А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Невероятно романтическая и пестрая история Таллинна началась почти 850 лет назад. По одной из легенд, а Таллинн полон ими, как старинный бабушкин сундук, датский король Вольдемар, захвативший к началу XII века весь север Эстонии, выехал со своей свитой на охоту. Увидев оленя небывалой красоты, Вольдемар приказал взять его живым. Но гордый зверь не дался в руки датчанам и бросился с высокой отвесной скалы. Восхищенный король решил возвести на этом месте город. Так, по преданию, возник Таллин, нынешняя столица Эстонской Республики. Его старое название, - Реваль, происходит от датского выражения, в переводе: «косуля упала».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1196 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Четыреста лет назад словосочетание «охота на ведьм» использовалось в былом Ревеле не в переносном, а в самом буквальном смысле: обвинения в колдовстве стали для судебной практики тех лет привычным делом.
Семнадцатое столетие начиналось на территории современной Эстонии непросто, если не сказать — мучительно.
Выжженные и вытоптанные в годы Ливонской войны поля зарастали сорняком. Несколько зим выдалось необычайно суровыми. Неурожай следовал за неурожаем.
Вслед за голодом неизбежно являлся его недобрый спутник — мор: в 1570-м, когда войска Ивана Грозного осаждали Ревель, по Северной Эстонии прокатилась волна бубонной чумы, в следующем году — еще одна.

 Сожжение ведьмы. Немецкая гравюра XVI века.


Сожжение ведьмы. Немецкая гравюра XVI века.

Не будет преувеличением сказать, что эстонский народ впервые в своей истории фактически оказался на грани полного вымирания. Многим казалось, что настали последние времена: Бог, кажется, позабыл о несчастной Ливонии.
В минуты отчаяния люди готовы были ухватиться за любую, пускай даже самую призрачную, надежду на спасение. Многие, особенно, разумеется, на селе, решались обратиться за помощью к давнишним, языческим еще, практикам и ритуалам.
Пасторы, которых пощадила война и чума, бежали из сельской местности под защиту городских стен. Крестьянину ничего не оставалось, как идти к знахарю или колдуну. Ведь в отличие от священника-немца тот по крайней мере был «своим» — соплеменником.
Обращение за помощью к «знающему человеку» в глазах официальных властей — что церковных, что светских — однозначно рассматривалось как повод для начала репрессий. Ведь даже у самых просвещенных умов начала XVII столетия сомнений не было: за знахарем, колдуном или ведьмой однозначно стоит сам повелитель преисподней…

Секрет ведовства

Массовому сознанию эстонских крестьян — насколько позволяют нам судить об этом сохраненные фольклором свидетельства — образ Дьявола и мотив заключения с ним договора был чужд.
Деятельность тех, кого обвиняли в сотрудничестве с Сатаной — доморощенных сельских «чародеев», чаще всего не была связана с умышленным вредительством. Скорее, она сводилась к оказанию помощи больным, или к знахарству.
С одной стороны, в ту стародавнюю эпоху знания знахарей были нужны народу. А с другой стороны, по суеверным представлениям того времени в случае неудачи эта деятельность таила в себе большую опасность для жизни самого целителя.
Считалось, что ведьмы, колдуны, знахари и прочие «чародеи» обладают магической силой и могут себе подчинять высшие сверхъестественные силы и тем самым воздействовать на явления природы и судьбы людей.
Верили, что они могли защищать людей, их утварь и близких, а также скот, освобождать от сглаза, наговоров и проклятий. Наводить несчастья и беды знахари тоже «умели» — и этого было достаточно для возбуждения судебного делопроизводства.
Особенно — если сторона, считающая себя пострадавшей от зловредной магии, отправлялась искать защиты не у «конкурирующего» ведуна, а у представителей верховной власти.
Методы инквизиционного дознания были разработаны в совершенстве: под пытками обвиняемые давали судьям именно те показания, которые они хотели услышать от несчастных.
Серьезное обвинение Почему переход от Средневековья к Новому времени сопровождался таким размахом охоты на ведьм, что уместно говорить о психической пандемии, — об этом ученые спорят до сих пор.
Массовое помешательство распространилось более всего среди населения Франции и Германии. Так, например, на процессе, состоявшемся в 1611 году в городке Миндхайме, неподалеку от Майнца, свидетели совершенно серьезно утверждали, что видели тысячу ведьм, летавших на метлах.
Не осталось в стороне от борьбы со «слугами Дьявола» и восточное побережье Балтийского моря. Начиная с середины XVI столетия целая волна судилищ над лицами, обвинявшимися в ведовстве, знахарстве и занятиях черной магией, прокатилась по Эстляндии, Лифляндии и Курляндии.
Судебные документы без малого полутысячелетней давности сохранили имена отдельных жертв охоты на ведьм: крестьянка Крыыт с четырьмя сообщниками, сожженная на мызе Пылула, вблизи Раквере, в 1546 году, некие Кай, Малл и Пилл из Лагеди, взошедшие на костер в 1596 году, какая-то финка Биргитта из Нарвы, казненная в 1608 году…
В 1588 году магистрат Дерпта был даже вынужден принять особое постановление против доносчиков, обвиняющих сограждан в ведовстве: судебные инстанции города были попросту перегружены огромным количеством подобных дел.
Призывы к здравомыслию, увы, чаще всего оставались лишь гласом вопиющего в пустыне: доносы на колдунов, знахарей и ведьм продолжали поступать, а власти продолжали относиться к ним со всей бдительностью.
9 июля 1616 года ворота тоомпеаского замка со скрипом распахнулись: на суд в Ревель привезли трех закованных в цепи несчастных. Против них выдвигалось серьезное обвинение: колдовство.

Подробности дела

Одного из обвиняемых звали Курт из Ликкети: вероятнее всего, из деревни Люкати неподалеку от Таллинна. Другой обвиняемой была женщина из Паэкюла вблизи Иру. Имени третьего мы не знаем.
Две местные жительницы уверяли, что Курт был предводителем «отряда» из двадцати летающих ведьм. Говорили еще, что он знаменитый волынщик, а нечисть на звуки волынки особенно падка.
Против Курта говорило и его необычайное упрямство. Свидетели обвинения добавляли также, что, мол, в родной деревне каждый знал, что Курт был известным оборотнем, уничтожавшим зерно и зажигавшим ненастными ночами огоньки на болоте.
Одна из жительниц Паэкюла свидетельствовала — Курт просил ее: «Просей мне денег через сито и брось их на свою землю. Там я буду колдовать». Другая вспомнила: прошлой зимой, когда только и было разговоров о сожженных в Раквере девяти колдунах, Курт хвастался за выпивкой — он, дескать, тоже колдун, а баре-то ничего не знают!
Подобных обвинений было достаточно, чтобы применить к подсудимому пальцевой жом. 19 августа палач взял его пальцы в тиски, раздробив фаланги. Несмотря на это, Курт отрицал все обвинения. Тогда «колдуна» вздернули на дыбе — и он сразу же согласился сотрудничать со следствием.
Курт сообщил, что был учеником некой «дьявольской Катто» и при этом — сам руководил «отрядом», состоящим из шестисот демонов. Его подчиненные, мелкие бесенята, занимались преимущественно тем, что плевались на церковный катехизис.
Судья поинтересовался о сообщниках, и Курт назвал имя знакомого, палача тоомпеаского замка. Тот якобы был великим чародеем: он вдыхал в легкие своим знакомым воздух, отчего люди приобретали способность летать.
Беда заключалась в том, что этот волшебник, живший некогда в поселке Иру, к тому времени лет двадцать назад как умер. Курт, видимо, после пытки пожалел самого себя и попросил испытания водой, чтобы выяснить, виноват он или нет.

Под Ласнамяги

Через пару дней нашелся еще один свидетель, Паюпеа Андрес, ранее судимый по другому делу о колдовстве.
Вероятно, Андрес понимал, что такое пытки — и сразу дал показания, «припомнив», как однажды встречался с ним в церкви Васкъяла. Курт, якобы, хвалился ему, что он великий знахарь и может без труда наколдовать денег.
Ради подтверждения своего могущества Курт позвал Андреса в каменную каморку, располагавшуюся под холмом Лаксберг — то есть, под Ласнамяги. Увидевший их некий мызный управляющий Юлка тоже присоединился к компании.
В подземелье, по словам Андреса, они отужинали со столового серебра. Юнка, которого поначалу величали не иначе как «дорогой», потом почему-то отхлестали кнутом из бычьей кожи. Да так, что бедолага неделю не мог потом встать с кровати.
Буйная фантазия не пошла Андресу на пользу: хотя он и был только свидетелем, к нему также были применены пытки. Совершенно лишившись от мук рассудка, он немедленно рассказал судьям массу «достоверных сведений».
Прежде всего он сообщил, что управляющего на самом деле звали Лолк. И что жил вместе с Куртом в… реке Васкъяла, впервые появившись со дна в один и тот же день, сжимая в руках по две рыбы.
Судья приказал найти Лолка, но из местных жителей о нем никто ничего не знал. Зато в одном из застенков отыскали некого Сууро Роопа из волости Амбла, отбывавшего наказание за колдовство.
Рооп рассказал, как в корчме Курт хвастался, что он — чародей, а его жена Като — настоящая ведьма. Увидев Роопа, Курт почему-то сразу же встал на четвереньки, словно хотел обернуться волком и убежать. Рооп сказал ему: «Не убегай, всё равно поймают!»
Обвинения против Курта суд считал вполне доказанными, и судья объявил приговор — сожжение. Обвиняемый воспринял эти слова безразлично — вероятно, от боли он уже повредился рассудком.

* * *

Шесть лет назад парламент Швейцарии официально пересмотрел судебное решение двухвековой давности: Анна Гёльди, обезглавленная в 1782 году за колдовство и считавшаяся «последней казненной ведьмой Европы», была полностью реабилитирована.
Жертвы «ведовских процессов», происходивших на территории современной Эстонии в XVI-XVII веках, оставили память о себе только в протоколах судебных заседаний. Но они в не меньшей мере заслуживают если и не формальной реабилитации, то определенно — сочувствия.

Аарне Рубен
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Рыболовецкое судно, названное в честь капитана Георга Каска, до сих пор бороздит моря — хотя теперь и под иным именем.

Георг Каск, капитан и траулер: две достойные даты

Со дня рождения одного из создателей рыбной промышленности Эстонии второй половины XX века — капитана Георга Каска — пройдет в ...

Читать дальше...

Церковь Святого Духа — со времен Реформации оплот эстонского языка в немецком по духу и языку правящей элиты Ревеле конца Средневековья — начала Нового времени.

«Mynno toyuetan, nink wannun»: эстонский в средневековом Ревеле

Эстонский язык звучал в Таллинне задолго до того как летом 1919 года впервые в своей истории обрел статус государственного. День родного ...

Читать дальше...

Главный фасад здания бани на улице Вана-Каламая, 9а полвека тому назад.

Баня на улице Вана-Каламая в Таллине: Мельпомена в парилке

Старейшей из действующих и одновременно — самой красивой общественной бане Таллинна исполняется девяносто лет. Фраза «сходил в театр, заодно и помылся» ...

Читать дальше...

Празднование Дня независимости Эстонии на площади Вабадузе в 1919 году.

24 февраля 1919 года: дебют Дня независимости Эстонии

День независимости Эстонской Республики был впервые отпразднован ровно сто лет назад. Список государственных праздников Эстонской Республики День независимости открывает не столько ...

Читать дальше...

Пуск механизма ратушных часов. Фото из журнала "Pilt ja Sõna", 1957 год.

«Зоркий глаз ратушного фасада»: таллинские столичные часы номер один

Часы таллиннской ратуши сообщают точное время горожанам и гостям города вот уже более полутора столетий. Сложно даже осознать, что являются они ...

Читать дальше...

Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

Ходы, фундаменты, пороховой погреб бастион Сконе в Таллине, раскрывает секреты.

Что скрывает внутри себя самый большой из пояса былых таллиннских бастионов и какой была его биография на протяжении последних трех ...

Читать дальше...

Барон Николай фон Глен сам спроектировал замок и принимал активное участие в его строительстве. Фото: Вадим Анцупов

Таллиннский район Нымме — город, который построил Глен

Один из самых зелёных районов Таллинна — Нымме — когда-то был самостоятельным городом и престижным местом отдыха. Город Нымме был ...

Читать дальше...

Как Петр I в Ревеле мызы покупал

В начале 18 века, после первого посещения Ревеля, Петр I полюбил этот город и вместе с супругой и светлейшим князем ...

Читать дальше...

В конце года в Кадриоргском дворце состоялась презентация весьма объемного труда Игоря Коробова «Эстляндское имматрикулированное дворянство».

Разоблачение Михельсона, в новой книге Эстляндское имматрикулированное дворянство

В конце декабря в Таллинне состоялось событие, которого многие – по вполне понятным причинам – не заметили. Предпраздничная пора – ...

Читать дальше...

Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.

Уникальное, без преувеличения, издание на русском языке посвященное истории Эстляндского рыцарства, увидело свет в Таллинне.

От самого слова «гербовник» веет почтенностью, седой стариной и сладковатым запахом пыли. Ему бы стоять в архивном зале Национальной библиотеки, рядом ...

Читать дальше...

«Вилсанди», «Стенсо» и «Ханси»: эстонские суда на Дороге Жизни

Три четверти века назад — 19 ноября 1944 года — завершился один из самых трагических эпизодов Второй мировой войны: была ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!