предпринять конную экспедицию в одиночку — дескать, во всей губернии не найдется наездника, достойного составить ему компанию.

«Приглашаю к пистолетам»

Поделись Шиллинг своими планами с друзьями и соседями-мызниками, о его намерениях, вероятно, к следующей зиме все бы забыли. Но решительно настроенный барон оповестил соседей посредством всё той же «Revaler Beobachter».
Реакция не замедлила последовать: барон Карл фон Кнорринг, владелец поместья Вашель (ныне — Васта в уезде Ляэнемаа) и супруг родной сестры Шиллинга, прочему-то углядел в публикации о предстоящем «броске на Берлин» скрытый выпад против собственной персоны.
Кнорринг не нашел ничего лучшего, как самому взяться за перо и лично написать в газету статью о том, что намерения родственника — бравада. Да и в его «конной прогулке» до Ревеля нет ничего особого: некий австрийский граф у себя на родине преодолел то же расстояние за три часа.
Теперь уже настал черед Шиллинга возмущаться: в эпистолярном жанре на страницах периодики он решил не упражняться, а высказать всё Кноррингу лично. Причем не где-нибудь, а в коридоре Ревельского городского театра. «В присутствии третьих лиц, среди которых были и дамы», — уточняет «Рижский вестник». Кнорринг, надо понимать, в долгу тоже не остался. Что точно он высказал шурину, история не сохранила. Но Шиллинг почувствовал себя настолько оскорбленным, что бросил роковые слова: «Приглашаю к пистолетам».
Приятели и родственники попробовали упросить его взять сказанное в словесной перепалке слово обратно и уладить дело миром. Однако барон был непреклонен: оскорбление надлежало смыть кровью.

Три залпа

В первой половине восьмидесятых годов XIX века Екатериненталь считался хотя и ближним, но все же — дачным пригородом: тянуть туда линию конки еще казалось отцам города слишком накладно и далеко.
Потому мало кто заметил, как к гостинице «Ноtеl dе Fгапсе» в четыре часа пополудни 6 марта 1884 года подъехали два закрытых экипажа. В одном сидел барон Шиллинг со своим секундантом бароном фон Дерфельденом, в другом — барон Кнорринг с секундантом бароном Пиларом фон Пильхау.
Условия поединка были оговорены заранее, никаких реверансов в сторону «опереточной», французской дуэли, оставляющей обоим противникам шанс Стреляться надлежало практически в упор — с расстояния пятнадцати шагов. Каждому участнику было позволено сделать три выстрела, на каждый из которых отводилось пять секунд.
Первым же выстрелом Шиллинг прострелил сопернику ладонь. Кнорринг промахнулся. Второй выстрел не причинил вреда ни одному из дуэлянтов. Секунданты поспешили призвать стороны к миру: у одного из участников из руки хлестала кровь, так что оскорбление вполне можно было признать «смытым».
Шиллинг готов был примириться с родственником, но тот был непреклонен. Уже слегка покачиваясь, Кнорринг крикнул: «К барьеру!». Вновь грянули пистолеты. Когда дым рассеялся, оказалось: у Шиллинга кровоточит подбородок, а на земле лежит труп Кнорринга.
Тело убитого было доставлено в ближайшую больницу. После того как доктор констатировал смерть, секундант повез тело в поместье Камбья: родовая усыпальница Кноррингов находилась в тамошней церкви.
Шиллинг был взят под стражу вызванной хозяином гостиницы полицией. Весть о дуэли молнией полетела по городу. Бал в дворянском собрании, назначенный в этот день, срочно был отменен.
«Назавтра распространился слух, будто бы в Екатеринентальском парке имеет быть вторая дуэль, — писала «Revaler Beobachter». — Всё общество с возбуждением устремилось в Екатериненталь».
На этот раз на окраину был направлен и дополнительный наряд стражей порядка. Но до самой темноты, наступившей в тот день в восемь часов вечера, ничего особенного не случилось.

Совершенно неуместно

Сложно сейчас сказать, что именно шокировало современников в поединке Шиллинга и Кнорринга больше всего: родственные узы дуэлянтов, ничтожный повод конфликта, выбор наиболее жестокого, т.н. «русского» варианта дуэли.
По всей вероятности, совокупность всех этих факторов. «Бессмысленная и слепая ненависть овладевает даже разумными и образованными людьми, забывается о том, что споры должны решаться разумно, в суде», — наставляла читателей газета «Virulane».
Суд над убийцей, насколько можно проследить по страницам тогдашних газет, как бы это ни показалось странным, видимо, так и не состоялся. Вначале полиция взяла с Шиллинга подписку о невыезде из Ревеля, затем — определила местом домашнего ареста его поместье Лехтигаль.
«По поводу наделавшего так много шума поединка в Екатеринентале прусская «Posner Zeitung» публикует, между прочим, некоторые подробности о Кнорринге, повествующие, что покойный не отличался особенным добродушием и приятным характером, — сообщал в конце марта «Рижский вестник». — Лет десять назад в Дерпте он опасно ранил студента Шустова, за что был посажен в Дюнамюндскую крепость. Однажды, откликнувшись на просьбу Кнорринга, комендант крепости отпустил его на сутки в Ригу, чтобы он там немного повеселился.
Как же воспользовался Кнорринг данным ему отпуском? Он посетил маскарад в городском театре, нанес оскорбление даме, а вступившегося за оскорбленную кавалера попросту застрелил наповал. И это далеко не единственная жертва Кнорринга!
Тем не менее он жил на свободе и в полном довольствии. Всякое сожаление о постигшей его участи следовательно совершенно неуместно».

* * *

7 февраля 1934 года полицейские, подоспевшие в окрестности местечка Воорбузе, арестовали двух тартуских студентов — Генриха Шварца и Фреда Куса, уже готовившихся скрестить рапиры.
Если верить тогдашнему таблоиду «Esmaspäev», этим инцидентом завершилась без малого трехсотлетняя практика студенческих поединков, организованных в строгом соответствии с кодексом дуэльной чести.
Прошло менее года — и новая редакция Уложения об уголовных правонарушениях объявила дуэли на территории Эстонской Республики вне закона. Даже вызов на поединок отныне наказывался тюремным заключением сроком до одного года.
Традиция, берущая свой исток едва ли не с заката Средневековья, прервалась, похоже, окончательно. И, признаться честно, особого сожаления по этому поводу испытывать, наверное, не стоит.

Йосеф Кац
«Столица»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!