А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Четыреста лет назад словосочетание «охота на ведьм» использовалось в былом Ревеле не в переносном, а в самом буквальном смысле: обвинения в колдовстве стали для судебной практики тех лет привычным делом.
Семнадцатое столетие начиналось на территории современной Эстонии непросто, если не сказать — мучительно.
Выжженные и вытоптанные в годы Ливонской войны поля зарастали сорняком. Несколько зим выдалось необычайно суровыми. Неурожай следовал за неурожаем.
Вслед за голодом неизбежно являлся его недобрый спутник — мор: в 1570-м, когда войска Ивана Грозного осаждали Ревель, по Северной Эстонии прокатилась волна бубонной чумы, в следующем году — еще одна.

 Сожжение ведьмы. Немецкая гравюра XVI века.


Сожжение ведьмы. Немецкая гравюра XVI века.

Не будет преувеличением сказать, что эстонский народ впервые в своей истории фактически оказался на грани полного вымирания. Многим казалось, что настали последние времена: Бог, кажется, позабыл о несчастной Ливонии.
В минуты отчаяния люди готовы были ухватиться за любую, пускай даже самую призрачную, надежду на спасение. Многие, особенно, разумеется, на селе, решались обратиться за помощью к давнишним, языческим еще, практикам и ритуалам.
Пасторы, которых пощадила война и чума, бежали из сельской местности под защиту городских стен. Крестьянину ничего не оставалось, как идти к знахарю или колдуну. Ведь в отличие от священника-немца тот по крайней мере был «своим» — соплеменником.
Обращение за помощью к «знающему человеку» в глазах официальных властей — что церковных, что светских — однозначно рассматривалось как повод для начала репрессий. Ведь даже у самых просвещенных умов начала XVII столетия сомнений не было: за знахарем, колдуном или ведьмой однозначно стоит сам повелитель преисподней…

Секрет ведовства

Массовому сознанию эстонских крестьян — насколько позволяют нам судить об этом сохраненные фольклором свидетельства — образ Дьявола и мотив заключения с ним договора был чужд.
Деятельность тех, кого обвиняли в сотрудничестве с Сатаной — доморощенных сельских «чародеев», чаще всего не была связана с умышленным вредительством. Скорее, она сводилась к оказанию помощи больным, или к знахарству.
С одной стороны, в ту стародавнюю эпоху знания знахарей были нужны народу. А с другой стороны, по суеверным представлениям того времени в случае неудачи эта деятельность таила в себе большую опасность для жизни самого целителя.
Считалось, что ведьмы, колдуны, знахари и прочие «чародеи» обладают магической силой и могут себе подчинять высшие сверхъестественные силы и тем самым воздействовать на явления природы и судьбы людей.
Верили, что они могли защищать людей, их утварь и близких, а также скот, освобождать от сглаза, наговоров и проклятий. Наводить несчастья и беды знахари тоже «умели» — и этого было достаточно для возбуждения судебного делопроизводства.
Особенно — если сторона, считающая себя пострадавшей от зловредной магии, отправлялась искать защиты не у «конкурирующего» ведуна, а у представителей верховной власти.
Методы инквизиционного дознания были разработаны в совершенстве: под пытками обвиняемые давали судьям именно те показания, которые они хотели услышать от несчастных.
Серьезное обвинение Почему переход от Средневековья к Новому времени сопровождался таким размахом охоты на ведьм, что уместно говорить о психической пандемии, — об этом ученые спорят до сих пор.
Массовое помешательство распространилось более всего среди населения Франции и Германии. Так, например, на процессе, состоявшемся в 1611 году в городке Миндхайме, неподалеку от Майнца, свидетели совершенно серьезно утверждали, что видели тысячу ведьм, летавших на метлах.
Не осталось в стороне от борьбы со «слугами Дьявола» и восточное побережье Балтийского моря. Начиная с середины XVI столетия целая волна судилищ над лицами, обвинявшимися в ведовстве, знахарстве и занятиях черной магией, прокатилась по Эстляндии, Лифляндии и Курляндии.
Судебные документы без малого полутысячелетней давности сохранили имена отдельных жертв охоты на ведьм: крестьянка Крыыт с четырьмя сообщниками, сожженная на мызе Пылула, вблизи Раквере, в 1546 году, некие Кай, Малл и Пилл из Лагеди, взошедшие на костер в 1596 году, какая-то финка Биргитта из Нарвы, казненная в 1608 году…
В 1588 году магистрат Дерпта был даже вынужден принять особое постановление против доносчиков, обвиняющих сограждан в ведовстве: судебные инстанции города были попросту перегружены огромным количеством подобных дел.
Призывы к здравомыслию, увы, чаще всего оставались лишь гласом вопиющего в пустыне: доносы на колдунов, знахарей и ведьм продолжали поступать, а власти продолжали относиться к ним со всей бдительностью.
9 июля 1616 года ворота тоомпеаского замка со скрипом распахнулись: на суд в Ревель привезли трех закованных в цепи несчастных. Против них выдвигалось серьезное обвинение: колдовство.

Подробности дела

Одного из обвиняемых звали Курт из Ликкети: вероятнее всего, из деревни Люкати неподалеку от Таллинна. Другой обвиняемой была женщина из Паэкюла вблизи Иру. Имени третьего мы не знаем.
Две местные жительницы уверяли, что Курт был предводителем «отряда» из двадцати летающих ведьм. Говорили еще, что он знаменитый волынщик, а нечисть на звуки волынки особенно падка.
Против Курта говорило и его необычайное упрямство. Свидетели обвинения добавляли также, что, мол, в родной деревне каждый знал, что Курт был известным оборотнем, уничтожавшим зерно и зажигавшим ненастными ночами огоньки на болоте.
Одна из жительниц Паэкюла свидетельствовала — Курт просил ее: «Просей мне денег через сито и брось их на свою землю. Там я буду колдовать». Другая вспомнила: прошлой зимой, когда только и было разговоров о сожженных в Раквере девяти колдунах, Курт хвастался за выпивкой — он, дескать, тоже колдун, а баре-то ничего не знают!
Подобных обвинений было достаточно, чтобы применить к подсудимому пальцевой жом. 19 августа палач взял его пальцы в тиски, раздробив фаланги. Несмотря на это, Курт отрицал все обвинения. Тогда «колдуна» вздернули на дыбе — и он сразу же согласился сотрудничать со следствием.
Курт сообщил, что был учеником некой «дьявольской Катто» и при этом — сам руководил «отрядом», состоящим из шестисот демонов. Его подчиненные, мелкие бесенята, занимались преимущественно тем, что плевались на церковный катехизис.
Судья поинтересовался о сообщниках, и Курт назвал имя знакомого, палача тоомпеаского замка. Тот якобы был великим чародеем: он вдыхал в легкие своим знакомым воздух, отчего люди приобретали способность летать.
Беда заключалась в том, что этот волшебник, живший некогда в поселке Иру, к тому времени лет двадцать назад как умер. Курт, видимо, после пытки пожалел самого себя и попросил испытания водой, чтобы выяснить, виноват он или нет.

Под Ласнамяги

Через пару дней нашелся еще один свидетель, Паюпеа Андрес, ранее судимый по другому делу о колдовстве.
Вероятно, Андрес понимал, что такое пытки — и сразу дал показания, «припомнив», как однажды встречался с ним в церкви Васкъяла. Курт, якобы, хвалился ему, что он великий знахарь и может без труда наколдовать денег.
Ради подтверждения своего могущества Курт позвал Андреса в каменную каморку, располагавшуюся под холмом Лаксберг — то есть, под Ласнамяги. Увидевший их некий мызный управляющий Юлка тоже присоединился к компании.
В подземелье, по словам Андреса, они отужинали со столового серебра. Юнка, которого поначалу величали не иначе как «дорогой», потом почему-то отхлестали кнутом из бычьей кожи. Да так, что бедолага неделю не мог потом встать с кровати.
Буйная фантазия не пошла Андресу на пользу: хотя он и был только свидетелем, к нему также были применены пытки. Совершенно лишившись от мук рассудка, он немедленно рассказал судьям массу «достоверных сведений».
Прежде всего он сообщил, что управляющего на самом деле звали Лолк. И что жил вместе с Куртом в… реке Васкъяла, впервые появившись со дна в один и тот же день, сжимая в руках по две рыбы.
Судья приказал найти Лолка, но из местных жителей о нем никто ничего не знал. Зато в одном из застенков отыскали некого Сууро Роопа из волости Амбла, отбывавшего наказание за колдовство.
Рооп рассказал, как в корчме Курт хвастался, что он — чародей, а его жена Като — настоящая ведьма. Увидев Роопа, Курт почему-то сразу же встал на четвереньки, словно хотел обернуться волком и убежать. Рооп сказал ему: «Не убегай, всё равно поймают!»
Обвинения против Курта суд считал вполне доказанными, и судья объявил приговор — сожжение. Обвиняемый воспринял эти слова безразлично — вероятно, от боли он уже повредился рассудком.

* * *

Шесть лет назад парламент Швейцарии официально пересмотрел судебное решение двухвековой давности: Анна Гёльди, обезглавленная в 1782 году за колдовство и считавшаяся «последней казненной ведьмой Европы», была полностью реабилитирована.
Жертвы «ведовских процессов», происходивших на территории современной Эстонии в XVI-XVII веках, оставили память о себе только в протоколах судебных заседаний. Но они в не меньшей мере заслуживают если и не формальной реабилитации, то определенно — сочувствия.

Аарне Рубен
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!