Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Если история таллиннских дуэлей будет когда-либо написана, последняя ее глава будет посвящена (б) 19 марта 1884 года — дате последнего в городе «поединка дворянской чести».
Когда слово «дуэль» впервые вошло в активный лексикон предков нынешних таллиннцев — об этом языковеды и кулъторологи, к сожалению, молчат.
Зато хорошо известны даты, когда подобную практику выяснения отношений пытались запретить в законодательном порядке: в 1662 и 1682 годах «антидуэльные» рескрипты издавали шведские монархи, в 1715 и 1782 годах — российские самодержцы.
Но какими бы наказаниями ни стращали потенциальных дуэлянтов светские власти, какие кары ни предрекали им за гробовой доской проповедники с пасторских кафедр — запретный плод был от этого если и не слаще, то, вне сомнения, только привлекательнее.
Происшествие, всколыхнувшее не только сонный и размеренный ритм жизни Ревеля середины восьмидесятых годов позапрошлого столетия, но и отозвавшееся гулким эхом на страницах как местной, так и иногородней прессы, — очередное тому подтверждение.
Да что там иногородней — как о событии из ряда вон выходящем о нем писали даже немецкие газеты, издававшиеся за много сотен верст как от границ Российской империи, так и от ее прибалтийских, остзейских губерний.

Заразительный пример

Дуэль. Гравюра художника-экспрессиониста Альберта Блоха из коллекции Эстонского Художественного музея.

Дуэль. Гравюра художника-экспрессиониста Альберта Блоха из коллекции Эстонского Художественного музея.

Имя участника Балканского похода атамана Бориса (Бенедикта) Александровича фон Мореншильда современному таллиннцу не говорит практически ничего, да и сто сорок лет тому назад особой популярностью среди местных жителей он вряд ли пользовался.
Если кому он и был известен, то военным, да и то — не за подвиги на поле брани, а в связи с отчаянным экспериментом: зимой 1883 года он вместе с полком, которым обрусевший потомок ливонских рыцарей командовал, совершил марш-бросок от Нижнего Новгорода до Санкт-Петербурга.
Несмотря на стужу, метели и снегопад расстояние в тысячу верст было преодолено, что называется, на одном дыхании. Заметку о рискованном, но благополучно завершившемся предприятии опубликовали столичные СМИ и перепечатали, как было заведено, провинциальные издания.
Одним из них оказалась газета «Revaler Beobachter», именно из этой газеты о походе Мореншильда узнал барон Эмиль фон Шиллинг, наследный владелец поместья Лехтигаль — нынешнего Сууре-Ляхтру неподалеку от Хаапсалу. Вдохновленный примером, он решил доказать, что и в Эстляндии не перевелись смельчаки.
Проскакав с единомышленниками девяносто верст, отделявших родовое гнездо от Ревеля, за четыре с половиной часа, Шиллинг заявил: следующей зимой он готов отправиться верхом прямиком до Берлина. И готов предпринять конную экспедицию в одиночку — дескать, во всей губернии не найдется наездника, достойного составить ему компанию.

«Приглашаю к пистолетам»

Поделись Шиллинг своими планами с друзьями и соседями-мызниками, о его намерениях, вероятно, к следующей зиме все бы забыли. Но решительно настроенный барон оповестил соседей посредством всё той же «Revaler Beobachter».
Реакция не замедлила последовать: барон Карл фон Кнорринг, владелец поместья Вашель (ныне — Васта в уезде Ляэнемаа) и супруг родной сестры Шиллинга, прочему-то углядел в публикации о предстоящем «броске на Берлин» скрытый выпад против собственной персоны.
Кнорринг не нашел ничего лучшего, как самому взяться за перо и лично написать в газету статью о том, что намерения родственника — бравада. Да и в его «конной прогулке» до Ревеля нет ничего особого: некий австрийский граф у себя на родине преодолел то же расстояние за три часа.
Теперь уже настал черед Шиллинга возмущаться: в эпистолярном жанре на страницах периодики он решил не упражняться, а высказать всё Кноррингу лично. Причем не где-нибудь, а в коридоре Ревельского городского театра. «В присутствии третьих лиц, среди которых были и дамы», — уточняет «Рижский вестник». Кнорринг, надо понимать, в долгу тоже не остался. Что точно он высказал шурину, история не сохранила. Но Шиллинг почувствовал себя настолько оскорбленным, что бросил роковые слова: «Приглашаю к пистолетам».
Приятели и родственники попробовали упросить его взять сказанное в словесной перепалке слово обратно и уладить дело миром. Однако барон был непреклонен: оскорбление надлежало смыть кровью.

Три залпа

В первой половине восьмидесятых годов XIX века Екатериненталь считался хотя и ближним, но все же — дачным пригородом: тянуть туда линию конки еще казалось отцам города слишком накладно и далеко.
Потому мало кто заметил, как к гостинице «Ноtеl dе Fгапсе» в четыре часа пополудни 6 марта 1884 года подъехали два закрытых экипажа. В одном сидел барон Шиллинг со своим секундантом бароном фон Дерфельденом, в другом — барон Кнорринг с секундантом бароном Пиларом фон Пильхау.
Условия поединка были оговорены заранее, никаких реверансов в сторону «опереточной», французской дуэли, оставляющей обоим противникам шанс Стреляться надлежало практически в упор — с расстояния пятнадцати шагов. Каждому участнику было позволено сделать три выстрела, на каждый из которых отводилось пять секунд.
Первым же выстрелом Шиллинг прострелил сопернику ладонь. Кнорринг промахнулся. Второй выстрел не причинил вреда ни одному из дуэлянтов. Секунданты поспешили призвать стороны к миру: у одного из участников из руки хлестала кровь, так что оскорбление вполне можно было признать «смытым».
Шиллинг готов был примириться с родственником, но тот был непреклонен. Уже слегка покачиваясь, Кнорринг крикнул: «К барьеру!». Вновь грянули пистолеты. Когда дым рассеялся, оказалось: у Шиллинга кровоточит подбородок, а на земле лежит труп Кнорринга.
Тело убитого было доставлено в ближайшую больницу. После того как доктор констатировал смерть, секундант повез тело в поместье Камбья: родовая усыпальница Кноррингов находилась в тамошней церкви.
Шиллинг был взят под стражу вызванной хозяином гостиницы полицией. Весть о дуэли молнией полетела по городу. Бал в дворянском собрании, назначенный в этот день, срочно был отменен.
«Назавтра распространился слух, будто бы в Екатеринентальском парке имеет быть вторая дуэль, — писала «Revaler Beobachter». — Всё общество с возбуждением устремилось в Екатериненталь».
На этот раз на окраину был направлен и дополнительный наряд стражей порядка. Но до самой темноты, наступившей в тот день в восемь часов вечера, ничего особенного не случилось.

Совершенно неуместно

Сложно сейчас сказать, что именно шокировало современников в поединке Шиллинга и Кнорринга больше всего: родственные узы дуэлянтов, ничтожный повод конфликта, выбор наиболее жестокого, т.н. «русского» варианта дуэли.
По всей вероятности, совокупность всех этих факторов. «Бессмысленная и слепая ненависть овладевает даже разумными и образованными людьми, забывается о том, что споры должны решаться разумно, в суде», — наставляла читателей газета «Virulane».
Суд над убийцей, насколько можно проследить по страницам тогдашних газет, как бы это ни показалось странным, видимо, так и не состоялся. Вначале полиция взяла с Шиллинга подписку о невыезде из Ревеля, затем — определила местом домашнего ареста его поместье Лехтигаль.
«По поводу наделавшего так много шума поединка в Екатеринентале прусская «Posner Zeitung» публикует, между прочим, некоторые подробности о Кнорринге, повествующие, что покойный не отличался особенным добродушием и приятным характером, — сообщал в конце марта «Рижский вестник». — Лет десять назад в Дерпте он опасно ранил студента Шустова, за что был посажен в Дюнамюндскую крепость. Однажды, откликнувшись на просьбу Кнорринга, комендант крепости отпустил его на сутки в Ригу, чтобы он там немного повеселился.
Как же воспользовался Кнорринг данным ему отпуском? Он посетил маскарад в городском театре, нанес оскорбление даме, а вступившегося за оскорбленную кавалера попросту застрелил наповал. И это далеко не единственная жертва Кнорринга!
Тем не менее он жил на свободе и в полном довольствии. Всякое сожаление о постигшей его участи следовательно совершенно неуместно».

* * *

7 февраля 1934 года полицейские, подоспевшие в окрестности местечка Воорбузе, арестовали двух тартуских студентов — Генриха Шварца и Фреда Куса, уже готовившихся скрестить рапиры.
Если верить тогдашнему таблоиду «Esmaspäev», этим инцидентом завершилась без малого трехсотлетняя практика студенческих поединков, организованных в строгом соответствии с кодексом дуэльной чести.
Прошло менее года — и новая редакция Уложения об уголовных правонарушениях объявила дуэли на территории Эстонской Республики вне закона. Даже вызов на поединок отныне наказывался тюремным заключением сроком до одного года.
Традиция, берущая свой исток едва ли не с заката Средневековья, прервалась, похоже, окончательно. И, признаться честно, особого сожаления по этому поводу испытывать, наверное, не стоит.

Йосеф Кац
«Столица»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Между прочим…
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!